Пятнадцать дней на Байконуре
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №2(414), 2015
Пятнадцать дней на Байконуре
Александр Железняков
журналист
Санкт-Петербург
1057
Пятнадцать дней на Байконуре
Байконур, площадка 112, разрушенный МИК-03

На космодроме Байконур мне приходилось бывать много раз. Как правило, по три-четыре дня. Но бывали командировки и более продолжительные. Одна из таких «длинных» поездок состоялась в мае 2014 года. В те дни завершалась подготовка к запуску пилотируемого корабля «Союз ТМА-13М», на котором в космос должны были отправиться россиянин Максим Сураев, американец Рид Вайзман и астронавт Европейского космического агентства Александр Герст. О космодроме Байконур, о его «традициях», о том, как готовят корабль и космонавтов к старту, о том, что чаще всего «остается за кадром», мне и хотелось бы поведать читателям «СМ».

15 МАЯ

Из «Внуково-3» самолет со специалистами РКК «Энергия», которым предстояло готовить к старту пилотируемый космический корабль «Союз ТМА-13М», вылетел на космодром ранним утром. Три с лишним часа полета прошли незаметно, в основном, в общении с коллегами. А что еще было делать, если в иллюминатор практически по всей трассе полета можно было лицезреть лишь густую облачность.

«Распогодилось» только перед Аралом, который мы «пересекли» за одну минуту. А говорят, что в 1960-е годы самолет над водной поверхностью летел целых 12 минут. Впрочем, и самолеты тогда были другими, да и Аральское море было полноводным. Не то, что сейчас.

Сели на аэродроме «Крайний», куда сегодня прилетают все, кому выпало счастье посетить космодром. Два года назад там возвели новое современное здание аэровокзала, взамен строений полувековой давности. Стекло, бетон, комфорт…

На Байконуре тепло, за тридцать. После холодной питерской и прохладной московской погоды очень даже приятные ощущения.

Вслед за нами на «Крайний» прилетели и экипажи корабля «Союз ТМА-13М». Сначала сел борт с основным экипажем, а минут через сорок — с дублирующим. Сегодня это, скорее, традиция, что экипажи прилетают на космодром разными самолетами. А полвека назад, когда авиационная техника была не столь надежной — это была суровая необходимость. Хотя бы один экипаж должен был добраться до космодрома «в целости и сохранности».

Других мероприятий, кроме встречи космонавтов, на сегодня не планировалось, поэтому экипажи направились на 17-ю площадку космодрома, в гостиницу «Космонавт», отдыхать и тренироваться, а специалисты — на 2-ю площадку, «двойку», «поближе к изделию», которое им предстояло готовить к полету.

16 МАЯ

События второго дня на Байконуре условно можно разделить на две части — ночные и дневные. Ночные — это запуск ракеты-носителя «Протон-М» с российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р», дневные — всё остальное.

И хотя пуск «Протона» меня непосредственно не касался, отказать себе в удовольствии увидеть его старт я не мог. Поднялся среди ночи, в назначенное время (пуск состоялся в 3 часа 42 минуты по времени Байконура) увидел гигантские сполохи огня и дыма на стартовой площадке, услышал громовой рёв ракетных двигателей, почувствовал содрогание почвы под ногами, проводил глазами стремительно удаляющуюся звездочку и с чувством выполненного долга отправился досматривать сны. О том, что до околоземной орбиты так красиво взлетевший «Протон» не дотянул, узнал уже только утром.

Сейчас могу признаться, что какое-то предчувствие возможной неудачи было. Никому об этом не говорил, но червячок сомнений всё время точил изнутри. Правда, до тех пор, пока не увидел улетевшую ввысь ракету. Но предчувствие не подвело. Хотя было бы лучше ошибиться.

По предварительной информации, причиной аварии стало преждевременное (на 40 секунд) отключение одного из рулевых двигателей третьей ступени из-за прекращения подачи топлива в топливо-насосный агрегат. Либо разгерметизация, либо засор.

Обломки аппарата и носителя упали в Китае, в районе Харбина. Так рассчитали баллистики. По сообщениям Роскосмоса, ракета и спутник сгорели в атмосфере.

Китайцы пока молчат.

Естественно, создана комиссия, которой предстоит выяснить причину происшедшего. Это займет не один день. По опыту — где-то около месяца. А пуски «Протонов» приостановлены. И опять же из опыта, возобновятся не ранее осени.

