Одиссея Василия Кука
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«СМ-Украина»
Одиссея Василия Кука
Дмитрий Веденеев
историк
Киев
469
Одиссея Василия Кука
В студенческие годы Василий Кук участвовал в спортивном «сокольском» движении

Последний командарм Украинской Повстанческой армии (УПА) Василий Степанович Кук скончался в Киеве 9 сентября 2007 года. Человек-легенда, он пережил Советский Союз и увидел независимость Украины.

СЕМЬЯ КАЗНЕННЫХ И СОСЛАННЫХ

«Очень приятно, что мы, наконец, встретились, Василий Степанович» — приветствовал важного пленника замначальника отдела Секретно-политического управления КГБ УССР майор Григорий Клименко. «Долго же вам пришлось за мной гоняться» — ответил только, что захваченный спецгруппой в лесном бункере Василий Кук, последний лидер движения ОУН и УПА в Западной Украине. Этот день, 23 мая 1954 года, ознаменовал окончание организованного вооруженного сопротивления коммунистическому режиму в Украине.

Лемиш, Ле, Коваль, Юрко, Медведь, Василий Лиманыч, инженер Лука Лемишка, Безымянный, Кочегар, С-Вар, 789/1, 11/315, 100… Если встретите эти псевдонимы в материалах украинского повстанческого движения, ориентировках польской полиции или советских органов госбезопасности, то знайте, под ними фигурирует один человек — Василий Кук.

Будущий член Центрального провода (руководства) Организации украинских националистов С. Бандеры (ОУН-Б) родился 11 января 1913 года в селе Красне Золочевского уезда на Тернопольщине, на территории тогдашней Австро-Венгрии. Отец его — Степан Кук работал на железной дороге, мать Прасковия опекала восьмерых детей.

Трагическая судьба западноукраинских земель полной мерой отразилась на судьбе близких родственников Василия Кука. Кроме двух умерших в детстве, все его братья и сестра были активными участниками национально-освободительного движения, подвергались репрессиям: Илярия Кука казнили в 1938 году поляки, в сентябре 1939 года его участь разделил Илько, в 1940 году уже советская Фемида приговорила к восьми годам лагерей Филимона, Иван получил от «советов» восемь лет в том же 1940-м, и еще «червонец» в 1949 году. Сестра Ева умерла в 1946-м. Родной дядя Аксентий Постолюк и 20-летний кузен Ярослав в 1943 году погибли от рук участников польских националистических формирований во время печально известной Волынской резни. Нетрудно понять, что страдания и смерть родственников не в последнюю очередь определили непримиримое отношение Кука к польскому и советскому режимам.

Юность Василия пришлась на период, когда развивалось украинское скаутское и спортивно-патриотическое движение. Члены таких обществ, как «Пласт», «Сечь», «Сокол», «Луг» не только занимались спортом, но и ходили в походы, приобретая навыки выживания в лесах. Практически все будущие функционеры ОУН и ведущие командиры УПА прошли эту школу. В 1925–1928 годах Кук также стал членом «Пласта», «Сокола», сотрудничал с «Просвитой».

Спустя годы, уже находясь во внутренней тюрьме КГБ УССР в Киеве, Василий Степанович почти не притрагивался к пище. Оперработники участливо спрашивали, отчего тот «плохо кушает» (боялись, что «особо опасный государственный преступник» уморит себя голодом). Но Кук успокаивал их: «Если бы я хотел умереть, то давно бы сделал это — у меня есть свои способы еще с польских времен…». И переводил разговор в шутливое русло: «Вот вы сводите меня в ресторан, выпили бы винца или водочки, глядишь — и аппетит появится».

С АВТОМАТОМ В РУКЕ И «КАПИТАЛОМ» В ГОЛОВЕ

Сколь это ни покажется странным, Кук скорее придерживался левых, социалистических взглядов. В наше сознание коммунистической пропагандой и наукой внедрен тезис об «украинских буржуазных националистах». Но справедливо ли это? «Буржуазными» обзывали и «народника» Михаила Грушевского, и почти стопроцентно социалистическую Центральную Раду, и разночинскую ОУН, и преимущественно крестьянскую УПА. Первый же программный документ ОУН предусматривал, что крестьяне должны получить без выкупа помещичьи земли. Основу сельского хозяйствования составляла бы частная крестьянская собственность на землю, совмещенная с механизмами государственного регулирования отношений «купли-продажи». Правительство должно был заботиться о повышении производительности и агротехнического уровня крестьянского руда.

Тяжелая и военная промышленность подлежали переходу в государственную собственность. Другие производства оставались в собственности отдельных лиц и организаций, и функционировали на основе свободной конкуренции и частной инициативы. Государство бралось оказывать содействие развитию разных форм кооперации в городе и на селе, обязывалось обеспечить социальные гарантии — 8-часовой рабочий день, арбитраж при решении производственных конфликтов, помощь безработным, пенсионное обеспечение.

