Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 1
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №24(384), 2013
Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 1
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
467
Москва и Прага – шпионская дружба. Часть 1
Роль Праги как шпионского центра сами же чехи высмеяли в фильме «Конец агента»

Бытует мнение, что в 1930-х годах у советской нелегальной разведки не было в Европе союзников на государственном уровне – одни лишь враги и недоброжелатели.
Это не так. 16 мая 1935 года в Праге, по инициативе местных властей, был подписан советско-чехословацкий договор о взаимной помощи, предусматривавший укрепление дружественных связей не только между вооруженными силами двух государств, но также между их спецслужбами. 

Уже летом того же года Прагу посетила представительная делегация советской военной разведки – Разведупра Рабоче-Крестьянской Красной Армии – во главе с заместителем начальника этой спецслужбы Артуром Артузовым. От чехословацкой стороны в конфиденциальных встречах участвовали начальник 2-го (разведывательного) отдела Главного штаба полковник Шимон Дргач и начальник военной агентуры полковник Моймир Соукуп.

В подписанных документах делался упор на два основных направления совместной работы – обмен информацией и агентурную деятельность.

Конечно, буржуазная Прага пошла на добровольный контакт с «красной» Москвой не от хорошей жизни…

ДОГОВОР О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

К тому времени чехословацкая внешняя разведка располагала разветвленными агентурными сетями в Германии, Югославии, Венгрии, Болгарии, Румынии, имела соглашение о сотрудничестве со спецслужбами Франции, Польши и Швейцарии. На первый взгляд, швейцарская военная разведка не представляла никакой реальной силы, поскольку в ее штате, кроме начальника Роже Массона, числился еще всего лишь один офицер. Однако крайне важным было то обстоятельство, что швейцарцы согласились предоставить чехам «крышу».

Вообще, в тот период, когда в воздухе уже ощущался резкий запах военной грозы, нейтральная Швейцария, благодаря своему географическому положению, являлась крупным международным шпионским центром. Стекавшаяся в Прагу из многих источников информация все явственнее говорила о том, что Гитлер готовится предъявить претензии на Судетскую область Чехословакии, населенную тремя с половиной миллионами этнических немцев, значительная часть которых активно поддерживала политику Берлина. С другой стороны, сведения, полученные чехами из источников в среде французской политической элиты, свидетельствовали о том, что в случае нападения Гитлера на Судетскую область Париж воздержится от применения военной силы против агрессора, ограничившись дипломатическими протестами.

Чехословакия, хотя и располагала одной из наиболее отмобилизованных армий в Европе, все же не могла в одиночку противостоять фашистской военной машине. Прага рассчитывала, что в сложившихся условиях ее защитницей, по крайней мере, на политической арене, могла бы стать и Страна Советов.

Весь 1935 год прошел под знаком укрепления взаимосвязей двух разведок, правда, пока только в форме обмена делегациями. При этом именно чехословацкая сторона прилагала максимум усилий для того, чтобы как можно быстрее перевести достигнутые договоренности и пожелания в практическое русло. В середине сентября в Советском Союзе состоялись крупномасштабные учения Киевского военного округа, на которых в качестве наблюдателей от ЧСР присутствовали начальник Главного штаба генерал армии Людвиг Крейчи и уже известный нам полковник Дргач.

В ходе этих учений и после них гости из Праги неоднократно встречались с начальником Разведупра Семеном Урицким.

