Космические надежды
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №5(391), 2014
Космические надежды
Александр Железняков
журналист
Санкт-Петербург
492
Космические надежды
Экспедиция на Красную планету, состоится ли она?

В начале 2013 года стартовал международный проект, который сразу же привлек к себе огромное внимание. Голландская компания Mars One начала отбор будущих космонавтов, первые из которых должны будут в 2023 году отправиться на Марс и основать там колонию. Их возвращение на Землю не запланировано. Несмотря на то, что вероятность осуществления такого проекта близка к нулю (уж поверьте, к указанному сроку человечество не будет располагать техническими средствами, делающими полет к Красной планете и нахождение на ней в течение длительного времени реальными), желание участвовать в нем выразили около 200 тысяч (!) человек. Больше всего заявок поступило из США – 24 процента, на втором месте Индия, далее следуют Китай, Бразилия, Великобритания, Канада, Россия, Мексика и другие. Из общего числа кандидатов отборочный комитет Mars One в начале 2014 года выбрал 1058 человек, которые и продолжат подготовку к участию в миссии.

Говорю об этом не для того, чтобы восхищаться или, наоборот, иронизировать над теми, кто готов «купить билет в один конец». Дело не в них. Дело в космических устремлениях человечества. Люди хотят летать в космос. Это у них от природы. И количество желающих участвовать в проекте Mars One лишнее тому подтверждение. Человек стремится на космические просторы, чего бы это ему ни стоило. Даже с риском для жизни. Даже ценой самой жизни.

Мы запускаем спутники и направляем исследовательские зонды к другим планетам. Мы живем и работаем в космосе. Мы изучаем Вселенную и следим за тем, что там происходит. Мы постигаем окружающий нас мир. Мы вышли на межзвездные просторы. Когда-нибудь будем покорять межгалактические пространства. И у нас нет пути назад. Мы будем идти вперед. Быстро или медленно. Но вперед. С легкостью или трудностями. И только вперед.

А теперь, оставив пафос в стороне, спустимся с небес на землю и поговорим о проблемах, которые в минувшем году встали во весь рост. О свершениях, которыми ушедший в историю год, несмотря ни на что, был богат, о путях, по которым мировая космонавтика будет двигаться дальше.

Вопрос о необходимости реформирования ракетно-космической отрасли России стали активно обсуждать ровно три года назад, когда в декабре 2010-го потерпела аварию ракета-носитель «Протон-М» с тремя навигационными спутниками. Хотя проблема эта возникла гораздо раньше. Но, как это часто бывает, перемены откладывали на потом, надеясь, что «само рассосется». Но в минувшем году дальше тянуть с началом перемен стало просто невозможно. И они начались.

Первым шагом реформы стала смена руководства в Федеральном космическом агентстве. В октябре был отправлен в отставку Владимир Поповкин, возглавлявший Роскосмос чуть больше двух лет, а на его место пришел Олег Остапенко. Произошли и другие кадровые перестановки в агентстве.

Правильным ли было такое решение правительства, покажет будущее. Правда, мне кажется, третий генерал подряд во главе отрасли – явный перебор. Двое предыдущих руководителей из числа военных продемонстрировали, что далеко не все вопросы могут быть решены «командными методами».

Однако «поживем – увидим». Тем более что кадровые перестановки были не главными составляющими реформы: 2 декабря президент России подписал указ о создании Объединенной ракетно-космической корпорации, в состав которой войдут практически все предприятия отрасли, ранее подведомственные Роскосмосу. Этим же указом разграничивались сферы ответственности созданной Корпорации и сохраненного Федерального космического агентства, за которым остались функции определения путей развития отечественной космонавтики и роль заказчика. На пост главы создаваемой Корпорации прочат бывшего главу АвтоВАЗа Игоря Комарова. Кандидатура весьма странная и спорная. Но я пока не хочу бросать камни в его огород. Когда будут видны реальные плоды его трудов на новом поприще, тогда и поговорим.

Старт реформ можно лишь приветствовать. Хотя выбранный вариант предстоящих изменений (и кадровый, и организационный) не дает гарантий исправления ситуации в отрасли. Более того, есть опасения, что положение дел может только ухудшиться и к существующим ныне проблемам прибавятся новые.

Тем не менее с чего-то надо было начинать. Начали с кадров и создания Корпорации. На ее формирование уйдет не менее полутора лет. То есть первые плоды мы будем пожинать не ранее конца 2015 года. А о том, правильный ли мы выбрали путь, можно будет говорить еще через несколько лет.

