Депортация по-восточно-европейски
СССР
«Секретные материалы 20 века» №17(403), 2014
Депортация по-восточно-европейски
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
1202
Депортация по-восточно-европейски
Выселение народов в СССР началось раньше, но оно фактически было санкционировано «большой тройкой»

Депортация… Это слово хорошо знакомо многим народам бывшего Советского Союза. Эхо событий конца Великой Отечественной войны отзывается болью в сердцах крымских татар, чеченцев, ингушей, калмыков и многих других национальностей. Следует отметить, что практика депортации, или насильственного переселения народов, началась в СССР задолго до Великой войны: отселяли армян из Тбилиси, алеутов – с Камчатки, корейцев – из Приморья. Но мало кто знает, что в 1944 году из того же Крыма были выселены и другие народы…

СЛОВО ДОКУМЕНТУ

2 июля 1944 года Государственный комитет обороны принял совершенно секретное постановление № 5894. Первым пунктом в нем значилось: «Обязать НКВД СССР (тов. Берия) дополнительно к выселению по постановлению ГКО № 5859 от 11 мая 1944 года крымских татар выселить с территории Крымской АССР 37 000 немецких пособников из числа болгар, греков и армян. Выселение произвести от 1 по 5 июля с. г.

Выселенных из Крыма болгар, греков и армян направлять для расселения в сельском хозяйстве, в подсобных хозяйствах и на промышленных предприятиях следующих областей и республик: Гурьевская область Казахской ССР – 7000 чел., Свердловская обл. – 10 000чел., Молотовская обл., – 10 000чел., Кемеровская обл., – 6000 чел., Башкирская АССР – 4000 чел. Обязать НКПС (тов. Каганович) организовать перевозку спецпереселенцев из Крыма специально сформированными эшелонами по графику, составленному совместно с НКВД СССР. Обязать секретарей обкомов ВКП (б) и председателей облисполкомов, а также наркомов, хозяйства которых принимают спецпереселенцев, провести мероприятия по приему и расселению спецпереселенцев.

Выдачу спецпереселенцам продовольствия в течение июля – сентября проводить бесплатно в расчет принятой от них в местах выселения сельскохозяйственной продукции».

И подпись: «И. Сталин».

Опыт вождя всех народов был охотно перенят в странах Восточной Европы, оказавшихся в сфере влияния СССР. Когда в чешском городе Устинад-Лабой 31 июля 1945 года после взрыва на одном из местных складов возникли волнения, в результате которых было частично вырезано немецкое население, с косвенным оправданием этого акта выступил генерал Людвик Свобода. 4 августа он написал в газете «Пршедвой» («Авангард»): «Надо раз и навсегда разделаться с пятой колонной, взяв за образец Советский Союз, который доказал необходимость таких действий. Приведу в пример Поволжскую республику немцев, на которую однажды ночью было сброшено несколько десятков немецких парашютистов. И когда местное население, несмотря на призывы Красной армии, отказалось выдать диверсантов, через 48 часов после предъявления ультиматума эта Поволжская республика немцев перестала существовать и никогда более не возникнет».

Так что было с кого брать пример нашим будущим сателлитам. Однако этот вопрос не так прост, как кажется.

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Идея массового переселения, точнее, выдворения народов возникла практически сразу после окончания Первой мировой войны. Разваливались многонациональные империи, что усилило тягу населявших их народов к национальному единению. Особенно отчетливо этот процесс наблюдался в странах Центральной и Восточной Европы. Инициатором и пропагандистом идеи перемещения целых народов выступил французский социолог и экономист Бернар Лавернь.

Атмосферу того времени в только что созданной Чехословакии отразил Властимил Тусар, занимавший пост премьер-министра в 1919–1920 годах: «Надежды на согласие между чехами и немцами по вопросу конституции практически не было. Нельзя было найти ничего объединяющего между предложенными проектами конституции и планами создания автономии, которыми в то время грезил каждый немецкий политик и пропагандировал каждый немецкий журнал. Между чешскими и немецкими устремлениями лежала непреодолимая пропасть. Чехи желали построить единое государство, немцы – максимально возможно отделиться от чехов».

