Пятнадцать дней на Байконуре. Часть 2
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №3(415), 2015
Пятнадцать дней на Байконуре. Часть 2
Александр Железняков
журналист
Санкт-Петербург
875
Пятнадцать дней на Байконуре. Часть 2
Байконур, площадка 1, освящение ракеты

На космодроме Байконур мне приходилось бывать много раз. Как правило, по три-четыре дня. Но бывали командировки и более продолжительные. Одна из таких «длинных» поездок состоялась в мае 2014 года. В те дни завершалась подготовка к запуску пилотируемого корабля «Союз ТМА-13М», на котором в космос должны были отправиться россиянин Максим Сураев, американец Рид Вайзман и астронавт Европейского космического агентства Александр Герст. О космодроме Байконур, о его «традициях», о том, как готовят корабль и космонавтов к старту, о том, что чаще всего «остается за кадром», мне и хотелось бы поведать читателям «СМ».


Часть 1   >

22 МАЯ

…Ветер сменил направление с северного на восточное. И сразу существенно потеплело, до + 30°С. Обещают, что через пару дней будет очень жарко…

Сегодня был обычный рабочий день без «знаменательных» событий. Подготовка корабля идет по графику и приближается к завершению. Скоро головной блок отправят на 112-ю площадку на общую сборку с блоками ракеты. А пока «последние штрихи» к «будущему портрету».

Вечером на «двойке» по «просьбе технического руководства» была включена подсветка Музея космодрома. Обычно это делается в ночь перед стартом, когда туда привозят многочисленных гостей, прибывших на несколько часов, чтобы наблюдать за пуском. Для специалистов эта иллюминация чаще всего не доступна — в те самые часы, когда все любуются разноцветными огнями, они заняты работой. А увидеть это красочное шоу всем хочется. Тем более, когда есть такая возможность.

23 МАЯ

…На космодром вернулась жара. На улице маемся, спасаемся в помещениях.

Сегодня по графику работ резервный день. Кто-то уехал в город, кто-то в «Подлипки-дальние», рыбу ловить.

«Подлипки-дальние» получили свое имя, правда, неофициально, в честь подмосковной железнодорожной станции «Подлипки-дачные». Если ехать из Москвы в город Королев, в РКК «Энергия» (бывшее ОКБ-1), именно там надо выходить из электрички. По аналогии с Подмосковьем, и байконурскую зону отдыха именуют «Подлипками».

«Подлипки-дальние» — это два десятка летних домиков, расположенных почти на берегу Сыр-Дарьи. Много зелени. Практически полностью отсутствуют промышленные шумы. Можно и выкупаться, и позагорать, и рыбу половить.

Если проводишь на космодроме недели и месяцы, периодически надо менять обстановку. В чём и помогают «Подлипки-дальние».

…«Двойка» становится все оживленнее и оживленнее. Чем ближе старт пилотируемого корабля, тем больше народу собирается на космодроме.

24 МАЯ

…Сегодня погода радовала солнцем, легким ветерком и 36 градусами тепла. На 254-й площадке прошла вторая тренировка экипажей. Вместе с космонавтами с 17-й площадки приехало очень много народу. Были и журналисты. Из-за этого в помещении стоял постоянный шум и гам.

Во время второй тренировки (второй «примерки») в скафандры облачается только основной экипаж. Дублеры тренируются в спортивных костюмах. Да и вообще они в ходе тренировки мало загружены. Но есть одна традиция, которую дублеры обязаны соблюсти — выпить вместе с создателями корабля «ракетиного сока». За столь претензионным названием скрывается чистый спирт. На эту церемонию не допускают журналистов. Присутствуют только свои. Каждый наливает себе сам в соответствии с «законом Тюратама» — столько, сколько считаешь возможным выпить.

Не могу сказать, что от потребления спирта я испытал удовольствие. Но традиция есть традиция — хорошая, интересная.

25 МАЯ

…Очень тепло. Хорошо еще, что по небу плывут легкие облака. Они хоть как-то спасают от палящего солнца.

На 112-й площадке идет общая сборка ракеты-носителя «Союз-ФГ». К вечеру операция завершится и ракету можно будет вывозить на стартовый комплекс.

В 11 часов по местному времени состоялось заседание Технического руководства по ракете. Все идёт нормально, серьезных замечаний нет. Многих специалистов как раз это и волнует, что «все идет уж очень гладко».

По окончании заседания совершил поездку по местам «боевой славы» программы «Энергия-Буран». Побывал в разрушенном корпусе на 112-й площадке, в МЗК (монтажно-заправочный корпус), в СДИ (стенд динамических испытаний) и на 110-й площадке, на левом старте. Все эти «объекты» принадлежат Казахстану и попасть туда достаточно непросто. Мне повезло. «Связи» помогли.