Ускоренное проведение реформы ракетно-космической отрасли России в значительной степени было инициировано аварией ракеты-носителя «Протон-М», происшедшей 2 июля 2013 года. Ее, аварию, можно было наблюдать в прямом эфире. Зрелище было впечатляющим. Читатели, видевшие эти кадры, надолго запомнят огромную ракету, взмывающую в небо, ее колебания вправо-влево и эффектный «кульбит», закончившийся падением на землю и мощным взрывом. В памяти сразу же всплывают хроникальные съемки 1960-х, когда, бывало, аварии ракет происходили по такому же сценарию. Но тогда это было в какой-то степени объяснимым явлением – мы только еще учили ракеты летать.

А вот летняя катастрофа «Протона-М» – из ряда вон выходящее событие. Особенно когда стала известна причина, по которой носитель не смог выполнить своей задачи. Расследование, проведенное аварийной комиссией, показало, что к падению ракеты привели… неправильно установленные датчики угловых скоростей. При монтаже их установили с ошибкой в 180°. Как говорится, без комментариев.

Авария эта имела далеко идущие последствия. Во-первых, она показала наличие в ракетно-космической отрасли таких серьезных проблем, которые необходимо решать немедленно. Смену руководства Роскосмоса и начало реформы отрасли можно считать следствием именно июльской катастрофы. Во-вторых, в результате утери трех навигационных спутников не удалось пополнить орбитальную группировку системы ГЛОНАСС. К счастью, в космосе сейчас достаточно аппаратов, которые позволяют системе функционировать бесперебойно. Но было бы гораздо спокойнее, если бы был и резерв. Тем более что наши соперники в «навигационной гонке», США и Китай, продолжают активно и успешно действовать на этом поприще. В-третьих, был нанесен серьезный удар по репутации российской космонавтики. И даже успешные пуски «Протонов» осенью 2013 года нельзя считать восстановлением наших позиций на мировом рынке.

Авария «Протона-М» всколыхнула все российское общество. Ее обсуждали в правительстве, и в сохранившихся еще кое-где «курилках», и в общественном транспорте... И хотя были в минувшем году и другие аварии космической техники, но по своей «значимости» падение «Протона» оказалось вне конкуренции.

30 января 2013 года с южнокорейского космодрома Наро состоялся запуск ракеты-носителя KSLV-1 (часто ее называют так же, как космодром, – Наро) с исследовательским спутником STSAT-2C. Старт был успешным, и Южная Корея вошла в «Большой космический клуб» на правах одиннадцатогого его участника. «Путь к славе» для Южной Кореи был непростым. Создание собственного космического носителя заняло почти десять лет и велось с помощью российского Центра имени Хруничева – здесь сделали первую ступень ракеты.

Первую попытку стать космической державой Южная Корея предприняла в августе 2009-го. Но тот старт оказался неудачным – нештатно отделились створки головного обтекателя, и спутник на орбиту не вышел.

Комом оказался и второй блин, который корейцы попытались испечь год спустя. На этот раз авария произошла на участке работы первой ступени. Два года ушло на подготовку к третьему пуску. Его несколько раз откладывали, опасаясь новой неудачи. Сначала старт перенесли с августа 2012 года на октябрь, потом на ноябрь, затем на январь 2013 года. И вот в самом конце первого месяца прошедшего года пуск состоялся и был успешным.

Единственное, что омрачало праздник южнокорейских ракетчиков, так это то, что Северная Корея запустила свой спутник на полтора месяца раньше. Тем не менее успешный запуск носителя KSLV-1 дал мощный импульс для продолжения в Южной Корее работ по ракетной тематике. Государством поставлена задача создать к 2020 году более мощную ракету KSLV-2 уже без иностранной помощи.

В минувшем году заговорили и о южнокорейской Лунной программе. Высаживать космонавта на поверхность Луны Южная Корея пока не собирается, но лет через десять намерена отправить на поверхность ночного светила луноход собственной разработки. Рассматриваются и проекты по исследованию других планет. Но основное внимание предполагается все-таки уделить разработке прикладных космических аппаратов, которые будут вести наблюдения за земной поверхностью и мировым океаном. Южной Корее с ее развитой экономикой решение всех этих задач по силам.

