Искушение «Матильдой»
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №23(487), 2017
Искушение «Матильдой»
Павел Ганипровский
журналист
Санкт-Петербург
141
Искушение «Матильдой»
Кадр из фильма «Матильда»

Когда писалась эта статья, еще не состоялась премьера фильма Алексея Учителя «Матильда», повествующего о романе цесаревича, а потом российского императора Николая Александровича и балерины Матильды Кшесинской. Однако было ясно, что премьера не вызовет большего скандала, чем уже бушевал раньше. Обычные споры вокруг фильма, касающегося одного из узловых периодов отечественной истории, очень быстро перешли чуть ли не в гражданское противостояние. Но почему так случилось?

ДОСТАТОЧНО ОДНОГО ПАССИОНАРИЯ…

Сначала все выглядело, как изолированная инициатива депутата Госдумы, бывшего прокурора Крыма Натальи Поклонской, обусловленная ее личным отношением к последнему русскому царю. После Русской весны Наталья Владимировна стала одной из самых популярных медийных фигур в российском политикуме. Когда она прошла в Думу, большинство наблюдателей решило, что она использует свою популярность обычным образом — для возведения прочной карьеры. Однако не была принята во внимание яркая пассионарность Поклонской, которая заставила ее пойти против майданного режима на Украине, став одним из главных символов сопротивления ему. Оказалось, что эти поступки были не рассчитанным риском, оправданным перспективой будущих преференций в Российской Федерации, а искренним безоглядным порывом.

Более того, оказалось, что этот порыв может быть направлен и к предмету, не слишком популярному в нашем, до сих пор достаточно левом по взглядам, обществе — например, к памяти Николая II. И когда Наталья Владимировна появилась на шествии Бессмертного полка с иконой царя-страстотерпца, в глазах очень многих она перестала быть «нашей няшей». Но более всего новоявленных хулителей вчерашней героини взбесило то, что ей, казалось бы, совершенно безразлична потеря этой самой популярности.

— Если бы я боялась испортить свой «имиджевый портрет», я бы, наверное, очень тихо работала, — говорит по этому поводу она сама.

А потом выяснилось, что в России хватает людей, поддерживающих взгляды Поклонской — и тут все началось серьезно.

Пока все выглядело, как свара известной депутатши с известным режиссером, большинство сограждан с умеренным интересом наблюдали за происходящим, лениво похрустывая попкорном. Когда Поклонская говорила о 40 тысячах россиян, протестующих против «Матильды», это пропускали мимо ушей. Наши люди привыкли к постоянному вранью, на голубом глазу произносимому политиками, и даже уже не особо осуждают их за него. Но сейчас уже очевидно, что недовольных фильмом гораздо больше, чем 40 и даже 100 тысяч — а именно столько подписей за запрет фильма на сегодняшний день собрала Поклонская.

НЕ МАРГИНАЛЬНЫЙ ПРОТЕСТ

Но еще более значимым стало то, что ее поддержали многие представители элиты. Против фильма высказались, например, депутаты Госдумы Николай Валуев и Алексей Журавлев (а, по словам Поклонской, ее единомышленников среди думцев гораздо больше), кинорежиссер Никита Михалков, председатель Общественного совета при минкульте Павел Пожигайло, руководители некоторых регионов. Сюрпризом стала позиция руководства Чечни и Дагестана, которое просило не показывать фильм на территории своих республик. Казалось бы, мусульманские области и русский царь, канонизированный Православной Церковью — что между ними общего?.. Оказалось, там память о государе тоже для многих священна. Глава Чечни Рамзан Кадыров вспомнил о Дикой дивизии, состоявшей из кавказцев, которая до конца оставалась преданной монарху. Так что слова Поклонской о неких муфтиях, выразивших протест против фильма, тоже были правдой.

Ну и, разумеется, фильм безусловно осуждает Православная Церковь, причем не только русская. Например, по словам Поклонской, один из протестов поступил от священноначалия Афонского монастыря в Греции, другой — от настоятеля монастыря в американском Сиэтле. Против фильма уже высказались не менее десяти архиереев, возглавляющих епархии РПЦ, и великое множество духовенства рангом ниже.