Явно стремясь заинтересовать собеседника, полковник Дргач заявил буквально следующее: «Мы, чехи, имеем огромные возможности работать в Германии, мы знаем в совершенстве язык, многие немецкие офицеры связаны с Чехословакией – имеют на нашей территории земли, родственников и прочие узы. Наши разведчики очень легко акклиматизируются у немцев; наконец, мы широко используем германскую эмиграцию, которая ненавидит гитлеровский режим… Мы располагаем весьма ценными источниками по сухопутным и воздушным силам Германии, кое-что имеем по германской химии». Далее полковник добавил: «Раньше мы активнее всего работали против Венгрии, теперь на первом плане у нас Германия. Сведениями о Германии мы делились с французами, а о Венгрии – с Югославией и Румынией. Однако румынам опасно давать агентурный материал, у них слишком много продажных типов». Полковник Дргач сообщил также, что он уже передал советской стороне некоторые сведения о германской авиации, дабы «положить начало полезному обмену информацией». Он подчеркнул, что, в случае ответных шагов советской стороны, военная разведка Чехословакии откроет Разведупру имя своего источника в Министерстве авиации 3-го рейха.

Коснулся Дргач и щекотливой темы: «Нам известно, что вы уже давно перестали вести нелегальную работу против нас. Мы это отмечаем с признательностью, и вы, наверное, даже не представляете в полной мере, как высоко мы ценим это проявление лояльности. Но для успешной работы против Германии вам трудно обойтись без Чехословакии, хотя бы только как исходного и промежуточного пункта. Отказавшись от работы против нас, вам надо сделать следующий шаг – к сотрудничеству, основанному на доверии». Он заявил также, что чехословацкая военная разведка по своей инициативе готова отказаться от многолетней практики совместной работы с поляками против Советского Союза.

Генерал Крейчи, со своей стороны, доверительно сообщил Урицкому: «Германия – наш общий враг, против которого нам предстоит драться вместе. Наши разведывательные возможности в отношении Германии таковы, что мы не в силах использовать их в полной мере».

Урицкий хорошо знал обстановку и в Германии, и в Чехословакии, основываясь не только на агентурных данных, но и на личном опыте, поскольку в 1920-х годах подолгу пребывал в этих странах. Искусный собеседник, он легко нашел со своими гостями общий язык, не замедлив доложить Сталину о содержании бесед с чехами.

Контакты продолжали развиваться. В ноябре военный атташе ЧСР в Москве полковник Франтишек Дастих посетил Отдел внешних сношений Разведупра, а в декабре очередной визит в Прагу нанес Артузов. В ходе этих контактов состоялся первый обмен конфиденциальной информацией по Германии.

«ВОЕННЫЙ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ ПУНКТ»

С нового, 1936 года сотрудничество двух разведок обрело наконец практический характер.

Уже в январе в Праге состоялась секретная встреча представителей двух разведок, которые сопоставили свои данные о вермахте, частях СС и полицейских формирований Германии. Советскую делегацию возглавил заместитель начальника Разведупра комдив Никонов.

6 марта чехи официально отмежевались от прежней договоренности с польскими коллегами по части шпионажа против Советского Союза. В письме, направленном в Варшаву, говорилось: «В связи с изменением политических отношений между ЧСР и СССР, мы отказываемся от постоянного сотрудничества со 2-м отделом польского Главного штаба, в той его части, которая касается СССР».

С 27 мая в Праге начал действовать совместный разведывательный центр ВОНАПО (позднее ВОНАПО-2, чья аббревиатура расшифровывалась как «Военный наблюдательный пункт»). Эта секретная структура располагала собственной агентурной сетью в составе 16-ти резидентур на территории Германии и Австрии.

В течение второй половины 36-го года руководители чехословацкой разведки дважды приезжали в Москву. Во время одного из визитов гостей из Праги принял маршал Тухачевский, тогдашний первый заместитель министра обороны. В ходе дружественной, откровенной беседы маршал высказал особый интерес к сведениям о новейшей германской военной технике. Чехи обещали усилить агентурную работу в этом направлении.