Какой же великой космической державой мы были! Все эти огромные уникальные сооружения говорят о том, что человек может очень многое. Лишь бы ему не мешали. В разрушенном корпусе 112-й площадки груды мусора, среди которого лежат придавленные бетонными плитами ракета «Энергия» и корабль «Буран». Кровля МИКа рухнула 12 мая 2002 года, прошло уже 12 лет, но последствия той аварии видны и сегодня. Тягостное впечатление. Это тот самый корабль — «изделие 1.01», который совершил полет в космос. Ему пришлось выдержать и перегрузки при старте, и воздействие космического пространства, и тепловые перегрузки при возвращении. А закончил он свой путь там, где, казалось бы, ему ничего не угрожало.

В МЗК хранятся два «Бурана», один технологический, второй — летный, который готовился к запуску. Как говорят, он был готов к полету на 90%. Внешне он и сегодня еще- о-го-го! Но внутренности все вырваны и разграблены. В космос он уже не полетит никогда.

В СДИ стоит ракета-носитель «Энергия-М». Внешне смотрится хорошо. Ей место в музее, а не в заброшенном корпусе. Но вряд ли она туда попадет. Даже технически это сделать сложно — огромные ворота корпуса высотой в 100 метров заварены наглухо.

На стартовой площадке сооружения поражают своей величиной. Тысячи тонн металла, подъемники, фермы обслуживания, емкости для хранения сжиженных газов и прочее, прочее, прочее.

На поездку ушло несколько часов. На 254-ю площадку возвратился как раз к началу заседания Технического руководства и Государственной комиссии по проведению летных испытаний пилотируемых космических комплексов, на котором рассматривался вопрос готовности ракеты с кораблем к вывозу. Заслушав доклады руководителей работ, комиссия приняла решение вывозить ракету на старт. Транспортировка назначена на завтрашнее утро.

26 МАЯ

…Рассвет на космодроме впечатляет. Солнце еще за горизонтом, но уже раскрасило узкую полоску неба ярко оранжевым цветом. С каждой минутой небо становится все светлее и светлее, а сочные краски блекнут. И, наконец, появляется диск солнца.

На фоне этого изумительного по красоте пейзажа ракета-носитель «Союз-ФГ» ровно в пять часов по московскому времени (на Байконуре это уже семь часов утра) покинула МИК на 254-й площадке.

Операция по транспортировке занимает около двух часов. Хотя за это время тепловоз с ракетой преодолеет не такое уж и большое расстояние, километров шесть. Но слишком ценный груз он везет, чтобы куда-то торопиться.

Практически весь путь ракета проделывает в сопровождении охраны и «группы специалистов». Разве что суслики высовываются из своих нор, чтобы полюбопытствовать, что же там такое едет.

Зрители «появляются» где-то в километреот стартового комплекса, на «переезде», где железнодорожное полотно пересекает автомобильная дорога. Минут за 15 до того момента, как там должен появиться тепловоз с ракетой, из жилой зоны «двойки» протягивается вереница людей. В самый последний момент подъезжают автобусы с дублирующим экипажем, специалистами Центра подготовки космонавтов, журналистами.

И вот в степи появляется тепловоз. Ракета «наезжает» на зрителей, она становится все больше и больше. И, наконец, «проносится» мимо зрителей и «уходит» на старт.

Почему-то на «переезде» чувствуется «размер» ракеты. Когда ее вывозят из МИКа, это не ощущается. А здесь всё становится на свои места. Может быть, из-за того, что чем ближе стартовый комплекс, тем весомее становится то дело, которое предстоит сделать.

Вслед за этим часть зрителей отправляется назад, в жилую зону «двойки», а часть — на «нулевую отметку» стартовой площадки, наблюдать за вертикализацией ракеты.

В этот раз мне повезло и я смог побывать не только на «нулевой отметке», что делал не раз и не два, а под ракетой, в помещениях, где работают стартовые расчеты при установке ракеты в пусковое устройство. Это действительно «святая святых» у стартовиков, куда посторонних не пускают. Но спасибо летчику-космонавту Павлу Владимировичу Виноградову и главному конструктору стартовых комплексов Игорю Владимировичу Бармину, которые организовали мне такую экскурсию.

Скажу одно — впечатляет, когда видишь вертикализацию ракеты со столь необычного ракурса. И хотя все эти тонны металла нависают над тобой, почему-то нет страха, что они сорвутся вниз и упадут тебе на голову. Впрочем, если бы такая опасность существовала, то вряд ли меня туда пустили. Даже «по знакомству».

