Год красной огненной змеи
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №26(490), 2017
Год красной огненной змеи
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
677
Год красной огненной змеи
Красная Огненная змея оказалась для России роковым знаком

Февральская революция беспощадно переломила историю России на «до» и «после». По китайскому Зодиаку произошла она в год Красной Огненной Змеи, в чем трудно не усмотреть знаковую символику. Этим событиям был посвящен «круглый стол» в библиотеке имени Н. А. Некрасова. Имелся у этого мероприятия и конкретный повод – выход книги «1917-й год. Очерки, фотографии, документы», значительную часть которой составили статьи, ранее публиковавшиеся в «Секретных материалах XX века». Наша газета, полностью посвятившая свой 23-й номер юбилею, выступила информационным спонсором мероприятия. На вопросы читателей отвечали доктор исторических наук, профессор СПбГУ Александр Соколов, кандидат исторических наук, директор информационно-издательской фирмы «Лики России» Юрий Шелаев и журналист, историк, постоянный автор «СМ» Дмитрий Митюрин.

Дмитрий Митюрин. Представим себе такую сцену из жизни старой России. В некоем городе живет квартальный надзиратель – большой, здоровый и красивый. И в квартале у него полный порядок. Но как-то в темном переулке его подстерегает тощий студент, пропитанный революционными идеями, и, треснув ломом по затылку, проламывает череп. Потом забирает оружие, попутно обчищая карманы. И в этот момент появляется местный гопник, который душит студента, добивает полицейского, забирает все оружие, деньги, попутно цепляя на нос пенсне студента, и на какое-то время становится главным в квартале.

Нечто подобное произошло в 1917-м с империей. Издательство «Лики России» выпустило огромное количество не только научных исследований, но и роскошных фотоальбомов, разглядывая которые мои знакомые часто задавали вопрос: «Как можно было развалить такую державу?»

Относительно того, как сегодня существуют две концепции. Согласно одной из них, внешне могучая империя прогнила насквозь и легкого толчка оказалось достаточно, чтобы она развалилась. Согласно другой – империя была уничтожена в результате хорошо организованного заговора. Какая концепция вам ближе?

НЕ ДЕЛИТЬСЯ С РОССИЕЙ

Юрий Шелаев. К началу 1917 года против России работало три силы. С первой все ясно – шла мировая война и нашими противниками были Центральные державы, прежде всего Германия. Немцы хорошо сражались не только на фронте. Для развала тыла стран Антанты средствами пропаганды германское правительство выделило около 300 миллионов марок, что тянет примерно на 5–6 миллиардов современных американских долларов, и понятно, что значительная часть этих средств осела в России.

Вторая враждебная сила – наши союзники по Антанте, прежде всего англичане и стоящие за ними американцы, которые вступили в войну только в апреле 1917-го. Россия требовалась им для того, чтобы разбить Германию. Но к 1917-му исход противостояния уже не вызывал особых сомнений. У самого нашего известного военачальника генерала Алексея Брусилова тогда спросили: «Когда война закончится?» Он ответил: «Война, в сущности, уже выиграна» – и потом доходчиво разложил по полкам, что по экономическим, сырьевым, человеческим ресурсам Антанта превосходит Центральные державы.

И еще Россия получила от союзников признание ее прав на определенную долю добычи, причем весьма внушительную. Прежде всего это Стамбул-Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы с соответствующей зоной отчуждения. Плюс расширение территорий за счет тех земель Османской империи, на которых ранее проживали армяне, к тому времени турками уже почти вырезанные. И еще Россия получала протекторат над святыми местами – то есть усиливала свое влияние в еще одном стратегически важном регионе.

Пообещав такую добычу, союзники, прежде всего Британия, были кровно заинтересованы в том, чтобы нам она не досталась и наша страна не превратилась в конкурента, победить которого практически невозможно.

1917-й, считающийся по восточному календарю годом Красного огненного дракона, был, пожалуй, последним сроком, когда Россию еще можно было вывести из войны путем разжигания внутренней смуты. Чуть позже неизбежность скорой победы стала бы очевидна широким массам.

Уже на весну планировалось наступление, которое, с учетом недавнего Брусиловского прорыва, неизбежно привело бы к краху Австро-Венгрии, лишив Германию единственного серьезного союзника. Так что, возможно, Первая мировая война закончилась бы еще в 1917-м. Но тогда действительно пришлось бы делиться добычей с Россией. Поэтому победу отсрочили на год.

