РОССIЯ
«СМ-Украина»
Тайны старой крепости
Лев Баженов
журналист
Киев
91
Тайны старой крепости
Старый замок Каменца-Подольского — средневековый замок города Каменец-Подольский

Визитной карточкой города Каменца-Подольского, местом паломничества сотен тысяч туристов со всех концов Украины и зарубежья является крепость ХІІ-ХVIII столетий, хорошо сохранившиеся стены и башни которой гордо возвышаются над скалистым каньоном реки Смотрич.

Твердыня эта навевает ностальгию о старых временах, напоминает о минувшем, густо политом кровью и слезами десятков поколений.

Около каменецкой крепости друг с другом встретились не просто противоборствующие державы — Украина и Турция, столкнулись европейская культура с азиатской, христианство с мусульманством. Под этими стенами сражались казаки Богдана Хмельницкого с многочисленными ордами завоевателей.

ТАКИЕ РАЗНЫЕ МЕЧТЫ

Как и герои известного романа Владимира Беляева «Старая крепость», местные каменецкие мальчишки из поколения в поколение используют свободное время, и тем паче летние каникулы, чтобы пролезть в потаенные закоулки замка. Их заветная мечта — найти подземные ходы, казематы, пищали и ятаганы.

Не отстают от них и взрослые искатели приключений. В 1991 году местные «любители старины» при помощи кранов, бульдозеров и другой мощной дорожной техники на глазах у горожан начали буквально разваливать подножие крепости и замкового моста. Что искали эти довольно небедные люди? Как выяснилось, они на деле решили проверить давнюю легенду, а скорее, городскую байку о том, что именно в этом квадрате при турках была зарыта золотая карета падишаха и другие несметные сокровища.

А маститых ученых мужей в последнее десятилетие увлекла идея доказать, что замковый город Каменца-Подольского был сооружен еще в римо-дакийские времена, то есть примерно в І-ІІ веках нашей эры. Начало строительства крепости и данного объекта приписывают римлянам.

Подобные новации, касающиеся города и крепости, время от времени появляющиеся в литературе и туристических путеводителях, будят романтическое воображение читателей, увлекают их к новым поискам, бросают в водоворот дискуссий. При этом как-то не принимается во внимание, что сама крепость в течение многих столетий была сверхсекретным военным объектом Литвы, Речи Посполитой и даже Российской империи, что подземелья ее хранят тайны политических интриг, секретных заключенных, чем нажили себе недобрую славу, подобно замку Иф во Франции.

ВПЕРЕД, В ПРОШЛОЕ!

В середине 1960-х годов Евгения Пламеницкая, опираясь на местных ученых, осуществила археолого-архитектурные исследования старой крепости. Как показали результаты, начало сооружения замка четко фиксируются ХІІ веком.

Во времена правления литовских князей Кориатовичей в ХIV-XV столетии крепость отстроили. Была она тогда преимущественно деревянной.

В ХV-ХVI веках новая польская власть, засевшая на Подолье, превратила крепость в каменную цитадель и значительно расширила ее площадь — почти до восьми гектаров.

В начале ХVII века, чтобы усилить крепость, поляки пристроили с ее западной стороны дополнительные валы и редуты, которые были названы Новым замком. Основным назначением этого оборонного комплекса было защищать главный въезд в город, окруженный рекой Смотрич (практически город находился на острове). Поэтому крепость называли «ключом к городу».

В Средние века крепость была главным форпостом Речи Посполитой не только на Подолье, но и на значительном восточноевропейском пространстве. Путешественники, в те времена, посещавшие Каменец и видевшие крепость своими глазами, разнесли по свету свои впечатления о ее неприступности.

Турецкий султан Осман, который в 1621 году подошел с войсками под стены замка, поразился мощным укреплениям. Тогда он спросил у жителей: 

- Кто их возвел?

- Бог это сделал, — был ему ответ.

- Так пусть Бог их и получает! — сказал Осман и отступил.

