Персидские тайны
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №11(371), 2013
Персидские тайны
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
140
Персидские тайны
Мохаммед Реза Пехлеви

В наше время разведка Ирана является одной из сильнейших спецслужб мира. Но ее становление было непростым…

«ИНАКОМЫСЛЯЩИЕ» ПРОТИВ ШАХА

В сентябре 1941 года шахиншахом Ирана был провозглашен 22-летний Мохаммед Реза Пехлеви.

Поначалу молодой «Царь Царей» правил формально, почти не вмешиваясь в государственные дела, слывя среди подданных неискусным и слабым властителем. Но с течением времени это положение начало меняться. Толчком к становлению шаха как полновластного монарха послужила целая череда событий.

4 февраля 1949 года при посещении Тегеранского университета шах Реза едва не стал жертвой покушения. У террориста, стрелявшего в него с расстояния не более трех метров, все же дрогнула рука, и шах отделался легким ранением в щеку.

В начале 50-х годов в Иране разразился острый политический кризис. Вся страна, включая столицу, была охвачена народными волнениями. Все громче звучали голоса, требовавшие упразднения монархии. Был момент, когда судьба шаха висела, что называется, на волоске.

Лишь благодаря тайной поддержке новых друзей — американцев с их спецслужбами, побудивших монархически настроенных иранских генералов действовать более решительно, удалось подавить беспорядки. Не желая и впредь оставаться заложником обстоятельств, шах принял энергичные меры по упрочению трона. В частности, осенью 1957 года под его патронажем была создана новая спецслужба — тайная политическая полиция САВАК, нацеленная на подавление внутренней оппозиции и борьбу с антимонархической эмиграцией.

Возглавил шахскую полицию военный губернатор Тегерана, бригадный генерал Теймур Бахтияр — выходец из кругов крупных землевладельцев, отличившийся в ходе подавления недавних волнений. Его несомненной заслугой в глазах двора был разгром коммунистических ячеек в армии. Бахтияр привел с собой целую команду монархистов с ультраправыми взглядами, которая стала ядром формируемой спецслужбы. Значительную помощь в становлении САВАК сыграли ЦРУ, Моссад, а также разведки Великобритании и Франции.

В Тегеране обосновалась постоянная группа специалистов ЦРУ, которая обучала иранских агентов методам тайной войны, «литерных» операций и контрразведки, технологиям допросов и анализа полученной информации. Сотрудники САВАК периодически выезжали на одну из американских военно-воздушных баз, где совершенствовали знания по тактике проведения допросов. Есть данные, что их обучали методам пыток, которые практиковали гестаповцы.

Антишахская оппозиция являла собой пеструю картину. В нее входили левые силы, прежде всего, члены Народной партии ТУДЕ — коммунисты Ирана; исламисты как умеренного толка, так и представители радикальных группировок; либералы-западники, деятели культуры; независимые журналисты; националисты и сепаратисты; диссиденты… Словом, «инакомыслящие».

Все они называли себя «борцами за свободу», хотя каждая из групп вкладывала в понятие «свобода» собственный смысл. Для либералов-западников «свобода» ассоциировалась с представительной демократией, для исламистов — с возможностью жить согласно предписаниям религии. Впрочем, до поры до времени объединяющим началом для всех оппозиционных партий и течений служила ненависть к династии Пехлеви, к шаху, который якобы «продал страну Америке и Израилю». При этом и коммунисты, и демократы видели в исламистах своего рода «попутчиков», которые могли оказаться полезными в ходе борьбы, но вряд ли стали бы претендовать на власть в случае победы над шахским режимом.

ВЫЖИГАТЕЛЬ «КРАМОЛЫ»

Генерал Бахтияр боролся с «крамолой» железной рукой. Его агентура проникла во все основные подпольные структуры оппозиции. На основании агентурных данных проводились массовые аресты, причем сотрудники САВАК могли действовать без судебного ордера, как и задерживать подозреваемых на длительный срок без предъявления обвинений.

В системе САВАК появились собственные тюрьмы, где, по слухам, узников подвергали зверским пыткам. Воздействовали на чувствительные точки тела электрическим током, избивали утяжеленным хлыстом, вставляли в рот стакан с выбитым дном и вливали через него кипяток, вбивали в тело гвозди, подвешивали грузы к половым органам и так далее.

