«Приватир» погиб в Страстную пятницу
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Приватир» погиб в Страстную пятницу
Алексей Спрудэ
журналист
Санкт-Петербург
296
«Приватир» погиб в Страстную пятницу
U.S. Navy Consolidated PB4Y-2S Privateer

Длившаяся четыре десятилетия холодная война периодически принимала «горячие» формы, причем чаще всего связанные с человеческими жертвами инциденты происходили в воздушном пространстве. Уничтожение 1 мая 1960 года американского самолета-разведчика U-2 и пленение его пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса были далеко не первым подобным случаем. И уж точно не самым кровавым.

По свидетельству одного из ветеранов советских ВВС, еще осенью 1949 года, выбросив в районе Кировограда трех парашютистов, другой американский самолет типа В-25 был сбит двумя советскими истребителями над Черным морем, неподалеку от Одессы, а его спасшийся экипаж выловили из воды наши пограничники.

Подробности этой истории неизвестны, так что первый документально зафиксированный эпизод подобного рода датируется Страстной пятницей 7 апреля 1950 года, когда католики всего мира готовились к встрече Пасхи.

Именно ориентируясь на календарь руководители американской военной разведки в Европе назвали запланированную операцию «Пасхальное яйцо». В роли такового предстояло выступить PB4Y «Приватир» (разведывательный вариант бомбардировщика В-24 «Либерейтор») из 26-й патрульной эскадрильи Военно-морских сил США с экипажем из 10 человек (Р. Рейнольдс, Ф. Бекман, Д. Барасс, Т. Бертесс, Д. Дененс, Д. Фетт, У. Хомер, Э. Перселл, X. Сишеф, Д. Томас) под командованием капитана Колмена.

Нашпиговав самолет новейшим шпионским оборудованием, янки собирались тщательно отслеживать маневры Балтийского флота в районе Лиепаи и записать переговоры моряков с береговой обороной, что, как считалось, станет хорошим материалом для дешифровки советских кодов. Кроме того, поскольку американцев очень интересовали новейшие средства радиоэлектронной борьбы, Колмену предписывалось «провести разведку боем советских радиолокаторов в течение минимум двух часов», что, разумеется, означало не атаку на локаторы, а прощупывание их эффективности. Работали они, как выяснилось, неплохо...

Взлетев ровно в полдень с базы в западногерманском городе Висбаден, Колмен уже в воздухе вскрыл пакет с полетным заданием, после чего приказал взять курс на Лиепаю. 

Выйдя в зону маневров, «Приватир» кружился над ней несколько часов, забив текстами радиоперехватов все имевшиеся в запасе магнитофонные кассеты. Дважды пролетев туда-обратно над маневрировавшими внизу судами, самолет очередной раз сделало разворот над датским островом Борнхольм и вновь направился к советскому побережью. 

По сути, собранного материала было и так вполне достаточно, но Колмену захотелось записать переговоры советских субмарин, направлявшихся в надводном положении на свою базу по окончании учений.

Увлекшись прослушкой, американцы пересекли линию морской границы и на 21 километр вторглись в воздушное пространство Советского Союза. Локаторы зафиксировали факт нарушения, и в воздух поднялась четверка перехватчиков МИГ-15. Впрочем, в ряде источников говорится, что это были Ла-11 из 30-го гвардейского истребительного авиаполка, и даже называются их фамилии – Борис Докин, Анатолий Герасимов, Тезаев и Сатаев.

Колмен, в свою очередь, дал приказ возвращаться на базу, но было уже поздно. На горизонте уже показалось море, когда выпустившие шасси советские истребители промчались рядом с «Приватиром», сигнализируя «Приказываю следовать за нами и садиться на нашем аэродроме». 

Американцы, однако, решили прорываться и даже открыли огонь из всех имеющихся на борту крупнокалиберных пулеметов. Советские истребители ответили залпом из четырех 37- и восьми 23-миллиметровых авиационных пушек, после чего «Приватир» вспыхнул и, развалившись в воздухе на части, рухнул в море. Никто из экипажа не выжил.

Через два дня посол США был вызван в Министерство иностранных дел СССР, где глава ведомства Андрей Вышинский вручил ему ноту протеста против нарушения воздушного пространства, содержащую также советскую версию событий.

Через неделю американцы ответили обвинением в воздушном пиратстве и потребовали «в соответствии с установившимся среди миролюбивых народов обычаем уплатить надлежащую компенсацию за неспровоцированную гибель американских граждан и уничтожение американского имущества».

Факт нарушения воздушной границы и того, что самолет принадлежал ВМС США, категорически отрицался, что, впрочем, не помешало сенату США наградить своих погибших «миролюбивых» пилотов крестами «За летные боевые заслуги».

Под возмущенные вопли о «кровожадных большевиках» была принята новая военная программа, а курс акций авиастроительных корпораций пополз в гору. В последующие 10 лет до знаменитого «визита» Пауэрса американские ВВС 81 раз пытались вторгнуться в советское пространство, заплатив за это 20 самолетами.

В 2010 году в обретшей независимость Латвии в честь погибшего экипажа «Приватира» установили памятную табличку. В 2012-м, перед визитом тогдашнего американского посла Джудит Гарбер, под именами погибших американцев кто-то нацарапал строительным инструментом на русском языке: «Слава ПВО СССР». Надпись, разумеется, затушевали и закрасили, сделав ее почти незаметной.


29 сентября 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
120570
Владислав Фирсов
105721
Сергей Леонов
96065
Виктор Фишман
78125
Борис Ходоровский
69159
Богдан Виноградов
55559
Дмитрий Митюрин
45140
Татьяна Алексеева
41542
Сергей Леонов
39828
Роман Данилко
37857
Светлана Белоусова
36433
Александр Егоров
35356
Борис Кронер
35198
Наталья Дементьева
34192
Наталья Матвеева
34044
Борис Ходоровский
32669