Тем не менее город и его крепость захватывали трижды: в 1393 году — литовский князь Витовт, в 1430-м — поляки (вследствие размолвок внутри гарнизона крепости) и в 1672-м — турки (благодаря своему значительному численному превосходству).

В конце ХVIII столетия в связи с геополитическими переменами в Восточной Европе и распадом Речи Посполитой крепость утратила свое военно-стратегическое значение. Однако с 1793 по 1812 год, пребывая в составе Российской империи, она еще продолжала сохранять свои оборонные функции.

После войны 1812 — 1813 годов с французами границы империи передвинулись далеко за Днестр. Каменецкая твердыня перестала быть военным объектом и до начала ХХ века использовалась только как тюрьма.

С 1929 года и по сей день крепость входит в состав историко-культурного, ныне — Национального историко-архитектурного заповедника «Каменец» и Государственного исторического музея-заповедника.

О ЧЕМ МОЛЧАТ КАМНИ

Следует помнить, что крепость от начала существования и в период расцвета своего могущества в ХV — XVIII веках была режимным и сугубо секретным военным объектом Речи Посполитой.

Вся информация, связанная с жизнью крепости (подземные коммуникации и ходы, численность гарнизона, количество и характер вооружения и боеприпасов, дозорная и караульная служба, пребывание высокопоставленных персон и заключенных) была не только важной государственной и военной тайной Польши, но и содержалась втайне от жителей Каменца и края.

Лишь управителей города и епископа в какой-то мере информировали о событиях в крепости, особенно во времена нападений врага либо проведения в ней ремонтов.

Военный комендант крепости входил в число элиты Каменца и принимал участие в городских делах.

Попытки городских обывателей что-то узнать о внутренней жизни крепости и его гарнизона расценивались как шпионаж. В истории города были случаи, когда граждан за разглашение сведений о замке арестовывали и привлекали к ответу.

Как свидетельствуют документы архивов Варшавы и Кракова, крепость, начиная с конца ХV столетия, использовалась не только по своему прямому — военному — назначению. Здесь служили неугодные королевскому двору оппозиционеры (своеобразная ссылка), содержались особо важные политические преступники (секретные заключенные) и деятели украинских освободительных движений (предводители опришков, крестьянских повстанческих отрядов, гайдамаков).

В частности, в описи 1544 года, составленной во время ремонтно-строительных работ под руководством Бретфуса, зафиксировано содержание в крепости разного рода арестантов.

Немало было в казематах замка и пленных из числа украинского войска под предводительством Богдана Хмельницкого и полков его соратников Максима Кривоноса, Ивана Богуна, которые в 1648 — 1653 годах участвовали в боях на Подолье и под Каменцем.

Заключенные содержались в нечеловеческих условиях. Их пытали, а затем казнили. Пелена времени и поныне скрывает от нас имена мучеников за свободу Украины.

С 1701 по 1756 год по Украине, словно океанские волны, прокатились народные восстания против иностранного гнета и своеволия помещиков. На Подолье действовало много отрядов, получивших название гайдамацких. Крепость стала местом для заключения и пыток сотен повстанцев.

Историческая память донесла до нашего времени отдельные яркие имена гайдамаков. В январе 1703-го сюда привезли раненого под Ладыжином (городок на Винниччине) казацкого полковника Федора Абазина — сподвижника известного проводника крестьянско-казацкого восстания Семена Палия. После ужасных пыток в казематах Абазин был посажен на кол на городской площади.

Позже, в 1748 году, у крепости после пыток был казнен храбрый подольский атаман гайдамаков Клеофас (грек по происхождению).

Одновременно крепость использовали и как тюрьму для высокопоставленных лиц Польши. В 1734 году сюда под охраной был доставлен секретный заключенный — малолетний претендент на королевский престол. Однако за решеткой его не содержали — почти год он жил под присмотром в городе, в одной семье.

А в 1771 году Станислав Август, уже возведенный на престол, посетил Каменец-Подольский, где в его честь была сооружена триумфальная арка. Король тогда выделил деньги на ремонтные работы в замке.

