Когда был Петр маленький...
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №4(468), 2017
Когда был Петр маленький...
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
172
Когда был Петр маленький...
Царевич Петр в детской

Когда был Ленин маленький,
С кудрявой головой,
Он тоже бегал в валенках
По горке ледяной...
В биографиях великих, знаменитых и известных людей раннему детству обычно уделяется всего лишь несколько строчек, словно безмятежное розовое младенчество ничего для дальнейшей судьбы человека не значит. Однако все мы вышли из детства, и оно остается в нас навсегда, спрятанное в самые глубокие колодцы подсознания. Детство, счастливое и не очень, служит камертоном для будущей жизни. Да и без всяких мудрых рассуждений, по-моему, просто любопытно узнать, что, когда Петр Великий «был маленький с кудрявой головой, он тоже бегал с санками по горке ледяной...».

Подложные смотрины и настоящая любовь

Петр Великий родился в многодетной даже по меркам XVII века семье. У его отца, царя Алексея Михайловича, было тринадцать детей от жены Марии Ильиничны Милославской. Тринадцатые роды оказались для царицы роковыми. 13 марта 1669 года она умерла от родильной горячки. После смерти жены государя одолели тяжелые думы. Пятеро детей царя Алексея Михайловича и царицы Марии Ильиничны умерли в младенческих летах. Радовали отца шестеро подрастающих царевен, а вот сыновья Федор и Иван были хилыми и болезненными. Оба страдали от цинги. Федор с трудом передвигался из-за травмы, полученной в раннем детстве. Иван был «не очень разумен», как уклончиво говорили придворные, проще говоря, слабоумный. Заглядывая в будущее, царь Алексей Михайлович не мог не задумываться над тем, как Федор и Иван понесут на своих слабеньких плечах груз государственной власти?

Только Артамон Сергеевич Матвеев умел отвлечь государя от грустных дум дружеской беседой. Боярин Матвеев исполнял множество важных государственных обязанностей, можно сказать, что он был премьер-министром при царе Алексее Михайловиче. Артамон Сергеевич был женат на дворянке шотландского происхождения Марии Гамильтон. Видимо, под влиянием жены Матвеев обожал все иноземное. Он первым в Москве сделал в своем тереме «евроремонт», оборудовав дом на западный манер. В «изящном дворце» Матвеев завел иноземные порядки. По вечерам у него собирались гости. Как предписывал русский обычай, жена Матвеева подносила боярам по чарке водки, но не уходила потом в свои покои, а беседовала вместе с мужчинами.

Однажды осенью 1670 года Алексей Михайлович сообщил Матвееву, что намерен пожаловать к нему в гости, но желает, чтобы его приняли запросто, как теперь говорят, встреча должна пройти «без галстуков». Это было весьма необычное предложение, поскольку «цари московские почитают крайне величественным то, что они, ради внушения большего уважения своим подданным, весьма редко появляются среди народа и скрываются в постоянном глубоком уединении». На ужине с царем присутствовали жена Матвеева и его дальняя родственника девица Наталья Кирилловна Нарышкина. Матвеев привез Наталью из провинциальной глуши в Москву, чтобы дать образование и выдать замуж. Девушке исполнилось девятнадцать лет: «Она была с черными глазами навыкате; лицо у нее кругловатое и приятное; лоб большой и высокий. Вся фигура красивая. Отдельные члены крайне соразмерны. Голос приятно звучный, и все манеры крайне изящны».

«Крайне» приятная во всех отношениях девица во время трапезы с царем бойко отвечала на его вопросы. Наталья увлекалась химией и физикой и рассказала, что ее благодетель Артамон Сергеевич приобрел для нее «физический кабинет», где она проводит научные опыты. Сочетание красоты и образованности подействовало неотразимо. Вскоре царь Алексей Михайлович пришел в дом Матвеева без предупреждения и попросил руки Натальи Нарышкиной. Конечно, отказа не было, но Артамон Сергеевич взмолился: надо соблюсти древний обычай выбора царской невесты на смотринах — иначе не оберешься сплетен.