Как раз в январе 1917-го в Петрограде прошла межсоюзническая конференция, в ходе которой страны Антанты согласовали и скоординировали свои планы на предстоящую кампанию. Но помимо официальных переговоров была и неофициальная программа. Представители союзников оценивали, насколько прочна Россия, и вели переговоры с представителями тех сил, которые и должны были непосредственно уничтожить монархию.

Речь идет о так называемой либеральной оппозиции. Ее более радикальное республиканское крыло группировалось вокруг масонских структур, самым ярким представителем которых был Александр Керенский. Представители другого, более умеренного, конституционно-демократического крыла в лице Александра Гучкова и Павла Милюкова фактически контролировали экономику через военно-промышленные комитеты. К этой буржуазно-интеллигентской оппозиции примыкали многие представители дома Романовых, включая очень популярного в армии и обществе бывшего главнокомандующего великого князя Николая Николаевича-младшего.

То есть фактически вся политическая и административная элита объединилась с целью свержения самодержавия. Отсюда практически полная пассивность власти, позволившей незначительным уличным волнениям перерасти в массовое восстание.

Дмитрий Митюрин. Не существует никаких документов, которые бы подтверждали теорию заговора именно в том виде, в каком в реальности произошла Февральская революция. Да, были планы, так сказать, дворцового переворота, но то, что произошло в реальности, абсолютно им не соответствует.

С другой стороны, вспомним пример с Павлом I. Там ведь тоже не было заранее спланированного заговора как такового. Заговорщик, в сущности, был только один – петербургский генерал-губернатор Петр Пален. Он через других лиц поддерживал связи с англичанами, спонсировавшими будущий переворот, прощупывал и подбирал потенциальных участников, но не было ни заранее разработанного плана, ни назначенной даты. Пален впоследствии учил Пестеля, что там, где есть хотя бы двое заговорщиков, один обязательно окажется предателем, а потому предпочел выжидать удобного момента. Такой момент настал, когда Павел приказал арестовать своего сына и супругу. Пален получает от наследника санкцию на переворот, напаивает недовольных императором гвардейских офицеров, в нужный момент выпускает тех, кто произносит зажигательные слова.

В результате Павел убит, а на престол восходит Александр I, который мирится со спонсировавшими выступление англичанами. И неизвестно, когда еще мы бы узнали о тайных пружинах этого переворота, если бы не откровения Палена, подтверждаемые признаниями других участников переворота.

МОЛЧАЛИВЫЙ КОНСЕНСУС

Александр Соколов. Как историк, руководивший несколько лет одним из крупнейших архивов России, я привык любой вывод основывать на источнике, документе, причем не на любом. Мемуары, например, тоже исторический источник, но, пожалуй, самый субъективный, поскольку их авторы особо последовательно стремятся представить свои действия в лучшем свете.

Однако, сличая различные мемуары, историк имеет возможность устроить участникам событий нечто вроде заочного перекрестного допроса. И тогда мы сможем понять, какие именно пружины привели в действие механизм событий февраля 1917-го.

Представим себе, что между представителями оппозиции и государственной администрации есть некие устные договоренности о том, чтобы совместно работать против существующей системы или как минимум не препятствовать ее свержению.

В конце февраля, когда царя нет в городе, самые радикальные оппозиционеры прощупывают власть, устраивая небольшие манифестации; затем, убедившись в том, что контрмеры не принимаются, к делу подключаются более широкие слои оппозиции, выступления разрастаются, и подавить их силами одной полиции оказывается невозможно. К подавлению привлекают войска, но именно те части, которые к выполнению подобных задач совершенно не готовы и, наоборот, могут переметнуться на сторону манифестантов, что в результате и происходит.

На финальном этапе к делу подключаются враждебные царю представители семейства Романовых (вспомним великого князя Кирилла Владимировича с красным бантом) и представители выборных органов власти (Государственной думы), что как бы придает происходящим событиям легитимность.

Заметим, что этот сценарий реализуется в условиях, когда в столице отсутствует царь, помазанник Божий. Николай II, сколь бы слабым правителем он ни был, все же сумел бы, заставить министров и генералов выполнять свои распоряжения и пресечь смуту. Но он находился на фронте, и его фактически изолировали сначала от достоверной информации, которая помогла бы ему принять правильные решения, а затем и в буквальном смысле. Здесь, конечно, ведущая роль принадлежала командующему Северо-Западным фронтом генералу Рузскому, которому подчинялись и железнодорожники, загнавшие в конце концов состав с царем-батюшкой на станцию Дно, где он и подписал Манифест об отречении.