Коренное изменение идейно-политических приоритетов ОУН-Б, отказ от антигуманного, во многом ксенофобского, «интегрального национализма» состоялось на III Чрезвычайном Большом сборе (август 1943 года), где состоялось принятие новой Программы организации, построенной на началах социальной справедливости, демократии, уважения к правам человека и национальных меньшинств. В известной работе руководителя референтуры пропаганды ОУН Петра Федуна «Кто такие бандеровцы и за что они борются» (1948 год) речь шла о необходимости введения общественной собственности на средства производства, устранении эксплуатации человека человеком, утверждении бесклассового общества!

Для понимания чуждости большинству украинцев капиталистических идей Куку очень многое дало руководство подпольем ОУН в индустриальных областях юго-востока УССР в 1942–1943 годах: на допросах в КГБ он признавал, что идеи националистов и курс на возрождение частной собственности не встречают поддержки у «схидняков». Жители Востока республики, признавал документ Центрального провода ОУН (Б), в основном русофилы и для них «понятие самостийной Украины — как для нас самостоятельная Гуцульщина».

Уже в послевоенные годы Василий Степанович критически относился к капиталистическому образу жизни, к своекорыстной политике Запада относительно Украины.

В одном из бункеров, где укрывался «полковник Коваль», нашли копию и английский перевод письма «группы украинских политических деятелей» Уинстону Черчиллю, датированного апрелем 1946 года. В нем содержался разбор знаменитой речи в Фултоне, знаменовавшей собой начало «холодной войны». Лидеры ОУН требовали от Запада признания суверенных прав Украины и свободы в выборе социально-экономического устройства. В августе 1950 года лидеры повстанцев подготовили письмо о содержании радиопередач на Украину «Голоса Америки». Фактически это была критика политических установок администрации США, которая, в частности, не учитывала отношения к капитализму значительной части населения УССР и того, что ОУН выступает за плюрализм форм собственности.

Далеко не «буржуазные» высказывания Кука пересказал чекистам и его близкий соратник, член Провода ОУН-Б, сын батрака Василий Галаса (захваченный спецгруппой МГБ 11 июля 1953 года): «Мы стоим у своей могилы, идти на Запад мне смысла нет. Я и 10 километров не пройду, сведет болью желудок. Лучше честно погибнуть здесь, но не видеть скандалов этих панов (имелись в виду острые разногласия в националистических организациях за кордоном — Авт.). Лучше идите Вы, друже, Вы сами из «черни», и будете защищать «чернь». А меня на Западе считают марксистом, мы же осуждаем капитализм. Но попробуйте предложить им прочесть «Капитал» Маркса — сразу же обзовут большевистским агентом».

В МОЛОДЕЖНОМ «РЕЗЕРВЕ»

Будучи гимназистом, Василий Кук подружился со своим одноклассником Ярославом Лехом. Приятель давал ему читать нелегальный журнал Украинской войсковой организации (первой организационной формы движения украинских националистов) «Сурма», издававшийся в Литве. В нем, помимо антипольских статей, регулярно печатались материалы о деятельности революционных или экстремистских движений. Видимо, это были первые уроки конспирации, признанным мастером которой Василий Степанович станет впоследствии.

В 1928–1929 учебном году Василий становится членом «Юнацтва» (молодежного резерва ОУН), и тем самым вступает в ряды национального движения. В следующем году ему уже доверяют руководство «юнаками» Золочевской гимназии и одноименного уезда. Отвечая в 2001 году на вопросы журнала «Захист», Василий Степанович так охарактеризовал мотивы, толкнувшие его к вступлению в ряды борцов за независимую Украину: «Если вы человек, если вас оскорбляют и унижают как украинца, презирают ваш язык, хотят держать в ярме и хозяйничать на вашей земле — вы не можете не ощутить желания бороться за свой народ, за свою державу. Я сознательно стал на путь борьбы, ясно понимая, какие нелегкие испытания меня ждут на нем. Да и разве можно отсиживаться, когда отстреляли почти всю нашу интеллигенцию, создали искусственный голод, массово вывозили украинцев и уничтожали как нацию? Не только я, но и другие люди брали в руки оружие, или вели борьбу в тех формах, которые были наиболее целесообразны на том или ином историческом этапе».

Активизируется и работа Кука по линии ОУН. В 1931–1932 годах он устанавливает контакты с членами Краевой экзекутивы ОУН (КЭ ОУН), будущим известным деятелям подполья ОУН Дмитрием Мироном, Ярославом Стецько, Ярославом Старухом. По поручению КЭ ОУН он часто выполнял курьерские задачи: перевозил оружие и взрывные материалы во Львов из краковской лаборатории Ярослава Карпинца и Николая Клымишина. Доставлял нелегальную литературу в Луцк и Ровно. Гимназиста Василия несколько раз задерживала польская полиция, но после двух суток ареста за недостатком доказательств его отпускали. Первая серьезная отсидка случилась в 1933-м, когда пришлось провести полгода в Золочевской тюрьме за распространение националистических листовок.

