Персидские тайны. Часть 2
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №12(372), 2013
Персидские тайны. Часть 2
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
129
Персидские тайны. Часть 2
Леонид Владимирович Шебаршин, опытный разведчик, знаток азиатского региона

В мае 1979 года в бурлящий Тегеран прибыл новый резидент КГБ Леонид Владимирович Шебаршин, опытный разведчик, знаток азиатского региона. Это был период, когда победившие сторонники аятоллы Хомейни чинили расправу над приверженцами павшего шахского режима. Настоящая охота велась за сотрудниками САВАК — ненавистной тайной полиции шаха. По всей стране революционеры-исламисты и их добровольные помощники выслеживали затаившихся руководящих сотрудников и агентов этой спецслужбы.


Часть 1   >

«НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ» ГЕНЕРАЛ

Суд ревтрибунала обычно был скорым: пять-десять минут на допрос, чтение приговора, затем казнь (часто публичная), через расстрел либо повешение. И все-таки в этом кровавом процессе прослеживалась четкая тенденция: репрессиям подвергались в основном лица из верхушки САВАК и других шахских спецслужб, а также те рядовые сотрудники и осведомители, кто запятнал себя особым усердием в борьбе с антишахской оппозицией, прежде всего исламистами. Костяк же САВАК практически не пострадал.

Вычистив из рядов бывшей тайной полиции «шахские элементы», исламские комиссары приступили к созданию нового органа госбезопасности, получившего название САВАМА — Служба информации и национальной безопасности Ирана. Ядро спецслужбы составили уцелевшие сотрудники САВАК. Сюда же была включена агентура на базе иранского шиитского подполья за рубежом — на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в Африке, в Северной и Южной Америке. При этом в новой организации полностью сохранились структура САВАК и количество департаментов.

Показательно, что первым шефом САВАМА стал бывший шахский генерал-лейтенант, личный друг Пехлеви, один из наиболее информированных в Иране политических деятелей Хоссейн Фардуст, который на протяжении многих лет считался вторым человеком в САВАК. Место его заместителя занял генерал Али Мохаммед Каве, который прежде возглавлял один из департаментов САВАК, где анализировались собранные разведданные.

Каким-то чудом эти люди, как и многие их коллеги, сумели не только уцелеть в «зеленой буре» над Ираном, но и заслужить доверие революционных мулл. Фардусту даже разрешили издать мемуары о временах шахского правления. В них он пишет, в частности, что шах, получая от него сведения о крупных коррупционерах, порой никак не реагировал на эту информацию. Сначала Фардуст удивлялся, а затем понял, что эти сведения нужны были шаху не для борьбы с разворовыванием государственных средств, а для того, чтобы держать своих сановников в страхе и повиновении.

СБЫВШИЙСЯ ПРОГНОЗ

Советская разведка имела в Иране прочные позиции еще с довоенных времен. Многие граждане этой древней страны, долгое время находившейся в полуколониальной зависимости сначала от Великобритании, затем от США, испытывали искреннюю симпатию к северному соседу. Заметным влиянием, в том числе в офицерской среде, пользовалась Народная партия Ирана — ТУДЕ, делившаяся информацией с советскими друзьями. В ТУДЕ состоял даже начальник личной охраны шаха.

Разветвленная агентурная сеть, многочисленные источники во всех слоях иранского общества позволяли Москве всегда находиться в курсе «тайн персидского двора», а руководству КГБ делать обоснованные прогнозы относительно развития событий в древней монархии.

Еще во второй половине 1978 года, готовя Шебаршина к миссии в Тегеране, шеф КГБ Андропов сказал ему, что переход власти в Иране в руки духовенства неизбежен. Андропов дал понять, что американские и китайские спецслужбы допускают серьезную ошибку, предрекая победу шахскому режиму. В правоте этого суждения Шебаршин вскоре убедился сам, когда, оказавшись в Иране и совершая поездки по стране, наблюдал незатихающие массовые демонстрации в Тегеране, Реште и других городах в поддержку курса Хомейни.

