Гений тепла
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №1(387), 2014
Гений тепла
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
1699
Гений тепла
Чугунолитейный и механический завод Ф. К. Сан-Галли. Наб. Лиговского канала, 46. Санкт-Петербург. 1853 год

Все мы привыкли к благам цивилизации: к электрическому освещению, центральному отоплению и водоснабжению – и порой относимся ко всему этому как к вечно существующей данности. А ведь какие-то сто пятьдесят лет тому назад, что для истории не составляет и мгновения, подобного «набора» не было и в помине. К его появлению не только в нашей стране, но и повсеместно приложил свои руки и голову замечательный инженер, изобретатель и успешный промышленник Франц Карлович Сан-Галли, долгие годы проживший в столице Российской империи. Именно он в пятидесятых годах XIX века изобрел отопительную батарею. Но обо всем по порядку.

Франц Сан-Галли родился 26 февраля 1824 года в прусской Померании, в старинном городке Каммин (ныне Камень-Поморский), в семье выходцев из Италии. Его дед Бальтазар Сан-Галли во время прусско-австрийской войны попал в прусский плен и оказался в городе Штеттине. Вскоре он прославился как скульптор при дворе прусского главнокомандующего генерал-фельдмаршала фон Меллендорфа и получил прусское подданство. Ну а его сын Йоганн Карл Сан-Галли во время наполеоновских войн дослужился до чина унтер-офицера уланского полка, а выйдя в отставку, получил должность главного таможенного инспектора Штеттина.

Что же касается Франца Фридриха (будущего Франца Карловича), то это был любимый сын Йоганна Карла Сан-Галли. Помимо образования в штеттинской гимназии, он еще получал частные уроки по английскому и французскому языкам, танцам, фехтованию и верховой езде, что затем ему очень пригодилось в России.

На всю жизнь маленькому Францу запомнились слова его родителей: «Практикуй честность, трудолюбие и сноровку, живи в согласии с самим собой. Мастерство не падает с неба, но трудолюбие делает мастером».

Каким же образом немецкий итальянец Франц Сан-Галли оказался в России? Дело в том, что после смерти отца, оставившего семье небольшое наследство, семнадцатилетний Франц поступил на службу в фирму, торгующую российскими товарами. Через два года филиалу фирмы, располагавшемуся в Санкт-Петербурге, потребовался расторопный молодой человек. Так девятнадцатилетний юноша оказался в столице Российской империи. Это, конечно, был не захолустный Штеттин, а одна из самых блистательных столиц мира. Правда, на первых порах ему положили жалование всего лишь в 100 рублей ассигнациями. Как впоследствии шутил сам Франц Карлович, «слишком малое, чтобы выжить, но слишком большое, чтобы умереть с голоду».

Вот тут-то и пригодилось блестящее образование, которое Франц получил дома. Осмотревшись, молодой человек завел массу полезных знакомств. Так, играя в шахматы с англичанином, оказавшимся сыном управляющего пароходами машиностроительного завода Берда, наш герой сумел не только познакомиться с ним, но через него устроиться помощником бухгалтера в контору завода могущественного промышленника. Служа в конторе, Сан-Галли подружился с сыном шефа и даже был принят в доме Бердов. Хорошее жалование, времяпрепровождение в кругу петербургской золотой молодежи, состоявшее из танцев, кутежей и флирта, закружили юношу в своем вихре.

Однако жизнь Франца резко переменилась, когда он познакомился с шотландскими мастерами, приехавшими на завод Берда. Сначала молодой клерк, исполнявший обязанности переводчика, и не помышлял о литейном и механическом производстве, секретами которого приехали делиться мастера. Но для того чтобы понимать, о чем идет речь и правильно переводить, пришлось засесть за соответствующую литературу. На развеселой жизни был поставлен крест. В 1851 году Франц получил российское подданство и стал именоваться Францем Карловичем Сан-Галли. В 28 лет русский подданный немецко-итальянского происхождения решил совершить два серьезных шага в своей жизни – жениться и завести свое собственное дело. Его избранницей стала Софья Александровна Розинская, единственная дочь богатого купца. Приданое жены и занятые под проценты деньги Франц Карлович вложил в собственную механическую мастерскую. Новоявленный предприниматель задумал наладить производство умывальников, металлических кроватей и других бытовых мелочей. Но вот только наплыва покупателей почему-то не наблюдалось. Семья жила впроголодь, и о возвращении кредита не могло идти и речи. Надо было думать над тем, как выпутаться из создавшейся ситуации. Выходом из положения могло быть только появление такого товара, которого не было у конкурентов. Зарывшись во все доступные технические книги и журналы, Франц Сан-Галли пришел к выводу, что нужно создавать принципиально новое обогревательное устройство. В период с 1855 по 1857 годы он создал устройство, названное по-немецки «хайцкерпер» (горячая коробка). Это был радиатор, представлявший собой толстые трубы с вертикальными дисками. Было придумано и русское название – батарея. Кстати говоря, Франц Карлович не стал закреплять изобретение за собой, а, наоборот, находясь в зарубежных поездках, рассказывал о своем изобретении промышленникам Европы и Северной Америки. Так началось триумфальное шествие российской батареи по всему миру.

