Индейцы, мушкетеры, аргонавты…
СССР
«Секретные материалы 20 века» №13(529), 2019
Индейцы, мушкетеры, аргонавты…
Инна Деветьярова
журналист
Санкт-Петербург
2521
Индейцы, мушкетеры, аргонавты…
Югославские фильмы с Гойко Митичем зародили среди советских мальчишек страсть к индейцам

Привычное нам историческое реконструкторство как стихийное объединенье людей, увлекающихся воссозданием быта и культуры определенных исторических эпох, возникло во времена позднего СССР. И получилось это отнюдь не в рамках патриотического воспитания молодежи некими государственными объединениями.

Первые реконы СССР были, как говорят сейчас, эскапистами, уходящими в свой интерес к исторической реконструкции от набившей уже оскомину советской действительности. В некотором роде это было диссидентство. Тихий, безгласный протест, как у битломанов и хиппи, длинноволосых «детей цветов», преследуемых КГБ за «чуждый советскому человеку» образ жизни. И отношение государственных органов к «идеологически чуждым» реконам было поначалу ничуть не лучше, чем к тем же хиппи. Хотя со временем оно трансформировалось в нечто прямо противоположное…

Советские краснокожие

В 1967 году советским кинозрителям был представлен гэдээровский фильм «Сыновья Большой Медведицы» с югославским актером Гойко Митичем. Отважные индейцы, крадущиеся по прерии с томагавками наперевес! Злобные бледнолицые, их враги! Вигвамы! Мокасины! Трубка мира и танцы у костра! Фильм вышел на школьных каникулах, к восторгу пересмотревших его не по одному разу мальчишек, тут же взявшихся проигрывать увиденное в дворовых играх. Через год зрителей догнал следующий филь с Митичем «про индейцев» – «Чингачгук – Большой Змей», и тут уже не устояли не только мальчишки, но и вполне себе взрослые дяди, а вслед за ними и тети. В Советском Союзе зародилось движение индеанистов – людей, увлеченных бытом и культурой индейцев.

Нельзя сказать, что до этого рокового события интереса к индейцам на территории нашей страны не было вовсе. Кто из нас в детстве, хотя бы разово, не побывал вождем краснокожих? И историки, изучавшие индейские племена, – в СССР их было предостаточно. К примеру, Юлия Павловна Аверкиева, советский этнограф, написавшая множество диссертаций, посвященных индейцам, жившая какое-то время в индейском племени квакиютль и прошедшая там инициацию с получением нового имени Хвуана, а также родового тотема в виде орла. Или историк и антрополог Валерий Александрович Тишков, завсектором народов Америки. Кстати, именно через него стали знакомиться между собой свежеобразовавшиеся индеанисты. Через него и через таких же, как он, историков-специалистов по индейской культуре, ставших не организаторами, а скорее координаторами движения реконструкторов, массово распространившегося по всему Союзу. Диссертации и монографии этих ученых на индейскую тему ценились в реконской среде на вес золота.

Впрочем, как и положено диссидентам, индеанисты-реконы вскоре начали тайно печатать и распространять свою самиздатовскую литературу. Набранный на печатной машинке, с самодельною сборкой и, кстати, неплохими иллюстрациями журнал «Томагавк» вышел в народ. На его страницах реконы делились друг с другом секретами, как правильно сшить и украсить рубаху и мокасины и как изготовить аутентичные бубны и трубки, а в рубрике «Литературный вигвам» печатали свои стихи. ПауВау, всесоюзные слеты индеанистов, проходившие в СССР с 1981 года, собирали десятки и сотни последователей, вызывая неудовольствие вездесущего КГБ. Лидеров ПауВау, пытающихся договориться с системой, комитет госбезопасности совестил – мол, ну вот зачем вы столь глубоко изучаете чуждые советскому человеку элементы, увлекались бы, к примеру, этнографией народов Северного Кавказа, и вопросов бы к вам не было! А то мешаетесь тут комсомолу… фашисты с томагавками, вот вы кто!

И лишь в перестроечные времена власть сменила свой гнев на милость. В 1988 году Московский РК ВЛКСМ города Ленинграда взял шефство над заблудшими душами индеанистов, впервые в истории выписав разрешение на легальное проведение летнего ПауВау под Ленинградом. Год спустя об индеанистах вышла статья в «Уральском следопыте», написанная в непривычно благожелательном тоне. Мол, наши они, советские краснокожие! Борются с капитализмом, письма пишут на клятый Запад с требованием выпустить из тюрьмы индейских патриотов… не надо их обижать!

Дальнейшие годы реконы жили спокойно, танцуя у разрисованных краской палаток под бубны и аутентичные флейты. Тихие и немногочисленные – увы, сейчас молодежь к ним не слишком-то тянется – среди современных реконов… Да они и реконами-то себя называть не особенно любят! «Мы – индеанисты», – говорят они о себе, что, впрочем, не мешает им присутствовать на современных реконструкторских фестивалях. Люди-загадки… Что ж, нам, бледнолицым, индейской души не понять.

