Слово в защиту монголов
РОССIЯ
«СМ-Украина»
Слово в защиту монголов
Виктор Киркевич
журналист
Киев
769
Слово в защиту монголов
Монгольские завоевания негативно отразились, прежде всего, на самих монголах

Очень часто на вопросы: «Почему русский народ погряз в пьянстве и невежестве», «Откуда в государстве пошла круговая порука и воровство?» — советские историки отвечали: это из-за того, что 200 лет у нас было татаро-монгольское иго. И продолжали в том же духе: мол, и социально-экономическая отсталость России по сравнению с западноевропейскими странами вызвана в первую очередь нашествием степняков. Как выглядело это «иго» на практике, было ли оно вообще, и что именно на нашу землю принесли орды хана Батыя, постараемся разобраться на примере Киева.

Месть и добыча, как стимулы к набегу

Начнем с того, что сведений об этом историческом периоде явно недостаточно. Да и достоверны ли они? Всегда существовала определенная тенденциозность в освещении давних событий, особенно в отечественной истории. Мало кто знает, что в 1240 году татаро-монголы к Киеву подходили дважды. А их особая жестокость к его обитателям была, в значительной степени, спровоцирована самими правителями города.

Но об этом потом. Для начала попробуем разобраться с термином «татары», под которым все европейские народы подразумевали монголов. В кровавой борьбе за власть Чингисхан нанес жестокое поражение монгольскому племени татар. Дабы избежать мести и обеспечить потомству спокойное будущее, по его приказу были убиты все татары, чей рост был выше оси колеса телеги. Этот факт дает основание утверждать, что татары как этническая группа перестала существовать уже в начале ХІІІ века.

Так что гораздо правильнее говорить именно о монголах, предыстория появления которых на Руси была следующей…

В 1219 году Чингисхан начал войну против крупнейшей империи тогдашней Евразии — государства Хорезмшазов. Причиной войны стало убийство хорезмцами монгольских послов. Внимательно изучая те события, можно убедиться, что массовое истребление жителей кочевниками имело место только в двух случаях — при убийстве посланников и при оказании сопротивления. Михаил Грушевский писал, что те земли, которые сразу соглашались платить дань, захватчики обходили стороной. А разве существуют войны без убийств и грабежей? Для всех воинов добыча была главным стимулом, побуждавшим их отправляться в походы. Так, в 1242 году монголы не пошли в Западную Европу лишь из-за бедности ее жителей, у которых нечего было взять, в отличие от обитателей Азии или Восточной Европы.

Первая встреча

Прежде чем описать битву на Калке, — первое противоборство ордынцев и русских, скажем о ее причинах.

С 1216 года монголы враждовали с кочевниками-половцами, приютившими их заклятых врагов — меркитов, и оказывавшими активную помощь другим противникам. Этого было достаточно, чтобы навлечь на себя гнев Чингисхана и стать его заклятым врагом. Половцы потерпели поражение и бежали к границам Руси. Хан Котян, не жалея даров, стал умолять своего зятя Мстислава Мстиславовича Галицкого о немедленной военной помощи: «Нашу землю нынче отняли татары, а вашу — завтра возьмут, защитите нас; если же не поможете нам, то мы будем перебиты нынче, а вы — завтра».

Трое влиятельных князей сошлись на совет в Киеве. Кроме половецкого зятя был Мстислав Романович Киевский и Мстислав Святославович Черниговский. К ним присоединились и младшие князья Даниил Романович Волынский, Михаил Всеволодович и Всеволод — сын киевского князя. Долго судили — рядили, пока не приняли роковое решение помочь: «Лучше их принять на чужой земле, чем на своей».

У монголов тогда не имелось никаких причин воевать с Русью. В недоумении, узнав о решении князей, монголы послали к ним десять послов, предложив следующее: «Слышали мы, что вы идете против нас, послушавшись половцев, а мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сёл, на вас не приходили. Пришли мы попущением Божьим на холопов своих и конюхов, на поганых половцев, а с вами нет войны. Если половцы бегут к вам, то вы бейте их оттуда и добро их себе берите. Слышали мы, что они и вам много зла делают, поэтому мы их отсюда бьем» (С. М. Соловьев). Однако князья, уверенные в своем многократном превосходстве, не приняли предложение, и чтобы продемонстрировать свою решительность, приказали убить послов, что, даже по меркам военного времени, считается преступлением. Следовательно, нетрудно понять и справедливый гнев монгольских воинов, поклявшихся отомстить за товарищей.