В ноябре1670 года на многолюдных торговых площадях Москвы появились глашатаи, которые выкрикивали царский указ: государь Алексей Михайлович желает найти себе спутницу жизни, родители должны привозить достойных девиц в Кремль на смотрины. Из шестидесяти кандидаток в царицы Алексей Михайлович выбрал девицу Наталью Кирилловну Нарышкину. Пятьдесят девять отвергнутых красавиц разъехались по домам. В качестве утешительных призов все девицы получили дорогие подарки. Однако слухов и сплетен избежать не удалось. Вскоре в Грановитой палате Кремлевского дворца нашли анонимное письмо, в котором говорилось, что Матвеев — злой чародей, знающий тайные силы трав, и он опоил царя приворотным зельем. А как иначе объяснить царский выбор? Ведь Нарышкины — род бедный, захудалый. Наташка Нарышкина в детстве в лаптях по деревне бегала! Царь Алексей Михайлович подметному письму не поверил. Молодожены были счастливы и в мае 1672 года ожидали рождения первенца...

Какое село его произвело?

Точное место рождения Петра I неизвестно. Несколько веков историки до хрипоты спорят, где произошло это важнейшее для нашей страны событие. «Дело невероятное! Петр Великий, государь несравненный, единственный, неведомо где родился, — возмущался автор статьи в журнале «Русский зритель» за 1828 год. — Ни один россиянин не указал того места, где была колыбель Великого! Этот вопрос должно решить. Место рождения Петра Великого для нас важнее места рождения Гомера!»

Семь греческих городов претендуют на звание малой родины Гомера. За право называться местом рождения Петра Великого до сих пор борются два села и одна «большая деревня» — Москва.

Коломенско село, которое на свет Петра произвело.
Ты счастья нашего источник и начало.

Рифма «село — произвело» звучит довольно комично, но важнее смысл. Поэт Александр Сумароков был абсолютно уверен, что Петр родился в селе Коломенском. Сумароковские вирши читала дочь Петра Великого Елизавета и милостиво их ободрила, не найдя фактических ошибок. Однако житель села Измайлово Савва Григорьевич Брыкин оставил потомкам записку, где сказано: «Родительница моя Елизавета Варфоломеевна, будучи без малого ста лет, в прошлом 1758 году умре. От нее я слышал, что государь Петр Великий родился в селе Измайлово». У теории, что Измайлово село Петра произвело, нашлось много сторонников.
— Москва. Кремль — вот место рождения коренного москвича Петра Алексеевича Романова, — утверждает большинство историков.

В доказательство приводится небольшая записочка — список вещей, которые 28 мая 1692 года были принесены в кремлевские хоромы царицы. Если Наталья Кирилловна находилась в Кремле 28 мая, то едва ли она на последних днях беременности отправилась в загородные резиденции. Хотя у беременных женщин бывают всякие фантазии. В общем, бог его знает...

«При начале родильных скорбей астролог Симеон Полоцкий пришел во дворец и сказал, что царица будет мучиться трое суток. Он остался в покоях с царем Алексеем Михайловичем. Они плакали вместе и молились. Царица изнемогала так, что на третий день сочли нужным приобщить ее святых тайн; но Симеон Полоцкий ободрил всех, сказав, что она родит благополучно через пять часов. Когда наступил пятый час, он пал на колени и начал молиться о том, чтоб царица помучилась еще час. Царь с гневом рек:
– Что вредно просишь?
– Если царевич родится в первом получасе, — отвечал Симеон, — то веку его будет 50 лет, а если во втором, то доживет до 70.
И в ту же минуту принесли царю известие, что царица разрешилась от бремени».