С наполеоновским размахом

В 1966 году по кинотеатрам СССР прошел свежеотснятый фильм «Война и мир» Сергея Бондарчука, созданный по одноименному роману Льва Толстого. Картина, снятая предельно канонично, с шикарными батальными сценами и великолепной актерской игрой, произвела неизгладимое впечатление на десятилетнего ленинградского школьника Олега Соколова. Годы спустя, будучи студентом ленинградского института, он собрал вокруг себя таких же, как он, увлеченных наполеонистикой людей. Они рисовали эскизы военных мундиров и амуниции армии Франции, изучали старинные армейские регламенты и репетировали строевые упражнения. Вопрос, на какую тему писать диссертацию по окончании института, перед Олегом Валерьевичем даже и не стоял – конечно же, о Наполеоне!

Собственно, на одной диссертации он не остановился. Их было множество – статей и монографий на русском, французском и польском языках, о политической обстановке во Франции тех времен, о структуре французской армии, о русско-французских отношениях… Со временем Олег Валерьевич Соколов стал без преувеличения ведущим специалистом по истории Наполеоновских войн в мире. Впоследствии многократно приглашаемый иностранными кинокомпаниями на съемки исторических передач, до начала перестройки этот советский ученый не мог даже выехать из СССР во Францию, чтобы работать в парижских библиотеках с научными архивами, которые были так необходимы ему! Все, что он мог, – это копить материал для работы над книгой «Армия Наполеона» и… устраивать с единомышленниками реконские походы по местам боевой славы французского императора. Они не обходились без казусов. К примеру, в 1988 году, во время уже официально разрешенного властями похода «От Бородино до Березины», обыватели, видя французскую армию, в полной боевой выкладке вступавшую в город, реагировали неадекватно – кто-то бежал в ужасе, а кто-то… начинал бить в церковный набат, очевидно приняв Соколова со товарищи за попаданцев из девятнадцатого столетия.

В великолепно пошитом мундире императора Франции, с характерным профилем, Олег Валерьевич и впрямь был похож на Наполеона. Это сходство впоследствии использовал канал BBC, снявший его в передаче про Наполеона, и History channel, где Соколов сыграл главную роль в художественном фильме «Последняя армия Наполеона». Таким образом, сам о том не мечтая, этот человек стал киноактером… Впрочем, любой реконструктор уже есть актер по сути своей, разве не так? Судьба обрадовала историка еще и второй наградой, о которой он опять же и не мечтал, почитая эту мечту чрезмерно дерзкой, – с легкой руки французов Олег Валерьевич стал… кавалером ордена Почетного легиона, учрежденного самим Наполеоном Бонапартом.

Наконец, третьей наградой историка и реконструктора Олега Валерьевича Соколова стали его ученики. Его боевые реконы, объединенные им в Военно-историческую ассоциацию, с которыми каждый год начиная с 1989 он проводил и проводит фестиваль исторической реконструкции «День Бородино», – их численность растет с каждым днем, прирастая все новыми клубами. Это «Московский гренадер», «Литовские уланы», «Лейб-гвардии Преображенский полк» и множество других клубов в пятидесяти двух регионах России. Поистине императорский размах! Достойная память о Наполеоне.

Аргонавты из Керчи

«Арго-о», разве путь твой ближе, чем дорога млечная?» – пел ВИА «Иверия» в телевизионном мюзикле «Веселая хроника опасного путешествия», вышедшем на экраны Союза в 1986 году. Совпадение или нет, но вскоре после выхода фильма-мюзикла о путешествии Одиссея, в том же 1986-м, в городе Керчи, что в конце седьмого века до нашей эры звался Пантикапеей и был столицей Боспорского государства, был создан военно-исторический клуб «Боспор». Создатель его, Валентин Павлович Коваленко, славный потомок греческих колонистов, некогда основавших Пантикапей, послушал «Иверию» под передачу о том, как реконструкторы из ФРГ, переодетые римлянами, ходят маршем по дорогам Германии, и понял, что за державу ему таки обидно. Почему они, потомки германских варваров, могут, а мы, кому сам Зевс велел уважать свое давнее прошлое, – нет? Сказано – сделано. Связавшись с ученым Владимиром Петровичем Толстиковым, специалистом по древней Пантикапее, Коваленко приступил к тщательной реконструкции.

