Эскадрон дев прекрасных
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«СМ-Украина»
Эскадрон дев прекрасных
Вероника Кочина
журналист
Киев
657
Эскадрон дев прекрасных
Бал при дворе Екатерины Медичи, прозванной Чёрной Королевой

Женская красота всегда была великолепным оружием в борьбе за власть. Эту истину отлично усвоила великая Екатерина Медичи (1519–1589 гг.) и создала при дворе своего рода отряд спецназа по особым королевским поручениям – «летучий эскадрон» из самых прекрасных дам королевства.

«РАЙ НА ЗЕМЛЕ»

«Двор Екатерины Медичи, – писал аббат де Брантом (1540–1614) в своей книге «Галантные дамы», – был настоящим раем на земле, школой красоты, украшением Франции. Двери зала, в котором королева устраивала свои концерты, были распахнуты для всех благородных людей. Сиденья располагались на разной высоте, что делало ассамблею более живописной. Что же до девушек, то они сидели на полу на подушках, и оттого их широкие шелковые платья казались прекрасными пионами, которыми была усыпана комната.

Представим себе апартаменты в стиле того времени, окрашенные в живые тона с золотыми бликами от обивки стен и простенков до потолков, разделенных на сектора и поддерживаемых перекладинами с выступающими балками. Стены обтянуты либо кордовской кожей ярких тонов, расписанной цветами, вязью и арабесками на красно-коричневом фоне с золотым отливом, либо зеленой тканью, похожей на старую медь. Полы украшены восточными коврами, которые по приказу королевы привозили из Венеции. Вся мебель – ярких цветов.

Одежда мужчин и женщин отличается особой пышностью: шелка, парча, узорчатый бархат, кружева, драгоценные камни и золотые сеточки, ткани, расшитые серебром, и все те же яркие тона. Лица у всех нарумянены, причем румяна вызывающе красного цвета.

Слуги и пажи, лакеи, привратники одеты очень броско: половина из них в красное и желтое, половина – в зеленое и белое. У молодых дворян на рукавах прорези, а их короткие дутые штаны и виднеющееся нижнее белье из ярко красного или желтого шелка подчеркивают их костюм. Мир никогда не видел ничего подобного!»

Вместе с тем Екатерина Медичи, племянница папы римского Климента VII, супруга короля Франции Генриха II (1533–1559 гг.), а затем фактическая правительница при своих сыновьях Франциске II, Карле IX и Генрихе III, отличалась жестокостью, коварством и вероломством. Именно она устроила резню в Варфоломеевскую ночь и оплела агентурной сетью не только всю Францию, но и, пожалуй, всю Европу. Не покладая рук Екатерина Медичи боролась за французский трон для себя и своих детей, сделав ставку на главное оружие – женскую красоту. Недаром один из современников писал, что при дворе Екатерины Медичи «принцессы отбивают хлеб у девок», а Жанна д’Альбре, мать Генриха Наваррского, высказалась о дворе Медичи как о «месте разврата, где не мужчины добиваются женщин, а женщины – мужчин».

Екатерина, сама никогда не изменявшая мужу и едва ли не открыто презиравшая всех мужчин (включая собственных сыновей), для своего «летучего эскадрона» тщательно отбирала красавиц свободного нрава не только из лучших аристократических домов королевства – к ним присоединялись юные обольстительницы из Италии, Фландрии, Шотландии. «Служить» в «летучем эскадроне» было не только не позорно, но и крайне почетно, а устоять перед таким созвездием красоты, конечно же, не мог ни один смертный мужчина.

КРАСОТА НА КОРОЛЕВСКОЙ СЛУЖБЕ

Писатель и историк Анри Эстьен в своей книге «Диалоги куртизанок былых времен» (1649) писал: «Чаще всего с помощью девиц из своей свиты она атаковала и побеждала самых грозных противников. И за это ее прозвали великой сводницей королевства».

Но Екатерина, строго говоря, только наследовала примеры королевы Анны Бретонской (1477–1514) и Франциска I (1494–1547), который вошел в историю как король-рыцарь, покровитель искусств и большой знаток прекрасного пола (в котором он, вероятно, видел самое прекрасное произведение искусства). Именно ему принадлежит знаменитое высказывание: «Двор без женщин, как год без весны, а весна без роз». Он первым в Европе ввел официальные придворные титулы и чины для дам, приблизил к своему двору двадцать семь самых прекрасных девушек благородного происхождения.