Через несколько лет после этого события в крепость привезли закованных в кандалы Пешинского и Франкебера, посягнувших на жизнь короля Станислава Августа.

Тогда же был заключен в крепость граф Любомирский, который промышлял на Подолье и Волыни разбоем на дорогах. В сохранившихся документах следствия читаем, что делал он это не ради обогащения, а «для души».

Среди таких же высоких лиц в заключении побывал и сын Эльжбеты — жены Станислава Августа, Грабовский. В приступе ярости он всыпал 100 батогов краковскому вельможе.

ТЮРЬМА ИМПЕРСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

С 1812 года российские власти официально провозгласили крепость тюрьмой. Здания, находящиеся на ее территории, переоборудуются. Некоторые из них, вместе с башнями, используются под тюремные камеры.

В Папской башне, например, где размещалась четвертая тюремная камера, в 1823 году находилось 25 заключенных. Среди них был легендарный предводитель антипомещицкого движения на Подолье Устим Кармалюк. Тогда он называл себя Гавриленко.

В ночь с 12 на 13 марта одиннадцать арестантов сподобились убежать из крепости. Лишь через две недели власти обнаружили раненого Кармалюка в одном из соседних сел вблизи города.

Приказ Подольского гражданского губернатора Грохольского был таков: «Устима Кармалюка, который называет себя Василием Гавриленко, покарать 101 ударом батога с нанесением указанного клейма и выслать навечно в каторжную тюрьму...» 

С тех пор Папскую башню в народе стали называть Кармалюковой. Сегодня в этой башне оформлена соответствующая экспозиция, посвященная народному мстителю.

Но Кармалюк был не единственным, кто пытался сбежать из крепости. 23 августа 1831 года Ян Точинский (из секретной камеры), Григорий Зилинский (военный арестант) и Ян Винярский (гражданский арестант) разобрали крышу тюремного помещения и прорвались на внешние валы крепости. Они собирались спуститься на ремнях на дно каньона. Но стража успела их перехватить и водворить обратно в камеры...

Арестанты крепостной тюрьмы в ХIХ столетии делились на военных, гражданских и так называемых секретных.

Военные заключенные содержались здесь на период следствия и судопроизводства в их делах. После оглашения приговора и экзекуций (многих наказывали шпицрутенами) их отправляли служить главным образом в штрафные команды. Большинство военных заключенных составляли солдаты-дезертиры.

Согласно сведениям Подольского главного суда от 8 августа 1831 года, в казематах и башнях крепости содержалось 250 военных арестантов и 100 гражданских.

Это были в основном поляки — участники вооруженных выступлений, вспыхнувших в Подольской губернии в мае-июне в поддержку освободительного восстания 1830 — 1831 годов в Польше. Некоторые из них — как, например, уже упомянутый Ян Точинский — с 26 октября 1831 года пребывали в «секретной палате гражданского ведомства».

Из донесения 1830 года каменецкого полицмейстера Михаэля подольскому губернатору можем почерпнуть сведения об условиях содержания заключенных.

Он рассказывал, что стены тюремных помещений чрезвычайно сырые и зимой промерзают. Камеры холодные и почти не отапливаются. Арестанты содержатся в неимоверной тесноте, им не хватает даже нар. Все это приводило к массовой заболеваемости заключенных.

Однако у властей не было ни желания, ни средств, чтобы улучшить условия.

ГЕНРИХ ГОЛЕЕВСКИЙ: ДОРОГА В СИБИРЬ

В секретной палате крепости с 1838-го и до начала 1841 года содержался и неоднократно допрашивался загадочный для следствия политический заключенный, который скрывался под вымышленной фамилией Левицкий. Лишь после двух лет заключения властям стало известно настоящее имя арестанта — Генрих Голеевский.

Голеевский, шляхтич Ямпольского уезда Подольской губернии, в конце 1820-х годов служил в уланском полку Королевства Польского. В ночь с 29 на 30 ноября 1831 года он активно участвовал в свержении российского господства в Варшаве и затем воевал в составе повстанческой армии.

В конце 1831 года Голеевский оказался в эмиграции во Франции и окунулся с головой в политическую борьбу.