Не смотря на то, что некоторые князья уклонились от авантюрного похода, под хоругвями коалиции собралось внушительная сила — 80 тысяч половцев и русских.

На семнадцатый день похода, когда союзники достигли реки Рось и остановились близ Олешьи, к ним пришли новые послы от монголов. Они сказали: «Если вы послушались половцев, послов наших перебили и все идете против нас, то ступайте, пусть вас Бог рассудит, а мы вас не трогаем». «На этот раз князья отпустили послов живыми» пишет историк Соловьев, словно убийство послов было обыденным делом…

Монголами командовал их лучший полководец Субедей, благоразумно отказавшийся от открытого сражения. Передовые части наших соотечественников перешли Днепр у острова Хортица и вступили с неприятелем в бой…

НЕ ПРОЛИВАЯ КРОВИ…

Напрасно половцы, испытавшие многое от своих собратьев-кочевников, предупреждали русских князей об их коварстве. На сей раз монголы применили такую военную хитрость — начали спешно «бежать», загоняя своих лошадей. На двенадцатый день бегства (13 мая 1223 года), когда русские уже предвкушали победу и безрассудно растянули свои полки, противник, пересев на свежих лошадей, внезапно перешел в контратаку.

Князь Мстислав Черниговский, получивший прозвище «Удалой» (за свою храбрость и воинскую дерзость), в самом начале битвы взял в плен монгольского сотника Гемябека, которого отдал половцам на растерзание. Теперь, получив сокрушительный удар, он, вместе с волынским князем Даниилом Романовичем, первым добрался до правого берега Днепра, и, в панике, приказал уничтожить лодки. Этим поступком Мстислав обрек на смерть своих соотечественников, оставшихся на левом берегу, но и сам не спасся.

Другой Мстислав-Киевский оказался со своей дружиной на высоком холме. Монголы потребовали от него сложить оружие. Их условия передал предводитель бродников Плоскиня, давший слово, что кровь сдавшихся не прольется. Тогда князь прекратил безнадежное сопротивление. Однако победители, связав пленных, положили их под доски, на которых и устроили пиршество. Так они, не проливая крови, убили русских воинов... 

Л. Н. Гумилев пишет: «С точки зрения монголов, клятву они сдержали, а казнь явилась высшей необходимостью и высшей справедливостью, ибо князья совершили страшный грех доверившегося. Заметим, что и по нормам современного права насилие над парламёнтером строго осуждается и карается».

Поражение объединенной армии на берегах Калки было страшным. Погибло более семьдесят тысяч воинов, семьдесят сановников и шестеро князей, причем каждый седьмой павший был киевлянином.

Нужно отметить, что в этом сражении, численное преимущественно было не на стороне монголов. Так некоторые историки (Б. В. Соколов) говорят о том, что их было тридцать тысяч, то есть в два с половиной раза меньше, нежели противников.

Серьезные, написанные без ложного «ура-патриотизма», исследования утверждают, что поражение русско-половецкой рати объяснялось стратегическим и тактическим превосходством ордынцев. Русский ратник был неплохим воином, когда дело доходило до единоборства. А в этом сражении у наших предков отсутствовало единое руководство, поэтому их действия были не только несогласованными, но и хаотичными. 

На Русь бежало всего тысяч уцелевших и перепуганных ратников. По их следам стремительно двигалась монгольская конница. Новгородский летописец в отчаянии писал: «И бысть вопль и плачь по всем градам, и по селам». Казалось, нельзя предотвратить вторжение орды. Но тут Субедея нагнал гонец от Чингисхана с приказом вернуться. «Селения, опустошенные татарами на восточных берегах Днепра, еще дымились в развалинах; отцы, матери, друзья оплакивали убитых; но легкомысленный народ совершенно успокоился, ибо минувшее зло казалось ему последним» — читаем у Н. М.Карамзина.

ПАДЕНИЕ КИЕВА

В 1235 году на берегах реки Онон очередной великий курултай принял решение приступить к выполнению плана Чингисхана по завоеванию русских и европейских княжеств. Великий хан Угедей поручил эту миссию его внуку, второму сыну Джучи — Батыю (1208-1256).