Естественно, авария стала темой № 1 во всех разговорах на космодроме. Те, кто живет и работает на Байконуре, вспоминали об аварии годичной давности, когда другой «Протон» сразу после отрыва от стартового стола в «прямом эфире» сделал кульбит и упал в степи на территории космодрома. Ядовитое гептиловое облако поднялось ввысь, а ветер погнал его в сторону «двойки». Немедленно была объявлена эвакуация, людей вывезли в безопасное место. Вскоре дали отбой, облако прошло стороной. Пострадавших не было, но «яркие» впечатления у многих остались.

В месте падения «Протона» грунт продолжает «фонить» и сегодня. Регулярно делают «проливку», на некоторое время все входит в норму, а потом вновь возникает фон. Казахи требуют компенсации и, вероятнее всего, этого добьются. Не сегодня, так завтра или послезавтра.

Сегодняшняя авария произошла вдалеке от космодрома и его обитателей непосредственно не коснулась. Но последствия она будет иметь далеко идущие. Во-первых, общественность, которая и так «поглядывает искоса» на отечественную космонавтику, еще раз смогла«убедиться» в правоте своих взглядов. А работать в условиях такого «морального прессинга» трудно. Да и не очень комфортно. Во-вторых, авария подорвет наши позиции на рынке космических запусков. Этим не преминет воспользоваться глава компании «Спейс-Х» Элон Маск со своими ракетами «Фалкон-9». Он уже делал попытки вытеснить нас с рынка, а теперь бесплатно получил дополнительный «весомый аргумент». И не потребуются ему никакие санкции в отношении России. МЫ ВСЕ СДЕЛАЛИ САМИ. В-третьих, потеря спутника «Экспресс-АМ4Р» откладывает перспективные планы Минкомсвязи по внедрению на всей территории России цифрового телевидения. Хорошо еще, что откладывает, а не отменяет. В-четвертых, авария может внести существенные коррективы в ход реформы ракетно-космической отрасли, начавшейся в минувшем году. Вероятнее всего, произойдут кадровые перемены на предприятиях, вошедших в соответствии с указом президента в состав Объединенной ракетно-космической корпорации (ОРКК). Боюсь, «дров наломают немало». (В августе 2014 года такие изменения произошли — от должностей отстранили руководителей Государственного космического научно-производственного центра им. М.В. Хруничева, Ракетно-космической корпорации «Энергия» и ОАО «Ракетные космические системы». В необходимости и обоснованности этих отставок я сильно сомневаюсь).

Авария аварией, а работа по подготовке к запуску «Союза ТМА-13М» продолжалась по графику. На 254-й площадке прошла первая тренировка экипажей: основной — Максим Сураев, Александр Герст и Рид Вайзман и дублирующий — Антон Шкаплеров, Терри Вёртс, Саманта Кристофоретти — «примеряли» корабль, на котором им предстояло отправиться на орбиту.

Все действовали слажено и четко. Как будто старт не через две недели, а завтра. Особенно порадовал Максим Сураев. Все замечания, которые он сделал после «примерки», были «по делу», много и к месту шутил. Разительный контраст с его первым полетом несколько лет назад, когда со стороны специалистов, как бы это мягче сказать, к его поведению было много «претензий». Приятно осознавать, что человек не стоит на месте, а совершенствует и корректирует свое поведение.

Кстати, во время одного из кратких перерывов в тренировке, когда мы курили на улице, туда же вышел и Сураев. Для тех, кто этого не знал — есть и среди космонавтов курящие. Я интересовался у них, как они переживают «воздержание» на борту МКС. Оказывается, в невесомости с вредной привычкой бороться гораздо легче, чем на Земле. Практически не тянет курить. А если все-таки «тянет», то пережить это также не трудно — есть ради чего потерпеть!

В очередной раз порадовался профессионализму тех людей, которые готовят корабль и космонавтов к старту. Начиная от техников и заканчивая Техническим руководителем работ. Без суеты, без нервотрепки. Поневоле начинаешь верить, что у отечественной космонавтики большое будущее, если есть такие люди. Лишь бы им не мешали работать.

По окончании тренировки — традиционное фотографирование технического руководства и экипажей. На 17-й площадке фотографии напечатают, космонавты оставят на них свои автографы и передадут тем, кто с ними запечатлён на фото. Будет еще один уникальный снимок в моей коллекции.

Пока космонавты «примеряли» корабль, состоялось заседание Технического руководства, на котором было принято решение о заправке «Союз ТМА-13М» компонентами топлива и сжатыми газами. Сразу после отъезда космонавтов корабль начали готовить к перевозке на 31-ю площадку.

