«Враг всякой науки» и «враг народа»
РОССIЯ
«Враг всякой науки» и «враг народа»
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
351
«Враг всякой науки» и «враг народа»
Потомок, сдавшегося при Полтаве генерала, дал свое имя цветку

Александр Сергеевич Пушкин обладал удивительной способностью: стоило ему хоть раз упомянуть в стихах или письмах имя какого-либо человека, и счастливец становился интересен Истории. В поэме «Полтава» есть такие строки:
Пальбой отбитые дружины,
Мешаясь, падают во прах.
Уходит Розен сквозь теснины;
Сдается пылкий Шлиппенбах.

В Полтавском сражении барон Вольмар Антон фон Шлиппенбах, немец по рождению, оказался первым генералом шведской армии, который сдался на милость победителей. В 1712 году с согласия Петра I он поступил на русскую службу в чине генерал-поручика.

Немецкое древо баронов фон Шлиппенбахов прочно укоренилось на российской почве и благополучно разрасталось. На нем не было сухих, неплодоносящих ветвей: бароны фон Шлиппенбахи верно служили новому отечеству. Большинство выбирали военную стезю, а после выхода в отставку служили в гражданских чинах, становились губернаторами, полицмейстерами, барон Александр Егорович Шлиппенбах был ученым-ботаником. В его честь назван рододендрон. Портреты двух героев этого рассказа найти не удалось, поэтому пусть на заставке красуется рододендрон Шлиппенбаха.

КАК ШЛИППЕНБАХ ВОСПИТЫВАЛ ЛЕРМОНТОВА

Судьбой Константина Антоновича Шлиппенбаха распорядился император Николай I. Царь решил, что боевому офицеру более всего подходит роль воспитателя юношества. В апреле 1832 года Константин Антонович был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге. В этом же году в кадетский корпус поступил «недоросль из дворян Михайло Лермонтов». Шлиппенбах и Лермонтов не поладили с первой встречи. Лермонтов подал документы для поступления в школу, написанные на простой бумаге. Это было чудовищным нарушением устава, писать следовало на гербовой бумаге. Шлиппенбах наложил на Лермонтова штраф: «…за один лист по два рубля, и доставить деньги ко мне для отсылки в Уездное Казначейство».

Порядки в школе Шлиппенбах завел очень строгие. Однако чем строже дисциплина, тем приятнее ее нарушать. Аким Шан-Гирей, друг Лермонтова, утверждал, что «в школе царствовал дух какого-то разгула и кутежа». По ночам играли в карты на долговые расписки. Карточные долги иногда продолжали оплачивать, уже став офицерами. Посылали унтер-офицеров «за вином, обыкновенно за портвейном, который любили за то, что был крепок и скоро отуманивал голову». На первом курсе было строжайше запрещено курить, поэтому курили все первокурсники, устраивая из коллективного курения трубок целый спектакль. Были забавы и вовсе школярские: ночью облить спящего водой или вставить в нос скрученную бумажку, наполненную нюхательным табаком.

Генерал Шлиппенбах утвердил список художественной литературы, которую разрешалось читать юнкерам. С этой напастью быстро справились, стали сочинять сами. На стихотворном поприще первенствовал Лермонтов. Если бы Шлиппенбах прочел эротические поэмы Лермонтова «Уланша» или «Петергофский праздник», то будущее светило русской поэзии вылетело бы из школы, как пробка из шампанского. Близка по духу к фривольным поэмам и лермонтовская «Ода к нужнику», в которой он нашел место для упоминания строгого педанта Шлиппенбаха:

О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас... к тебе взываю из пустыни,
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит мне страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлипенбаха!

Шлиппенбах арендовал под Петербургом Александровскую ферму. Хозяйство было образцовым, овощи и фрукты с фермы поступали в школьную столовую. Кто-то пустил слух, что картофель удобряют содержимым из воспетого Лермонтовым нужника. Юнкера отказались есть блюда из картошки. Разразился страшный скандал.

– Мальчишки! Пороть вас надо! – кричал Шлиппенбах на картофельных бунтарей.

Пороть, конечно, не стали, ограничились обычными наказаниями: выговор и арест. Лермонтов был знаком и с выговорами, и с арестами не понаслышке. Михаил Юрьевич был невысокого роста, сутуловат и не производил впечатления силача. Богатырем слыл юнкер Карачинский, который с легкостью гнул шомпола и завязывал их в узел. Всеобщее удивление вызывало то, что Лермонтов соревновался с Карачинским и не уступал ему в количестве согнутых шомполов. Шлиппенбах застал соревнующихся за порчей казенного имущества, сделал строгий выговор и отправил обоих на сутки под арест.

Генерал-адъютант Иван Анненков написал «Воспоминания» о годах учебы в школе и припечатал Шлиппенбаха убийственной характеристикой: «Он заходил в классы, собственно, для того, чтобы посмотреть, смирно ли мы сидим и не высунулась ли у кого из нас рубашка из-под куртки, а научная часть не только не занимала его, но он был враг всякой науке. Он принадлежал к той школе людей, которые были убеждены, что лицо, занимающееся науками, никогда не может быть хорошим фронтовым офицером». Юношеский максимализм часто мешает рассмотреть истинную суть человека. «Враг всякой науки» первым в Петербурге организовал движение общественного транспорта.