Между тем американцы продолжали упорствовать в своих заблуждениях. Им казалось, что исламисты вот-вот уйдут с политической арены, уступив место прагматичным правым либералам, лидер которых Мехди Базарган возглавил переходное правительство. Да и среди местной бюрократии, как и в армии, оставалось немало сторонников проамериканской ориентации.

Отрезвление наступило 4 ноября 1979 года, когда «студенты в штатском» — последователи курса аятоллы захватили американское посольство в Тегеране, взяв в заложники 53 человек.

В действительности, как отмечал Шебаршин, это была тщательно спланированная акция новых иранских спецслужб, имевшая целью разделаться на волне антиамериканизма с правой оппозицией.

Премьер-министру Базаргану предъявили обвинения в тайных переговорах с американцами, и он был вынужден уйти в отставку, а позднее эмигрировать из страны. Такая же участь постигла многих его сподвижников. Так или иначе, к концу 1979 года прозападные «буржуазные либералы» были окончательно оттеснены от власти.

ПОГРОМ В СОВЕТСКОМ ПОСОЛЬСТВЕ

Однако оставалась еще левая оппозиция, так называемые «исламские марксисты», которые внесли немалый вклад в победу над шахским режимом и теперь вполне обоснованно рассчитывали занять достойное место в новых органах власти. Широкую известность получила фраза лидера «федаинов иранского народа»: «Мы не для того избавились от диктатуры шаха, чтобы установить диктатуру мулл».

Левые и в самом деле пришли в некоторые министерства и ведомства, но, как оказалось, ненадолго.

В этот сложный переходной период исламистам неожиданно помог… Советский Союз. Акция по вводу советских войск в Афганистан 27 декабря 1979 года вызвала взрыв негодования во всех слоях иранского общества. Даже наши искренние друзья и помощники встретили эту весть с недоумением. У клерикальных властей появился повод планомерно сужать сферу советского присутствия в Иране. Были закрыты некоторые советские представительства, в том числе наше консульство в прикаспийском городе Решт и даже укомплектованная советскими врачами больница в Тегеране, которая пользовалась огромной популярностью у горожан.

К первой годовщине ввода наших войск в Афганистан готовился захват советского посольства в иранской столице по той же схеме, что и в случае с американской дипломатической миссией. Инцидент должен был иметь форму стихийного волеизъявления масс, хотя в действительности его заранее планировали сотрудники новых спецслужб, опиравшихся на опыт САВАК. Расчет был на то, чтобы не только устроить погром, но и захватить служебную переписку, найти доказательства сотрудничества русских с партией ТУДЕ.

Но наша разведка, и в том немалая заслуга резидента Шебаршина, сумела упредить готовящееся нападение, которое могло привести к непредсказуемым последствиям. На основании конкретных агентурных сведений наши дипломаты разослали по конфиденциальным каналам ответственным лицам в иранском руководстве предупреждения о том, что советской стороне известно о планируемой провокации и что в случае ее реализации Москва оставляет за собой право на решительные и жесткие ответные меры.

Исламские комиссары все же решили «выпустить пар». 27 декабря 1980 года 3-тысячная толпа ворвалась, смяв охрану, на территорию советского посольства, обрушив свою ярость на представительский особняк, где в ноябре 1943 года проходила знаменитая Тегеранская конференция с участием Сталина, Рузвельта и Черчилля.

«Революционеры» выбили стекла в окнах, разбили мемориальные доски, старинные люстры и зеркала, поломали мебель, изрезали ножами шторы и ковры, но в целом вели себя организованно, удерживаясь от погрома расположенных рядом жилых домов советских дипломатов.