Миссия межпланетного зонда «Мангальян» к Марсу стала огромным достижением космонавтики Индии. В предыдущие годы к Красной планете летали только космические аппараты России (еще во времена СССР, так как две чисто российские попытки послать зонд к Марсу оказались неудачными), США, Японии и Европы. Да и то европейский аппарат вывела на просторы Солнечной системы российская ракета-носитель «Союз-ФГ» с разгонным блоком «Фрегат». Запуск «Мангальяна» состоялся 5 ноября 2013 года из Космического центра имени Дхавана Сатиша на острове Шрихарикота. Почти месяц космический аппарат находился на околоземной орбите, постоянно увеличивая высоту своей орбиты в апогее. Поздним вечером 30 ноября двигатели аппарата были вновь включены и он отправился к Марсу, окрестностей которого должен достигнуть в сентябре 2014 года.

Одна из главных задач миссии – «научиться летать» к другим планетам. Именно поэтому научная программа «Мангальяна» не столь обширна, как, например, у его американского собрата зонда MAVEN, отправившегося к Красной планете двумя неделями позднее. Если удастся выйти на ареоцентрическую орбиту, то индийцы намерены изучить марсианскую атмосферу и провести фотографирование поверхности Марса. Но даже если это не удастся, главное уже сделано – «Мангальяна» взяла курс к Красной планете. Это действительно значимое событие, так как слетать в далекий космос не всем удается. И неудача российского «Фобос-Грунта» лишнее тому подтверждение. Мы уже стали забывать, что первым небесным телом, на поверхность которого совершил мягкую посадку земной аппарат, была Луна. С тех пор более 35 лет не «прилунялась» ни одна станция. Земной аппарат мягко садился на поверхность Луны в августе 1976 года (советская межпланетная станция «Луна-24»). Теперь лунное безмолвие нарушил китайский зонд «Чаньэ-3». Случилось это 14 декабря 2013 года. Через несколько часов на поверхность ночного светила съехал луноход «Юйту» («Нефритовый заяц»).

Свою программу изучения Луны Китай объявил почти десять лет назад. На первом этапе было запланировано изучение естественного спутника нашей планеты с селеноцентрической орбиты. Этот этап был успешно реализован полетом станций «Чанъэ-1» и «Чанъэ-2». Второй этап предусматривает изучение Луны непосредственно с поверхности. Этим займутся «Чанъэ-3» и «Юйту». На третьем этапе запланировано освоение технологии возвращения на Землю. Для этого предполагается запустить автоматическую станцию, которая мягко опустится на лунную поверхность, возьмет образцы грунта и совершит обратный перелет на Землю.

Китайская программа почти в точности повторяет то, что было сделано в нашей стране в 1960–1970-е. Правда, прилуниться мягко китайцы смогли с первой попытки. Нам в свое время потребовалось на это гораздо больше усилий. Но мы-то были первыми! А первым всегда труднее.

Одновременно с реализацией третьего этапа китайские конструкторы должны определиться с дальнейшими шагами по освоению Луны. То есть отправлять или нет туда человека. И хотя о пилотируемой миссии в Поднебесной говорят с осторожностью, велика вероятность, что будет выбран именно такой путь. По крайней мере, американский космонавт Базз Олдрин, второй человек, ступивший на лунную поверхность, полагает именно так. В начале декабря 2013 года он высказал мнение, что следующим землянином, который прибудет на Луну, будет именно китаец. А пока «Нефритовый заяц» успешно пережил первую лунную ночь и начал изучение лунной поверхности. Работа лунохода распланирована на три месяца. Ну а дальше – как пойдет...

В последние годы полеты космических аппаратов с биологическими объектами на борту (не считая, естественно, пилотируемых полетов, так как человека также можно считать «биологическим объектом») стали не столь уж частым явлением. Поэтому старта «Биона-М» ожидали в минувшем году с большим нетерпением. Спутник был запущен 19 апреля 2013-го с космодрома Байконур. В экипаж космического аппарата вошли 45 мышей, 8 монгольских песчанок, 15 гекконов, улитки, ракообразные, рыбы и различные микроорганизмы. В программе исследований приняли участие 20 российских институтов и 15 зарубежных университетов. Головную роль в формировании и реализации научной программы играл Институт медико-биологических проблем. Экспедиция была рассчитана на месяц и завершилась, как и планировалось, 19 мая мягкой посадкой спускаемого аппарата в Оренбургских степях. В целом она была успешной. За исключением «большой ложки дегтя» – из-за отказа аппаратуры в ходе космического полета погибли все песчанки и больше половины мышей. Тем не менее специалисты остались довольны результатами миссии, так как оставшихся в живых животных оказалось достаточно для проведения необходимых исследований.