В обеденные часы удалось посетить Музей космодрома Байконур. Я это делаю всякий раз, когда приезжаю. А в этот раз еще и необходимость была — передал в музей копию одного документа, недавно найденного в архиве Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Это обычная школьная тетрадь, датированная 1916 годом. Записи в ней сделаны студентом Петроградского политехнического института Георгием Кульбушем и касаются будущих межпланетных путешествий. Любопытно, что Кульбуш учился в Политехе в то же самое время, что и Александр Шаргей, вошедший в историю космонавтики под именем Юрия Кондратюка. И записи в тетради появились в то же самое время, когда Шаргей (Кондратюк) делал первые наброски своей ставшей в будущем знаменитой книги «Тем, кто будет читать, чтобы строить». Вероятно, они были знакомы.

Судьба Георгия Кульбуша сложилась трагически. Впрочем, как и судьба Шаргея (Кондратюка), и миллионов других наших соотечественников. В 1918 году Кульбуш был призван в Красную Армию, служил младшим прорабом в инженерных войсках. В 1920 году был демобилизован, восстановлен в Политехническом институте, затем переведен в Технологический институт, который окончил в 1924 году. Потом преподавал в ряде ленинградских вузов, работал техническим директором завода «Пирометр». В августе 1937 года был арестован, за контрреволюционную деятельность приговорен к высшей мере наказания и в середине сентября того же года расстрелян. Реабилитирован только в 1957 году.

Думаю, этот документ придется «ко двору» в Музее космодрома. Надеюсь, что найдут свое место в экспозиции и мои книги, которые я также передал в дар музею.

…А в степи цветет саксаул. Не знал, что бывают кусты с белыми лепестками соцветий, а бывают и с розовыми.

17 МАЯ

Сегодня на Байконуре не просто тепло, а очень жарко. Днем до + 39°С. Хорошо еще, что и в номере гостиницы, и в производственных помещениях установлены кондиционеры. Хоть какое-то спасение…

Ночью «Союз ТМА-13М» перевезли с 254-й площадки на 31-ю площадку для заправки топливом и сжатыми газами. Утром состоялось построение заправочного расчета. Мероприятие рядовое, не слишком зрелищное, но очень важное в плане подготовки корабля к запуску. Заправка продлится до глубокой ночи. Заниматься ею будут только те, кому положено. С соблюдением всех мер предосторожности. Иначе нельзя. А все остальные получают передышку до завтра. Тем паче, что сегодня выходной и можно съездить в город Байконур, развеяться.

Экипажи между тем продолжают готовиться к старту. В сегодняшнем их графике - поднятие флагов на 17-й площадке. В торжественной обстановке Максим Сураев и Антон Шкаплеров подняли флаг России, астронавты НАСА Рид Вайзман и Терри Вёртс — флаг США, европейские космонавты Александр Гёрст и Саманта Кристофоретти — флаги Европейского космического агентства и Казахстана. С приветственным словом к экипажам обратились представители администрации города Байконура и Роскосмоса.

Затем члены основного экипажа продолжили тренировочные занятия с инструкторами Центра подготовки космонавтов, а члены дублирующего экипажа, следуя многолетней традиции, отправились на экскурсию по городу.

В первую очередь космонавты направились к памятнику Юрию Гагарину, где экипаж приветствовали жители города. Шкаплеров, Вёртс и Кристофоретти возложили цветы у подножия монумента. Затем они отдали дань памяти легендарному конструктору Сергею Павловичу Королеву. Далее дублирующий экипаж осмотрел экспозицию Музея истории космодрома Байконур, где я побывал накануне. По окончании экскурсии экипаж оставил свои автографы и памятные записи в книге гостей.

18 МАЯ

На Байконуре по-прежнему жарко. Правда, температура чуть ниже, чем накануне — всего-то + 34°С. Но и это немало.

В первой половине дня заехал на 254-ю площадку, куда ночью с 31-ой был возвращен заправленный«Союз ТМА-13М». В монтажно-испытательном корпусе (МИК) его выгрузили из вагона, перегрузили на «самокат» (рабочее названия самоходной платформы для перемещения крупногабаритных грузов внутри корпуса) и доставили к рабочему месту. С помощью крана корабль был приведен в вертикальное положение и перенесен в стапель. Интересное зрелище.