«Налетчики не были ни фанатиками, ни хулиганами, — вспоминал позднее очевидец этих событий Леонид Шебаршин, — они работали». И все же в какой-то момент в резидентуре КГБ раздали оружие, а радисты разбили кувалдой шифровальную машину. Но толпа уже отступила…

Время шло, и работать в Иране нашей агентуре становилось все труднее. Когда началась война с Ираком и летчики Саддама бомбили иранские города с советских МиГов, то неприязнь иранцев к северному соседу стала проявляться еще заметнее. На заборе напротив нашего посольства появилась крупная надпись: «Смерть советским шпионам!».

В 1982 году из резидентуры КГБ в Тегеране перебежал к англичанам предатель Кузичкин. По одной из версий, он потерял служебные документы и, опасаясь наказания, решился на измену. По другой информации, Кузичкин работал на англичан еще с шахских времен, а перебежал потому, что возникла угроза провала. Знал он немного, но его побег, как и сведения, якобы переданные англичанами спецслужбе САВАМА, давали исламистам повод ужесточить кампанию против недавних союзников — «исламских марксистов» и «городских партизан».

В том же 1982 году правящий режим начал чистку министерств от левых «попутчиков». За короткий срок было арестовано свыше пяти тысяч членов и сторонников партии ТУДЕ. В феврале 1983 года под стражей оказались лидеры ТУДЕ, а партию официально запретили. Высших ее руководителей заставили выступить по телевидению с «покаянными» речами и критикой марксизма-ленинизма.

Те левые, кто сумел избежать ареста, вынуждены были уйти в подполье либо эмигрировать из страны. Другие оказались на фронтах ирако-иранской войны и сложили там головы. В августе 1984 года неожиданно для многих был снят со всех постов и арестован «непотопляемый» доселе глава спецслужбы САВАМА Хоссейн Фардуст. Его обвинили «в связях с Москвой». Через некоторое время генерал скоропостижно скончался в тюрьме «от острого сердечного приступа». «Мавр» сделал свое дело…

ЛИКВИДАЦИЯ ОППОЗИЦИОНЕРОВ

После ареста Фардуста в САВАМА была проведена новая большая чистка, правда, на этот раз без публичных казней. Теперь изгонялись, в основном, левые элементы. Саму спецслужбу переименовали в Министерство информации и государственной безопасности Ирана.

До 1989 года ее возглавлял Рейшахри, преемник которого Али Фаллахиян превратил эту секретную организацию в одну из мощнейших спецслужб мира.

По численности сотрудников и агентов ведомство, еще раз переименованное позже в Министерство разведки и национальной безопасности — ВЕВАК, превзошло бывшую тайную полицию шаха. Расширилась и сфера его деятельности. Под руководством Фаллахияна иранская разведка приобрела рычаги влияния на арабо-израильский конфликт, упрочила свое присутствие в Афганистане, Ливане, Алжире и Пакистане, начала закрепляться после развала СССР в ряде стран СНГ — прежде всего, в Таджикистане, Азербайджане и Армении, а также установила контакты с леворадикальными группировками, в частности, греческой «17 ноября».

Надо сказать, что еще в 1979 году революционные муллы создали в противовес армии, казавшейся им, несмотря на основательную чистку, ненадежной, альтернативную силовую структуру — Корпус стражей исламской революции, КСИР.

В рамках Корпуса возникла собственная секретная служба — Комитет внешней разведки, а также Комитет иностранных операций. Разведка КСИР получила прочные позиции в Ливане и Судане, основала собственную разветвленную агентурно-диверсионную сеть в странах Персидского залива, Палестине, Пакистане и на Филиппинах, в Германии, Франции, Канаде, Бразилии и Парагвае.

В этой же системе в 1991 году было создано элитное подразделение «Куат аль-Кудс», нацеленное на ликвидацию активистов оппозиции за рубежом.

Разведка КСИР координировала свои действия с ВЕВАК, поэтому экспертам редко удавалось определить, какая из иранских спецслужб стояла за той или иной конкретной «литерной» операцией, притом что иранская разведка нередко практиковала метод расправ с неугодными руками наемников, в частности, выходцев из криминальных кругов Ливана.