Подытоживая и отвечая на ваш вопрос «заговор или закономерность», скажу так: политическая элита решила работать в направлении свержения Николая II. По этому вопросу был достигнут своего рода молчаливый или устный консенсус. Относительно путей дальнейшего развития России у каждой группы оппозиции были свои планы. Но главное, что антиниколаевский настрой элиты совпадал с планами внешних сил – и немцев, и Антанты, видевших цель в том, чтобы ввергнуть Россию в состояние хаоса и успеть без этого сильного игрока произвести передел мира по собственным правилам.

Так что Российская империя пала в результате заговора, организованного собственной элитой при содействии внешних сил. Но вот то, что заговор возник и завершился успехом, – это, я думаю закономерность, вытекавшая из всех ранее допущенных Николаем II ошибок.

В феврале 1917 года Россия оказалась на исторической развилке и выбрала не самую удачную дорогу. Хотя и говорится, что история не терпит сослагательного наклонения, иногда последствия альтернативных решений просматриваются почти со стопроцентной гарантией. Знаете, как если человека сбили, когда он переходил улицу на красный свет, то можно быть уверенным, что в тот день и час он бы уцелел, если бы дождался зеленого.

ЗАГОВОР

Дмитрий Митюрин. Неужели не существует никаких документальных свидетельств того, что заговор с целью свержения монархии действительно существовал и все наши выводы базируются только на обязательной для всех, кто расследует преступление, рекомендации – ищите, кому это выгодно?

Юрий Шелаев. Самые важные события в нашей жизни обычно не оставляют после себя никаких материальных свидетельств.

Когда вы делаете предложение любимой девушке, вы же не оформляете это все протоколом, а потом подсовываете ей на подпись: «С моих слов записано верно».

Главы крупнейших корпораций устно договариваются о переделе рынков: «Мы не лезем в Африку, а вы оставляете нам Южную Америку». Лидеры государств точно так же, устно, договариваются о вещах геополитического масштаба, и не всегда это оформляется дипломатическими трактатами.

Документов, которые позволяли бы проследить ход заговора по развалу империи от и до, просто не существует в природе, но имеющихся материалов и фактов достаточно, чтобы воссоздать логичную и целостную картину событий.

Известно, что немцы переводили деньги в Россию через нейтральные страны посредством различных фирм-прокладок. Эти средства шли партиям, занимающимся развалом российской государственности, – причем речь идет не только о большевиках.

Вспомним о пломбированном вагоне, который был пропущен в Россию через территорию вражеской страны – Германии. Немцы особо не скрывали, что содействуют возвращению российских политэмигрантов на родину в надежде, что они будут способствовать усугублению хаоса.

Однако вагонов, точнее, составов было три, а не один. Вместе с Лениным ехали 28 человек. Еще 65 человек, проходили по списку «Российская социал-демократическая партия», включавшем как большевиков, так и меньшевиков. Список Всеобщего еврейского рабочего союза в Польше Литве и России (Бунд) включал 35 человек плюс четверо сионистов из «Поалей Циона». Еще семь человек относились к польским и прибалтийским социал-демократам. Эсеров было 17 человек, анархо-коммунистов – 14; 18 человек назывались «дикими» – то есть не принадлежавшими ни к одной партии.

Отдельная тема – приезд Троцкого, который ранее к большевикам не принадлежал, но буквально в один момент по своему влиянию почти сравнялся с Лениным. И предположение, что, прибыв из США, он доставил весьма внушительную сумму денег, собранную американскими евреями, выглядит очень логичным и убедительным.

У тех, кто спонсировал революцию, большевики изначально в фаворитах не значились, но они были напористы, энергичны, и в конце конов именно им доверили доделывать ту работу, которую начал Керенский.

Достаточно безобидные секретные документы подразделений британской разведки рассекречиваются через 50 или 100 лет (типа убийства Григория Распутина), наиболее важные – никогда. А самые-самые решения или договоренности не протоколируются и не документируются вообще. Остаются лишь предположения и вопросы. Например, почему британский военный министр лорд Китченер (наверное, последний в высших кругах Британии друг России) погиб в июне 1916 года при взрыве то ли мины, то ли торпеды, то ли еще чего-то через несколько часов после отплытия – в своих водах – у берегов Шотландии на крейсере «Хэмпшир», направлявшемся в Архангельск? И почему буквально сразу после отъезда в 1917 году из Петрограда миссии союзников, возглавляемой его преемником на посту военного министра лордом Мильнером (член могущественной масонской ложи – рыцарей Круглого стола), в столице Российской империи начался военный мятеж? Или почему Британия не сделала никаких шагов по спасению семьи бывшего императора и его семьи, к слову кровных родственников английского короля Георга V, но за два месяца до их расстрела организовала настоящую спецоперацию для помощи Керенскому?..