Когда возвращался на «двойку», «завернул»к старым МИКам. Сейчас они уже не используются по назначению, полуразрушены и заброшены. А когда-то именно здесь готовили к старту ракеты «Восток» и «Союз», отсюда отправлялись на стартовый комплекс космонавты. Одно из зданий носит название «гагаринского», откуда первый космонавт Земли начал свое восхождение к звездам, второе — «американского», так как было построено под советско-американский полет «Союз» — «Аполлон».

К сожалению, память о минувших событиях не сохраняется. Так, домик, где надевал скафандр Гагарин, давно снесен. Вероятнее всего, и МИКи ждет такая же участь.

Кстати, неподалеку от старых МИКов есть несколько пустырей. Когда-то там стояли здания казарм, столовой, учебного корпуса воинских частей, расквартированных на «двойке». После передачи космодрома Казахстану и ухода с Байконура воинских частей, здания были разобраны и «по кирпичику» вывезены на местные стройки.

Пока мы «греемся» на космодроме, американский «Дрэгон» отстыковался от Международной космической станции и приводнился в Тихом океане. На Землю возвращены полторы тонны различных грузов. Готовящийся к старту «Союз ТМА-13М» доставит на станцию не только экипаж, но и несколько десятков килограммов других грузов.

Вот такой грузопоток «Земля — станция — Земля».

…Пришло известие о смерти поэта-песенника Анатолия Поперечного. Много лет назад он написал замечательную «Траву у дома». Под эту песню в исполнении группы «Земляне» космонавты покидают гостиницу «Космонавт» и отправляются на старт. Кстати, ее местные острословы иногда называют «Песня о маме». Помните, есть в ней и такие слова: «…А сын грустит о матери, а сын грустит о матери, ждет сына мать, а сыновей — Земля…».

19 МАЯ

…На Байконур пришла живительная прохлада. Днем всего + 24°С. Правда, дует сильный ветер. Порывы достигают 20 метров в секунду.

На 254-й площадке продолжается подготовка к запуску «Союза ТМА-13М». Сегодня корабль установили на переходном отсеке. Заметно поубавилось«красноты» на корпусе — с внешней поверхности корабля сняты многие технологические заглушки.

Особых дел на сегодня не планировал, поэтому после обеда смог съездить на 41-ю площадку космодрома, чтобы наконец-то без спешки ознакомиться с местом одной из крупнейших катастроф в истории ракетно-космической техники. Именно здесь 24 октября 1960 года во время предстартовой подготовки взорвалась межконтинентальная баллистическая ракета Р-16. Погибли несколько десятков военнослужащих и гражданских специалистов. В том числе маршал артиллерии, тогдашний командующий Ракетными войсками стратегического назначения Митрофан Неделин, главный конструктор ОКБ-692 Борис Коноплев, заместитель главного конструктора ОКБ-456 Георгий Фирсов, начальник 1-го управления космодрома Евгений Осташев и другие.

Комиссию по расследованию случившегося возглавил Леонид Брежнев, занимавший тогда пост председателя Президиума Верховного Совета СССР. Основной причиной катастрофы было признано грубое нарушение мер безопасности — работы велись на полностью заправленной ракете с включенной бортовой батареей. В результате замыкания контактов запуска пиростартера произошел несанкционированный запуск двигателя второй ступени ракеты. Огненная струя разрушила баки окислителя и горючего первой ступени ракеты. Лавинообразное горение продолжалось около 20 секунд.

Долгое время факт трагедии скрывался. Официально было объявлено, что маршал Неделин погиб в авиационной катастрофе. О других жертвах вообще ничего не говорилось. Военнослужащих похоронили в братской могиле на проспекте Гагарина в городе Ленинске, как тогда назывался Байконур, представителей промышленности — в городах, откуда они прибыли на полигон.

Площадку восстановили и в дальнейшем использовали для испытательных пусков. Потом забросили. Даже сейчас туда нет нормальной дороги.

После того, как появилась возможность рассказать правду о тех страшных событиях, силами сотрудников космодрома на 41-й площадке был установлен обелиск в память о тех, кто отдал свою жизнь при освоении ракетной техники. На гранитной плите выбиты фамилии всех, кто погиб в первые секунды аварии. Всего 74 фамилии. Есть мемориальный камень и на месте гибели маршала Неделина — метрах в десяти от основного мемориала. Сохранены и остатки всех сооружений стартового комплекса.

41-я площадка не велика по своим размерам. Это вам не «Гагаринский старт». Да и приехать туда может не всякий — вокруг разруха и запущенность. Что плохо, так как помнить об этой катастрофе мы просто обязаны. Хотя бы о тех, кто отдал свои жизни при освоении новой техники. Благодаря их самоотверженному труду «холодная» война не стала «горячей». И это не патетика, это факт, от которого сегодня нам никуда не уйти.