Многие пытались вычислить точное время рождения царевич, но никому это не удалось. Существует две записи. В одной сказано, что мальчик родился «за полтретья часа до дня», то есть в 00 часов 48 минут. В другом источнике говорится, что «мая в 30 день, в отдачу ночных часов, даровал Бог царевича». «Отдача часов ночных» 30 мая 1672 года приходилась на 3 часа 18 минут утра. Конечно, неточности можно отнести на счет нерадивых канцеляристов, но вот что удивительно: добросовестные историки много лет пытались отыскать запись о рождении царевича Петра в метрических книгах патриарха и митрополита Московского. Церковные метрические книги содержали записи обо всех «рождающихся, бракосочетающихся и умирающих» независимо от знатности. И крестьяне, и бояре — все были вписаны в метрические книги своего прихода с обязательным указанием точного места и даты рождения. Не делалось записей только о рождении младенцев, умерших до крещения. Так почему нет записи о рождения сына царя Алексея Михайловича и царицы Натальи Кирилловны?

И еще одно любопытное наблюдение. В царской семье существовала традиция к дню крещения новорожденных писать мерные иконы. Длина доски мерной иконы равнялась росту младенца, а ширина — ширине плеч. Рост Петра при рождении составлял 11 вершков (49 сантиметров), а ширина в плечах 3 вершка (13,3 сантиметра). Трудно назвать новорожденного богатырем. Царица Наталья Кирилловна была женщиной чуть выше среднего роста. Царь Алексей Михайлович имел рост средний и склонность в болезненной полноте. Трудно предположить, что их новорожденный сынок вымахает в великана в два метра ростом.

Царевич родился 30 мая в день памяти святого Исаакия Далматского, но именем этого святого его не нарекли, иначе мы имели бы царя Исаакия Великого. 1 июня 1672 года иконописцу Симону Ушакову была заказана мерная икона с изображением Троицы и апостола Петра. Следовательно, родители решили назвать сына Петром — «имя небывалое в царском семействе». В семье Романовых сыновей называли Федорами, Михаилами. Иванами, Василиями. В роду Нарышкиных тоже не было ни одного Петра. Нарушение вековой традиции налицо!

Новорожденного крестили в субботу 29 июня в церкви Святого Алексея в Чудовом монастыре. Правда, в некоторых книгах сказано, что таинство крещения состоялось в храме Григория Неокесарийского, который находится в центре Москвы на улице Большая Полянка.

«Возможно», «непонятно», «неизвестно» складывались вместе и породили мнение, что все это неспроста, что рождение царевича Петра окутано какой-то тайной...

Царя подменили!

Когда русские люди на собственном горбу ощутили прелести приобщения к западным ценностям, то некоторые смелые умы задались вопросом: «Как у Тишайшего царя Алексея Михайловича, человека богобоязненного, непьющего, некурящего, мог родиться сын, который от древнего благолепия не оставил камня на камне?» Ответ напрашивался сам собой: царевича подменили еще в колыбели, Петр — ненастоящий царь, не «природный» сын Алексея Михайловича, а подменыш.

В 1700 году на допросе крепостные Ванеевских вотчин дворянина Стрешнева показали: «Государь не царского колена. Он немецкой породы, а великого государя скрыли немцы у мамок в малых летах, а вместо него подменили. Немцы лукавы, лик под лик подводят». Если немцы стащили младенца у зазевавшихся нянек, а подсунули «немчонка», то все становится на свои места и понятно, почему Петр «лучше жалует иноземцев и добрее до них, нежели до русских». По другой версии, ребенка подменила сама царица Наталья Кирилловна. Якобы царь Алексей Михайлович накануне родов пригрозил жене:
– Ежели сына не родишь, то учиню тебе некоторое озлобление.

Ссыльный Копылов рассказывал товарищам-колодникам в Нарымской ссылке, что «настоящий наследник царской крови — царевна, которую из боязни гнева Алексея Михайловича по поводу того, что наследник не мужского пола, царица Наталья спрятала в немецкой слободе, обменяв ее на немецкого мальчика». Назывался даже отец подмененного мальчика — Франц Лефорт. Правда, Лефорт приехал в Россию только в 1674 года, через два года после рождения Петра или некоего мальчика, так названного. Однако такие мелочи не могут помешать существованию легенды.