Генерал Бахтияр требовал от своих людей не церемониться с «бунтовщиками» и «смутьянами». Когда поступала наводка о тайном сборе той или иной оппозиционной группировки, то САВАК устраивал засаду. Схваченные активисты, а также лица, числившиеся в розыске, уничтожались без пощады на месте. Однако в отчетах и в сообщениях для СМИ указывалось, что «бунтовщики» оказали вооруженное сопротивление и были ликвидированы ответным огнем.

Поле деятельности САВАК не ограничивалось лишь территорией Ирана. Шах, пытаясь модернизировать экономику древней страны, направлял на учебу в университеты Западной Европы и США тысячи молодых иранцев. Соответственно перед САВАК ставилась задача негласно контролировать эту студенческую массу. Кроме того, неусыпного внимания требовали эмигрантские антишахские организации, обосновавшие свои штаб-квартиры в ряде мировых столиц.

В результате САВАК приступила к формированию разветвленной агентурной сети в Западной Европе и в США. Еще раньше крупные резидентуры САВАК появились в Южном Ираке, а также в Ливане и ряде других арабских стран. Вербовка велась, в основном, среди проживавших здесь шиитских общин, а также «местных» христиан и иудеев. Главными противниками САВАК на международной арене числились спецслужбы Египта и, конечно же, Советского Союза.

И все же ключевой задачей САВАК оставалась борьба с внутренней оппозицией.

Шах мог быть доволен работой руководителя своей тайной полиции. За неполные четыре года генерал Теймур Бахтияр разгромил основные оппозиционные силы либо загнал их в глубокое подполье. Между тем над головой всесильного генерала, друга Джона Кеннеди, уже собирались грозовые тучи!

Следует, пожалуй, добавить, что, наряду с САВАК, в тот же период была создана еще одна секретная служба — шахская инспекция. Ее возглавил генерал Хоссейн Фардуст, спутник школьных и студенческих лет будущего монарха, человек, которому шах доверял, как себе. Одновременно Фардуст руководил «Специальным бюро сведений», а с 1961 года занимал второй по значимости пост в САВАК, полностью контролируя, таким образом, три шахские спецслужбы.

Задача у Фардуста была специфическая: он собирал компромат на высших должностных лиц монархии. Если тот же Бахтияр обычно встречался с шахом два раза в неделю, то Фардуст общался с монархом по несколько раз на дню.

НЕЖДАННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

Царедворцы нашептали шаху, что генерал Бахтияр готовит против него заговор. Надо полагать, не обошлось в этой истории без подсказки со стороны «инспектора» Фардуста. По другой версии, Бахтияр, находясь с визитом в США, допустил в ходе конфиденциальных встреч со своими заокеанскими коллегами ряд нелояльных высказываний в адрес шаха, о чем американцы не замедлили сообщить «Царю Царей».

Так или иначе, 6 июня 1961 года генерал был отправлен в отставку. Через полгода Теймур Бахтияр эмигрировал из страны. Сначала он жил во Франции, затем перебрался в Женеву, оттуда — в Ливан. За рубежом с бывшим шефом САВАК приключилась любопытная метаморфоза: из «палача и душителя свободы» он преобразился в ярого «борца с тиранией». Пытаясь объединить разрозненные силы иранской оппозиции, он вел переговоры со всеми, кого еще совсем недавно преследовал. Установил контакты с аятоллой Хомейни, с руководством партии ТУДЕ, с опальными сановниками, даже с сепаратистами, боровшимися за отделение провинции Восточный Азербайджан.

Кроме того, выступал по радио и в прессе, активно участвовал во всех крупных антишахских мероприятиях эмиграции. В свою очередь, правительство Ирана объявило Бахтияра в международный розыск, требуя его ареста и выдачи. Вовремя предупрежденный, генерал отправился в Ирак, власти которого приняли его с распростертыми объятьями, посулив любую помощь в борьбе с Пехлеви. Бахтияру и его семье был предоставлен роскошный особняк в престижном районе иракской столицы — с прислугой и охраной. Отставной генерал, отлично знакомый с нюансами тайной войны, принял надлежащие меры, чтобы здесь, в его новом убежище, его не нашла бы пуля подосланного убийцы из «родного» ведомства. А в том, что такого рода попытки будут предприниматься, генерал не сомневался ничуть.