Эту идею Екатерина Медичи слегка усовершенствовала, создав свой знаменитый «летучий эскадрон». Красивые и беззастенчивые девицы по указанию королевы запросто вытягивали любые сведения из мужчин или оказывали на них нужное влияние. Их жертвами становились короли и министры, иностранные дипломаты и полководцы, прелаты, принцы и вельможи. Уже упоминавшийся нами мемуарист Брантом, который был достаточно близок с некоторыми из этих девиц, вспоминал: «Фрейлины были столь соблазнительны, что могли зажечь огонь в ком угодно, опалив своей страстью большую часть людей при дворе, а также всех, кто приближался к их огню. Никогда ни до, ни после, постель не играла на политической сцене такой важной роли…».

Писательница и исследовательница истории того периода Елена Арсеньева писала: «После случайной и трагической гибели на турнире своего мужа, короля Генриха II, Екатерина Медичи потребовала у сына-короля, Карла IX, увеличить число ее фрейлин. Раньше их было восемьдесят, теперь стало двести. Кто-то думал, что все это – суета сует и томление духа, забота о внешней пышности, однако Екатерина, дама очень дальновидная, во фрейлинах своих видела некое секретное оружие, которое должно было позволить ей, пардон, дергать королей, министров и послов за кончик хвоста. То были, отборные красавицы с внешностью богинь и манерами проституток высшего класса, которые старались превзойти друг дружку красотой, бесстыдством и кокетством. Недаром эскадрон называли «небольшим борделем королевства».

Историк Филипп Эрланже в книге «Генрих III» выдвинул такую версию создания «летучего эскадрона»: «Чтобы и дальше привлекать к себе Генриха, который, несмотря на романтическую верность старой любовнице (Диане де Пуатье. – Прим. авт.), не испытывает неприязни к свежим мордашкам, флорентийка додумалась окружить себя множеством прелестных особ, веселых и не слишком неприступных.

В начале века королева Анна Бретонская, недоброй памяти, пригласила ко двору избранных девиц – самых благоразумных и самого благородного происхождения. Екатерина продолжила эту традицию, но потребовала от своих подопечных не столько добродетели, сколько привлекательности. Вскоре ее окружил рой юных богинь. Рядом с черными глазами мадемуазель де Лимей красиво смотрелись пепельно-белокурые волосы мадемуазель де Бон, великолепная пылкость мадемуазель де Руэ оттеняла поэтичность и нежность Николь де Версиньи. Нежная красота юных девушек четырнадцати - пятнадцати лет соседствовала с влекущим блеском их старших подруг.

Их волосы осыпаны фиолетовой пудрой, платья ослепительных тонов недопустимо обнажают грудь, эти восхитительные создания беспрестанно смеются, щебечут, кокетничают, едят сласти, танцуют бранль и гальярду. Они приезжают из Италии, Фландрии, Англии. Невинное притворство повышает цену их милостей, на которые они никогда не соглашаются без дозволения королевы. Расположение какой-либо из них – свидетельство принадлежности к модным кавалерам. В надежде приобрести эту репутацию в Париж отправляются провинциальные дворянчики и иностранные принцы. В свое время Екатерина будет использовать чары своих камеристок, чтобы награждать верных слуг монархии и выведывать тайны вожаков мятежей. Тогда ее фрейлины сыграют значительную роль и превзойдут славой античных куртизанок. Но в 1550 году флорентийка не ставит перед ними иной задачи, и это очень нравится королю.

При этом элитном дворе, который вскоре назовут «летучим эскадроном королевы», служила одна пылкая шотландка, леди Флеминг: золотые волосы, молочно-белая кожа. Она сумела тронуть сердце короля. При мягком пособничестве королевы, которая была счастлива насолить Диане, наметилась идиллия. В результате и королева, и ее подруга забеременели. Шотландка родила первой и везде хвалилась, что ее ребенок – дитя «величайшего короля в мире». Это сильно шокировало Генриха, не терпевшего нескромности и особенно скандалов. Диана вновь взяла верх и велела изгнать бесстыдницу, сразу же впавшую в немилость и у королевы. Все вернулось на круги своя…»

ТАБУ НА БЕРЕМЕННОСТЬ

Дамы «летучего эскадрона» проникали повсюду. Дворяне, банкиры, дипломаты и даже епископы находили их в своих постелях и с удовольствием пользовались услугами красоток в обмен на нужную Екатерине информацию, которую те умело выведывали у своих любовников.