Последняя довоенная перепись населения установила, что в Чехословакии проживало 3 миллиона 100 тысяч граждан, считающих себя немцами, – чуть больше пятой части всего населения, насчитывавшего в 1938 году 14 800 тысяч граждан. Действительно – «пятая колонна»!

А ЧТО СОЮЗНИКИ?

Грянула Вторая мировая война, и первыми вопрос о депортации немецкого населения с захваченных территорий поставило еще осенью 1939 года правительство Польши в изгнании. Принципиальное согласие с депортацией немецкого меньшинства из стран Центральной и Юго-Восточной Европы после окончания войны правительство Великобритании высказало уже 2 июля 1942 года, о чем глава МИДа Энтони Иден незамедлительно проинформировал Эдварда Бенеша, изгнанного президента Чехословакии. А 13 мая 1943 года согласие на будущую депортацию немцев дал и президент США Франклин Рузвельт, встретившийся с Бенешем в Америке.

На этой встрече присутствовал чрезвычайный и полномочный посол СССР при союзных правительствах в Лондоне и при правительствах оккупированных стран в изгнании Александр Ефремович Богомолов. Он также передал Бенешу согласие советского правительства на послевоенную депортацию немцев. В декабре 1943 года с предстоящим выселением согласилось и руководство компартии Чехословакии. И только правительство США в 1945 году заняло по этому вопросу более сдержанную позицию.

11 декабря 1943 года Бенеш побывал с официальным визитом в СССР, где встречался со Сталиным. Последний дал окончательное согласие на депортацию немцев из Чехословакии.

КАК ЭТО ВИДЕЛ БЕНЕШ

Бенеш со своим правительством в изгнании хотел возродить послевоенную Чехословакию как государство, в котором бы проживали исключительно чехи и словаки. В связи с этим планировалось депортировать из Южной Словакии венгров, которые представлялись ему «опасным национальным меньшинством». Из числа словаков следовало наказать только тех, кто сотрудничал с немцами и прогерманским правительством Йозефа Тисо (по приказу которого, кстати, из Словакии в 1942 году были депортированы почти 60 тысяч евреев).

Осторожный и достаточно либеральный Бенеш оказался меж двух огней: с одной стороны, он категорически выступал против предания словацких сепаратистов международному суду, с другой – рисковал быть обвиненным в том, что мстит словакам за выход из единого государства. Потому репрессии против словаков были относительно мягкими; в 1947 году был повешен только Тисо, обвиненный в государственной измене.

Вполне возможно, что Бенеш вообще не пошел бы на жесткие меры в отношении немцев и венгров, но население страны требовало возмездия. С другой стороны, вопрос о депортации был практически решен странами-победительницами. Мало того, депортация немцев из Чехословакии, Польши и Венгрии была официально одобрена на Потсдамской конференции. Помимо перечисленных трех стран, тогда же были выделены «квоты на выселение» немцев из других государств: 30 000 человек из Голландии, 9300 – из Франции и столько же из Италии, 7600 – из Бельгии и 6000 – из Люксембурга. Кроме того, неустановленное количество немцев, венгров и итальянцев было депортировано из ряда республик, входивших в состав послевоенной Федеративной Народной Республики Югославии.

Однако вернемся в Чехословакию. До 2 августа 1945 года, то есть до начала Потсдамской конференции, из страны уже было изгнано 450 000 судетских немцев. Еще примерно 300 000 бежали от наступающей Красной армии, причем делали они это, подчиняясь приказу Гитлера от 19 марта 1945 года, более известному как «План «Нерон». Он подразумевал уничтожение на территории рейха стратегических объектов, запасов продовольствия и культурных ценностей, а также ставил под сомнение само существование немецкой нации. В основном – немцев из Северной Моравии и чешско-судетской Силезии. Совместная чешско-немецкая комиссия историков установила, что в результате осуществления «Плана «Нерон» погибли от 19 до 30 тысяч немцев, пропали без вести около 200 тысяч.