В скором времени при поддержке иракских властей Бахтияр создал в Багдаде антишахский центр с собственной радиостанцией, которая вела регулярное вещание на Иран. Со всех уголков Ближнего Востока и Западной Европы сюда зачастили гости — видные противники шахского режима. Благодаря своей кипучей деятельности, Бахтияр приобрел славу одного из ключевых лидеров оппозиции, с которым негласно поддерживали связь даже лидеры ряда западных стран, упрекавшие шаха в зажиме «демократических свобод».

Вернемся, однако, в Тегеран.

ВЕРНЫЙ СЛУГА РЕЖИМА

Отправив в отставку Бахтияра, шах назначил на его место генерала Хассана Пакравана. Новый шеф САВАК пытался смягчить жесткие нравы, царившие в тайной полиции. В частности, после задержания аятоллы Хомейни генерал распорядился перевести того из тюрьмы под домашний арест и проводил в беседах с ним долгие часы. Когда же в высших кругах обсуждался вопрос о том, не следует ли приговорить строптивого религиозного авторитета к смертной казни «за призывы к свержению государственного строя», то Пакраван убежденно заметил, что «это вызовет гнев простого народа Ирана».

В конечном счете Хомейни был выслан из страны. Спустя какое-то время Пакравана отправили в отставку. По мнению шаха, его тайная полиция нуждалась в более твердом руководителе.

Новым шефом САВАК с 1965 года стал начальник императорской гвардии «бессмертных» генерал Нематолла Нассири, имевший, в отличие от своего «прогрессивного» предшественника, имидж «твердолобого» мастодонта-традиционалиста, несгибаемого защитника шахского режима. Несмотря, однако, на свой консерватизм, генерал отличался яркой харизмой, организаторскими способностями и, если можно так выразиться, творческим подходом к делу. Приняв в свои руки бразды правления тайной полицией, Нассири ознакомился с работой всех ее служб и нашел, что система находится «в плачевном состоянии». Генерал провел полную реорганизацию САВАК, заодно избавившись от сотрудников, выступавших за диалог с оппозицией, как и от тех, кто был уличен в коррупции или некомпетентности. Новые департаменты САВАК получили строгое указание резко активизировать борьбу с подпольем, особенно с экстремистскими религиозными группировками. Снова начались массовые аресты, убийства активистов, якобы оказавших вооруженное сопротивление. Впрочем, справедливости ради надо признать, что вооруженное сопротивление со стороны радикалов тоже не было редкостью.

Порой Нассири высказывал довольно оригинальные идеи. В частности, он предложил шаху установить контакты с советскими спецслужбами на предмет закупки у них «контрразведывательной техники». Шах, по совету американских друзей, приказал генералу забыть об этой инициативе: следовало решить более неотложные дела.

Выпады окопавшегося в Ираке Бахтияра раздражали шахиншаха все сильнее, и однажды Нассири получил задание разработать операцию по устранению «предателя», но исполнить все в таком виде, чтобы его смерть выглядела как несчастный случай.

УБИЙСТВО НА ОХОТЕ

По сведениям агентуры, Бахтияра охраняли иракские спецназовцы. Телохранители находились не только внутри дома, но и на подходах к нему. В поездках Бахтияра сопровождал внушительный конвой. Да и сам отставной генерал держался настороже.

Как тут быть? Что ж, генерал Нассири доказал, что не зря занимает кресло начальника тайной полиции шаха. Он лично продумал все детали предстоящей операции.

События развивались так. Спустя какое-то время в небе над Ираном разыгралась драма. Группа «борцов за свободу» захватила в воздухе пассажирский самолет и, угрожая взрывом на борту, вынудила экипаж изменить курс и произвести посадку в Ираке. Никто, конечно, не догадывался, что под видом угонщиков действуют агенты САВАК.