Так или иначе, только за период 1979–1996 годов агенты Тегерана ликвидировали более 70 видных оппозиционеров-эмигрантов, противников режима Хомейни.

Среди наиболее громких акций — убийство в августе 1991 года в Париже либерала Шапура Бахтияра, последнего шахского премьер-министра и одновременно его идейного противника, который уже после бегства Пехлеви распустил своим указом САВАК и обещал демократические выборы, пытаясь такими шагами умерить пыл революционеров. Взаимопонимания с новой властью Бахтияр не нашел и, оказавшись в эмиграции, возглавил Национальное движение сопротивления, выступавшее против исламистов. В 1980 году он уже становился объектом покушения, но чудом остался жив.

7 августа 1991 года к его парижскому дому подошли три человека. Они заявили охране, что у них есть договоренность о встрече с политиком по важному вопросу, и предъявили свои документы. Визитеров обыскали. Оружия при себе у них не было, и их пропустили в дом. Через некоторое время они спокойно вышли на улицу. Лишь через сутки охрана обеспокоилась тем, что хозяин давно не дает о себе знать. Только тогда выяснилось, что оппозиционер и его секретарь убиты кухонным ножом, который киллеры оставили рядом с телами. Французская полиция пустилась по следам убийц, но задержать удалось лишь одного. Позднее он был приговорен к пожизненному заключению.

В тот же период произошла серия покушений в Швейцарии и Италии, а также в Берлине, Стамбуле и Багдаде. Их жертвами стали иранские эмигранты, как прозападные «буржуазные либералы», так и «исламские марксисты».

ВСЕМИРНАЯ СЕТЬ

Иранские спецслужбы и поныне отслеживают деятельность диссидентских организаций и ведут охоту на активистов оппозиции за рубежом. Особенно уверенно чувствуют себя «персидские шпионы» в странах Западной Европы, где царят толерантность и этническая пестрота. Да и методы их работы существенно изменились. Их оружием чаще становится не пистолет и не нож, а скрытая видеокамера.

Когда на улицах Парижа, Лондона, Гамбурга и других крупных городов проходят акции иранцев, не только из эмигрантских, но и студенческих кругов, протестующих против политики Ахмадинежада, то среди демонстрантов появляются таинственные субъекты. Они ведут скрытую видеосъемку, чтобы позднее установить личности митингующих. Затем эти сведения пересылаются в Тегеран. Следующий этап — давление на семьи «неблагонадежных» студентов с целью повлиять на своих «заблудших» сыновей, побудить тех отказаться от участия в акциях протеста.

Однако борьба с оппозиционными настроениями — не единственная и не главная задача иранских спецслужб, их внешних разведок. Вот уже не первый год они активно проникают в политические и научные круги Запада, в бизнес, неправительственные организации, средства массовой информации и даже в местные спецслужбы.

Цель этой ползучей экспансии, с одной стороны, преодолеть многовековое техническое отставание от западного мира, с другой — сформировать мощное лобби, которое влияло бы на формирование политики в правительствах Европы и Америки.

Надо сказать, что многие иранские разведчики получили образование в Великобритании, Франции, Германии, Италии и других развитых европейских странах. Им свойственна осведомленность о нюансах западного образа жизни, они знакомы с местными традициями, обычаями и бытом и умело используют это в своей работе.

В Тегеране никогда не забывали о том, что большинство ведущих европейских стран — это союзники США по блоку НАТО. Поэтому разведывательные структуры Ирана не покладая рук собирают информацию о возможном использовании территории европейских стран «дядюшкой Сэмом» в случае развертывания им агрессии против Исламской Республики.

В качестве одной из ответных мер разработан план под кодовым названием «Судный день». Суть его заключатся в том, что в страны, где имеются военные базы или другие объекты США, посылаются так называемые «спящие» агенты.