Слесарь цеха деколи завода имени Войкова, Валентин Павлович умел работать руками. Вместе с ним, под его руководством, ребята, пришедшие в клуб, изготовляли оружие и снаряжение древних греков, шили одежду и обувь, приучались есть улиток и мидий. В полной воинской выкладке они ходили в походы, вызывая испуг и недоумение обывателей Керчи. Спали на голой земле, закаляя тело и дух, как их далекие предки. Китей, Акра, Нимфей, Илурат. Переправа через пролив и поход на Анапу...

Попривыкшие обыватели радостно приветствовали их – наши греки идут! Тиритака, Пантикапей, Мирмекий, Порфмий. Реставрация стен разрушенных древнегреческих городищ. И – мечта плавать, четырехлетняя мечта, вот-вот готовая сбыться. «Боспор» строил корабль, греческую унирему, готовясь к долгому странствию: клуб был приглашен в ассоциацию путешественников, президентом которой был известный телеведущий Юрий Сенкевич… Увы, боги были неблагосклонны к аргонавтам из Керчи. Практически достроенный, корабль сгорел, подожженный неизвестными злоумышленниками, и путешествие не состоялось.

После этого «Боспор» сосредоточился на театральной деятельности, создав при поддержке завода имени Войкова и керчинских комсомольских организаций античный театр «Олимп». На его подмостках декламировали и танцевали, взывали к богам, устраивали гладиаторские бои. «Боспор» разрастался, сделавшись родоначальником множества клубов античной реконструкции по всей России. В 1999 году им был основан фестиваль античного искусства «Боспорские агоны». «Арго-о», о каких потерях плачет птица встречная?..»

Сейчас клуб «Боспор» жалеет разве что об отсутствии помещения для театра, из-за чего, просуществовав три года, «Олимп» вынужден был закрыться. Наступивший капитализм оказался суров к аргонавтам… Но они не теряют надежды – говорят, она единственная осталась на дне сосуда Пандоры в утешение людям.

Мушкетеры из города Киева

В 1979 году на экраны СССР вышел культовый фильм – «Д’Артаньян и три мушкетера», и детско-подростковую аудиторию охватила мушкетеромания. Пугая родителей, пацаны бились во дворах самодельными шпагами, кои изображали обычные палки, дворовое выяснение отношений именовалось «вызовом на дуэль», а самой популярной темой любительских и профессиональных спектаклей стала, конечно же, мушкетерская.

И вот после одного из таких спектаклей «Мушкетеры и бандиты», сыгранного на сцене киевского «Зеленого театра» в 1980 году, архитектор Валентин Мысливый, бывший на тот момент уже далеко не подростком, внезапно проникся. Начал он с того же, с чего повсеместно начинали мальчишки, – с фехтования палками на пустыре вместе с единомышленниками, тоже возгоревшимися от мушкетерской романтики. Впрочем, имея за плечами серьезную физическую подготовку – занятия самбо, борьбой, фехтованием, – Мысливый и его команда довольно скоро вышли на иной уровень, организовав в родном городе театр исторического фехтования «Эпос». И нет, это не было показушное махание пластмассовыми шпагами на потеху публике! Валентин Михайлович подошел к делу с основательностью настоящего реконструктора. Приемы единоборств всех эпох и народов, все виды холодного оружия, драки не только на шпагах, но и на мечах, топорах, дротиках, копьях, пращах, булавах запорожских казаков… Мысливый изучал все это по кинофильмам и книгам, за которые порой выкладывал последние деньги. Ходил в музеи, рассматривая на греческих вазах сцены битв. Пропадал часами в библиотеках. Костюмы для театральных постановок сотрудники «Эпоса» шили сами, а латы, кольчуги и оружие Мысливый ковал, организовав кузницу у себя на балконе квартиры. «Слесарь пятого разряда – что ж я, шлем себе не скую?» – пожимал он плечами в ответ на вопросы любопытствующих.

Встав на ноги, театр «Эпос» перешел под патронаж государства, сделавшись профессиональной каскадерской группой. Его приглашали на съемки фильмов «Янки при дворе короля Артура», «Сердца четырех», «Похищение чародея», «Американский полицейский» и еще около полусотни кинокартин СССР, а впоследствии – Украины, России и Великобритании. Кинокарьера Валентина Мысливого также стремительно двигалась в гору. Сейчас он выступает в роли режиссера-постановщика и кинопродюсера, организатора кинофорумов и кинофестивалей, в основном для детей и подростков. Что еще нужно рекону, чтобы спокойно встретить старость?

Свердловские рыцари

Семь лет спустя после успешного старта театра «Эпос» продолжателем историческо-фехтовального дела стал Александр Щербаков из Свердловска. Еще в школе, на уроках истории, он задумался – а как мог чувствовать себя рыцарь в полной железной амуниции? Правда ли, что он был настолько неповоротлив, что, упав с коня, не мог впоследствии сесть на него самостоятельно?