В декабре 1947 года президент Бенеш обнародовал сведения – памятную записку уполномоченного по депортации. В ней сообщалось, что до 1 ноября 1946 года с чешских территорий было выселено 2 170 598 немцев, из которых 1 420 598 попали в американскую оккупационную зону Германии, а 750 000 – в советскую зону (показательны западная точность и советская приблизительность!). Для транспортировки было использовано 67 748 вагонов в составе 1646 поездов и 6580 локомотивов, четыре санитарных поезда, 960 автомобилей и 12 судов; прекратили существование около 3000 населенных пунктов.

В общей сложности Чехословакию покинули около 2 600 000 немцев, в число которых вошли и бежавшие из других регионов от наступающей Красной армии.

BRUNNER TODESMARSCH

Казалось бы, депортация происходила чинно-благородно, совсем по Сталину, как мы рассказывали в начале очерка. Но это не совсем, даже совсем не так. Расскажем одну жутковатую историю, которая получила имя Brunner Todesmarsch – «Брненский марш смерти». Для начала об обстановке, которая царила в городе Брно, столице Моравии, втором по величине и значению в стране. Еще до войны в нем проживало немало немцев, привычно называвших его Брюнн. С приходом Гитлера к власти немецкая община стала весьма радикальной. То и дело она организовывала античешские выступления, а 13 марта 1939 года сожгла на границе чешскую таможню и разогнала ее служащих. На 14 марта брненские немцы планировали вооруженный путч, однако уже на следующий день Германия полностью оккупировала Чехословакию, провозгласив на ее территории протекторат Чехии и Моравии.

Во время оккупации немцы в Брно стали чем-то вроде высшей касты. Они с презрением относились к чешскому населению, унижали и оскорбляли его. В общежитии «Коуницы» они устроили тюрьму, откуда чехов отправляли в концлагеря, там же совершались и смертные казни. На них с удовольствием приходили поглазеть многочисленные немцы из числа жителей города. После этого тела казненных сжигали, а их пепел раздавали членам общины для удобрения огородов.

К концу войны в Брно проживали более 58 000 немцев, включая приехавших туда из рейха. Несколько больше половины из них ушли вместе с отступающими войсками, добровольно либо во исполнение упомянутого «Плана «Нерон». После освобождения в городе осталось приблизительно 25 000 немцев, но не 50 000, как утверждают некоторые немецкие источники. Большинство из них жили в шикарных домах и отличных квартирах, в основном конфискованных у евреев. Учитывая, что во время войны в Брно было разрушено около 30 000 квартир и многим гражданам просто негде было жить, стали раздаваться голоса с требованием выселить немцев из города.

ВЫСЕЛЕНИЕ

В конце мая 1945 года события стали развиваться стремительно. 24-го числа состоялось заседание городского Национального комитета, на котором стоял «немецкий вопрос». 29 мая был предложен проект решения, в соответствии с которым предполагалось выселить немцев в сельскую местность. Решительнее всех на заседаниях выступали представители знаменитого оружейного завода «Зброёвка». В тот же день совет Земского национального комитета принял постановление № 78/1945 о выселении из Брно части немцев. Изгнанию подлежали мужчины младше 14 и старше 60 лет, а также женщины и дети. Прочие мужчины должны были остаться в Брно с тем, чтобы заняться ликвидацией последствий военных действий. Выселяемые имели право взять с собой все, что смогут унести, за исключением драгоценностей и сберегательных книжек. Выдворение из Брно началось вечером 30 мая и завершилось утром 31-го. Оно коснулось в общей сложности примерно 20 тысяч граждан немецкой национальности.