…Между тем в Москве продолжают разбираться с аварией «Протона». Руководитель Роскосмоса Олег Остапенко заявил, что выход из строя рулевых двигателей — не единственная возможная причина случившегося, нельзя исключить и человеческий фактор. Может, и так. Хотя всё свалить на «стрелочника» — самое простое, но не всегда самое правильное, решение.

20 МАЯ

…Ветер стих, но жара на космодром пока не вернулось. Впрочем, это для Казахстана прохлада + 23°С. Для нас же очень даже комфортная погода.

Если в нормальные выходные мы, в основном, работали, то в первые два дня рабочей недели оказались не сильно перегружены делами. Поэтому, после короткого посещения 254-й площадки, я направился на 70-ую. Это еще одно примечательное место на Байконуре. В 1963 году, ровно через три года после «Неделинской катастрофы», день в день, на космодроме разыгралась еще одна трагедия.

Накануне того рокового дня учебную ракету Р-9 в шахте «В» заправляли топливом. В основном, эта операция прошла нормально, но по неосторожности был пролит один из компонентов топлива — керосин, который стал испаряться. На следующий день боевые расчеты стали спускаться в шахту для работы. На отметке 30 метров при входе в телеметрическую комнату заметили, что перегорела электролампочка. Лейтенант Шербаков стал ввертывать новую. Искра в патроне в загазованной шахте вызвала вспышку и начался пожар. В огне погибли восемь человек: все, кто находился в шахте, а также те, кто бросился на их спасение. С тех пор 24 октября считается «черным» днем — на космодроме не производятся пуски, не ведутся работы с ракетами. В этот день принято вспоминать всех, кто погиб при освоении космоса.

70-я площадка, где разыгрались эти страшные события, когда-то состояла из трех шахтных пусковых установок. Сегодня комплекс полностью разрушен. Там, где когда-то стояли ракеты, зияют глубокие отверстия. Вокруг множество различных сооружений, точнее, их остатков. И никаких следов памяти о погибших ракетчиках.

Возвращаясь на «двойку», заглянул по пути на еще одну взорванную шахту. В 1970-1980-х там размещалась одна из ракет системы частично-орбитального бомбометания. После подписания договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-2), все эти ракеты были уничтожены путем подрыва. Американцы выделили деньги, а наши были и «рады стараться». Операция по уничтожению носила кодовое наименование «Акация».

…Из ярких впечатлений — огромный орел, взлетевший, когда я подходил к взорванной шахте. Не понравилось, видать, ему, что кто-то помешал его послеобеденному отдыху.

По-прежнему живо обсуждается недавняя авария «Протона». Из Москвы, с «большой земли», приходят все новые и новые сообщения на этот счет. Так руководитель Роскосмоса Олег Остапенко намекнул на возможные «кадровые решения» по результатам расследования. А глава ОРКК Игорь Комаров заявил, что формирование корпорации будет ускорено.

События развиваются именно так, как я и предполагал в день аварии.

21 МАЯ

…Жары на космодроме нет. Но и холода — тоже. Лепота!..

На 254-й площадке сегодня прошел авторский осмотр корабля. Затем на него накатили головной обтекатель. Члены основного и дублирующего экипажей корабля «Союз ТМА-13М» провели традиционный «День прессы». Журналисты смогли своими глазами увидеть один день из жизни космонавтов на космодроме.

Начался он с открытой тренировки по изучению бортовой документации. Затем были занятия на тренажере по ручному сближению и причаливанию пилотируемого космического корабля со станцией, организация связи непосредственно в полёте, подготовка к многочисленным факторам космических рисков, вестибулярные тренировки и занятия по физподготовке.

В сопровождении прессы экипажи провели еще одну традиционную церемонию: посадили деревья на Аллее космонавтов. Командир основного экипажа Максим Сураев посадил свое дерево еще в 2009 году, теперь он помог высадить саженцы своим коллегам — американскому астронавту Риду Вайзману и астронавту ЕКА Александру Гёрсту. Количество деревьев на Аллее космонавтов приближается к 200 и с каждым годом продолжает увеличиваться.

Надеюсь, что придет час, когда Аллея превратится сначала в сквер, потом в парк, ну а потом люди будут летать в космос «по профсоюзным путевкам», как мечтал Сергей Павлович Королев. Если, конечно, профсоюзы еще останутся к тому времени.


Читать далее   >

24 января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791