Россия и Греция. Не верой лишь единой
РОССIЯ
Россия и Греция. Не верой лишь единой
Алексей Спрудэ
историк, журналист
Санкт-Петербург
3739
Россия и Греция. Не верой лишь единой
Наваринское сражение – решающий шаг к греческой независимости

Благодаря России обрели государственность десятки стран и народов ранее ее не имевших. Как отмечали на одном из интернет-форумов, чем больше был вклад России в формирование конкретного государства, тем более враждебную политику ее правительство ведет по отношению к современной России. Мнение не бесспорное и не универсальное, но основывающееся на определенной фактуре.

Мы же поговорим о вещах конструктивных – об истории отношений России с Грецией, праздновавшей в 2021 году 200-летие своей независимости. На официальном уровне этот юбилей прошел как-то незаметно, а из культурно-просветительских мероприятий можно отметить только выставку, организованную «Росфото». «Секретные материалы XX века» тоже решили высказаться по данному поводу.

В России поддержка православных греков в их борьбе за независимость от турецкого ига воспринималась как историческая миссия.

В 1769-1774 гг. в разгар очередной русско-турецкой войны была организована т. н. Морейская (Архипелагская) экспедиция Балтийского флота в Средиземное и Эгейское море. Появление русских кораблей вызвало энтузиазм среди греков. С помощью поднявшихся на борьбу местных жителей эскадрой Алексея Орлова и Григория Спиридова была одержана серия блестящих побед турками. Самым большим военным триумфом стало практически полное уничтожение 7 июля 1770 года в бухте Чесма в Хиосском проливе Эгейского моря (у западного побережья Турции) вдвое превосходящего русских по численности турецкого флота.

После заключения мира, многие принимавшие участие в этой кампании греки переселились в Россию. Активное участие в создании Черноморского флота приняли герои Архипелагской экспедиции Ламброс Кацонис и Панаиоти Алексиано.

А сигнальным выстрелом для общегреческого восстания стал призыв русского офицера…

ОТЦЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

Починявшиеся султану княжества Валахия и Молдова (современная Румыния) пользовались автономией, а их господари (правители) назначались по согласованию с Петербургом. Кандидатуры обычно подбирались из числа фанариотов – так назывались греки, проживавшие в стамбульском квартале Фанар, неподалеку от резиденции константинопольского патриарха.

Отец Александра Ипсиланти был валашским господарем, а его не согласованное снятие с должности стало одним из поводов к русско-турецкой войне 1806-1812 годов. Войну русские выиграли, но престол ему не вернули. Сын экс-господаря Александр, потерявший в 1813 году в битве с французами при Дрездене руку, дослужился в русской армии до генерал-майора.

С подачи министра иностранных дел Российской империи и тоже грека Иоанна Каподистрии, он вступил в «Филики Этерия» – тайное общество, ставившее целью восстановление греческой независимости.

6 марта 1821 года с группой сподвижников Александр Ипсиланти пересек пограничную реку Прут и поднял восстание. Но, вопреки ожиданиями повстанцев и российского общества Александр I христиан-единоверцев, не поддержал, считая, что они бунтуют против своего законного монарха, пускай даже султана-мусульманина. Разбитый Ипсиланти, перейдя австрийскую границу, был арестован (через шесть лет он умер в Вене).

Однако, 6 апреля 1821 года восстание началось в самой Элладе. Султанское правительство возложило вину за мятеж на абсолютно лояльного константинопольского патриарха Григория V, который был повешен прямо на воротах своей резиденции.

Естественно страстей это не остудило. В течение трех месяцев заполыхали Морея (полуостров Пелопоннес), материковая Греция до Фессалии и Эпира, а также большинство островов, включая Крит, Хиос, Самос и архипелаг Додеканес.

Формально восстанием руководило заседавшее в Месолонгионе Временное правительство Александра Маврокордато, но полевые командиры и адмиралы повстанческих эскадр мало считались с его указаниями. Особой известностью пользовались возглавивший повстанцев в Средней Греции брат Александра Дмитрий Ипсиланти, Теодорос Колокотронис, Георгиос Караискакис.

Широкий резонанс вызвала в 1824 году кончина отправившегося к повстанцам и умершего от лихорадки культового поэта Джорджа Байрона. В Париже фурор произвела картина Эжена Делакруа «Резня на острове Хиос». Помогать грекам стало модно.

Вступивший на русский престол в декабре 1825 года царь Николай I, воспользовавшись затруднительным положением турок, заставил их подписать Аккерманскую конвенцию, дававшую русским купцам право беспрепятственной торговли по всей Турции, а также гарантировавшую автономию Валахии, Молдове и Сербии. А что же Греция?

4 апреля 1826 года, прибывший в Петербург английский посланник герцог Веллингтон (победитель при Ватерлоо) и сменивший Каподистрию Карл Нессельроде подписали протокол о намерении совместно давить на Турцию с требованием дать эллинам автономию.

Каподистрия лишился своего поста еще в 1822 году, чтобы не нервировать турок, видевших в нем закулисного вождя «Филики Этерии». Поняв, что настроения в Петербурге несколько изменились, греческое Национальное собрание заочно избрало Каподистрию на 7 лет президентом.