Вахтанг Кипшидзе, заместитель председателя синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, напомнив, что на тот момент на имя Патриарха поступило более 55 тысяч протестов верующих против фильма, сказал:

— Мы констатируем поляризацию мнений относительно фильма «Матильда» и убеждены, что настало время для прекращения взаимных обвинений и налаживания диалога, условием для которого с нашей стороны является безусловное уважение к памяти семьи последнего российского императора, вместе с несовершеннолетними детьми зверски убитого нелюдями.

Дольше всех паузу держал сам Святейший — очевидно, не желая втягивать в Церковь в очередной «культурный» скандал. Однако дальше молчать было невозможно, и 12 октября, открывая заседание высшего церковного совета РПЦ, Патриарх Кирилл сказал:

— События ХХ века для многих людей — это все еще кровоточащая рана. Царственные страстотерпцы, сонм новомучеников и исповедников за веру, сотни тысяч жертв, уничтоженное духовное наследие, изгнание интеллектуального цвета нации за ее пределы… К сожалению, эти горькие страницы нашего прошлого сегодня часто становятся предметом спекуляций, в том числе и на художественном уровне. Художник имеет право на художественный вымысел. Но художественный вымысел и ложь — это разные вещи. Художественный вымысел является драматургическим приемом и как таковой усиливает интерес зрителя к историческим фактам. Ложь — это не драматургический прием. Ложь грубо искажает историческую действительность и сознательно вводит людей в заблуждение… Хочется надеяться, что все наши воспоминания о событиях недавнего прошлого — в том числе в форме произведений искусства — будут содействовать прежде всего примирению, а не служить источником новых раздоров и гражданских распрей, не становиться поводом для оскорбления чьих-либо чувств и ценностей.

Название «Матильда» произнесено не было, но в Патриархии подтвердили, что речь шла именно ней. Более того, Патриарх связал нынешнее общественное противостояние, вызванное фильмом, и то, которое постигло Россию сто лет назад. Это логично: «Матильда» — чуть ли не единственный художественный фильм, созданный в нашей стране к юбилею катастрофы 1917 года. Получается, что начатое тогда продолжается сегодня. И казалось бы поросшая быльем история о зверском убийстве в Ипатьевском доме, укрытая с неизвестно чьим прахом в усыпальнице Петропавловского собора, на самом деле до сих пор кровоточит в сознании народа.

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ

И это очень многих испугало. Мысль о том, что на поставленные сто лет назад вопросы до сих пор не дано ответов, и что рано или поздно их придется давать, многих выводит из себя. Отсюда и цунами обвинений, обрушившееся на ту, кто первой поднял больной вопрос — Наталью Поклонскую. Если сначала ее монархизм и православность воспринимались либеральной и левой (да и некоторой частью правой) российской элитой с жалостливой улыбочкой — мол, что возьмешь с убогой, то теперь Наталья Владимировна вызывает в этих кругах настоящую ненависть.

Хотя в принципе, ничего необычного в таком поведении политика нет — в других странах христианские ценности защищают целые партии.

— Наталья Поклонская не боится защищать именно политическими методами христианские ценности, — говорит глава ВЦИОМ Валерий Федоров. — Негатив по отношению к ней связан с тем, что подобная практика не принята в России, непривычна и кажется чем-то из ряда вон выходящим. Между тем, в последние годы общественные вопросы часто находятся на грани политики и морали, их необходимо решать на законодательном уровне.

Кстати, слова Патриарха, надо думать, подведшие черту под вопросом об официальном отношении РПЦ к «Матильде», выводят Поклонскую из-под обвинения в царебожии, которое периодически бросается ей. Царебожники — маргинальная группа православных, придающих царской власти абсолютную святость. Их учение о «царе-искупителе», под которым они понимают Николая Александровича, прямо противоречит церковному учению, что Искупителем человечества может быть только Христос. Ересь царебожия прослеживается, например, в заявлениях организации «Христианское государство — Святая Русь» (ХГСР), угрожавшего поджогами кинотеатров, которые будут показывать «Матильду».

Этот факт и последующие события — попытка поджога студии Алексея Учителя в Петербурге, автомобилей у офиса его адвоката в Москве и кинотеатра в Екатеринбурге, дали было основания обвинять Поклонскую в призывах к терроризму. Однако она сразу купировала такую возможность, потребовав у генпрокурора проверить деятельность ХГСР. Закончилось это арестом верхушки организации и внесением ее членами Поклонской в «черный список».