В минувшем году частная космонавтика двигалась вперед, если и не семимильными шагами, то, по крайне мере, размеренно и уверенно. Свои очередные полеты совершил грузовой корабль «Дрэгон» компании «Спейс-Х». Начались полеты к МКС корабля «Сигнус» компании «Орбитал Сайнсес Корпорэйшн». Но, пожалуй, основным достижением частников в 2013 году следует признать начало коммерческой эксплуатации ракеты-носителя Falcon-9 компании «Спейс-Х». Свой квалификационный полет ракета совершила в конце сентября, а в первых числах декабря уже вывела на орбиту телекоммуникационный спутник SES-8.

Учитывая низкую стоимость услуг от компании «Спейс-Х» (55 миллионов долларов за пуск, что существенно ниже при использовании ракет «Протон-М», «Ариан-5» и «Зенит-3SL»), можно считать, что на мировом рынке пусковых услуг появился новый сильный игрок. Это подтверждает и портфель заказов компании «Спейс-Х», в котором уже более 50 контрактов.

«Еще немного, еще чуть-чуть», и именно частники будут определять основные направления развития космической техники. За государствами останутся только программы, связанные с национальной безопасностью, дорогостоящие научные проекты и масштабные экспедиции к небесным телам Солнечной системы, а потом и в глубины Вселенной.

Всем известно, что наилучшие условия для запуска космических носителей на экваторе, где можно максимально эффективно использовать скорость вращения Земли. А если при этом место старта удалено от густонаселенных районов, то можно говорить о двойном эффекте.

На этих двух постулатах и зиждется идея морского космодрома. Первый появился в 1964 году, когда вблизи экватора в кенийских территориальных водах была заякорена итальянская стартовая платформа «Сан-Марко». Старты с нее осуществлялись почти четверть века. Потом от использования платформы отказались. Вновь к идее морского космодрома возвратились в 1995 году, когда ряд компаний США, России, Украины и Норвегии образовали международный консорциум «Си Лонч». Проект предусматривал доставку ракет-носителей «Зенит-3SL» по морю в экваториальную зону Тихого океана и пуски с платформы «Одиссей». Первый старт с морского космодрома состоялся 27 марта 1999 года и был успешным. В том же году началась коммерческая эксплуатация космодрома.

По подсчетам экономистов, окупаемость проекта должна была наступить при достижении интенсивности пусков не менее шести в год. Однако достичь этого так и не удалось – мешала конкуренция, а также ряд неудач при старте (аварии в 2000-м и в 2007-м, частично успешный успех в 2004 году). Все это привело к тому, что в 2009 году консорциум объявил о своем банкротстве и более чем на два года приостановил пусковую деятельность. От окончательного закрытия проект спасла российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия», которая фактически выкупила компанию и сделала все, чтобы возобновить ее деятельность. Пуски ракет-носителей «Зенит-3SL» возобновились в сентябре 2011 года. Первый после перерыва старт, а также три старта, состоявшихся в 2012 году, были успешными. Портфель заказов постепенно наполнялся заявками от других ведущих спутниковых операторов, и была надежда, что уже в ближайшее время консорциум приведет в порядок свои финансы и возобновит нормальную деятельность.

Все испортила авария, происшедшая 1 февраля 2013 года. На двенадцатой секунде полета ракеты система управления зафиксировала превышение допустимого угла вращения носителя вокруг продольной оси и запустила программу аварийного выключения двигателя первой ступени. Двигатель был выключен на двадцатой секунде полета, а на пятьдесят шестой ракета упала в океан в 2,5 километра от стартовой платформы.

Февральская авария вновь остро поставила вопрос о будущем морского космодрома. И тут дело даже не в том, что консорциум понес финансовые потери и был подпорчен его имидж. Самой неприятной стала та подковерная возня, которую устроили некоторые чиновники Федерального космического агентства вокруг проекта. Лишь смена руководства Роскосмоса несколько разрядила ситуацию. Но не решила вопрос окончательно. Можно предположить, что перелом наступит только после нескольких успешных стартов с «Одиссея». Будем надеяться на лучшее.

