Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 2
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №24(384), 2013
Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 2
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
425
Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 2
Судетские немцы сносят пограничные столбы на чехословацко-немецкой границе

На первом этапе советско-чехословацкое сотрудничество в шпионской сфере курировалось с советской стороны по линии военной разведки. Но в 1937 году Сталин принял решение поручить эти контакты НКВД. В апреле в Прагу прибыл в качестве резидента советской внешней разведки Петр Зубов. Это был период, когда Гитлер уже публично высказывал свои притязания на Судетскую область.


Часть 1   >

«ЗАГОВОРЫ ВОЕННЫХ»

Генерал-лейтенант НКВД Павел Судоплатов вспоминал в своих мемуарах, что в 1938 году президент Чехословакии Эдуард Бенеш обратился к Сталину с просьбой поддержать его закулисные действия по свержению правительства Стоядиновича в Белграде, проводившего враждебную чешскому руководству политику. Сам по себе этот факт красноречиво иллюстрирует весьма доверительный уровень конфиденциальных отношений между Сталиным и Бенешем.

Решения югославского правительства, которое все заметнее дрейфовало в сторону поддержки политики фашистской Германии, вызывали неудовольствие и у Сталина. Вождь поддержал идею переворота в Белграде в пользу патриотических сил и дал указание НКВД финансировать сербских офицеров-боевиков, которые должны были непосредственно возглавить заговор и подбор которых взяла на себя чешская разведка.

Для передачи денег в сумме 200 тысяч долларов в Белград тайно выехал Петр Зубов. Однако непосредственное общение с заговорщиками глубоко разочаровало нашего разведчика. Он увидел перед собой авантюристов, за которыми не стояло никакой реальной политической силы.

Денег он так и не передал, в результате попытка заговора провалилась.

Когда Сталину доложили о дерзкой инициативе Зубова, то вождь пришел в ярость. Он велел отозвать Зубова на родину и арестовать его. Зубов оказался в Лефортовской тюрьме. Его жестоко пытали и избивали по приказу Кобулова, который, между прочим, в былые времена, приезжая из Грузии в Москву, всегда останавливался у Зубова дома. Но разведчик упорно отрицал свою вину, доказывая следователям, что задание вождя он выполнил – встретился с заговорщиками, но не стал передавать «шайке авантюристов деньги рабочих и крестьян».

Между тем чехи долго гадали, куда же, да еще так внезапно, исчез русский резидент?

Показательно, что Стоядинович, стремившийся к усилению личной власти, был вскоре отстранен с поста главы правительства безо всякого заговора – после того, как в декабре 1938 года проиграл выборы в скупщину.

Куда более громкий резонанс в плане сотрудничества двух разведок имело «дело Тухачевского».

По одной из версий, именно Моравец, ставший к тому времени главой службы разведки, получил первоначальную информацию о «заговоре военных» в СССР от своего агента в Швейцарии Карела Седлачека. В деле якобы фигурировала «красная папка» с документами, обличающими Тухачевского как главного заговорщика и сторонника укрепления связей с вермахтом. Моравец доложил об этом Бенешу, тот поделился информацией с советским послом в Праге Александровским, и колесо завертелось.

Вообще, относительно этой истории существует множество версий с полярными суждениями. Тот же Судоплатов пишет, что обвинения против Тухачевского были построены исключительно на его признательных показаниях, выбитых, очевидно, под пытками, и что он, Судоплатов, руководивший разведкой на германском направлении, никогда не видел ни документов из пресловутой «красной папки», ни самой папки.

Однако остается фактом, что Бенеш, в отличие, например, от французов и англичан, не выразил своего неодобрения по поводу казни прославленного маршала и последующей волны репрессий среди советского военного командования. По мнению Судоплатова, целью Бенеша было получение полной поддержки политики Чехословакии, как на Балканах, так и в Европе в целом, со стороны Сталина. В этом же направлении была ориентирована и чешская разведка. Чехам, осведомленным о происходивших в СССР процессах, оставалось лишь принимать к сведению факты внезапного исчезновения ряда ключевых советских коллег, с которыми они планировали те или иные совместные акции.