Но все это было позже. Ну а в то время заказы в мастерскую на Лиговском проспекте посыпались как из рога изобилия, так что двенадцать слесарей справиться с ними уже не могли. Вскоре маленькая мастерская превратилась в крупный завод, специализировавшийся на оборудовании для отопления, водоснабжения и канализации, а также на изготовлении художественного литья. Трудно даже перечислить все выплавленное и откованное на заводе Сан-Галли, что украшало и продолжает украшать Санкт-Петербург. Это знаменитые ворота Зимнего дворца, решетка Таврического сада, железные решетки для Павильонного зала в Эрмитаже, фонарные столбы, вазы, фонтаны и балконные решетки.

В 1863 году фирма Сан-Галли устроила систему отопления в мозаичном отделении Императорской Академии художеств и Александринском театре. Одной из известных работ того времени было восстановление после пожара куполов церкви Старого Царскосельского дворца. Кроме того, Франц Карлович установил во дворце изобретенную им противопожарную систему. За это император Александр II наградил инженера-самоучку золотой медалью на Владимирской ленте. Ну а уже после гибели императора, в 1882 году, фирма Сан-Галли за высокое качество работ получила разрешение ставить на свои фабричные изделия Государственный герб.

Конечно, обладая столь мощным и доходным производством (к началу XX века на заводе Сан-Галли работало более тысячи человек), Франц Карлович обзавелся собственным особняком (современный адрес: Лиговский проспект, дом 62), в котором все до мелочей было сделано по его рисункам. Вообще-то этот особняк «прирос» к его заводу и составлял с ним целый комплекс с домами для инженеров и техников, городком для рабочих и школы. Получая приличную заработную плату, имея благоустроенное жилье, рабочие фирмы Сан-Галли никогда не были замечены в забастовках и беспорядках. Когда же товарищ министра внутренних дел (заместитель министра) князь Святополк-Мирский попросил Франца Карловича поделиться секретом, как ему удается отвадить рабочих от стачек и забастовок, то получил следующий ответ: «Кроме других причин, как, например, личная моя близкая связь и добрые отношения со старыми рабочими, осторожный выбор новых – моя колония действует, как бочка масла, вылитая на бушующее море: в ней рабочие всегда близки к семействам своим, всегда с женами и детьми, которые их удерживают». Конечно, Сан-Галли был человеком мудрым. Получив личное пожизненное дворянство, он заявил: «Получить потомственное дворянство не хотел бы, ибо дворянство, дающее такие большие преимущества и привилегии, отвлекло бы моих наследников, может быть, от задачи, которая для них должна быть главная и прямая – поддерживать доброе имя и высокую репутацию фирмы Сан-Галли».

Говоря об этом незаурядном и ныне незаслуженно забытом человеке, стоит напомнить и о его кипучей общественной деятельности. В 1870 году промышленник стал депутатом Городской думы и быстро сплотил фракцию единомышленников, получившую ироническое название «сангаллиотов». Несмотря на то что особым красноречием он не отличался, его влияние на городские дела было большим. Взять хотя бы такой случай, который стал легендой Санкт-Петербурга. Жила в эти времена богатая ветреная особа, занимавшаяся «первой древнейшей профессией» и оставившая после себя немалый капитал. Из-за отсутствия наследников деньги были переданы в Городскую думу, но думские деятели не захотели распорядиться «непотребными» деньгами. Узнав об этом, император воскликнул: «Ну что же, мне эти деньги на помойку выбросить?» В ответ на эти препирательства депутат Сан-Галли заявил, что на «непотребные» деньги необходимо открыть в столице первые общественные туалеты, что и было сделано. Подводя итоги своей деятельности в Городской думе за 20 лет, Франц Карлович говорил, что с подачи «сангаллиотов» при бюджете в 12 миллионов рублей город получил: мосты (Александровский и Троицкий), водопровод, конно-железную дорогу, электрическое освещение, больницы, рынки. А за период с 1890-го по 1902 годы, когда Сан-Галли отошел от дел, при бюджете в 28 миллионов Санкт-Петербург получил… ломбард. Вероятно, и тогда были актуальны слова нашего знаменитого барда: «Где деньги, Зин?»

Закончить свое повествование об изобретателе батареи центрального отопления хочется вот каким сюжетом. Говорят, что в знаменитом здании фирмы «Зингер», расположившемся на Невском проспекте, где позже разместился Дом книги, до сих пор работают батареи фирмы Франца Карловича Сан-Галли. Они пережили две мировые войны, три революции, падение монархии, крушение советского строя и исправно продолжают нести свою службу.


1 января 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771