В сентябре 1933 года — новый арест. Вместе с братом Илярием за саботаж и по подозрению в поджоге польских имений он получает 14 месяцев тюрьмы, однако апелляционный суд увеличивает срок до 2,5 лет. На судебном процессе их защищал известный галицкий адвокат Степан Шухевич (дядя будущего командующего УПА Романа Шухевича). Через три года братья вышли на свободу (по амнистии в связи со смертью Ю. Пилсудского), и Василий вновь возглавил ОУН на Золочевщине, работая под прикрытием продавца. Однако искушать судьбу больше не стал, и в мае 1937 года перешел на нелегальное положение — тогда неизвестные убили помещиков Ясинских, и Кук опасался угодить полиции «под горячую руку». По его словам, «стал профессиональным революционером-подпольщиком, вооруженным револьвером и гранатами», «проводил массовое ночное идейно-политическое обучение рабочих и ремесленников на окраинах Львова».

КОНСПИРАЦИЯ — МАТЬ ПОРЯДКА

Противостояние опытным правоохранительным органам Польши требовало от ОУН суровой конспирации. В этих условиях Василий Кук становится разработчиком «катехизиса конспиратора». В 1937 году он выполняет особо важное задание — создает подпольную типографию Краевого провода ОУН в селе Угрынов на Тернопольщине. В ней печатаются листовки, пропагандистские, учебные материалы и подготовленная Василием Степановичем (под псевдонимом «агроном-инженер Лука Лемишка») своеобразная энциклопедия конспиративной работы — брошюра под безобидным названием «Пахотные буряки» (1938). Работа, экземпляр которой сохранился в фондах Центрального государственного архива высших органов власти Украины, подробно описывала методы оперативно-розыскной работы полиции и контрразведки, основы конспиративного поведения подпольщика, способы уклонения от наружного наблюдения и организации тайных встреч. Излагались приемы использования паролей, применения тайнописи, шифров, хранения нелегальных архивов, способы перехода границы и многое другое, полезное для борцов «тайного фронта».

При деятельном участии Василия Степановича в Подгаецком уезде Тернопольщины создается специальная школа по подготовке кадров профессиональных революционеров для других регионов. Кук-«Лемиш» организует ряд учебных курсов для подготовки младших командиров и «стрельцов». В подпольной типографии выходит написанная им книжка по применению «карманной артиллерии» — «Гранатная подготовка»…

Уже после 1954 года, когда Кука и его супругу сотрудники КГБ повели в киевский музей В.И.Ленина, восторг «старого» нелегала вызвал макет подземной типографии большевиков, функционировавшей во времена царизма в Закавказье. «Настоящая краивка!» — восхитился пленник (конспиративное убежище подполья ОУН, советское название «схрон» — прим. авт.).

Даже находясь под усиленным наблюдением во внутренней тюрьме КГБ в Киеве, «инженер-агроном» старался применить конспиративные ухищрения: на прогулках определенное количество раз хлопал шапкой, словно отряхивая, то по одной, то по другой ноге (показывая 64-й номер своей камеры для других заключенных), оставлял условные пометки в туалетной кабине, в книгах отчеркивал слова и просил передать жене.

ГОТОВЯСЬ К ПОХОДУ

По приказу Краевой экзекутивы ОУН, осенью 1939 года Василий Кук был направлен в город Сянок (юго-восток Польши), который в то время находился уже под немецкой оккупацией. Предполагалось, что именно оттуда, при покровительстве германских властей, он будет организовывать разведывательно-подрывную работу против органов Советской власти, установившей свой контроль над землями Галичины и Волыни.

В 1940–1941 годах Кук принимал деятельное участие в работе Военного штаба ОУН-Б, прошел командирскую («старшинскую») подготовку в Кракове (1941 год) и сам преподавал основы партизанской борьбы на военных курсах для членов ОУН, созданных с санкции и при поддержке немецких спецслужб. Однако нельзя не отметить, что ОУН, по словам Василия Кука, тайно от немцев наставляла выпускников специальных учебных заведений: попав на территорию СССР, они должны связываться не с нацистами, а с местным подпольем.

Апрель 1941 года знаменовался для «Лемиша» вхождением в высшее руководство ОУН-Б. Тогда, на ІІ Большом сборе (съезде) бандеровцев, он выступил с речью, после чего вошел в состав Центрального провода в качестве организационного референта (по сути, человека номер два в иерархии национал-радикального движения).