Вообще говоря, ХГСР, название которой схоже по звучанию с запрещенным в РФ «Исламским государством», достаточно мутна. Она появилась из ниоткуда и создана людьми с довольно темным прошлым. А учитывая, что силовые акции противников «Матильды» не только не привели к запрету фильма, но и не нанесли ни малейшего ущерба его создателям (например, сожженные в Москве автомобили принадлежали совершенно посторонним людям), поневоле закрадывается конспирологическое предположение, что деятельность ХГСР направлена на дискредитацию движения против «Матильды».

ВЕКОВОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Поклонская сотрудничает с другими православно-монархическими организациями — «Сорок сороков» и «Царский крест», в программных документах которого нет ни экстремизма, ни следов царебожия (хотя не исключено, что такие настроения имеют место у отдельных их членов). Все акции, инициированные этими движениями, до сих пор носили исключительно мирный характер — это молитвенные стояния и сбор подписей за заперт фильма.

— Позиция православной общественности, людей, которые молятся в связи с выходом фильма «Матильда» или направляют обращения в адрес тех, от кого зависит решение о прокате, и акты демонстративного насилия — явления из разных нравственных галактик. Мы осуждали, осуждаем и будем осуждать действия псевдорелигиозных радикалов, какой бы религией они ни прикрывались, потому что подобные действия одинаково чужды мировоззрению любого верующего человек, — говорит Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом.

Однако нездоровая атмосфера вокруг фильма с неизбежностью будет подвигать душевно нездоровых маргиналов на безумные акции.

— Любое кипение общественных страстей провоцирует маргиналов и психически неустойчивых людей к противоправным действиям. Один из моих друзей, к сожалению, предположил, что срывы маргиналов — плохой звонок для той стороны, которую они представляют. Не соглашусь — это ровным счетом ничего не говорит о правоте-неправоте. Если хорошо заварить кашу — маргинальные акции неизбежны, — говорит писательница Елена Чудинова.

Причем, эти акции исходят с обеих сторон конфликта. Так в начале августа психически больной 37-летний новосибирец повредил скульптуру цесаревича Алексея на памятнике ему и его отцу царю Николаю Александровичу. Эта манифестация явно была вызвана разгоревшимися тогда с новой силой баталиями вокруг «Матильды».

— Изуродовать скульптурный лик мальчика — уже однажды зверски убитого, добитого прикладами и штыками... В этом вся их суть — что тут добавить? Они готовы убивать нас вновь и вновь — пока не умрет Честь, пока нормальные русские лица не останутся единственно достоянием музеев живописи... Есть просто они — красные. И есть мы, белые. И есть завтрашний (не вчерашний) день, в котором будет либо право, либо новый лик террора, — сказала по этому поводу Елена Чудинова.

Сказано, может быть, чересчур экспрессивно, но мысль просматривается верная — противостояние столетней давности отнюдь не изжито. Так что удивляться, почему это вокруг обычного исторического фильма кипят такие страсти, не приходятся: может быть и не желая того, создатели ленты задели все еще воспаленный нерв России и она вновь закричала от боли. Этого не могло произойти раньше, например, по поводу советского фильма «Агония», в котором образ царской семьи тоже был подан не лучшим образом — понятно, что в СССР иначе и быть не может, режиссер Элем Климов и так поднял полузапретную тогда тему. Не произошло это и с недавно вышедшим на экраны фильмом «Викинг», в котором образ другого святого — равноапостольного князя Владимира — весьма далек от умилительно-лубочного. Этим он вызвал возмущение некоторых патриотов — далеких от православия. А на православных, напротив, произвел самое благоприятное впечатление.

— В случае с «Викингом» авторы фильма представили на экране пусть очень горькую, но правду истории. Об этой неприглядной правде нам повествуют древние летописи и жития. Они доносят до потомков поистине ужасающий образ князя Владимира до его крещения и лишь потом говорят о поразительном его преображении из языческого чудовища в того милосердного, мудрого и могущественного Владимира Красно Солнышко, которого более тысячи лет так почитает и любит наш народ. В случае же с «Матильдой», к сожалению, все происходит иначе. Сюжет и сценарий фильма построены на неправде, — объясняет недоумевающим светским людям епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов).