В мае-июне 1918 года с Дона через территорию всей России, где уже началась Гражданская война, сотрудник МИ-6 Сидней Рейли провозит бывшего главу Временного правительства с документами сербского офицера в Мурманск, а далее на крейсере в Лондон. Какова была настоящая задача, стоявшая перед масоном высочайшего уровня посвящения, генеральным секретарем ложи Великого Востока Керенским? Быть может, он свою роль с честью выполнил?

Здесь уместно вспомнить любопытный момент. За несколько десятилетий до русской революции один из руководителей британской разведки в Китае, принимавший непосредственное участие и в знаменитых «опиумных войнах», и в принуждении западными союзниками властей Поднебесной разрешить свободный оборот и продажу опиума населению, написал: «Дело моей жизни выполнено! Китай отброшен как минимум на сто лет назад…»

Сегодня, когда политологи рассуждают о «цветных революциях», они тоже отмечают, что задача первого этапа заключается в том, чтобы разрушить страну, и лишь затем манипуляторы начинают подбирать кадры и составлять проекты, какое именно новое государство должно появиться на руинах. Задача заключается в том, чтобы это государство было бедным, слабым, отсталым и абсолютно подконтрольным.

ПРОКЛЯТИЕ ВЫЗВАВШИМ БУРЮ

Александр Соколов. Кое-кто из участвовавших в событиях 1917 года впоследствии сожалел о случившемся. Вот, например, цитата из послания лидера кадетов Павла Милюкова, написанного своим единомышленникам вскоре после октябрьского переворота: «Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление (весной 1917 года), результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю».

Мораль очевидна: нельзя во время войны играть с огнем на собственном пороховом складе. Нельзя только ради прихода к власти выпускать джинна революции, потому что, даже исполнив первое пожелание – обретение власти, джинн потом выйдет из-под контроля.

Вспомните, как начинается коммунистический гимн «Интернационал»: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» На Западе разрушать до основания не любят. Пусть даже революция, но все лучшее постараются сохранить. Говорят же, что в Германии никогда не будет революции, потому что там нельзя ходить по газонам. С другой стороны, наверное, революции можно совершать, и не топча газоны?

Те, кто запустил механизм революции в России, использовали человеческие слабости – честолюбие, жадность, жажду власти – и выпихивали на авансцену сначала Керенского, потом Ленина. Задачу по разорению империи они выполнили, от участия в переделе мира Россию отстранили. Но не один даже самый умный и проницательный человек не может просчитать все последствия своих действий.

Ленин не был марионеткой, он был гениальным разрушителем и злодеем. А вот Сталин, с точки зрения нравственной – абсолютный злодей, выступил в роли созидателя. И вместо империи царской появилась империя советская. Проводить аналогии с более близкой к нам эпохой не буду – они очевидны.

Нам надо понять, что отношения между государствами напоминают отношения между людьми и еще более жестокие законы животного мира с его естественным отбором. Когда кто-то говорит, что нашим соседям выгодна сильная и богатая Россия, – не верьте. С сильным и богатым соседом надо считаться. Слабого можно игнорировать, помыкать им, даже отбирать у него то, что понравится. Стремление иметь рядом предсказуемую Россию сразу отходит на задний план, когда ей можно навязать невыгодный экономический договор, вогнать в долги или наложить лапу на природные богатства.

В том, что я говорю, нет ничего нового. Достаточно вспомнить слова Александра III про армию и флот – единственных наших союзников. Иногда он поминал еще короля Черногорского, но сегодня и Черногория – в НАТО.

Нам нельзя питать иллюзий относительно дружеских чувств, испытываемых к нам другими странами, а надо самим обустраивать Родину, защищать ее и беречь как главное наше богатство.

Даже в Гражданскую войну, наряду с теми, кто разрушал, были и настоящие патриоты, причем и среди белых, и среди красных. Просто счастье и будущее России они представляли себе по-разному. Так что умение слышать друг друга, идти друг другу навстречу и находить компромиссы должно стать тем главным уроком, который мы извлечем из событий 1917 года.



22 декабря 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661