Василий Кук-«Лемиш» также принял участие в работе Повстанческого штаба, организовывал нелегальные переходы через границу курьерских групп, получал разведывательные отчеты подпольщиков, обобщая информацию о положении в «подсоветской» Украине, занимался технической подготовкой кадров ОУН для дальнейшей работы в различных регионах УССР. Следует отметить, что разведывательная деятельность была налажена с большим размахом и эффективностью, да и кадры Кук готовил соответствующие. Как отмечалось в ориентировке 3-го Управления (военная контрразведка) НКГБ СССР от 31 мая 1941 года, «оуновцы-нелегалы представляют собой хорошо обученные относительно нелегальной техники, закаленные и весьма агрессивные кадры. Как правило, при арестах... оказывают вооруженное сопротивление, стараются покончить самоубийством. Оуновцы, заподозренные в сотрудничестве с Советской властью, физически уничтожаются».

Ближайшие политические задачи четко сформулировал Манифест Провода ОУН-Б изданный в декабре 1940 года: «Только через полный развал московской империи и путем Украинской Национальной Революции и вооруженных восстаний всех угнетенных народов добудем Украинскую Державу и освободим подневольные Москве народы».

Весной 1941 года Василий Кук организовал и возглавил Центральный штаб Походных групп членов ОУН-Б, предназначенных для действий в восточных регионах Украины. Эти формирования должны были, продвигаясь вместе с немецкими войсками, вести пропаганду возрождения украинской державы, демонтировать советскую и создавать подконтрольную ОУН администрацию. Незадолго до начала войны «Лемиш» вошел во Львовскую группу из 20 руководящих функционеров ОУН-Б во главе с Ярославом Стецько, задачей которой было как можно быстрее добраться до исторического центра Галичины, и организовать провозглашение Украинского государства. Кук отвечал за организационно-технические вопросы, связи с местными звеньями ОУН-Б и переброску группы ко Львову. Однако, состоявшееся, провозглашение независимой Украины было дезавуировано немцами, что привело к радикальному изменению политической ситуации.

СНОВА ПОДПОЛЬЕ

В июле 1941 года Василий Кук возглавил Киевскую группу из примерно 30 ведущих членов ОУН, собиравшуюся повторить в Киеве «львовскую акцию». Однако план реализовать не удалось. В конце лета немцы арестовали «Лемиша» в Василькове и поместили его в концлагере в Белой Церкви. Затем были тюрьмы в Житомире, Ровно, Луцке. Из последней ему организовали побег, после чего он возглавил Провод ОУН-Б по Юго-Восточным землям, действовавший в Донецком и Криворожском бассейнах, индустриальном Приднепровье, Крыму, Одессе и так называемой Трансистрии (земли юго-запада Украины, «подаренные» фюрером союзной Румынии земли юго-запада Украины).

Походные группы ОУН-Б создали здесь Киевский и Южный (Днепропетровский) краевые проводы, объединявшие 14 областных и 30 окружных (около тысячи участников). В частности, Южный краевой провод (руководители — Зенон Матла, с лета 1942 года — Василий Кук, референт — Б. Яворский) делился на Запорожский, Днепропетровский и Кировоградский областные, Днепропетровский и Одесский городские проводы. Областные проводы (как правило, 50–100 активных подпольщиков) делились на два — окружной и районный.

Структуру и деятельность подполья ОУН-Б на Востоке достаточно подробно описал сам Кук во время допросов в КГБ УССР. Его ближайшими помощниками выступали референт пропаганды Логуш («Иванив») и организационный референт Петр Дужий. Днепропетровский окружной провод возглавляли Петр Олийнык. Криворожский окружной проводник «Вермен» был расстрелян немцами. В Запорожском областном проводе (Запорожский и Мелитопольские окружные звенья) работало до 50 человек.

В целом работа на востоке стала серьезным испытанием для идеологии «интегрального национализма», провозглашавшей лозунги «Украина для украинцев» и «Нация превыше всего». Не случайно уже упоминавшийся «прогрессивный» проект новой программы ОУН, принятой в августе 1943 года, разработала именно группа подпольщиков во главе с Василием Куком и Омельяном Логушем. В частности, «Лемиш» предлагал ни в коем случае не восстанавливать против ОУН население восточных областей лозунгами возрождения капитализма.


Читать далее   >


28 мая 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86743
Виктор Фишман
69681
Борис Ходоровский
61946
Богдан Виноградов
49171
Сергей Леонов
40494
Дмитрий Митюрин
35744
Сергей Леонов
32929
Роман Данилко
30849
Светлана Белоусова
17734
Борис Кронер
17582
Дмитрий Митюрин
16998
Татьяна Алексеева
15908
Наталья Матвеева
15411
Светлана Белоусова
15259
Наталья Матвеева
14511
Александр Путятин
14401
Алла Ткалич
13077