В Багдаде мнимых террористов встречали как героев. Генерал Бахтияр пожелал лично побеседовать с «самоотверженными борцами», пригласив их к себе домой. Молодые люди произвели на него благоприятное впечатление, и он оставил одного из них в своем окружении.

12 августа 1970 года Бахтияр устроил большую охоту в плавнях, на которую созвал многочисленных гостей. Охотники рассредоточились по территории, покрытой густой растительностью, которая скрывала их друг от друга. Рядом с Бахтияром находился верный телохранитель, вооруженный автоматом советского производства. Сам генерал имел при себе скорострельную винтовку, пистолет и холодное оружие. Охотники, охваченные азартом погони, утратили представление о времени.

Наконец кто-то спохватился, что давно уже не видно генерала Бахтияра. Бросились его искать. Генерал лежал в густой траве, без сознания, но еще дышал. На его одежде расплылись кровавые пятна от пяти или шести пулевых ранений. Рядом простерся его телохранитель с пулевым отверстием во лбу.

Генерала доставили в центральную больницу Багдада, где он, не приходя в сознание, скончался после хирургической операции. Государственная комиссия, расследовавшая происшествие, пришла к единодушному заключению, что имел место несчастный случай. Подобные инциденты, увы, не редкость на большой охоте. Оппозиция тоже не подвергала сомнению эту версию. И только через десять лет шах, уже находившийся в изгнании, в интервью французскому журналисту признался, что генерал Бахтияр был ликвидирован по его, шаха, указанию тайной полицией. Иными словами, первого шефа САВАК убила структура, взращенная им же.

После удачной акции в Ираке шах стал больше доверять Нассири и даже одарил его своей дружбой, что подразумевало множество материальных выгод. По утверждению историков разведки, Нассири превратился в одного из богатейших людей «каспийского побережья». В свою очередь, Нассири, ценя расположение монарха, продолжал верой и правдой служить ему, понимая под службой беспощадную борьбу с «инакомыслием».

Он отладил до мелочей карательный механизм и тщательно следил, чтобы тот не давал сбоев. При Нассири увеличилась численность тайной полиции. По данным исламистов, она составила 15 тысяч человек, а вместе с осведомителями — до 60 тысяч. Именно при Нассири тайная полиция САВАК приобрела жуткую славу организации, при одном упоминании которой вздрагивали даже первые сановники монархии.

Сам же генерал являлся в глазах оппозиции, да, пожалуй, и большинства простых жителей Ирана, «садистом и палачом», вдохновителем изощренных пыток, самым ненавистным в стране человеком, одним из столпов и символов шахского режима. Его положение при дворе было таким прочным, что, казалось, Нассири и руководимая им тайная полиция будут еще долго наводить ужас на людей.

ЗАПОЗДАЛЫЕ УСТУПКИ

Но времена менялись. Начиная с 1976 года Иран охватил экономический кризис. Стало ясно, что без реформ не обойтись. Но реформы, если и проводились, то с опозданием. Оппозиция же становилась все более радикальной, выдвигая политические лозунги с требованиями, в частности, возвращения в страну аятоллы Хомейни и роспуска ненавистной тайной полиции.

4 января 1978 года тегеранцы собрались на площади перед шахским дворцом, протестуя против визита президента США Джимми Картера. САВАК открыла огонь по митингующим, не дожидаясь приказа шаха. Революция обрела новых мучеников.

Волна выступлений нарастала с каждым месяцем. У демонстрантов появились немыслимые еще недавно лозунги: «Американский шах!» и даже «Смерть шаху!».

6 июня Пехлеви пошел на половинчатую уступку, отправив Нассири в отставку и тут же назначив его послом в Пакистане. Тайную полицию возглавил генерал Нассер Могадам, занимавший до этого в САВАК должность начальника 3-го департамента (внутренняя разведка и безопасность).

Могадам считался представителем новой волны иранских военных. Он выступал против применения пыток и располагал широкими связями в рядах оппозиции, в том числе среди исламских фундаменталистов.

