Зана – абхазская неандерталка
НАУКА
Зана – абхазская неандерталка
Вано Чокорая
журналист
Тбилиси
291
Зана – абхазская неандерталка
Зана из Тхина

Наука утверждает, что неандертальцы вымерли около 30 тысяч лет назад. Но оказалось, что одна неандерталка об этом научном постулате ничего не знала, поэтому жила вольготно среди людей и даже рожала детей.

В конце XIX века на окраине села Тхина, что в Абхазии, крестьяне стали замечать в лесу какое-то волосатое существо. Разглядеть его повнимательней никак не удавалось: только пронесется тенью при виде людей или скроется проворно, оставив лишь следы на полях, сорванные кукурузные початки, примятые побеги овощей.

Крестьяне относились к существу беззлобно: скот не задирает, да к тому же, вроде как охраняет живность. Жители села обратили внимание: с появлением незнакомца в окрестностях перестали появляться волки, шакалы и медведи, от которых прежде скоту не было покоя. Но все-таки любопытство взяло верх, да и местный князь Ачба приказал изловить загадочного гиганта. По словам крестьян, рост его составлял около трех метров.

Устроенные облавы и засады не дали результатов; существо чувствовало людей за версту, лучше любого зверя, даже на выстрел к нему не приблизиться – догадались крестьяне. Решили действовать хитростью. Сплели огромную сеть из толстых конопляных канатов, укрепили на дереве и протянули от нее длинную веревку за огород. Для приманки положили давно не стиранные брюки, они почему-то решили, что исходящий от штанов запах непременно должен привлечь зверя.

Несколько дней гиганта не было видно, появившись, он издалека наблюдал за валяющимися на земле брюками, а на второй день осторожно подошел к ним. В этот момент сеть сработала. Гигант стал вырываться, крестьяне накинулись и начали бить его кто дубинами, кто прикладами; после такой экзекуции существо в конце концов потеряло сознание.

Больше дюжины мужчин с трудом дотащили сеть до огромной ямы, выкопанной заранее на заднем дворе княжеской усадьбы. Гиганта закинули в нее, для надежности укрепив сверху клетку из ореховых прутьев. К удивлению людей, гигант оказался вполне похожим на человека, только весь покрытый красно-рыжей шерстью и… с огромными свисающими грудями. Он, вернее, она оказалась самкой…

Зверю придумали имя – Зана. Поначалу решили, что самка не может быть одна, должен быть самец, а вдруг в лесу еще много таких гигантов. У ямы круглые сутки дежурило несколько вооруженных человек, но через несколько месяцев, когда другой гигант так и не появился, дежурить перестали. Вообще местные жители не были особо удивлены появлением неведомого зверя: в Абхазии с древнейших времен существует множество легенд о волосатых гигантах – Очокочи, живущих в лесах.

Три года самка просидела в яме, пока не перестала проявлять агрессию по отношению к людям. Ей кидали разную снедь, в основном в сыром виде: овощи, фрукты, мясо, рыбу, – она оказалась всеядной.

Однажды Зану решили выпустить. На свободе Очокочи повела себя вполне нормально: она уже понимала некоторые слова, жесты и была вполне управляема, но сколько крестьяне ни пытались, так и не смогли научить ее разговаривать. Ей удавалось только произносить гортанный, хриплый звук, похожий на скрип. Может, поэтому ей нравилось играть с калиткой, находившейся рядом с ее ямой: калитка издавала скрип, чем-то напоминающий звуки, произносимые самой Заной. Она часто подходила к калитке, сотни раз открывала и закрывала ее, слушая скрип: это ее забавляло, и люди видели на ее лице нечто наподобие улыбки.

Крестьяне, люди практичные, привлекли Зану к труду. Она без усилий подхватывала по четыре пудовых мешка и несла их с легкостью. От работы не увиливала и, казалось, даже выполняла ее с охотой. За короткое время она вполне социализировалась, а для ночлега вырыла себе неглубокую ямку на краю двора. Со временем князь приучил ее прислуживать себе: снимать с него сапоги, так называемые азиазки. Сапоги эти тонкие и узкие, очень плотно прилегающие к ноге, чтоб надеть и снять их, нужно приложить немало усилий.

Как-то крестьяне решили предложить Зане вино. Напиток ей очень понравился, и вскоре она была непременным участников крестьянских кутежей. Тем более, по рассказам мужчин, выпив, Зана проявляла «особую женскую привлекательность». Не удивительно, что вскоре она забеременела. Родив мальчика, который выглядел вполне нормальным человеческим детенышем, Зана тут же встала, схватила ребенка и побежала к реке за деревней. Все горные реки довольно холодны даже летом, а тогда была осень. Зана опустила ребенка в воду, и он умер почти сразу. Такую же процедуру она проделала и со вторым малышом, которого родила через год, – от переохлаждения умер и он. Третьего ребенка крестьяне тут же забрали у Заны и не позволили искупать в реке. Девочка выжила. После этого Зана родила еще одну девочку и мальчика. Все дети были обычными, без шерстяного покрова или иных аномалий.

Кстати, у древних германцев был такой обычай: новорожденного тут же опускали в холодную реку: если выживет, значит крепкий, а хилых детей германцы, видимо, выхаживать не хотели.

Устные предания утверждают, что детей Зана рожала от князя, но при переписи населения их записали на местного крестьянина по фамилии Сабекия. Якобы негоже было имя князя связывать с каким-то зверем. Хотя, возможно, и крестьяне тоже вступали с Заной в интимные отношения.

По описаниям и сделанным на их основании зарисовкам, Зана принадлежала к виду неандертальцев. Дата ее кончины неизвестна, но, скорее всего, умерла она где-то в начале ХХ века. Трое ее детей выросли, став обычными жителями деревни. Дочери вышли замуж, сын тоже женился на местной девушке. Они ничем не были похожи на мать, только сын обладал удивительной богатырской силой. Еще в юности ему ампутировали поврежденную в драке руку, и он пахал поля, ухватив плуг одной рукой. Дочь Татьяна работала почтальоном, остальные дети вели обычную крестьянскую жизнь.

В 1970-х годах гоминолог Игорь Бурцев приехал в село Тхина, чтобы раскопать могилу Заны и доказать, что она принадлежала к виду неандертальцев. После опроса очевидцев и детей Заны точное местонахождение могилы установить так и не удалось. Раскопали могилу ее сына Хвита, скончавшегося в 1950-х годах, но по его скелету определить вид неандертальцев не удалось.

На сегодня потомков Заны насчитывается несколько десятков. Они разъехались по разным регионам Абхазии. Одни живут в паре километров от моего дома, где я сейчас пишу эту статью, но говорить о своем родстве с Заной и вообще на эту тему категорически не хотят. Методы исследований совершенствуются с каждым годом. ДНК-тесты предоставляют возможность изучить генетику предков на сотни поколений. Но вопрос происхождения Заны до сих пор остается неизученным.


6 февраля 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90841
Сергей Леонов
77971
Виктор Фишман
72926
Борис Ходоровский
64746
Богдан Виноградов
51694
Дмитрий Митюрин
39956
Сергей Леонов
35608
Роман Данилко
33584
Борис Кронер
25347
Александр Егоров
24803
Светлана Белоусова
23574
Наталья Матвеева
23477
Татьяна Алексеева
23219
Светлана Белоусова
23129
Борис Ходоровский
20236