Что повлияло на такой выбор? Хан Батый был вполне сложившимся правителем, усвоивший тактику и стратегию своего прославленного деда. Он являлся прекрасным наездником, на полном скаку метко стрелял из лука, умело рубился и метал копье. Но главное, опытный полководец и правитель Джучи обучил сына командовать, повелевать людьми, избегая при этом распрей в разрастающемся доме чингисидов.

Главным советником Бату-хана курултай назначил Субедей-батура (1176-1248), уже имевшего опыт боев с русскими князьями. Датский историк Л. де Хартог пишет: «Номинально, как чингисид, верховным главнокомандующим считался Батый, однако на деле все руководство войсками было сосредоточено в руках Субедея».

План предстоящих походов был подробно разработан и скоординирован с учетом географических и климатических условий. Бесчисленные профессиональные шпионы и лазутчики, собирая информацию, буквально наводнили Русь и Европу, благодаря чему Батый и Субедей досконально узнали своих врагов, еще не встретившись с ними.

Численность ордынских войск, «нахлынувших» на Запад, являлась предметом споров не одно столетие. Так Плано Карпини в своих заметках сообщает, что под Киевом их собралось до шестисот тысяч. На самом деле последние исследования дают основание говорить, что в поход отправились всего сорок — пятьдесят тысяч человек.

Пропуская подробности осад и взятия других древнерусских городов, перейду сразу к Киеву. Тамошний «стол» в это время переходил от одного князя к другому, и, по словам Михаила Грушевского, его можно было без труда взять, и так же легко потерять. В течение нескольких лет (с 1236 года) Киев был владением Ярослава Всеволодовича, затем его брата Михаила.

Напомню одну особенность Батыева нашествия. У монголов существовал обычай не подвергать опустошению город, добровольно открывший свои ворота. Так произошло с Ростовом, который сумел избежать разорения и ограбления, что и помогло ему впоследствии стать Великим. Сохранились Углич, Тверь и другие города, добровольно подчинившиеся врагу. Их завоеватели называли «гобалык» — «добрый город», и ограничивались умеренной контрибуцией: едой и конями. М. С. Грушевский исследовал судьбу «Болоховских земель» (центральная Украина), которые предпочитали платить дань татарам, а не князьям. После нашествия многие жители бежали туда, чем способствовали оживлению некогда глухих мест.

Зимой 1239 года армия Бату-хана вторглась в пределы юго-западной Руси. Первым захваченным ими городом оказался Переславль. Затем 18 октября был взят и сожжен Чернигов.

В начале 1240 года отряды Мунке-хана подступили «оглядеть град Кыев». Став на левом берегу Днепра, монголы были поражены его «красотой и величеством». Чтобы избежать разрушения «матери городов русских», послали посольство из десяти человек, требуя покорности. Но князь Михаил вместе с дружинниками перебили парламентеров (об этом вероломном поступке нет записей ни в летописях, ни в исторических исследованиях). Вот почему Киев был обречен на гибель! После такого преступления Мунке отступил, а киевляне возрадовались. Напрасно… Монголы вероломного убийства не прощали, и свой второй поход осенью 1240 года Бату-хан начал именно с Киева.

Несмотря на мощные стены и более чем пятидесятитысячное население, город не был готов встретить грозного противника. Михаил Всеволодович, испугавшись своего поступка, бежал в Венгрию. Этим воспользовался Ростислав Мстиславович Смоленский, прибывший в Киев и назвавшийся его князем. Но галичанин Даниил Романович, словно не было страшной опасности, пошел на Киев, разбив дружину Ростислава, и занял многострадальный город. Но остаться там не захотел, назначив вместо себя тысяцкого Дмитрия. Эти частые смены власти поднятию духа киевлян разумеется не способствовали.

28 ноября 1240 года Батый с туменами (десятитысячными отрядами) Орду, Хайдара, Бури, Гуюка, Хадана, Бурундая и Субедея подошли к славному городу. В Никоновской летописи читаем: «Не слышно было человеческого голоса от скрипа телег, рёва верблюдов и ржания лошадей». Считается, что ставка их предводителя распологалась на Батыевой горе.

