История и легенды американского спецназа. Часть 2
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«СМ-Украина»
История и легенды американского спецназа. Часть 2
Дмитрий Веденеев
историк
Киев
569
История и легенды американского спецназа. Часть 2
Спецназ воюет и на земле, и в воздухе, и под водой

В 1952 году в структуре Министерства обороны (МО) США было создано Управление по вопросам особых методов ведения войны, которое начало формирование военных частей специального назначения для ведения боевых действий в заполье войск СССР и его союзников, а также на других потенциальных ТВД. Каждая из таких частей или «групп» считалась способной развернуть на своей базе в тылу противника до 100 тысяч повстанцев из местного населения. Согласно планам американского командования лишь в европейской части СССР было обозначено до 30 «оперативных районов» для действий «партизанских» войск.


Часть 1   >

ЗНАК ДОБЛЕСТИ — ЗЕЛЕНЫЙ БЕРЕТ

В тот же год в Бад-Тёльце (ФРГ) разворачивается первая из групп войск специального назначения (10-я, силой до 1,5 тысяч штыков), которая направлялась для действий против СССР и его европейских союзников. Подавляющее большинство ее личного состава комплектовалась выходцами из народов СССР и Восточной Европы, группа имела и «украинское» подразделение.

В составе каждого основного подразделения группы (команда «Альфа») из 12 солдат два-три обязательно должны были быть представителями коренных народов территории боевого приложения.

Привлечению эмигрантов к специальным («партизанским») войскам способствовали не только затруднительное материальное положение большинства из них, но и принятие в США «закона Лоджа», который предоставлял право получения в льготном порядке гражданства через 5 лет службы в вооруженных силах США.

Значительное внимание при подготовке разведывательно-диверсионных и террористических действий спецвойск рекомендовалось уделять использованию опыта повстанческо-подпольных движений 1940–1950-х годов в Украине и Прибалтике. На это, в частности, нацеливали представители США своих сателлитов на совещаниях руководящего состава разведок стран НАТО.

Как отмечалось, в 1952 году согласно приказу президента США Эйзенхауэра создали первое соединение, обученное для ведения «партизанской» войны в заполье противника — 10-ю группу войск специального назначения. Предусматривалось, что на спецвойска будут возложены задачи «подрыва военного, экономического, морального и политического потенциалов противника».

Упомянутую 10-ю группу ориентировали, в первую очередь, на ведение разведывательно-диверсионных действий на западноевропейском ТВД в случае войны с СССР и его союзниками (с 1955 г. — по Организации Варшавского Договора).

В спецвойска зачисляли отборных воинов, которые пошли добровольно служить в армию, прошли службу в парашютно-десантных подразделениях и добровольно заявили о своем желании стать бойцами спецподразделений.

Поскольку сильная корпоративная солидарность проявилась у бойцов спецвойск даже в ношении неуставного зеленого берета (закупленного у мюнхенского портного), то впоследствии за «партизанскими войсками» закрепилось название «зеленых беретов», под которым они и вошли в историю и настоящее сил специальных операций (в 1961 году президент Кеннеди утвердил этот головной убор как часть обмундирования после посещения Центра специальных военных операций в Форт-Брэгг). В 1950–1960-х гг. бойцы спецвойск США перенимали богатый опыт разведывательно-диверсионной и антиповстанческой борьбы британской Специальной авиадесантной службы (САС) в рамках соглашения между США и Англией.

Качественные изменения в развитии американских подразделений специального назначения произошли во времена правления президента США Джона Кеннеди.

Провозглашенную им речь перед молодыми офицерами, выпускниками Военной академии Вест-Пойнт (июнь 1962 года) расценивают в настоящее время как пророческую. Относительно применения специальных войск президент заметил: «Вам, вероятно, придется командовать нашими специальными силами, которые слишком необычные, чтобы их можно было назвать обычными силами, которые растут по численности и важности... Это совсем другой вид боевых действий, абсолютно новый по своей интенсивности, но в то же время такой же старый, как сама война... Это — война партизанов, подрывников, мятежников, убийц... война из засад вместо обычных боевых действий... война путем скрытого проникновения на территорию противника, вместо открытой агрессии... Если мы хотим спасти нашу свободу, нам нужна новая стратегия, совсем другие вооруженные силы, и совсем другая программа подготовки войск».

С тех пор разворачивается серьезное реформирование войск спецназначения США. Согласно тогдашним взглядам правительственных кругов США, разведывательно-диверсионные формирования (РДФ) должны были в случае необходимости глубоко проникать на территорию социалистических стран для проведения масштабных подрывных действий в военное время, проводить «антикоммунистические операции» и вести борьбу с повстанческими формированиями национально-освободительных движений народов Азии, Африки и Латинской Америки. При этом считалось, что РДФ должны комплексно сочетать способы действий агентуры (в том числе — создавать собственную разведывательную сеть из резидентур, отдельных агентов и пособников из числа местного населения), повстанческо-партизанских отрядов и собственно военных спецподразделений, использовать «все полувоенные формы борьбы».