Но беременеть барышням было категорически запрещено самой королевой. Для контрацепции использовались специальные лекарства и даже своего рода прообраз сегодняшнего презерватива, разработанный учеными-итальянцами из свиты Екатерины. «Все знают, что она испытывала свои яды на подопытных людях, но мало кто слышал, что она изготавливала и очень действенные лекарственные средства», – говорится в одном из документов той эпохи. – Ее помощниками, советчиками и учителями были Мишель Нострадамус, Амбруаз Паре, и Козимо Руджиери. Особенно интересовала Екатерину астрология. Нострадамус предсказал королеве, что ее муж погибнет на турнире и что она увидит смерть всех своих сыновей, но трое из них успеют побыть королями Франции. Однако, умирая в замке Блуа в 1589 году, Екатерина надеялась, что Нострадамус ошибся, по крайней мере, в отношении ее самого любимого сына. Но погрешность в предсказании оказалась небольшой: король Генрих III пережил свою мать всего на восемь месяцев. Фатальный гороскоп Екатерины продолжал действовать, и со смертью Генриха прекратилась королевская династия Валуа, а на трон Франции взошел обаятельный повеса Генрих Наваррский».

Все девицы же «летучего эскадрона» знали, что беременность означает немедленную опалу. «Поэтому, – пишет Арсеньева, – дамы изо всех сил старались следовать главному правилу: «У вас, – непрестанно повторяла королева, – должно хватать ума, допустить вспухания живота». Те, кому сие удавалось, вошли в историю Франции своими, с позволения сказать, деяниями. Скажем, Луиза де Бе родьер де Руэ (которая чаще звалась «прекрасная Руэ») известна тем, что соблазнила убежденного гугенота короля Антуана Наваррского (отца Анрио) и обратила его в католичество. Изабель де Линей совратила другого неумолимого протестанта, принца Конде, – правда, сама в него влюбилась». 

КРАСОТКА РУЗ

«Одной из самых красивых фрейлин «эскадрона» была дочь господина де Сурж и д’Иль Руэ Луиза де Лаберодьер, которая при дворе больше была известна, как красотка Руэ, – повествует источник. – Ей и поручила Екатерина Медичи важное задание. Для того чтобы стать всемогущей, королеве требовалось привлечь на свою сторону принцев из семейства Бурбонов. Глава семейства – один из вождей гугенотов король Антуан Наваррский – открыто высказывался против вмешательства Екатерины в государственную политику и претендовал на регентство. Королева задумала сделать его союзником, а выполнить эту задачу поручила мадемуазель Руэ. Ночи, проведенные с Руэ, очаровали Антуана, и он потерял бдительность. Как-то, увидев ее плачущей, он растроганно спросил, в чем дело. Девица с рыданиями объяснила, что боится королеву: если та узнает об их связи, то сошлет куда-нибудь подальше от двора. Безумно влюбленный король, пообещав похлопотать, отправился к королеве. Разговор между высочайшими особами состоялся серьезный и долгий. Закончился он тем, что Антуан Наваррский предложил королеве «полностью распоряжаться Наваррой», а она в ответ на это назначила его Верховным главнокомандующим над всеми войсками королевства.

Антуан дал свое согласие занять этот пост. Это означало, что он признает главенство Екатерины и отказывается от притязаний на регентство. Вожди протестантов испугались, что король Наваррский переметнется на сторону противника. Нередко вечерами он, не окончив ужина, поднимался со словами:

– Господа, вы продолжайте, а меня ждут неотложные дела!

Однако его союзники и вассалы хорошо знали, какие такие «дела» его ждут. Глава протестантов Кальвин писал в одном из своих писем: Он весь во власти Венеры. Матрона (Екатерина) которая очень искусна в этой игре, отыскала в своем гареме девушку, которая смогла поймать в сети душу нашего человека».