«Спящий» агент, или «спящий камикадзе», — это боевик, прошедший специальную подготовку и способный выполнить полученное задание даже ценой самопожертвования. Он оседает в стране назначения, учится, находит работу, обзаводится семьей — словом, ведет привычный для окружающих образ жизни, демонстрируя законопослушание и лояльность. Но если вдруг его родина подвергнется американским бомбардировкам, то «спящий» агент «проснется», подобно множеству его коллег в других странах, и совершит порученный ему акт возмездия. Тысячи таких внезапных ударов «изнутри», по замыслу разработчиков плана, наведут ужас на агрессоров, вызовут панику в их рядах.

Помимо камикадзе-одиночек, готовятся целые группы боевиков, в том числе на базе уже существующих радикальных организаций, которые в «час Х» нанесут еще более разящий удар.

Сейчас иранская разведка активно проникает в те страны Восточной Европы, где американцы собираются разместить свои системы ПРО. В частности, речь идет о Польше. По одной из версий, еще в середине 90-х годов иранцы, действуя через израильского «оружейного барона» Нахума Барбара, фактически перевооружили свою армию тем советским оружием, которое в свое время Советский Союз поставлял союзникам по Варшавскому блоку.

Причем, если еще не так давно тайные операции в Польше курировали, в основном, разведчики, действовавшие «под крышей» иранского посольства, то теперь в эту восточноевропейскую страну проникают иранские шпионы из Германии и Франции, не обязательно иранцы по национальности.

Сегодня у Ирана в Европе есть надежный плацдарм, через который проходят тайные каналы связи с другими странами континента. Это Босния и Герцеговина, которая получала от Ирана существенную поддержку во время межэтнических войн при распаде Югославии. В рядах боснийской армии воевали порядка трех тысяч иранских «добровольцев», а также пятьсот инструкторов из КСИР.

По некоторым сведениям, в Боснии постоянно находятся несколько сотен иранских агентов, ждущих сигнала к переброске в другие точки региона.

Усилился интерес Ирана к странам Латинской и Центральной Америки. С одной стороны, он имеет целью создание альтернативных экономических связей на случай введения против Ирана жестких экономических санкций. С другой стороны, далекий заокеанский край — еще один удобный плацдарм для нанесения ударов возмездия по США. В частности, Тегерану удалось установить контакты с лидерами колумбийских леворадикальных группировок, которые контролируют поставки наркотиков в США. При поддержке ливанской диаспоры иранская разведка создала разведывательно-диверсионные резидентуры в Аргентине, Парагвае, Чили. На очереди — Бразилия.

Ну и, конечно же, мощная агентурная сеть существует непосредственно в США, где численность только иранских студентов, объединенных в Ассоциацию исламских студентов Америки, превышает 30 тысяч человек. По данным экспертов, в настоящее время иранские спецслужбы действуют более чем в 40 странах мира.

Древний персидский владыка Хосров II Парвиз говорил: «Хорошая уловка стоит целого войска».

Иранская разведка и поныне руководствуется этим универсальным принципом, параллельно осваивая новейшие компьютерные технологии, современные методы радиоэлектронной борьбы.

В конце минувшего года пришло сообщение, что космическим войскам КСИР удалось завладеть тремя секретными американскими беспилотными летательными аппаратами-шпионами, способными длительное время находиться в воздухе без дозаправки. То есть «небесные роботы» не были сбиты огнем средств ПВО — они в целости и сохранности приземлились на иранской территории, подчиняясь командам иранских операторов, которые смогли найти ключ к программе полета. Перехват был осуществлен над водами Персидского залива, после того как беспилотники вошли в воздушное пространство Ирана.

Американцы, естественно, эту информацию не подтвердили, хотя и признали тот факт, что несколько воздушных разведчиков пропали в море «из-за технических неисправностей».

В тот же период иранские СМИ сообщили, что в Исламской Республике созданы современные беспилотники с бесшумным двигателем и системой вертикального взлета, предназначенные для ведения разведывательной видеосъемки. Аппараты на все сто процентов являются детищем иранских инженеров и конструкторов. Есть сведения, что оборонная промышленность Ирана уже поставила производство таких БПЛА на поток…


10 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820