Уже в 1958 году в параграфе 2 «Боевого устава армии США Партизанская война» FМ-31-21 было внесено определение «партизанской войны», под которым понималась «та часть не обусловленных конвенциями военных действий, которая осуществляется относительно небольшими группами, применяющими наступательную тактику, чтобы подорвать боеспособность противника, его промышленный потенциал и моральное состояние».

В Полевом уставе армии США «Ведение боевых действий» (начало 1960-х гг.) подчеркивалось, что значение применения РДФ растет и в связи с активизацией идеологической борьбы, повышением эффективности влияния СМИ и методов психологического противоборства.

В вооруженных силах США на основе опыта Второй мировой войны и послевоенных локальных войн разрабатывается ряд соответствующих нормативных документов: Боевой устав «Партизанская война» FМ-31-21, Боевой устав FМ31-15 «Борьба с воздушными десантами, партизанами и просочившимися группами противника», Боевой устав FМ-33-5 «Ведение психологической войны», Полевой устав «Партизанская война и действия войск специального назначения» (1961 г.), Полевой устав «Боевые действия войск специального назначения» (1965 г.), Наставления «Операции против нерегулярных сил» (1965 г.).

Упомянутые документы отмечали, что разведывательная и диверсионная работа являются главными задачами спецвойск, причем ДРФ относились к силам и средствам оперативно-стратегической разведки, которые применяются в разведывательных интересах высшего военно-политического руководства и командования вооруженных сил на конкретном ТВД.

Полевой устав «Объединения и большие соединения» таким образом определил основные задачи спецвойск:
● проникать в расположение противника и выходить из него воздушным путем, морем и по суше;
● выживать и действовать в течение длительного времени в отдаленных районах во вражеской среде без поддержки и указаний извне;
● создавать, оснащать, обучать и руководить «местными силами» (вооруженными формированиями антиправительственных сил) при проведении ими партизанской войны;
● принимать участие в освобождении из плена военнослужащих собственных вооруженных сил;
● вести разведку и наблюдение в отдаленных районах на территории противника;
● нападать на особо важные объекты в отдаленных районах или в больших городах, проводить там диверсии;
● обучать личный состав вооруженных сил США и союзных государств методам специальных боевых действий, оказывать им военно-техническую и иную поддержку.

УРОКИ ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЫ

Вьетнамская война 1960–1975 гг. (которая для США собственно и началась с использования спецвойск в интересах сохранения проамериканского режима Южного Вьетнама) дала мощный толчок развитию и боевому применению разных элементов Сил специальных операций.

Созданная в 1952 году 77-я группа специальных операций направлялась для антипартизанских действий в Таиланд, на Тайвань, а в 1956-м — и во Вьетнам.

В 1957 г. ее отряды свели в 1-ю группу, отвечавшую за специальные акции на Дальневосточном ТВД. В частности, «зеленые береты» вели учебу антипартизанским методам борьбы т.н. «группы нерегулярной гражданской обороны» из числа туземцев горных районов Южного Вьетнама. Против партизан прокоммунистического Национального фронта освобождения Южного Вьетнама эффективно проводили разведывательно-диверсионные и боевые операции бойцы 1-й группы СП ВМС США («Нейви сил», «тюлени»), разведывательные подразделения 1-й дивизии морской пехоты (МП).

Анализ опыта спецвойск во Вьетнаме привел американских специалистов к выводам о целесообразности их применения в других войнах ограниченного масштаба с целью проведения диверсий, разведки, выявления координат целей, оценки эффективности ударов и т.п. С учетом уроков Вьетнама президентами США Л.Джонсоном и Р.Никсоном были приняты меры по совершенствованию разведывательно-диверсионного компонента вооруженных сил. К середине 1970-х гг. в целом сложилась организационно-управленческая модель американских сил спецназначения.

В составе Объединенного штаба Объединенного комитета начальников штабов Министерства обороны, создается Управление противоповстанческой деятельности и специальных операций.

Оно взаимодействовало с Управлением войск специального назначения штаба Министерства армии, один из помощников начальника которого ведал «ведением специальной войны». При этом управлении действовал Центр войск специального назначения. Управлению подчинялись группы специального назначения армии: 1-я (о.Окинава), 5-я, 3, 6 и 7-я (Форт-Брэгг), 8-я (Форт-Гулик в зоне Панамского канала), 10-я (Форт-Девенс), 11-я (Нью-Йорк), 12-я (Чикаго), а также подобные группы в Национальной гвардии: 19-я (Прово, штат Юта) и 20-я (Монтгомери, штат Алабама).