Потом было построение боевого расчета, которому предстоит готовить ракету к старту, и начало работ по проверке бортовых систем.

Чтобы не путаться под ногами стартовиков, я возвратился на «двойку» и зашел в домики Сергея Павловича Королева и Юрия Алексеевича Гагарина. В ближайшие дни, когда на космодром съедутся многочисленные гости, сделать это будет сложнее.

Меня всегда поражала скромность обстановки в комнатах, где жили и работали великие люди. Причем не только по сегодняшним меркам. Даже в начале 1960-хэто выглядело более чем скромно.

Пока я окунался в историю, ракету с кораблем готовили к старту. На генеральных испытаниях ракеты возникли некоторые проблем — не прошли «отбойные испытания». Их суть в проверке системы управления срабатывания системы аварийного спасения (САС). Команда «Авария» на 13-й секунде, как это положено, не сформировалась. Оказалось, что при переходе с аналоговой схемы на цифровую не была скорректирована инструкция по испытаниям. В результате и возникло это несоответствие. Быстро разобрались, внесли требуемые изменения, оформили разрешение, повторили испытания. На этот раз всё получилось как надо.

…Дал сбой лифт, на котором космонавты поднимаются к кораблю. Все списали на жару. Но будут разбираться с этим в резервный день.

Из-за этих сбоев заседание Технического руководства пришлось перенести на 21 час по местному времени. И длилось оно дольше обычного.

27 МАЯ

…На космодроме жара. Правда, в тени, если дует легкий ветерок, довольно комфортно. Но когда оказываешься на солнце… Лучше этого не делать.

Ночью состоялся удачный пуск ракеты-носителя «Зенит-3SL» из экваториальной зоны Тихого океана с морского космодрома «Си лонч». Это первый старт после прошлогодней аварии. Очень нужный успех. Если бы вновь произошла авария, последствия могли быть непредсказуемы. Тем более, что в последнее время этот международный проект, в котором участвуют Россия, Украина, США и Норвегия, испытывал (да и продолжает испытывать) финансовые трудности. Будем надеяться, что положение дел вскоре выправится и функционирование морского космодрома войдет в нормальное русло.(К сожалению, мои майские надежды не оправдываются. Из-за событий в Украине, да и по другим причинам, проект «Морской старт» заморожен на год, как минимум. Что будет с ним в дальнейшем пока непонятно).

Ездил на освящение ракеты. Как бы я не относился к этому обряду, всё было довольно красочно, помпезно и интересно. На космодроме Байконур прошли учения аварийных служб по организации спасения космонавтов. По заданному сценарию на начальном участке полета возникла нештатная ситуация — спускаемый аппарат с космонавтами отделился от аварийной ракеты-носителя, и экипаж приземлился недалеко от стартового комплекса космодрома.

В тренировке приняли участие службы Космического центра «Южный», Росавиации, Федерального медико-биологического агентства России и расчеты противопожарной службы. Подразделениям и службам было необходимо максимально быстро провести эвакуацию экипажа из спускаемого аппарата, оказать первую медицинскую помощь и оперативно доставить космонавтов в городскую больницу для обследования.

С 2014 года, учения по спасению экипажей решено проводить на регулярной основе, как и ежегодные учения по отработке действий служб при авариях ракет-носителей с космическими аппаратами.

Вечером на 17-й площадке состоялось Парадное заседание Государственной комиссии. Эта традиция берет своё начало с апреля 1961 года. Тогда пилота первого «Востока» и его дублеров утверждали «за закрытыми дверями», без журналистов и телекамер. Чуть ли не в последний момент сообразили, что «творят историю». Поэтому решили заседание Государственной комиссии повторить и запечатлеть на кинопленку для потомков. С тех пор и повелось — экипажи утверждают на рабочем заседании комиссии, а потом всё повторяют «для публики».

Нынешнее заседание вел руководитель Роскосмоса Олег Остапенко. Впервые в должности начальника ЦПК присутствовал и докладывал Юрий Лончаков.

Когда экипажи были утверждены, космонавтов поздравили руководители предприятий ракетно-космической отрасли, представители Казахстана, американского и европейского космических агентств.

На нынешний старт приехали первый немецкий космонавт Зигмунд Йен и второй болгарский космонавт Александр Александров. «За рюмкой чая» я поговорил с обоими. И Йен, и Александров в один голос говорили о том, что нынешний космодром разительно отличается от того Байконура, который они видели в 1980-е. Кстати, это их первый приезд сюда после полета.

…На территорию космодрома пришло большое стадо верблюдов. Когда ехал с «двойки» в город, видел караван, шедший по холму. Как в кино.