У Киева было трое ворот: Жидовские, Золотые и Лядские, которые захватчики и решили брать штурмом. Почему именно Лядские, с таким непонятным для краеведа названием? Перед ними протекал Крещатикский ручей, и это место с непролазной грязью называлось Козьим болотом. В летописные времена «болото» являлось серьезной преградой для всадников, а татарин без лошади — не воин. Применить турусы (дощатые башни на высоких колесах) можно только на ровном месте. Пришлось Батыю ждать морозов, чтобы стремительно, после разрушения ворот, ворваться в Киев. Отныне исход битвы не вызывал сомнений, тем более, что тысяцкий Дмитрий, лично руководивший обороной, был ранен. Киевляне во время передышки использовали валы «города Владимира» (Х век) и одновременно укрепили Десятинную церковь, что задержало штурмующих лишь на два дня. Тогда жители в отчаянии, со своим скарбом, забрались на стены Десятинной церкви. Первый каменный храм на Руси такую тяжесть не выдержал, рухнул, погребя под собой последних защитников. Теперь о давней трагедии напоминает крест, стоящий вблизи этого памятного места.

Обвал стен самого важного Десятинного храма весьма символичен. Строение Владимира Великого, ознаменовавшее собой окончание процесса формирования величественной державы, было низвергнуто, — на этом и закончила существование Киевская Русь…

Город взят, сожжен и ограблен, но что интересно — отсутствуют сообщения об уничтожении посада (Подола) и Печерского монастыря. Монголы редко обижали священников (на всякий случай), и ремесленников (они всем нужны). Да и воинов противника, особо отличившихся, щадили, приглашая к себе в войско. Так Батый помиловал тысяцкого Дмитрия, взяв его в свое окружение, что было вполне в обычаях того времени. А почему нашему герою не согласиться, — ведь хозяин (князь Даниил) его бросил? В некоторых источниках говорится, что именно Дмитрий показывал дорогу татаро-монголам в Венгрию, куда они и пошли позже. Через полтора года Батый, покорив большую часть Европы, возвратился через Болгарию и основывал на Волге Золотую Орду со столицей Сарай-Бату.

КТО БОЛЬШЕ ВСЕХ ПОСТРАДАЛ ОТ ИГА?

Советская историческая наука дает чисто тенденциозное определение татаро-монгольскому нашествию, считая, что последующее двухвековое иноземное иго нанесло колоссальный ущерб производственным силам России, надолго задержав ее развитие во всех областях: экономической, политической, культурной. Однако, Русь, раздробленная на множество княжеств, находившихся в непрестанной и антагонистической вражде между собой, в не меньшей мере являлась ареной кровопролития и войн, уносившей жизни тысяч и тысяч людей, теряющих чувство единого народа. Пылали города, разрушались памятники культуры и искусства. Вспомним погром Киева в 1165 году, когда единоверцы, по приказу Андрея Боголюбского разрушили ту самую Печерскую обитель, которую позже не тронули даже монголы.

И хоть история не терпит сослагательного наклонения, зададимся вопросом: а произошло бы объединение русских земель вокруг Москвы, если бы монгольская экспансия миновала их стороной? Да и период разделения жителей Киевской Руси на русских, украинцев и белорусов начался во время монгольского ига, которое активно затронуло лишь территорию центра России.

На территории Украины правление монголов почти не ощущалось, даже в первые десятилетия. Золотая Орда словно заразилась от русских князей властолюбием и алчностью. Считая себя властителями Земли, монголы убивали и свергали друг друга. Киев номинально считался их владением, но сюда не добирались даже князья, собиравшие дань для Орды.

Киев пребывал в запустении, жизнь города «перешла» в уцелевший Подол. У бывшей «матери городов русских» не было даже своего правителя. Пришло время, когда князь Ольгерд заявил «вся Русь должна принадлежать литовцам». И с 1362 года Киев вошел в состав Литовского княжества, постепенно перенявшего с нашей земли православную веру, язык и культуру...

Как ни парадоксально, монгольские завоевания негативно отразились, прежде всего, на самих монголах. Во время военных походов, как правило, самые сильные, храбрые и способные представители нации отправлялись искать свое счастье на чужбину, где и оседали. На исторической родине оставались немощные и убогие, что и привело Монголию в состояние глубокого кризиса.


13 Января 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437