КАК ИМПЕРАТОР ПРОЕХАЛ ЗАЙЦЕМ

«Наконец-то в сороковых годах нынешнего столетия впервые появились в Петербурге городские общественные кареты, – с восторгом писал репортер. – Этой новинкой жители обязаны предприимчивости барона Шлиппенбаха, командира первого кадетского корпуса. Сам факт, что генерал пустился в коммерческое предприятие, кажется необъяснимым. Появление в первый раз на улицах омнибусов сделалось событием дня, каждый считал обязанностью прокатиться за гривенник по Невскому проспекту, чтобы рассказывать знакомым впечатления от этого путешествия. «Дешево и удобно», – был общий отзыв».

Император Николая I тоже захотел прокатиться на омнибусе, и, увидев одну из карет, он дал знак остановиться. Хотя салон был полон, для императора место нашлось. Николай присел, и его длинные ноги перекрыли проход между сиденьями. И ТУТ – ВНИМАНИЕ! Государь извинился перед пассажирами за то, что доставляет им неудобство. Доехав до Адмиралтейства, Николай I собрался выйти, но к нему дошел кондуктор и сказал:

– Пожалуйте деньги за проезд.

Денег у государя не оказалось, как все слишком высокостоящие персоны, он не носил с собой наличность. Никто из пассажиров не додумался одолжить царю десять копеек. Кондуктор недовольно покачал головой. На следующий день в контору омнибусов камер-лакей принес десять копеек и двадцать пять рублей на чай кондуктору. Согласитесь, случай уникальный в российской истории: царь и кондуктор повели себя как равноправные граждане.

КАК ПУШКИН СПАС ШЛИППЕНБАХОВ

Красный топор революции чуть не вырубил баронский род Шлиппенбахов под корень. Мало отобранного жилья, должностей и денег. Молох требовал жизней. Чекисты даже не утруждали себя выдумками, что Шлиппенбахи – японские шпионы или террористы, для ареста и приговора было достаточно одной фамилии.

Барону Андрею Павловичу фон Шлиппенбаху, служившему земским начальником в Симбирской губернии, повезло. После революции он остался без копейки и угла, где можно голову приклонить, но нашел работу преподавателя в Москве на курсах иностранных языков. Шлиппенбах и его родственники жили тишайшим образом, даже запрещенную советской властью елку на Новый год не наряжали, тайком приносили в дом хвойную веточку и украшали самодельными игрушками. Никакие предосторожности не помогли. 9 июня 1927 года Андрея Павловича арестовали, приговорили к трем годам ссылки в Тобольске. Друг семьи академик Вернадский пытался помочь, ходил по инстанциям, но никакие доводы не действовали:

– Он же барон. Далек от политики? А к кому близок?

Жена Анна Михайловна последовала за мужем в Сибирь. 14 июля 1928 года в семье Шлиппенбахов родился долгожданный первенцев, сын Николай. До конца жизни Андрей Павлович жил в гнетущем кошмаре, «аресты сменялись ссылками, ссылки – арестами. На нем, как на тысячах других неповинных, НКВД в 1930-е годы выполняло свой план». В 1937-м Андрея Павловича арестовали в последний раз, больное сердце не выдержало, он умер в тюрьме.

Анна Михайловна не испытывала никаких иллюзий на счет своей дальнейшей судьбы – от тюрьмы ей не уйти. Долго ждать плохих вестей не пришлось: ночью прибежала соседка и сказала, что подслушала разговор милиционеров, квартировавших в ее доме. Они обсуждали, в какой детский дом отправить сына гражданки Шлиппенбах, которую завтра они арестуют. Анна Михайловна схватила документы, немного вещей и побежала с сыном на пристань. К счастью, она с Колей успела на пароход, уходивший поздней ночью. Начались мытарства из города в город, по чужим углам. Через три года постоянной пытки страхом Анна Михайловна решила, что о ней забыли, и… ошиблась.

«В 1940 году Анна Михайловна получила повестку с требованием вместе с сыном явиться в НКВД с вещами. Леденея от ужаса, она выслушала тираду следователя о том, что их как немцев, носящих фамилию Шлиппенбах, должны выселить из Ленинграда. И тут мужественная женщина, оценив, что следователь производит впечатление человека начитанного, сказала:

– Неужели вы не знаете, что Шлиппенбахи – это известный род? Шлиппенбах был последним комендантом крепости Нотебург, а потом он участвовал в Полтавской битве, о чем Пушкин написал в поэме «Полтава» бессмертные строки: «Сдается пылкий Шлиппенбах».

Следователь посмотрел на нее удивленно, потом какое-то время подумал и… отпустил ее с сыном домой. Так Пушкин спас их от неминуемой смерти, и так впервые в советское время фамилия Шлиппенбах не навредила им, а помогла».

Николаю Шлиппенбаху еще пришлось натерпеться от необычной фамилии. В детстве дразнили мальчишки, а когда вырос и стал журналистом, редакторы недовольно ворчали: – Вы хороший журналист, но фамилия подкачала.

Николай Андреевич от фамилии не отказался, за псевдонимом не спрятался. Он занял достойное место в сообществе ленинградских журналистов. Над его фамилией беззлобно шутил только близкий друг писатель Довлатов:

Никак на Невских берегах
Вновь объявился Шлиппенбах?
Чей предок непомеркшей славе
Обязан пушкинской «Полтаве».


9 января 2023


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
2608637
Александр Егоров
269857
Татьяна Алексеева
212078
Яна Титова
201854
Сергей Леонов
198831
Татьяна Минасян
182614
Татьяна Алексеева
132493
Светлана Белоусова
131875
Борис Ходоровский
126587
Сергей Леонов
105603
Павел Ганипровский
92736
Виктор Фишман
87797
Борис Ходоровский
77321
Наталья Матвеева
77135
Павел Виноградов
71147
Наталья Дементьева
65223
Валерий Колодяжный
64566
Богдан Виноградов
62709