28 МАЯ

Вот и наступил стартовый день. Запуск состоится глубокой ночью по местному времени. Работы начнутся ближе к вечеру. Поэтому встали совсем не рано, попытались выспаться загодя.

По «двойке» «снуют» толпы гостей. Вероятно, и в городе то же самое. Как говорили торговцы на байконурском рынке, в преддверии пилотируемых пусков, когда приезжает множество россиян, они за несколько дней имеют такой же доход, как за три месяца.

Экипажи прибыли на 254-ю площадку за несколько часов до старта. Тщательное одевание скафандров, общение с семьями, разговоры с руководителями полетом…

Ровно за два часа 15 минут до запуска космонавты покинули «застеколье» и направились к автобусам, чтобы ехать к месту старта. Как обычно, в этот момент у выхода из корпуса собираются все, кто готовил космонавтов и корабль, эксперименты, которые будут проводиться во время экспедиции, родственники, друзья и еще много других людей, которые по своим служебным обязанностям или волею случая оказались поблизости. От корпуса до автобуса космонавты идут по живому коридору.

На старте их встречают только те, кому «по должности» положено. Короткое прощание, дружеский «пендаль» от генерального конструктора и вот космонавты уже в кабине корабля.

Следующие два часа насыщены всевозможными проверками бортовых систем корабля и ракеты, наземного оборудования. Все операции расписаны буквально по минутам.

29 МАЯ

Как-то незаметно, в суете подготовки, наступили новые сутки. Те, кто работает на ракете, этого и не заметили. Для них это один длинный рабочий день. На самом стартовом комплексе, у подножия ракеты, остается всё меньше и меньше народа. Последние расчеты укрываются в бункере за несколько минут до команды «Пуск».

Наконец, объявляется минутная готовность. Дальнейшую подготовку берет на себя автоматика и человек может вмешаться в размеренный ритм обратного отсчета только в крайнем случае, при возникновении нештатной ситуации.

Сегодня вмешательства не потребовалось. В назначенное время проходит команда «Зажигание», внизу ракеты происходит яркая вспышка и раздается рев двигателей. Вслед за этим тело громадины скрывается в клубах дыма, еще мгновение она стоит неподвижно, а потом «срывается» со стартового стола и уходит ввысь.

Сколько бы раз не приходилось видеть ракетный старт, привыкнуть к этому невозможно. Все быстрее и быстрее движется ракета, уменьшаясь в размерах. Вскоре она становится яркой светящейся точкой. Через две минуты после старта точка распадается на пять уже не таких ярких точек — это сброшены блоки первой ступени носителя. Полет продолжается, звездочка видна всё слабее и слабее, и, наконец, совсем исчезает из вида.

О ходе дальнейшего полета можно узнать только из сообщений комментатора по громкой связи. И вот долгожданное: «Корабль отделился от третьей ступени носителя». Вслед за этим поступает информация о раскрытии антенн и панелей солнечных батарей. Очередная экспедиция на Международную космическую станцию началась.

Кстати, звездочка МКС пролетела над космодромом через несколько минут после запуска корабля «Союз ТМА-15М». К ней и устремится звездочка корабля, чтобы через шесть часов «слиться воедино».

Минут через сорок после старта все вновь собираются на 254-й площадке для подведения итогов. Это заседание Государственной комиссии было совсем кратким, минуты три-четыре. Баллистики доложили о параметрах орбиты, руководитель Федерального космического агентства поблагодарил всех за хорошую работу и распустил «по домам».

Правда, толком отдохнуть не удалось — через два часа надо было ехать наблюдать за стыковкой, а потом сразу на аэродром - возвращаться домой. Время до отъезда потратил, чтобы без спешки собрать вещи. Главное, чтобы не забыть те сувениры, которыми обзавелся на космодроме (керамическая плитка с корпуса «Бурана», фотографии экипажа с их автографами…)

Стыковка корабля прошла без сучка и задоринки. Автоматика работала, как часы, и космонавтам не пришлось брать управление на себя.

…Уже рассвело, когда наш самолет взмыл в небо и взял курс на Москву.

…Не знаю, смогу ли я снова побывать на Байконуре. Волна кадровых перестановок, о возможности которых я писал во второй день своего пребывания на космодроме, в начале сентября 2014 года «накрыла» и меня. Я больше не работаю в РКК «Энергия» и, следовательно, не имею возможности регулярно отправляться в Казахстан, чтобы на несколько дней окунуться в атмосферу подготовки к старту. Хочу верить, что через некоторое время всё «возвратится на круги своя» и моя майская поездка будет не последней.


24 января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661