На вооружении группы имелись: 4 легких разведывательных вертолета «Кайова», два легких самолета, 135 автомобилей, 2000 парашютов, 108 гранатометов М203, 13-90-мм РПГ, 383 комплекта подрывных устройств, 408 радиостанций разных типов, а также ядерные фугасы с тротиловым эквивалентом 0,02 килотонны (ХМИ-29) и 0,05-0,1 кт (ХМИ-59). Кроме того, войска СП могли использовать мини-вертолеты, надувные и пленочные легкие самолеты, автожиры и планеры.

Группа СП при поддержке сухопутных войск, авиации и ВМФ была способна выполнять задания оперативного и тактического характера в тылу противника на глубине 350-3000 км. При необходимости предусматривалось усиление группы армейскими батальонами военной разведки, армейской службы безопасности, психологической войны и гражданской администрации, а также другими подразделениями.

Еще одной свойственной чертой групп СП было их комплектование представителями этносов потенциального ТВД. Так, в 10-й группе СП (до 1969 г. дислоцировалась в Бад-Тёльце, ФРГ) большую часть личного состава составляли представители народов государств коммунистического блока (россияне, чехи, поляки, венгры, представители прибалтийских народов), причем треть из них имела криминальное прошлое.

ДЕЙСТВОВАТЬ НА СУШЕ, В ВОЗДУХЕ И ПОД ВОДОЙ

Одновременно происходит формирование специальных подразделений других родов войск армии США. В 1961 году были созданы авиационные диверсионные силы ВВС в составе трех диверсионных авиационных крыльев, в которые свели 13 боевых диверсионных эскадрилий, две отдельных диверсионных эскадрильи, одну транспортно-десантную диверсионную авиационную группу, три эскадрильи подготовки экипажей диверсионных самолетов (в целом 552 самолета). В ВВС Национальной гвардии организовали 4 отдельные диверсионные авиационные группы (56 самолетов), а на авиабазе ВВС США Энглин (штат Флорида) открыли центр проведения воздушных операций специального назначения для координации работы упомянутых воздушных авиачастей.

В начале 1960-х гг. были организационно оформлены подводные диверсионные формирования ВМС США.

Основателем подразделений боевых пловцов США считается ветеран Второй мировой войны, ученый и морской офицер коммандер Френсис Фейн (1909–2002 гг.), который учредил этот вид частей американских ВМС. Он лично разработал немало технических устройств, оборудования и тактических приемов действий «тюленей». С 1945 года Фейн изучал и обобщал опыт применения подводных диверсантов Италии, Германии, Англии, собирал соответствующие технические новинки и сплотил вокруг себя группу исследования проблем тактики и техники применения боевых пловцов. Подвижник подводного спецназа, в частности, модернизировал аппарат безпузырькового дыхания под водой д-ра Кристиана Ламбертсена (назван именем последнего LAUR — Lambertsen Amphibious Respiratory Unit), разработал на основе итальянских и английских образцов подводный транспортировщик для пловцов SDV (Seal Delivery Vehicles), мини-подлодку Minisub Mk VII и другие виды специальной техники. Он же первым за рубежом внедрил технику десантирования боевых пловцов с воздуха. Ф.Фейн приложил огромные усилия, чтобы не допустить роспуска уникальной группы водолазов-подрывников на базе ВМС Литтл-Крик (Норфолк) и создал тренировочную базу пловцов Сент-Томас на Виргинских островах. Принимал участие в Корейской войне, где провел ряд тайных операций за линией фронта. В 1953 г. Фэйн и его команда впервые погружались в Арктике, пользуясь системами SCUBA с целью отработки методов глубокой разведки для раннего предупреждения о возможном ракетном нападении СССР.

Многие из тактических приемов и технических новинок Фейна легли в основу практики подразделений SEAL, официально созданных президентом Д.Кеннеди в январе 1962 года. Эти качественно новые подразделения получили название «групп обеспечения и поддержки боевых действий флота» и «отдельные разведывательные роты морской пехоты». Тогда создали две такие группы: на Атлантическом флоте (база Литтл-Крик) и Тихоокеанском (база Коронадо), под доставку боевых пловцов переоборудовали шесть дизельных подводных ударных лодок.

Организовываются и другие спецподразделения, такие как созданная в 1970 году 75-я отдельная пехотная диверсионно-разведывательная рота (24 патрульные боевые группы по 5 бойцов каждая) для захвата важных объектов в тылу советских войск в условиях Арктики. В апреле в 1974-го рота провела учения в непосредственной близости от границ СССР на о. Лаврентий для проверки готовности к разведывательно-диверсионным действиям на побережье советской Чукотки.