Свидетель этих событий, писатель Войтех Естршаб, так описывает эти события в книге «Голая правда»: «Уголовные и полукриминальные элементы просто-напросто договорились между собой, что подадут подходящий сигнал, а разгоряченные ура-патриоты… мгновенно клюнули на это». Он подчеркивает, что рабочие «Зброёвки» действовали мгновенно. Пока их делегаты ожидали благословения свыше (от своих партийных комитетов), на заводе уже организовали «выселенческий штаб» и сформировали спецотряды. «С наступлением ночи… начались страшные грабежи в опустевших квартирах. Тащили, тащили и тащили, вытряхивали ящики из комодов, перетаскивали из дома в дом мебель, уносили картины. Частенько и просто захватывали квартиры».

КОМУ ВЕРИТЬ?

Сведения о брненском походе в чешских и немецких источниках резко отличаются. Один из судетских немцев, бывший депутат чехословацкого парламента от НСДАП (да, были и такие!), эмигрировавший после войны в Лондон, утверждает, что «немецкое население в количестве 50 000 человек разместили в концлагерях на окраине города. Поход продолжался 10 дней, по самым скромным подсчетам, во время него погибли почти 10 000 человек. Канавы вдоль дорог были завалены трупами. Людей привязывали к телеграфным столбам и разводили под ними огонь, стреляли им в затылок и т. п.». Далее он утверждает, что людей сгоняли в райградский лагерь, где бывшие партизанки раздевали женщин донага, а в случае сопротивления стригли их наголо, чтобы обнаружить, не спрятаны ли где драгоценности.

Чешские историки и очевидцы рассказывают о том, как случился первый инцидент. Немец, шедший рядом с конвоиром, полез во внутренний карман пиджака. Конвоир решил, что он прячет там револьвер, и выстрелил, убив не только этого немца, но и стоявшую неподалеку женщину. То есть были документально подтверждены только две смерти от огнестрельного оружия. Далее был обнаружен человек в бессознательном состоянии, который вскоре скончался. Но в этом случае даже не было установлено, немец он или чех.

Ночью первые переселенцы прибыли в Райград, где их расселили – не в лагере! – в бывшем интернате «Гитлерюгенда», а также в спортзалах, столовых, сараях, других нежилых помещениях, а то и под открытым небом. Там же провели и личный досмотр с целью установить, нет ли у переселенцев оружия, драгоценностей и других вещей, запрещенных к вывозу.

Судетские немцы уверяют, что на Смолинском холме погребены 1700 немцев, убитых по дороге в Райград. Чешские историки и местные жители утверждают, что на этом месте никаких захоронений вообще нет.

31 мая немцы продолжили путь в Погоржелице, где их разместили в деревянных бараках лагеря, построенного оккупантами для поляков, находившихся на принудительных работах. 1 июня там отобрали 10 000 немцев, которые продолжили путь к границе с Австрией. Тогда граница Чехословакии с Австрией еще не была оборудована и не охранялась, и потому большая часть переселенцев самовольно ушла в Австрию, унеся с собой несколько трупов брненских немцев.

В результате переговоров чешских и австрийских представителей было решено оставшихся немцев в Австрию не направлять, их поселили в Погоржелице и соседних деревнях. 3 июня примерно 2500 человек было отправлено назад, в Брно. В основном это были чехи и чешки из смешанных браков, их дети, немецкие евреи и антифашисты. Оставшимся в лагере пришлось несладко: не было постельного белья, лекарств, предметов гигиены, снабжение продовольствием было отвратительным. 6 июня случилась первая смерть от дизентерии. Началась эпидемия, несмотря на попытки организовать медицинскую помощь, число смертельных случаев возрастало. По официальным сведениям, зафиксированным в различных документах, в лагере скончались 459 немцев из Брно. Еще 170 человек скончались в соседних деревнях, где они были размещены в связи с нехваткой мест в лагере. Лагерь не охранялся, и потому немало немцев на свой страх и риск отправились в Австрию, а 14 июня в Брно возвратили еще 2000 человек, так что лагерь был ликвидирован уже в августе 1945 года.

