Покорить полюс и умереть
СССР
«Секретные материалы 20 века» №11(527), 2019
Покорить полюс и умереть
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
9782
Покорить полюс и умереть
Лётчики Валерий Чкалов (в центре), Георгий Байдуков (слева) и Александр Беляков

85 лет назад, 16 апреля 1934 года в СССР было учреждено высшее государственное наградное звание Героя Советского Союза. В списке первых семи кавалеров – полярных летчиков, участников спасения челюскинской экспедиции, второй стояла фамилия поляка Сигизмунда Леваневского. Организатор рекордных полярных перелетов, он стал одним из самых популярных авиаторов Страны советов, ее символом. Но последний его полет закончился катастрофой, а тайна гибели осталась нераскрытой. 

Белые пятна

Впрочем, и без этого финального аккорда тайн в его жизни было немало. 

Начнем с того, что официальная, дозволенная к употреблению в пропаганде биография сильно отличается от самой ранней ее версии, составленной 29 апреля 1922 года и зафиксированной в анкете «для лиц командного и административно-хозяйственного состава Штаба Воздухфлота ПВО».

Из нее следует, что родился Сигизмунд Леваневский 2 мая 1897 года, до 1914 года где-то учился, потом поступил в юнкерское училище, где получил звание подпоручика. В 1917 году находился на Западном фронте. Потом вступил в Красную армию. Сражался в 1919-м против колчаковцев, а в 1920 году – против своих соотечественников – поляков. Затем отправился на Кавказ, где дослужился до командира Территориального полка горного Дагестана – так назывались ополченческие части, состоявшие из не слишком благонадежных горцев. В 1921-м женился на работнице военкомата Наталье Дегтяревой, которая родила ему сына Владислава и дочь Элеонору. В конце года был переведен в Петроград и «состоял для поручений при начальнике штаба Петроградского военного округа. 

Однако в дальнейшем свою биографию Леваневский постоянно корректировал, так что в конце концов она стало совсем другой. Согласно этой исправленной версии, он родился в Санкт-Петербурге 15 мая 1902 года в обедневшей дворянской семье, переехавшей в столицу империи из городка Сокулки Гродненской губернии.

Его отец Александр Леваневский то ли устроился дворником, то ли трудился на одном из заводов и умер, когда мальчику было восемь лет. Мать зарабатывала на жизнь шитьем и едва могла прокормить четверых детей – сыновей Юзефа, Сигизмунда, Владислава и дочь Софию.

В 12 лет Сигизмунду пришлось пойти рабочим на завод «Рессора». В 1917 году пролетариат Петрограда стал главной опорой пришедших к власти большевиков и поставщиком кадров для формирующейся Красной армии. 

Юзеф и Сигизмунд записались добровольцами, но не в армейские части, а в так называемый продотряд, занимающийся принудительным отбором продуктов у крестьян. Их формирование отправилось в Вятскую губернию. 

Дальнейшее осталось за рамками официальной биографии… По возвращении обратно каждый боец получал по одному пуду хлеба. Соответственно, братьям Леваневским досталось два пуда – в голодное время этого хватило для того, чтобы Юзеф сумел вывезти мать, брата Владислава и сестру Софию в Польшу. На исторической родине Юзеф вступил в армию, в рядах кавалерии участвовал в советской-польской войне. После ее окончания демобилизоваться не стал, записавшись добровольцем в авиацию. Окончив летное училище в Быдгоще, стал истребителем. Дослужился до капитана.

Трудно сказать, в какой момент братья Леваневские «заболели» авиацией и еще труднее понять, почему Сигизмунд остался в России. Действительно ли он проникся коммунистическими идеалами, или отъезду в Польшу помешала какая-нибудь случайность? Факт, что братья оказались не просто в разных государствах, но, можно сказать, по разные стороны фронта.  

Сигизмунд свое дворянство явно пытался затушевать и вообще делал упор на бедное сиротское детство, что плохо стыковалось с наличием у него образования, позволявшего получить офицерское звание. 

Вопрос же о годе его рождения остается открытым. Расхождения в датах можно объяснять разницей между старыми и новыми стилями, но вот зачем ему понадобилось занижать свой возраст по сравнению с первоначально заявленным в анкете 1922 года на пять лет?.. 

Единственное объяснение – по возрасту Сигизмунд, видимо, не проходил в авиацию. Между тем, вернувшись в Петроград, он целенаправленно двигался именно по авиационной линии, поступив техником в воинскую часть, занимавшуюся обслуживанием базы гидросамолетов в Ораниенбауме. Несколько раз летал в качестве пассажира, поднимался в воздух на аэростате, использовавшемся для наблюдения за границей с Финляндией и Эстонией.

С Черного моря – на Север

Техники имели приоритетное право поступления в летные школы, и Леваневский этим шансом воспользовался, став курсантом авиационной школы в Севастополе. Правда, в Крым он прибыл поздней осенью 1923 года, когда занятия шли полным ходом, и, чтобы закрепиться, устроился в школу завхозом.