Постепенно сотрудничество двух разведок приобретало непрерывный характер. Как известно, начиная с осени 1936 года Советский Союз приступил к отправке в Испанию – группами и поодиночке – тщательно отобранных «добровольцев» из числа военнослужащих, в чьи задачи входило «теневое» руководство боевыми действиями республиканской армии, планирование военных операций, создание системы подготовки и обучения командных кадров. Москва не желала афишировать участие своих кадровых военных в гражданской войне на Пиренеях, поэтому их переезд проходил под покровом строжайшей тайны, по поддельным документам, «удостоверяющим», что «добровольцы» являются гражданами нейтральных стран. Одним из основных перевалочных пунктов стала Чехословакия. Служба разведки ЧСР предоставила советской стороне свои тайные коридоры, по которым наши военные советники под видом эмигрантов или туристов добирались сначала до Франции, а оттуда попадали в Испанию. Еще одним фактом, свидетельствовавшим о доверии Праги к советским партнерам, стало предоставление Разведупру сведений, получаемых от самого засекреченного агента чехословацкой разведки, фигурирующего в сводках под кодом А-54 и являющегося своего рода «чешским Штирлицем».

«ЧЕШСКИЙ ШТИРЛИЦ»

10 февраля 1936 года на имя майора Бартика, шефа чехословацкой контрразведки – «Хромого дьявола», как называл его Канарис, поступило анонимное письмо. Автор сообщал, что он, немец по национальности, имеет доступ к закрытой информации, которую готов поставлять чешской разведке. Аноним указал также адрес почтового ящика, через который с ним можно связаться. Не исключалось, что за этим письмом стояла тонко спланированная провокация, но Франтишек Моравец, в то время первый заместитель начальника службы разведки ЧСР, решил рискнуть. Он распорядился наладить контакт с добровольным корреспондентом, указав в ответном письме адрес почтового ящика в Праге для секретной корреспонденции.

Вскоре от того поступило еще несколько писем со сведениями, характер которых подтверждал, что речь идет о весьма серьезном источнике. Моравец поручил майору Бартику встретиться с немцем, что называется, «прощупать» его и в случае благоприятного впечатления обговорить с тем вопросы дальнейшего сотрудничества.

Эта встреча состоялась 6 апреля того же, 1936 года в приграничной Судетской области. Немец так и не назвал Бартику ни своего имени, ни места своей службы, как не ответил и на вопрос, что заставило его искать контакты именно с чешской разведкой. Вместе с тем он дал понять, что имеет возможность получать сведения из ближайшего окружения фюрера и что материальное вознаграждение его не интересует. Они договорились о каналах связи, при этом майор Бартик сообщил, что агенту присваивается кодовый псевдоним А-54.

Лишь много позднее выяснилось, что подлинное имя агента А-54 – Пауль Тюммель (по другой версии, Кюммель). Он был личным другом рейхсфюрера Гиммлера, имел золотой значок «Ветеран сражений». С 1933 года числился в штате Абвера. По личному распоряжению Гиммлера был назначен в отделение Абвера, которое занималось чехословацким направлением и было расквартировано в Дрездене. Там Тюммеля знали под именем доктора Хольма.

В последующем А-54 передал Праге огромный массив ценнейшей информации. Он сообщал о планах Гитлера в отношении ЧСР, о подготовке терактов, о поддержке нацистами словацких сепаратистов, об агентах Абвера, внедренных в вооруженные силы страны и в органы госбезопасности. В частности, благодаря полученным от него сведениям, был разоблачен офицер чешского Главного штаба майор Кальман, оказавшийся хорошо законспирированным агентом Канариса.

Весной 38-го года А-54 передал чехословацкой разведке информацию о германских агентах, которые занимались шпионажем против СССР с территории сопредельных государств, в частности, прибалтийских республик. Для проверки этих сведений в Прибалтику выехали в качестве «туристов» два офицера службы разведки Главного штаба. Сведения подтвердились. После возвращения офицеров в Прагу результаты их командировки были обработаны и переданы советским коллегам. В итоге германское шпионское гнездо, «свитое» в Прибалтике, было нейтрализовано.


Читать далее   >


26 декабря 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633