Борьба в эфире
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Борьба в эфире
Александр Егоров
журналист
Санкт-Петербург
378
Борьба в эфире
Русский флот следует к Цусиме

Радиосвязь впервые стала широко применяться в ходе неудачной для России войны с Японией. Потерпев тогда поражение, русское командование извлекло немало полезных уроков и занялось внедрением различных технических новинок, в том числе и в части противостояния врагу в эфире.

ТРОФЕЙ С «МАГДЕБУРГА»

Наибольшие потери в ходе войны с Японией понес российский флот, поэтому вполне закономерно то, что именно моряки стали развивать службу радиоперехвата и расшифровки радиосообщений противника.

Накануне Первой мировой войны соответствующими вопросами на Балтике занимались старший лейтенант Иван Иванович Ренгартен и капитан 1-го ранга Адриан Иванович Непенин. Ренгартен считался на флоте непререкаемым авторитетом в вопросах радиосвязи. А Непенин, обладая прекрасными организаторскими способностями, никакой специальной подготовки в вопросах радиосвязи не имел. Однако из этих двух энтузиастов радиоразведки сложился превосходный дуэт, который добился значительных успехов в новой тогда области военного дела.

В самом начале войны командованием Балтийского флота было принято решение об установке на острове Эзель первого разведывательного радиопеленгатора. Идею выдвинул Ренгартен, им же была разработана и конструкция аппарата.

Особую роль в активизации радиоразведки на Балтике сыграла история с захватом германского крейсера «Магдебург», который в ночь на 13 августа 1914 года выскочил на камни у острова Оденсхольм в устье Финского залива. При захвате крейсера в руки русских моряков попали два экземпляра «Сигнальной книги германского флота», а также секретные карты квадратов Балтийского моря, радиотелеграфные журналы крейсера «Магдебург» и ряд прочих совершенно секретных документов.

С такими материалами Ренгартен быстро разобрался во всех тонкостях организации радиосвязи германских кораблей. «Сигнальная книга германского флота» представляла собой трехбуквенный алфавитный словарный код. Наличие в штабе флота «Сигнальной книги» позволяло легко читать немецкие радиограммы. Копии с нее были переданы в штаб королевского флота Британии. С помощью подарка русских союзников англичане смогли нанести немцам несколько чувствительных ударов.

ЗАПЕЛЕНГОВАНЫ И ПРИГОВОРЕНЫ…

Но не только заботы по поводу расшифровки вражеских сообщений волновали Ренгартена и Непенина. Его подчиненные развернули по всей Балтике сеть пеленгационных станций, с помощью которых можно было бы вычислять местоположение вражеских кораблей и устраивать на них засады.

Для того чтобы разведданные поступали в штаб Балтийского флота своевременно, требовалось подготовить специалистов по пеленгованию. Местоположение пеленгуемого вражеского радиопередатчика на плоскости определяли на пересечении линий пеленгов (минимум двух), определяемых из разнесенных в пространстве точек. Это был так называемый азимутальный, или угломерный. метод местоопределения.

Затем, с опорой на полученные разведданные, планировалась боевая операция. Так, например, в ночь на 1 июля 1915 года в море вышла 1-я крейсерская бригада Балтийского флота. Во главе колонны шел флагман – броненосный крейсер «Адмирал Макаров», за ним крейсера «Баян», «Богатырь», «Олег», «Рюрик» и эсминец «Новик». В тумане русские крейсера разошлись контркурсом с отрядом немецких кораблей в составе крейсеров «Роон», «Аугсбург» и «Любек», минного заградителя «Альбатрос» и семи эсминцев. Командовал немецким отрядом коммодор Карф, одна из радиотелеграмм которого была перехвачена и расшифрована.

В этом сообщении, адресованном командиру броненосного крейсера «Роон», коммодор сообщал, что задание выполнено и минный заградитель «Альбатрос» выставил 160 мин. Одновременно Карф сообщил о том, каким он будет идти курсом, с какой скоростью и где будет находиться к 13 часам 2 июля 1915 года. Радиоразведчикам удалось определить планы и местоположение сил противника.

Сведения были немедленно переданы Ренгартеном на русский крейсер «Адмирал Макаров». Первая крейсерская бригада перехватила отряд немецких кораблей и нанесла ему серьезный урон.

Впервые в истории военно-морского искусства было обеспечено наведение своих сил на противника, находящегося в море. При этом немцы потеряли ценный боевой корабль – при прорыве в территориальные воды Швеции выскочил на камни немецкий минный заградитель «Альбатрос», который потерял в ходе боя у острова Готланд 28 человек убитыми и более 50 ранеными. Сам «Альбатрос» восстановлению не подлежал.

КОГДА ПРИШЛА РЕВОЛЮЦИЯ

Андриан Непенин в 1916 году получил чин вице-адмирала и был назначен командующим Балтийским флотом.

После отречения от престола Николая II матросы Балтийского флота вышли из повиновения. Начались самочинные расправы над «золотопогонниками». Впрочем, как полагают некоторые историки, не такие уж и самочинные. Существует версия о том, что эти расправы спровоцировали агенты германских спецслужб, пытавшихся таким способом уничтожить наиболее опасных для них противников. Не избежал трагической участи и Непенин.

4 марта 1917 года во время матросских выступлений в Гельсингфорсе последний командующий Балтийским флотом Российской империи был арестован за отказ сдать дела без приказа Временного правительства. Когда его выводили с территории порта из матросской толпы раздался выстрел. Пуля попала Непенину в голову…

В этот же день были убиты начальник 2-й бригады линейных кораблей Балтийского моря контр-адмирал Небольсин, командир линкора «Император Павел I» капитан 1-го ранга Дмитриев, командир линкора «Император Александр II» капитан 1-го ранга Повалишин. Всего в эти дни погибло 95 офицеров и более 20 кондукторов, свыше 600 человек были арестованы. Со штабного корабля «Кречет» похитили секретные оперативные документы, в том числе кальки минных позиций. Похоже, что матросы были лишь слепым орудием убийства в опытных руках германских резидентов.

А вот капитану 1-го ранга Ивану Ивановичу Ренгартену повезло больше. До конца Первой мировой войны он служил в штабе Балтийского флота на различных ответственных должностях, всегда пользуясь большим влиянием. После Брестского мира основатель радиоразведки в России преподавал в Морской академии. А в январе 1920 года Ренгартен, возвращаясь из служебной командировки из Москвы, заразился сыпным тифом и по прибытии в Петроград умер.


12 марта 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91792
Сергей Леонов
85651
Виктор Фишман
73882
Борис Ходоровский
65508
Богдан Виноградов
52380
Дмитрий Митюрин
40952
Сергей Леонов
36408
Роман Данилко
34438
Александр Егоров
27761
Борис Кронер
27686
Татьяна Алексеева
26937
Светлана Белоусова
26721
Наталья Матвеева
25547
Светлана Белоусова
24173
Наталья Дементьева
24141