Доступные документы и иные сведения заставляют предположить, что в результате акции выселения скончался 1691 человек, из них три – во время похода в Погоржелице, 1062 – на австрийской стороне, остальные – в самом лагере и окрестных деревнях в результате болезней, истощения и естественных причин.

В 1969 году полиция провела расследование, в ходе которого цифры подтвердились: во время похода погибли три человека, в лагере – 457. Следователи пришли к выводу, что никто из выселенных не скончался в результате казни, насилия или пыток, и потому уголовное дело было прекращено.

ГНЕВ НАРОДА ИЛИ БЕССУДНАЯ РАСПРАВА?

Однако были инциденты и пострашнее. Несколько выше упоминалась так называемая «резня в Усти». Расскажем о ней подробнее.

31 июля в 15.30 на складе боеприпасов, располагавшемся в пригороде Устинад-Лабой, прогремело подряд несколько взрывов. В результате 27 человек погибли, десятки были ранены. Практически сразу в нескольких центральных районах города начались бессудные расправы над немцами. Их очень легко было отличить в толпе, поскольку они были обязаны носить на рукаве белую повязку с большой латинской буквой N. Их избивали, расстреливали, топили в пожарных водоемах и сбрасывали в Лабу с моста (кстати, носившего имя президента Бенеша!) и добивали в воде выстрелами. Жертв насчитывалось от 80 до 100, официально сообщалось, что погибли 43 человека. Судето-немецкие публицисты сообщают иные цифры – до 2700 человек, однако они ничем не подтверждаются; отсутствуют и списки пропавших, возможно, без вести, да и само такое количество погибших маловероятно.

В расправе над немцами активнее всех участвовали революционные гвардейцы – вооруженные подразделения чешских добровольцев, действовавшие на территории Чехии с 23 мая по август 1945 года. Отличились также солдаты чехословацкой армии и некоторые красноармейцы, приложили свои усилия неизвестные гражданские лица, появившиеся в Усти незадолго до начала расправы. Вакханалия длилась до позднего вечера.

1 августа в Усти прибыла комиссия по расследованию резни во главе с генералом Людвиком Свободой. Причину или повод для расправы так и не удалось выявить, однако Свобода заявил, что это – дело рук подпольной немецкой организации «Вервольф». Власти использовали эти события как дополнительный аргумент в пользу изгнания немцев из Чехословакии.

Какой вывод можно сделать из описанных в очерке событий? Мы видим, что вовсе не Советский Союз был пионером в деле насильственной депортации целых народов: да, выселение народов в СССР началось раньше, но оно фактически было санкционировано руководителями «большой тройки» и проводилось с вызывающим цинизмом и бессердечием. И еще. Все-таки первопричиной драмы выселенных народов, и в первую очередь немцев, стала мировая бойня, развязанная бесноватым фюрером. Возможно, мы еще продолжим рассказ о выселении немцев из других стран, в первую очередь из Польши, где произошло немало трагедий. Бледной, но увлекательной тенью этих событий стал польский боевик «Закон и кулак», снятый в 1964 году Ежи Гофманом и с большим успехом прошедший по экранам СССР.


1 Августа 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84226
Виктор Фишман
67398
Борис Ходоровский
59851
Богдан Виноградов
46959
Дмитрий Митюрин
32411
Сергей Леонов
31388
Роман Данилко
28925
Сергей Леонов
24098
Светлана Белоусова
15147
Дмитрий Митюрин
14897
Александр Путятин
13383
Татьяна Алексеева
13146
Наталья Матвеева
12996
Борис Кронер
12405
Наталья Матвеева
11044
Наталья Матвеева
10741
Алла Ткалич
10327
Светлана Белоусова
10003