В 1837-м он был послан эмиссаром на Волынь, Подолье и в Киевскую губернию. Голеевский должен был скоординировать действия эмиграции с польскими конспиративными обществами в деле подготовки нового освободительного восстания в Польше. Жандармы напали на след заговорщиков, начались аресты.

Годом позже при попытке перейти российскую границу по реке Збруч на Подолье стража схватила Голеевского и доставила в каменецкую крепость. Так он стал секретным заключенным.

Было проведено дознание, специальный суд вынес приговор. 16 мая 1841 года «государственного преступника», закованного в кандалы, отправили из Каменца по этапу в Сибирь — на каторжные работы в Нерчинские рудники.

Но и тут Голеевский стал одним из организаторов тайного общества «Огул», куда входили польские политические поселенцы, заключенные и каторжане. Это общество организовывало побеги, оказывало материальную поддержку, помогало полякам поддерживать связь с семьями на родине.

Деятельность «Огула» была раскрыта царскими властями случайно. В сентябре 1863 года во время обыска в доме Генриха Голеевского, амнистированного еще в 1856-м и жившего в подольском городке Ярмолинцы, были обнаружены дневники и документация «Огула». Это привело к массовым арестам поляков в Сибири.

В 1859 году, согласно принятым в империи стандартам, в Каменце-Подольском была построена новая тюрьма. В крепости оставили арестантскую роту, которая обеспечивала содержание под стражей солдат-дезертиров, временных заключенных и должников.

Последние томились в специальной долговой яме, расположенной рядом с Кармалюковой башней. Двухъярусная, с тяжелым железным перекрытием, эта яма никогда не пустовала. По словам очевидцев, «людей в ней было, как сельди в бочке». Заключенные пребывали в ужасающих условиях: голодные, оборванные, в такой тесноте, что наутро некоторые из них теряли сознание, а то и умирали.

Ныне долговая яма — наглядная экспозиция для многочисленных туристов, которые по давней традиции обязательно бросают на ее дно монеты разных номиналов и стран мира, символически выплачивая за бывших должников их недоимки и сочувствуя их мукам и унижениям.

В конце XIX – начале ХХ столетия власти практически перестали заботиться о состоянии крепости. На глазах рушились башни, стены, подземелья.

Арестантское исправительное отделение ютилось в нескольких более-менее уцелевших башнях и тюремных помещениях, которые поддерживались в надлежащем виде силами самих арестантов. Тем не менее во время революции 1905 — 1907 годов в связи с нехваткой мест в губернской тюрьме в крепости снова появились политические преступники.

Это были деятели политических партий, организаторы и участники рабочих и крестьянских забастовок и демонстраций, направленных против самодержавия. В государственном архиве Хмельницкой области хранится список заключенных крепости за 1906 год. В нем указаны фамилии 200 арестантов, в том числе 67 политических.

Политические содержались в тесных помещениях, изолированных от гражданских камер. Положение их напоминало заточение в Алексеевском равелине Петербургской тюремной цитадели.

Крепость оставалась тюрьмой до 1914 года. С началом Первой мировой войны и в связи с приближением фронта к Каменцу-Подольскому исправительное арестантское отделение перевели из замка вглубь губернии.

Опустели казематы крепости, которая стала одиноким свидетелем грозных событий революции и Гражданской войны 1917 — 1920 годов. И лишь любопытные городские мальчишки в эти бурные годы упрямо искали тайны замка…

Ныне у Старой крепости новая жизнь. Она является известным культурно-историческим центром, музеем, выдающимся памятником зодчества и архитектуры Украины, местом научных баталий...


10 Января 2020

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
78790
Виктор Фишман
66668
Борис Ходоровский
58111
Богдан Виноградов
45752
Дмитрий Митюрин
30454
Сергей Леонов
27934
Роман Данилко
27477
Дмитрий Митюрин
13574
Светлана Белоусова
12769
Татьяна Алексеева
12422
Александр Путятин
12298
Наталья Матвеева
11865
Сергей Леонов
11195