В 1925 году, по окончании двухлетнего курса, получил назначение в 4-й авиаотряд Черноморского флота. В 1930 году в его послужном списке началась какая-то чехарда, связанная, вероятно, с его польским происхождением и принадлежностью к дворянскому сословию. Проблемы немного разрулились в 1931-м, когда Леваневского направили инструктором в только что созданную Всеукраинскую школу летчиков, дислоцировавшуюся в Полтаве. Однако преподавательская работа его не устраивала.

В 1933 году, находясь в командировке в Москве для получения новой техники, он отправился на прием к начальнику управления полярной авиации Севморпути Марку Ивановичу Шевелеву. 

Комитет Северного морского пути был создан при Совнаркоме и являлся влиятельной государственной структурой, отвечавшей за организацию морского и транспортного транзита от Кольского полуострова до Охотского моря в прибрежных водах Северного Ледовитого океана. Шевелев был впечатлен настойчивостью гостя и предложил ему осуществить перегон из Севастополя в Хабаровск гидросамолета «Дорнье-Валь». 

Леваневский успешно выполнил задание, а сразу по прибытии в Хабаровск получил телеграмму с приказом подключиться к поискам потерпевшего аварию американского летчика Джеймса Маттерна. 

Маттерн уже второй раз попытался установить мировой рекорд кругосветных перелетов и вылетел из аэропорта Флойд Беннет под Нью-Йорком. 14 июня 1933 года он совершил вынужденную посадку в 80 километрах от города Анадырь на Чукотке. Первыми его обнаружили местные жители – чукчи, которые и доставили американского летчика в Анадырь. Здесь его и нашел Леваневский, переправивший Маттерна через Берингов пролив в город Ном на Аляске. Таким образом, Леваневский очень быстро завоевал авторитет среди полярных летчиков, считавшихся элитой советской авиации. 

Складывавшаяся успешно карьера оказалась омрачена личной драмой. Служивший в польских ВВС в качестве летчика-испытателя брат Юзеф задумал побить мировой рекорд дальности полета по прямой для туристических самолетов первой категории. 11 сентября 1933 года он вылетел из Варшавы с Чеславом Филиповичем на специально переделанной польской модели PZL-19 и в тот же день разбился у города Ядрин в Чувашии. Филипович отделался травмами, а тело Юзефа Леваневского вернули на родину и похоронили на воинском кладбище Повонзки. 

Неизвестно, насколько тяжело Сигизмунд переживал то, что случилось, но смерть брата никак не охладила его страсть к авиации. И вскоре он принял участие в спасении членов экипажа затонувшего парохода «Челюскин».

Кумир Страны советов

Эпопея «Челюскина» – пример того, как качественная пропаганда способна превратить неудачу в успех. Этот корабль был построен по заказу Севморпути специально для плавания в полярных водах и спущен на воду 11 марта 1933 года под названием «Лена» (в честь сибирской реки). «Челюскиным» его назвали в честь русского мореплавателя XVIII века.

2 августа 1933 года пароход вышел из Мурманска во Владивосток, взяв на борт 112 человек. Задача заключалась в том, чтобы отработать доставку грузов по Северному морскому пути за одну навигацию. Руководителем экспедиции был начальник Севморпути Отто Юльевич Шмидт. 

23 сентября корабль оказался заблокирован льдами, но дрейфовал в нужном направлении, благополучно добравшись до Берингова пролива. До чистой воды оставалось несколько километров, но затем судно отнесло назад. 13 февраля 1934 года «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул. При эвакуации один человек погиб, будучи придавлен сместившимся палубным грузом, еще восемь человек покинули корабль ранее, на промежуточных пунктах. На льду оказались 104 человека, сумевшие снять с судна достаточное количество необходимых для выживания грузов. 

Эвакуировать полярников решили с помощью авиации. 5 марта 1934 года до лагеря на самолете АНТ-4 добрался летчик Анатолий Ляпидевский, сумевший снять с льдины двоих детей и десять женщин. 

Однако затем погодные условия резко ухудшились, и Леваневскому не удалось повторить подвиг своего же ученика Ляпидевского; пилотируемый им самолет «Консолидейтед Флистер» потерпел аварию у мыса Онман. К счастью, сам летчик отделался легкими травмами.

Эвакуационные полеты возобновились седьмого и завершились 13 апреля. В них участвовали летчики Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов на самолетах Р-5, Маврикий Слепнев на «Консолидейтед Флистер» и Иван Доронин на «Юнкерсе-33».

Однако именно Леваневский поставил финальную точку в челюскинской эпопее, когда доставил из Уэллена в бухту Лаврентия хирурга Леонтьева. Врач срочно понадобился, чтобы сделать сложную операцию по удалению аппендицита заместителю начальника экспедиции Боброву. Именно спасавшие челюскинцев летчики и стали первыми Героями Советского Союза. 

Вскоре после награждения Леваневского приняли в Коммунистическую партию, что было необходимо, поскольку его образ уже тиражировался советской пропагандой. В середине 1930-х годов летчики служили образцами для воспитания молодежи, а совершаемые ими рекордные перелеты должны были наглядно демонстрировать достижения советской системы. 