ПОПРОБОВАТЬ ЯД

Тут следует рассмотреть главный аргумент сторонников фильма: что ни один из его хулителей его еще не видел. В этом есть доля лукавства: кое-кто уже и видел на закрытых показах, некоторые, как тот же владыка Тихон, читали сценарий, и очень многие посмотрели несколько трейлеров ленты. Для того, чтобы составить о ней впечатление, этого, наверное, достаточно.

Хотя здесь действительно есть некоторое противоречие: смотреть такой фильм для церковного человека само по себе является грехом. Так что многие его и не посмотрят.

— Говорят, надо посмотреть, чтобы вникнуть. Но во что? В постельную сцену святого угодника Божьего и правителя Российского?.. — вопрошает Наталья Поклонская. — Надо понимать, что, посмотрев фильм, люди невольно уже становятся сопричастны к осквернению православной веры. Чтобы понимать, смертоносный яд или нет, не обязательно его пить, тем более, до конца. Надо лишь почитать сопроводительную надпись на бутылочке. Кто посмеет сказать человеку: «Проверь! Ты же не пробовал, а говоришь, что яд»? Отвечу: тот, кто либо хочет погибели другого человека, либо безразличен к нему… Речь сейчас идет об общеизвестном факте — о сюжете и замысле фильма. А это блудство. Причем блудство не какого-то Семена Семеновича, а блудство святого и правителя России, представляемое немецким порноактером, пропагандирующим сатанизм.

Действительно, выбор на главную роль немецкого актера Ларса Айдингера значительно подлил масла в огонь. Конечно, формально фильмы, в которых он снимался, не подпадают под определение порнографических, однако от благочестия они, мягко говоря, весьма далеки. Да и его антихристианские взгляды тоже, вроде бы, не секрет. А ведь, повторимся, этому актеру выпало воплотить на экране роль святого… Сам актер этого явно не понял и, похоже, от непонимания впал в панику. Так он заявил, что не поедет на премьеру фильма.

— Я боюсь, что кто-то причинит мне боль или нападет на меня, — признался он.

Отказались приезжать на премьеру и другие сыгравшие в фильме иностранные актеры.

Этот испуг, кстати, разрушает одну из конспирологических версий — что скандал вокруг фильма инициирован его создателями в рекламных целях. Возможно, они и рассчитывали на некую православную «движуху» вокруг ленты, но явно были уверены, что это будет весело, не страшно и действительно послужит ее продвижению. Но когда сотни тысяч людей стали выражать протест, когда против фильма выступили власть имущие, когда отдельные кинотеатры и целые их сети стали отказываться от демонстрации фильма, а телеканалы — от его рекламы, стало ясно, что это уже не игрушки.

— Не пожелаю никому такой рекламы, — обронил недавно Алексей Учитель.

Тем более что борьба Поклонской с «Матильдой» не ограничивается протестами. Как бывший прокурор и заместитель председателя комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции, она стала поднимать связанные с фильмом юридические и финансовые проблемы. А они есть: например, крайне мутные схемы финансирования картины через кипрские офшоры или тот факт, что первоначально утвержденный сценарий не касался истории Матильды и Николая Александровича, а был лишь повествованием о жизни великой балерины. Не секрет, что отечественное кинопроизводство зачастую служит финансовым интересам могущественных структур. Потому перспектива падения сборов от фильма, похоже, взволновала многих влиятельных людей.

Но самое удивительное в этой истории то, что личность человека, погибшего почти сто лет назад, так волнует множество наших современников. В стремлении защитить память последнего русского царя ощущается буквально личное отношение к нему — словно кто-то оскорбил отца этих людей. И это не спишешь на моду или коллективный психоз — тут угадывается нечто таинственное, не от мира сего. «Это очень личный вопрос, о котором не хотелось бы говорить», — ответила Поклонская на вопрос об истоках ее отношения к царю-страстотерпцу.


24 ноября 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86714
Виктор Фишман
69660
Борис Ходоровский
61919
Богдан Виноградов
49144
Сергей Леонов
40107
Дмитрий Митюрин
35698
Сергей Леонов
32911
Роман Данилко
30819
Светлана Белоусова
17681
Борис Кронер
17494
Дмитрий Митюрин
16971
Татьяна Алексеева
15842
Наталья Матвеева
15366
Светлана Белоусова
15165
Наталья Матвеева
14438
Александр Путятин
14387
Алла Ткалич
13047