Так оно и было. Антуан Наваррский пренебрег личным посланием Кальвина. Уже ничто в мире не могло заставить его расстаться со своей возлюбленной. Однажды Екатерина пригласила к себе мадемуазель Руэ и долго беседовала с ней. Когда на следующую ночь Антуан явился к своей возлюбленной, он снова застал ее в слезах. После настойчивых вопросов Руэ «призналась»:

– Милый, моя любовь к тебе столь сильна, что я согласилась стать твоею, несмотря на то что я католичка, а ты протестант. Но так дальше продолжаться не может. Наверное, нам с тобой придется расстаться, несмотря на то что это убьет меня... 

На следующий день король перешел в католичество. Вскоре началась гражданская война. Король Наваррский сражался в рядах католиков против своих бывших союзников. В те времена многие прекрасные дамы сопровождали своих любимых в походах и сражениях, и Руэ не стала исключением. 17 ноября 1562 года в битве под Руаном Антуан Наваррский получил смертельное ранение и скончался на руках красавицы Руэ».

От этой связи родился Карл (1554-1610), будущий архиепископ Руанский.

ПОРАЖЕНИЕ ПРИНЦА КОНДЕ

Одной из самых сильных политических фигур среди гугенотов был лидер реформации принц Конде. Дискредитировать его – значило обезглавить движение. И тогда Екатерина Медичи пустила в ход свое главное «оружие» – мадемуазель де Линней. «Нежная и обаятельная Изабель была «подставлена» Конде в первый же вечер мирных переговоров после того, как он попал в плен в той же битве под Руаном, – писал историк. – Очарованный ею принц все свободное время проводил с ней, все меньше интересовался условиями мирного договора и с каждой встречей становился все более уступчивым. Кончилось дело тем, что Конде, не прислушиваясь к мнению своих советников, подписал договор, выгодный для Екатерины Медичи, а в ответ получил желанную свободу и Изабель, вместе с которой отправился наслаждаться любовью в свой замок.

Но на этом ставить точку было рано. Вскоре в замок к Изабель прибыла тайная посланница Екатерины, передавшая новое, более сложное задание. Дело заключалось в том, что за помощь, оказанную в гражданской войне, они подарили Елизавете английский город Гавр, который требовалось теперь вернуть французской короне. Естественно, по доброй воле Елизавета не собиралась возвращать этот город Франции. Назревала война. 

Но несмотря на то что протестантские вожди уже жили в мире со своей королевой, они отказались воевать против своей бывшей союзницы, а Екатерина хотела вернуть Гавр руками протестантов. Тут-то Изабель и проявила свою силу и влияние.

Трудно предположить, что именно она говорила по ночам принцу Конде, но вскоре он уже был готов идти воевать против англичан. Роль Изабель отражена в письме сэра Томаса Смита, английского посла во Франции, госсекретарю Сесилу: – Конде – это второй король Наваррский. Он увлекся женщинами, и вскоре будет противником Богу, нам и самому себе. Так и случилось. Через несколько недель принц Конде во главе войска появился у стен Гавра, и его артиллерия открыла ураганный огонь по городу. Англичане были вынуждены ретироваться.

Протестантов ошеломило поведение принца Конде. Кальвин прислал ему полное упреков письмо: «Когда нам сказали, что вы занимаетесь любовью с дамами, мы поняли, что это сильно вредит вашему положению и вашей репутации. Добрые люди оскорблены, а хитрецы этим пользуются».

Однако на Конде это письмо не произвело впечатления. Он остался верен Изабель, даже отказавшись от предложенного ему поста протестантской партии. Все было хорошо, пока не случился «форс-мажор» (что, собственно, вполне закономерно при использовании женщин-агентов): Изабель по-настоящему влюбилась в принца Конде и в 1564 году родила от него сына. Екатерина Медичи, запрещавшая своим фрейлинам «приносить в подоле», была до крайности возмущена. Пользуясь королевской властью, она арестовала Изабель и, несмотря на просьбы Конде, сослала в монастырь. Но год спустя помиловала, причем не без умысла. К тому времени вожди гугенотов стали заигрывать с Конде, и он, тоскуя от одиночества, склонялся к сотрудничеству с ними. Изабель прибыла вовремя. Начался жестокий поединок между красавицей-фрейлиной и вождями гугенотов. Мечущийся между любовью и верой Конде не мог сделать окончательный выбор.