В этот же период развивается и компонент информационно-психологического противоборства специальных войск. В 1947 году в Форт-Райли (штат Канзас) сформировали оперативное подразделение психологической войны (ПсВ) — «отряд тактической информации» сухопутных войск, который осенью 1950-го был преобразован в 1-ю роту звуковещания и издания открыток, направленную в Корею в статусе подразделения тактической пропаганды 8-й американской армии. В ходе Корейской войны психологические операции Вооруженных сил США проводились в соответствии с установками устава FМ-33-5 «Проведение психологической войны» от августа 1949 года. Эта война также стала толчком для формирования новой организации аппарата психологической войны, впервые в состав штатных сил и средств ПсВ ввели подразделения, выделенные для ведения стратегической пропаганды. На основе отдела психологической войны штаба ВС США на Дальнем Востоке создали группу радиовещания и издания открыток (штаб, три роты: штабной, репродукции и радиовещания).

В каждый армейский корпус вводились средства печати открыток и звуковещания. В 1951 г. Министерство армии образовало Управление психологической войны и развернуло подготовку специальных кадров в общевойсковой школе сухопутных войск (СВ).

В дальнейшем в МО США создали координационный комитет психологической войны, который работал в тесном взаимодействии с комитетом начальников штабов, координируя военные действия с мероприятиями массовой коммуникации и ПсВ, которые проводились ВВС, ВМС и СВ (соответственно, эти роды войск получили собственные подразделения ПсВ).

В 1952 году на базе Форт-Брэгг создали учебный центр ПсВ, где проходили подготовку офицеры запаса со специальностями в области масс-медиа. Центр включал школу ПсВ, 6-ю группу радио и звуковещания, отдел ПсВ и 10-ю группу специального назначения. Здесь при участии офицеров всех видов ВС США разрабатывались и апробировались доктрины ПсВ, формы и методы информационно-психологического влияния. В командно-штабном колледже в Форт-Ливенворте и других колледжах для офицерского состава ввели специальные курсы ПсВ, а в Форт-Райли начала действовать научно-исследовательская лаборатория по разработке форм и методов информационно-психологических операций.

После Корейской войны прошло некоторое сокращение подразделений ПсВ, а в 1956 году Центр ПсВ переименовали в Центр специальных операций (термин «психологические операции» (ПсО) с 1957 г. вводится вместо определения «психологическая война»).

Во время войны во Вьетнаме непосредственное руководство реализацией программ информационно-психологического влияния в родах войск проводило соответствующее управление штаба командования по предоставлению военной помощи Вьетнаму. В 1965 году начинается формирование батальона ПсО на основе четырех рот 6-го батальона ПсО. Позже в составе ВС США сформировали 4-ю группу ПСО (4 батальона). Кроме того, на о.Окинава разместили 7-ю группу ПсО, в Бангкоке — 3-й экспедиционный отряд (общее количество специалистов ПсО стало 800 бойцов). Непосредственно во Вьетнаме подразделения ПсО формировались по модульному принципу, из команд разных типов в зависимости от характера заданий и обстановки. Война в Индокитае подтвердила важность информационно-психологического влияния (сопровождения или обеспечения боевых действий с этой стороны) на враждебную среду и гражданское население — считалось, что расходы на одного убитого вьетнамца составляли $400 тыс., а убеждение перейти его на сторону США — всего $125.

19 ноября 1977 года официально «родилось» антитеррористическое формирование — группа «Дельта форс» (или 1-е оперативное подразделение специальных сил «Дельта»). После 11 сентября в 2001 года от «Дельты» ответвилось еще одно антитеррористическое подразделение — «Оперативная группа 11», пополненное бойцами спецназа ВМФ США —«тюленями».

До конца 1970-х годов ХХ века деятельность ССО была сосредоточена по большей части на обеспечении стабильности желаемых США политических режимов, а также на устранении правительств и политических сил отдельных государств, которые препятствовали реализации региональных интересов США.

Наращивание военного присутствия американских сил за границей вызывало в 1970–1980-х гг. активизацию террористической деятельности, направленной против американских граждан, учреждений и объектов США вне их территорий.

В связи с этим в 1980-х гг. противодействие терроризму (в великодержавном понимании этого определения в США) стало одной из основных функций Сил специальных операций.


23 мая 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86743
Виктор Фишман
69681
Борис Ходоровский
61946
Богдан Виноградов
49171
Сергей Леонов
40494
Дмитрий Митюрин
35744
Сергей Леонов
32929
Роман Данилко
30849
Светлана Белоусова
17734
Борис Кронер
17582
Дмитрий Митюрин
16998
Татьяна Алексеева
15908
Наталья Матвеева
15411
Светлана Белоусова
15259
Наталья Матвеева
14511
Александр Путятин
14401
Алла Ткалич
13077