Еще до своего назначения он направил шаху конфиденциальное письмо, где призывал «для благополучия страны принести в жертву некоторых представителей власти, близких к шахской семье, императрице, и приближенных к придворным кругам особо коррумпированных лиц, а также начать конструктивный диалог с высшим шиитским духовенством». Но и «прогрессисту» Могадаму не удалось сбить накал революционных настроений в стране. То в одной, то в другой части Ирана вспыхивали очаги напряженности, для подавления которых использовались специально обученные отряды САВАК. Сотрудникам тайной полиции приходилось то и дело открывать огонь на поражение, нередко поддаваясь на провокации противоборствующей стороны. Счет убитым исламским активистам и агитаторам шел на сотни, слухи об этом распространялись среди населения, обрастая ужасными подробностями, отчего чаша народного гнева вскипала еще яростнее. Позже Пехлеви признавался журналистам, что с лета 1978 года он не знал, кто представляет для него большую опасность — исламские революционеры или собственные спецслужбы.

В начале ноября шах решил, наконец, дать ход предложению Могадама. Тайная полиция получила приказ арестовать 13 наиболее одиозных чиновников режима. В списке оказался и бывший шеф САВАК Нассири. Тот, зная о предстоявшем аресте, мог бы остаться за границей, но предпочел вернуться из Пакистана на родину. В скором времени генерал оказался за решеткой.

Однако вождям оппозиции, умело направлявшим движение наэлектризованных народных масс, уже и этого было мало. Когда в первых числах 1979 года шах поручил сформировать новое правительство лидеру либералов Шапуру Бахтияру (не путать с Теймуром Бахтияром), то аятолла Хомейни, духовный лидер нации, заявил из Парижа, что не считает это назначение законным.

Между тем Шапур Бахтияр сообщил о своем намерении распустить тайную полицию. Хотя армия и спецслужбы до последнего сохраняли верность своему монарху, Реза Пехлеви все же принял решение покинуть бурлящую страну.

КАМПАНИЯ РАСПРАВ

16 января личный «боинг» шаха принял на борт «Царя Царей» и его семью и, в сопровождении истребителей и вертолетов, поднялся в воздух, взяв курс на Каир.

23 января Шапур Бахтияр подписал указ о прекращении деятельности САВАК, в котором рекомендовал сотрудникам тайной полиции разойтись по домам.

В последующие дни в Тегеране и других городах прошли погромы офисов САВАК. В одном из тегеранских отделений этой спецслужбы толпа застала его начальника генерала Таги Латифи, которого растерзала на месте.

1 февраля в Тегеран прилетел аятолла Хомейни, а уже 12 числа его сторонники повсеместно взяли власть в свои руки, буквально тут же начав кампанию расправ над сторонниками шаха. Революционные комитеты и трибуналы не успевали выносить смертные приговоры. Тогда же новые власти объявили, что за 22 года существования тайной полиции САВАК в ее застенках были замучены 380 тысяч человек.

Находившийся в тюрьме генерал Нассири был подвергнут тем же пыткам, которые практиковали его сотрудники по отношению к оппозиционерам. Ревтрибунал приговорил его к смертной казни, и уже 15 февраля третий по хронологии шеф САВАК был расстрелян. Как говорится, «садист и маньяк» получил свое.

Не избежали подобной участи и «мягкотелые» генералы Пакраван и Могадам. Правда, их расстреляли двумя месяцами позже. Таким образом, ни один из четырех руководителей САВАК не умер собственной смертью.

Репрессиям, причем в первый же период революции, подверглись тысячи сотрудников САВАК, а также их осведомители. Но вот какой нюанс: расправу чинили, в основном, над теми из них, кто «запятнал» себя борьбой с исламской оппозицией или же был известен как твердый сторонник шаха. Сотрудники же, служившие во внешней разведке САВАК, особенно на иракском направлении и по странам Персидского залива, практически не пострадали.

Был арестован и «серый кардинал» шаха, 4-звездный генерал Хоссейн Фардуст. Ожидалось, что вот-вот появится сообщение о его расстреле. К удивлению многих, вскоре он оказался на свободе.

А загадка решается просто: победившие исламисты готовились создать новую спецслужбу, и им требовались для этого подготовленные кадры, владевшие всеми секретами своей древней профессии.


Читать далее   >


9 мая 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820