Так, в январе 1937 года советский военный атташе в ЧСР полковник Шнитман заручился согласием фирмы «Шкода» бесплатно передать СССР права на производство 76-мм горных орудий, а также соответствующие чертежи и приспособления. Еще в марте Шнитман вместе со своим помощником военным инженером Ветвицким участвовал в завершающих переговорах по этому вопросу. Но вскоре обоих офицеров отозвали на родину. В Прагу они уже не вернулись. А 7 июня советское посольство уведомило власти ЧСР о назначении новым военным атташе капитана Ситова. Шнитман и Ветвицкий были расстреляны в августе того же года.

РАЗВЕДКА В ИЗГНАНИИ

Чешская разведка добыла немало достоверных сведений касательно планов Гитлера аннексировать Судетскую область, а затем оккупировать и расчленить всю страну. Однако политики из Праги, убаюканные риторикой лидеров Франции и Великобритании, продолжали свято верить в то, что эти державы сумеют обуздать агрессивность фюрера и гарантировать неприкосновенность границ ЧСР. Им было невдомек, что Англия и Франция, по выражению Гитлера, «уже втихомолку списали со счетов Чехию».

Аналогично, тремя годами позже Сталин точно так же не желал верить своим разведчикам, сообщавшим точную дату нападения фашистов на СССР.

Лишь после Мюнхенских соглашений в Праге наступило отрезвление, но было уже поздно. 2 октября 1938 года германские части вошли в Судетскую область, а через неполных полгода, 15 марта 39-го, захватили центральные районы Чехии. Одновременно, с милостивого соизволения Гитлера, поляки и венгры отхватили от страны-соседки свои куски «пирога», а Словакия объявила о «независимости» – под нацистским зорким оком, разумеется.

Хорошо вооруженная и обученная миллионная чехословацкая армия оставалась в казармах, лишь в городе Мистек рота капитана Карела Павлика оказала вооруженное сопротивление агрессору.

Чехословакия как независимое государство исчезла с политической карты мира, вместо нее был образован куцый «протекторат Чехии и Моравии».

Показательно, что вслед за частями вермахта в Прагу ворвались формирования германских спецслужб, одной из основных задач которых был захват архивов чешской разведки. Однако взорам агентов СД и гестапо предстали пустые полки. Буквально за несколько часов до вторжения полковник Моравец арендовал самолет голландской авиакомпании и вывез на нем в Лондон все секретные материалы своего ведомства.

В Лондон же перебрались члены чехословацкого правительства в изгнании, как и Бенеш, вновь занявший пост президента. Сложилась парадоксальная ситуация: государства как такового уже не существовало, но его разведка, сохранившая все агентурные сети в Европе, продолжала действовать. По-прежнему находился на связи агент А-54. Продолжалось и полноценное сотрудничество с советской разведкой, но, вместе с тем, чехи делились получаемой информацией также с британцами.

С нашей стороны для координации действий в Лондон был направлен резидент НКВД Иван Чичаев под «крышей» поверенного в делах СССР при союзных эмигрантских правительствах. Особо важные данные президент Бенеш лично передавал советскому послу Майскому.

О многочисленных акциях, проведенных советской разведкой в 1939–45 годы на основе информации, предоставленной чешскими коллегами, надо рассказывать отдельно. Здесь же отметим лишь то обстоятельство, что в своих данных, адресованных чехам, а от них попавших в Москву, агент А-54 неоднократно указывал на конкретные подробности подготовки германского вторжения в СССР, а затем назвал и его точную дату. Но и эти сведения были проигнорированы Кремлем.

Поток ценной информации от А-54 внезапно прекратился в марте 1942 года. Уже позднее выяснилось, что Тюммель был вычислен гестаповцами и арестован. Его делом занимался лично Гейдрих. Тюммеля отправили в концлагерь, где он был казнен в конце апреля 1945-го.

По утверждению ряда историков, полковник Моравец был завербован советской разведкой. Под псевдонимом «Барон» он передавал своему куратору весь объем информации, получаемой его спецслужбой из множества независимых друг от друга источников.

Что касается Петра Зубова, то в 1941 году, вскоре после начала войны, его опыт оказался вновь востребованным. Зубова освободили, и он снова начал работать в аппарате НКВД, занимаясь подготовкой и заброской в тыл противника разведывательно-диверсионных групп.

В январе 1948 года по заданию Сталина и Молотова выезжал вместе с Судоплатовым в Прагу, где чекистам удалось склонить президента Бенеша к добровольной передаче власти коммунистам.


28 декабря 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633