Российский канцлер, пусть даже отставной, не мог принять такой пост, без риска спровоцировать войну между Россией и Турцией. Но османы сами искали неприятностей…

СПАСИТЕЛИ

Усиленные прибывшим из Египта флотом, турки опустошали побережье, а французское правительство, ранее за них заступавшееся, вдруг осознало, что англичане и русские скоро будут османов бить и помещать этому, по причине общественных настроений практически невозможно.

6 июня 1827 года французское правительство тоже присоединилось к альянсу, что и было зафиксировано Лондонской конвенцией.

Три сильнейших державы Европы послали эскадры к берегам Пелопоннеса, требуя прекратить зверства против местного населения. Демарш закончился битвой при Наварине в которой англо-франко-российский флот разгромил турецко-египетскую эскадру. Решающий вклад в победу внес русский флагман линейный корабль «Азов» капитана Михаила Лазарева – будущего командующего Черноморским флотом. Офицерами на нем служили будущие адмиралы герои Севастополя Павел Нахимов и Владимир Корнилов. Все они были награждены греческим орденом Спасителя.

Разрыв султаном Мехмедом II Аккерманской конвенции привел в апреле 1828 года к очередной русско-турецкой войне, восьмой по счету.

Французы тут же направили свои войска, занявшие кочевые пункты в Морее.

Султану пришлось снести пощечину, поскольку все ресурсы поглощала борьба с русскими.

На Кавказе войска Ивана Паскевича овладели Карсом, Ахалцихом и самым крупным городом азиатской Турции Эрзерумом. Однако, в Европе дела поначалу скверно: русские войска взяли Варну, но Шумла оказалась слишком крепким орешком.

Весной 1829 года ситуация резко переменилась. Вместо того, чтобы тратить время на осаду крепостей, новый командующий Иван Дибич ограничился их блокадой, а сам с главными силами перешел через Балканы.

20 августа 1829 года русские вступили в бывшую столицу Османской империи Эдирне (Адрианополь). По заключенному в этом городе 14 сентября миру Россия расширяла владения на Кавказе, получала контроль над устьем Дуная и попутно обязала турок предоставить грекам автономию.

Прибывший в Грецию еще в яваре 1828 года Иоанн Каподистрия занялся государственным строительством, добившись серьезных успехов. Однако, 9 октября 1831 году он был убит у входа в церковь Георгием и Константином Мавромихали – сыном и братом посаженного им в тюрьму местного авторитета. Константина растерзала толпа, Георгий пытался укрыться в доме французского посланника, был выдан и очень быстро расстрелян.

Греческие историки говорят, что убийство Каподистрии не менее таинственно, чем убийство Кеннеди. Подразумевается заговор англичан и французов недовольных ориентацией Каподистрии на Россию.

РОМАНОВЫ И ГЛЮКСБУРГИ – СЕМЕЙНАЯ ДРУЖБА

Итак, де-факто Греция обрела независимость, а на престол, после многих перипетий взошла династия Глюксбургов.

Это была одна из ветвей родственной Романовым Ольденбургской династии.

Родственные связи стали еще крепче, после того как в 1867 году великая княжна Ольга Константиновна, дочь генерал-адмирала русского флота великого князя Константина Николаевича и внучка императора Николая I, стала супругой греческого короля Георга I. Греческий монарх, в свою очередь, был сыном датского короля Кристиана IX и родным братом датской принцессы Дагмары – будущей императрицы Марии Федоровны, супруги Александра III и матери последнего русского царя Николая II.

Из семи детей греческой королевской семьи трое связали себя узами брака с представителями дома Романовых – великая княжна Мария Георгиевна, принцесса Греческая и Датская, вышла замуж за великого князя Георгия Михайловича; Николай, принц Греческий и Датский, женился на великой княжне Елене Владимировне; великая княжна Александра Георгиевна, принцесса Греческая и Датская, вышла замуж за великого князя Павла Александровича.

Родственные отношения обусловили особые отношения греческого королевского дома и дома Романовых. Вместо официальных государственных визитов двусторонние отношения формировались через регулярные поездки представителей греческой королевской династии в Россию – на различные семейные торжества и просто для встречи с родственниками.

Бури XX века смели и российскую и греческую монархи, а в двух мировых войнах Россия и Греция (Советский Союз) оказывались по одну сторону фронта.

Отдаление двух стран, объединенных общей верой и общим прошлым, произошло уже после 1945 года, когда Греция оказалась в западном лагере. Однако, уйти от общего прошлого невозможно, да и зачем, если оно сближает, а позитива в нем на порядок больше, чем конфликтных моментов?


26 декабря 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1393757
Александр Егоров
268258
Татьяна Алексеева
208814
Яна Титова
197407
Сергей Леонов
195161
Татьяна Минасян
157909
Татьяна Алексеева
128396
Светлана Белоусова
127929
Борис Ходоровский
116766
Сергей Леонов
104609
Виктор Фишман
86713
Павел Ганипровский
85045
Борис Ходоровский
76573
Наталья Матвеева
74304
Павел Виноградов
67556
Валерий Колодяжный
62261
Богдан Виноградов
61959
Наталья Дементьева
61653