В 2013 году в Иране были осуществлены два полета по суборбитальной траектории «с участием» обезьян. О первом пуске было объявлено 28 января 2013 года, о втором – 14 декабря. Учитывая закрытость иранской космической программы, можно предположить, что эти старты состоялись и накануне, и двумя днями ранее. Но не это главное.

Эксперименты с животными начались в Иране несколько лет назад. В 2011–2012 годах состоялись два полета ракет с «капсулой жизни», как именуют иранские специалисты кабину корабля. В обоих случаях там находились обезьяны и обе они на Землю живыми не вернулись. А вот два пуска, состоявшиеся в 2013 году, были успешными. И надо признать весомость достижений иранских ракетчиков. Пусть даже обезьяны совершили лишь «прыжки в космос», а не орбитальные полеты.

Иран – одна из немногих стран, имеющих собственную пилотируемую программу. Планируется, что первый иранский космонавт побывает в космосе в 2017 году. Вероятнее всего, предполагается полет по суборбитальной траектории. Но может быть, иранцам удастся совершить прорыв, и они создадут корабль, способный нести космонавта по околоземной орбите.

Весь 2013 год продолжалась работа на борту Международной космической станции. Каждодневная, кропотливая, может быть, рутинная, но очень нужная человечеству. Экипажи сменялись, принимали грузовые корабли, провели десятки технических, технологических, медико-биологических и прочих экспериментов, выходили в открытый космос. Сделано очень многое. Но предстоит сделать еще больше.

Из самых ярких достижений можно выделить, пожалуй, два.

Во-первых, теперь пилотируемые корабли добираются до станции по «короткой схеме» – за шесть часов, а не за двое суток, как это было раньше. Все запущенные в минувшем году «Союзы» использовали именно эту схему. Во-вторых, во время внекорабельной деятельности 9 ноября в космосе прошла эстафета олимпийского огня. Конечно, это была пропагандистская акция, призванная показать роль России и в космонавтике, и в спорте. Но смотрелось это действо красиво.

Вот таким был 2013 космический год: радостным и грустным, триумфальным и трагичным, романтичным и прагматичным. Самый обыкновенный 56-й год космической эры.

А теперь кратко о том, что можно ожидать от 2014-го.

Надеемся, что стартовавшая реформа ракетно-космической отрасли России будет продолжаться и движение вперед должно ощущаться. Хотя бы в плане определения приоритетов космической деятельности России на ближайшее будущее. У нашей космонавтики до сих пор нет ясной и четкой цели. Все идеи, изложенные в «руководящих» документах, таких как «Основы государственной политики Российской Федерации в области космической деятельности на период до 2030 года и дальнейшую перспективу», утвержденных Президентом РФ в апреле 2013-го, носят расплывчатый характер.

Надеемся, что наконец-то в свой первый полет отправится «Ангара». Ну сколько можно ждать, в конце-то концов!..

Разработка новой ракеты продолжается неприлично долго, более двадцати лет. Многие принятые когда-то технические решения уже морально устарели. Потрачена куча денег, более 100 миллиардов рублей, а ракеты как не было, так и нет. Поэтому с нетерпением ждем начала летных испытаний.

На 2014 год запланирован и первый пуск сверхтяжелого носителя Falcon Heavy, разрабатываемого американской частной компанией «Спейс-Х». В отличие от российской «Ангары», на его создание ушло в три раза меньше времени. Что называется, «почувствуйте разницу».

Запланирован и первый тестовый полет американского «Ориона». Он продлится всего несколько часов, за которые американцы намерены проверить работу основных бортовых систем.

Хочется надеяться, что и другие работы, запланированные на 2014 год, как по запускам новых космических кораблей и спутников, так и по разработке перспективной космической техники, будут выполнены. А то, что уже летает, будет функционировать «как часы».


1 Марта 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85095
Виктор Фишман
68465
Борис Ходоровский
60838
Богдан Виноградов
47762
Дмитрий Митюрин
33808
Сергей Леонов
31940
Роман Данилко
29778
Сергей Леонов
29620
Светлана Белоусова
16237
Дмитрий Митюрин
15883
Борис Кронер
15050
Татьяна Алексеева
14272
Наталья Матвеева
14003
Александр Путятин
13906
Наталья Матвеева
12151
Алла Ткалич
11443
Светлана Белоусова
11439