Саша подошел к делу по-реконски обстоятельно – найдя в сарае железный щит, он выкопал в земле ямку и «вхолодную», методом чеканки, сделал кирасу-нагрудник и спинку рыцарского обмундирования. Потом он задумал сделать кольчугу, для чего скупал в хозяйственных магазинах стальные кольца для подвешивания ковров на стенку. Два месяца ювелирной работы – и советский рыцарь-рекон с гордостью мог примерить на себя семикилограммовый «батник»! Впоследствии в гардеробе Щербакова появился полный рыцарский доспех из алюминия с кирасой, оплечьями, налокотниками, наручью, перчатками, шлемом и «брюками-сапогами». Неуклюжести в этом костюме даже не ощущалось – при желании в нем можно было легко станцевать брейк, популярный танец дискотек восьмидесятых. Щербаков не был слесарем – по профессии он был режиссером, впрочем, его предки были уральскими кузнецами, так что умение работать с металлом было, так сказать, в крови у этого замечательного реконструктора.

Летом в одном из алтайских сел Александр Щербаков наконец-то опробовал свои доспехи. Нашел лошадей и вместе с сокомандниками провел настоящий рыцарский турнир, увиденный, по чистой случайности, ребятами из Ленинграда, которые, вернувшись на родину, рассказали о доблестных рыцарях режиссеру ленинградского телевидения, пригласившему Щербакова со товарищи на съемки популярных в то время молодежных передач «Бумеранг» и «Монитор». Съемки велись в Гатчине, на фоне царского дворца. «Рыцарский союз» – так реконы решили назвать свою команду – в процессе съемок консультировали профессиональные каскадеры, снимавшиеся в картине «Рыцари Круглого стола». Они же предоставили реконам лошадей, а сценарист фильма «Король Лир» одолжил для схваток мечи, использовавшиеся на съемках той самой кинокартины. Первый блин вышел небольшим комом – непривычные к звону мечей, лошади пугались, и Щербаков трижды вылетал из седла. К счастью, удачно. Передача вышла на телеэкраны в том же году, что и была отснята. Это был, безусловно, успех.

И конечно, Щербаков не собирался останавливаться на достигнутом – прочитав в журнале «Вокруг света» о том, что в Великобритании, в графстве Кент, в Чилхемском замке, рыцарские турниры, оказывается, давным-давно возрождены, он решил примкнуть к ним, написав письмо Максу Даймонду, президенту Турнирного центра Великобритании. Ответ пришел, и он был положительным – Сашу приняли в рыцари, то есть в члены турнирной федерации Великобритании. Кроме того, сэр Макс Даймонд посоветовал ему обратиться к полякам, проводившем турниры международного уровня в Голюбском замке.

На дворе был 1988 год, разгар перестройки. Союз шатался, КГБ уже не так лютовал, но все же советские чиновники решили перебдеть и не пустили Сашу с единомышленниками на вражеский запад. Поездка на XIII Международный рыцарский турнир состоялась лишь год спустя. «Рыцарский союз» стал бронзовым призером, а Александр Щербаков получил настоящую рыцарскую награду – бронзовый кинжал.

О рыцарях-реконах с Урала заговорили всерьез. В мае 1989 о них вышла статья в «Уральском следопыте», и в том же году Щербакова взял под свою опеку Свердловский городской комитет комсомола. С такой поддержкой от государства «Рыцарскому союзу» был обеспечен хороший старт. Один из старейших реконских клубов, он пережил распад СССР и лихие девяностые, участвовал в международных турнирах Польши и Украины, проводил занятия по историческому фехтованию, рукопашному бою, акробатике, хореографии, стрельбе из арбалета. И он до сих пор существует в Свердловске, сменившем свое название на Екатеринбург. Правда, Александр Щербаков, или «дядя Саша», как звали его ученики, уже пятнадцать лет как не заведует «Рыцарским союзом» – по семейным обстоятельствам он переехал в Москву.

Что ж, все течет, все меняется. На смену старым реконам приходят новые. Клубов исторической реконструкции становится все больше и больше, в Санкт-Петербурге проходит ежегодный фестиваль «РЕКОН», а в Москве – «Времена и эпохи», где собираются вместе те, кто когда-то начинал историческую реконструкцию – еще тогда, в эпоху позднего СССР. «Бойцы поминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они», – как сказал Александр Сергеевич Пушкин.


10 июня 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86683
Виктор Фишман
69650
Борис Ходоровский
61913
Богдан Виноградов
49130
Сергей Леонов
39895
Дмитрий Митюрин
35678
Сергей Леонов
32899
Роман Данилко
30802
Светлана Белоусова
17654
Борис Кронер
17467
Дмитрий Митюрин
16956
Татьяна Алексеева
15811
Наталья Матвеева
15343
Светлана Белоусова
15129
Наталья Матвеева
14408
Александр Путятин
14380
Алла Ткалич
13027