Осенью 1934 года экипаж АНТ-25 Михаила Громова установил рекорд дальности беспосадочного перелета в 12 411 километров по круговому маршруту Москва – Рязань – Харьков. После этого на приеме у Сталина Леваневский выдвинул идею перелета в Америку над Северным полюсом. Сталин идею одобрил.

Этот перелет по маршруту Москва – Северный полюс – Сан-Франциско стартовал 3 августа 1935 года. Самолет АНТ-25 пилотировал экипаж в составе Леваневского (командир), второго пилота Георгия Байдукова и штурмана Виктора Левченко. В тот же день в честь перелета была выпущена почтовая марка с изображением Леваневского, которую почти сразу пришлось изъять из обращения, так что она стала филателистической редкостью.

Изъятие марки объяснялось тем, что перелет закончился неудачей. 

Преодолев около двух тысяч километров маршрута, над Баренцевым морем летчики обнаружили неисправность маслопровода. Самолет пришлось развернуть и посадить на аэродроме в поселке Кречевицы под Новгородом. 

Самолет АНТ-25 имел индекс РД (рекорд дальности) и проектировался именно для дальних перелетов. По мнению конструктора Андрея Туполева, масло начало вытекать из-за того, что бак был залит полностью; в результате мало стало пениться и его излишки просачивались в кабину.

Леваневский настаивал на технических ошибках и в присутствии Сталина в грубой форме заявил, что больше летать на АНТ-25 не будет. 

Свой авторитет Леваневский подкрепил новым рекордным перелетом, совершенным вместе с Левченко из Лос-Анджелеса в Москву на поплавковом варианте пассажирского одномоторного самолета «Вaлти V-1A» американского авиаконструктора Джерарда Валти.

Из Сиэтла самолет отправился 5 августа, совершив первые промежуточные посадки в Сиэтле и на Аляске. В Москву Леваневский и Левченко прибыли 13 сентября. Первый из них был награжден орденом Трудового Красного Знамени, второй – орденом Ленина.

Шляхетский гонор

Несколько месяцев Леваневский был самым популярным советским летчиком. Однако 18–20 июня 1937 года экипаж под командованием Валерия Чкалова совершил перелет из Москвы в Сан-Франциско через Северный полюс. Показательно, что вторым пилотом у Сталина был Байдуков, ранее летавший с Леваневским (штурманом был Александр Беляков). Но еще более важным было то, что очередной рекорд установили на том самом АНТ-25, который Леваневский считал неудачным.

Теперь уже Чкалов стал самым популярным советским летчиком. Леваневский воспринял это как вызов и, разумеется, начал готовиться к еще более впечатляющему рекорду.

Перелет из Москвы через Северный полюс в город Фэрбенкс в штате Аляска он решил совершить на новом четырехмоторном самолете ДБ-А с бортовым номером Н-209. Конструктором самолета был Виктор Болховитинов. Индекс ДБ-А обозначал («Дальний бомбардировщик – Академия»), причем на этой модели уже успели установить четыре мировых рекорда по дальности перелета с грузом. 

Однако машина Леваневского фактически представляла собой экспериментальный экземпляр. Помимо командира в состав экипажа входило пять человек – неизменный штурман Левченко, второй пилот Николай Кастанаев, радист Николай Галковский, бортмеханики Николай Годовиков и Григорий Побежимов.

Вылет состоялся 12 августа. На следующий день в 17:58 по московскому времени, вскоре после того, как самолет пролетел над Северным полюсом, Леваневский успел сообщить об отказе крайнего правого двигателя и о плохих метеорологических условиях. После чего связь оборвалась.

В поисках пропавшего самолета, помимо советских, принимали участие и американские летчики, включая Джеймса Маттерна. По одной из версий, ДБ-А разбился у берегов Аляски, где за его полетом наблюдали местные жители – эскимосы. По другой версии, самолет упал где-то в Якутии, по третьей – совершил вынужденную посадку на ледовый шельф Уорд Хант острова Элмсир Канадского архипелага, после чего экипаж полтора месяца пытался связаться с Большой землей. 

По непроверенным данным, Туполев однажды в узком кругу заявил, будто ДБ-А благополучно достиг США, а затем американцы имитировали его гибель, чтобы ознакомиться с удачной конструкцией. И сделано это было с согласия Леваневского, который не желал возвращаться в СССР. Но никто всерьез эту версию не воспринимал, зная о взаимной нелюбви Туполева и Леваневского. 

Что именно случилось с легендарным летчиком и его товарищами – неизвестно. Но Северный полюс они покорили.


13 мая 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87584
Виктор Фишман
70141
Борис Ходоровский
62381
Богдан Виноградов
49642
Сергей Леонов
46217
Дмитрий Митюрин
36467
Сергей Леонов
33341
Роман Данилко
31157
Борис Кронер
18687
Светлана Белоусова
18622
Дмитрий Митюрин
17369
Светлана Белоусова
17164
Татьяна Алексеева
16830
Наталья Матвеева
16078
Наталья Матвеева
15578
Александр Путятин
14770
Татьяна Алексеева
14170