И все же победила женщина – однако на сей раз другая. Гугеноты подобрали для принца невесту – ревностную протестантку, не уступающую Изабель в красоте. Конде влюбился. Мадемуазель де Линней вынуждена была проститься со своим неверным возлюбленным и вернуться в Париж. Правда, тосковала она недолго и вскоре утешилась, благополучно сочетавшись браком с богатым итальянским банкиром Сципионом Сардини».

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ГРАФИНИ ДЕ МОНСОРО

Великое перо Александра Дюма-отца в романе «Графиня де Монсоро» бесконечно романтизировало подлинную историю Франсуазы де Монсоро – одной из жемчужин «летучего эскадрона».

Это литературное произведение, созданное три века спустя после описываемых событий, рассказывает об истории Шарля де Комбеза, его жены Франсуазы (не Дианы, как в романе) и ее любовника – сеньора де Бюсси д’Амбуаза. «Единожды за целую историческую эпоху может родиться женщина, способная повелевать судьбами людей, – утверждает источник. – Природа наградила Диану де Монсоро редкостной красотой, подчиняющей волю и отнимающей разум.

Луи де Клермон, сеньор де Бюсси д’Амбуаз, родившийся в 1549 году, был типичным дворянином той эпохи – отважным, гордым, жестоким и дерзким. Дюма почти ничего не изменил в его описании, только умолчал о некоторых фактах, отнюдь не свидетельствующих о его благородстве, – к примеру, о том, что  в Варфоломеевскую ночь, воспользовавшись удачным случаем, Бюсси убил своего родственника Антуана де Клермона, с котором имел давний спор по поводу наследства, и, таким образом, получил замок. Сначала Бюсси был на службе у герцога Анжуйского, будущего короля Генриха III, даже сопровождал его в Польшу, и лишь позже перешел к его брату Франсуа. То, что Бюсси был отчаянным дуэлянтом и любовником королевы Марго, – подлинная правда.

А даму звали Франсуаза де Маридор. Родилась она в 1555 году, в 1573-м вышла замуж за Жана де Косме, однако уже через год овдовела, а в 1575 году вышла замуж вторично – за Шарле де Шамбе, графа де Монсоро. Последний, кстати, был вовсе не стариком: он родился в 1549 году, а, следовательно, приходился ровесником Бюсси! Ну и, кончено, нельзя не упомянуть о том, что прекрасная графиня была придворной дамой Екатерины Медичи из того самого «летучего эскадрона», так что никак не походила на юную, неопытную и беззащитную девушку.

Место действия – замок де Монсоро, а вовсе не дом в Париже. В 1579 году Бюсси, по поручению Франсуа Анжуйского находящийся в провинции, встретил там очаровательную графиню, с которой к тому же был знаком по парижской светской жизни, и, воспользовавшись отсутствием ее мужа, находящегося в Париже, закрутил с ней роман. Все бы ничего, но пикантные подробности этих отношений он имел неосторожность описать в письме, посланном другу в Париж. А тот возьми и покажи письмо герцогу Франсуа, ну, а герцог передал его королю (кстати, никакой информации о том, что герцог тоже был неравнодушен к жене графа де Монсоро, не обнаружено, однако интересно, почему же он тогда передал письмо?). Генрих III, имевший на Бюсси зуб еще из-за Марго, не упустил возможности наконец-то поквитаться с ним.

И история получила свою трагическую развязку. Монсоро вынудил супругу пригласить любовника на свидание, где вместо прекрасной дамы его ожидали пятнадцать вооруженных молодчиков. Сумев уложить половину, Бюсси почти спасся, но…».

НА СТРАЖЕ РОДИНЫ

Всю жизнь Екатерина Медичи писала слово «Родина» только с большой буквы и использовала для служения ей все дозволенные и многие недозволенные способы. Отцы церкви ворчали: «Вам следовало бы обходиться прежним, малым составом ваших девиц, чтобы они без конца не ходили по рукам мужчин и чтобы были поцеломудреннее одеты!» Но Екатерина не реагировала: пока люди делятся на мужчин и женщин, миром повелевает любовь!


9 Октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027