В наши дни наибольшее распространение приобрела версия о подмене царя Петра во время его заграничной командировки в 1697–1698 годах. Приверженцы идеи об иностранном заговоре выдвигают множество аргументов. В частности, они говорят, что за границу уехал образованный юноша, знавший наизусть Библию, носивший только русское платье. У «настоящего» Петра были вьющиеся волосы, постриженные в скобку, и бородавка на левой стороне носа. Из-за границы вернулся самозванец без бородавки, с длинными жесткими волосами, ненавидящий все русское, безграмотный и равнодушный к православной вере. «Подменный» Петр никогда не надевал русскую одежду. Он ни разу даже не примерил царское облачение.
– Не могли с нашим Петром произойти такие разительные перемены! Не так он был воспитан с раннего детства, — говорят сторонники версия подмены Петра иноземцами.

Можно возразить, что подменить правителя иностранной державы физически — дело очень хлопотное и опасное, но с древнейших времен отработана система подмены одних идей другими в человеческом сознании. Она работает безотказно, в чем мы могли убедиться на примерах из истории современной России.
А теперь заглянем в детскую царевича Петра, чтобы рассказать о тех ценностях, которые он впитал с молоком кормилицы...

Детский сад на одну персону

Согласно древней традиции сразу после рождения царевича или царевны для них строились отдельные хоромы. Это была небольшая деревянная пристройка около дворца, но уже собственная жилплощадь. «В этих избушках, или хоромах, дети жили весьма уединенно, совершенно скрытые от людского глаза, не видя никого, кроме людей, к ним приставленных, — рассказывал историк Иван Забелин. — Одна из главнейших забот в воспитании царских детей в XVII веке состояла в том, чтобы как можно тщательнее скрывать их от глаз народа». Царевичи не показывались на людях до тринадцати лет, а царевны — никогда. Они оставались затворницами в своих теремах до конца жизни.

Воспитанием царевичей до пяти лет занимались только женщины. Кроме несчетного количества служанок, в штате Петра состояла казначея, заведовавшая бельем и одеждой, и пять постельниц, которые отвечали за постель и «портомойное дело», то есть за стирку. Важным государственным делом был выбор кормилицы — «жены доброй и чистой и млеком сладостной и здоровой». На должность обычно претендовало до десяти кандидаток. Женщина, желавшая стать царской кормилицей, предоставляла «роспись», где значилось имя и звание мужа, год ее рождения, дата появления на свет последнего ребенка. Священник письменно подтверждал нравственную чистоту будущей кормилицы. Детей кормили грудью до двух — двух с половиной лет. В кормилицы Петру была выбрана Ненила Ерофеевна Львова. Кормилица получала жалованье восемь рублей в год. За эти деньги можно было купить пару соболей, но по окончании службы кормилица получала очень богатые подарки, а ее муж — хорошее место на государственной службе. Муж кормилицы Ненилы Ерофеевны боярин Львов сделал при царе Петру блестящую карьеру.

Детская Петра была обставлена с царской роскошью. Стены обиты серебряными кожами и бархатом, в окна вставлена слюда. Живописцу Ивану Салтанову поручили расписать слюдяные окна: «…в кругу орла, по углам травы, а написать так, чтобы из хором насквозь видно было, а со двора в хоромы, чтобы не видно было». Колыбелька была отделана золотом. На перину пошло восемь килограммов чистейшего лебяжьего пуха. В декабре 1672 года для царевича сделали ходунки, которые тогда назывались ходячим креслом. Вскоре в возрасте семи месяцев Петр начал ходить.

Детская одежда полностью копировала взрослую по фасону и богатству. Годовалого Петра наряжали в дорогой кафтан с кружевами, на которые были нашиты 597 жемчужин. В гардеробе царевича была шапка с жемчугами и драгоценными камнями, шапка с соболиным мехом, несколько пар башмаков — всего не перечислишь. Все расходы на одежду и игрушки ребенка учитывались самым тщательным образом. К примеру, из описи видно, что 4 сентября 1674 года для двухлетнего Петеньки были скроены чулки на беличьем меху, пошит кафтанчик с шестью золотыми пуговками и петельками из золотого шнурка. Одежда предусмотрительно шилась «с запасом», на вырост.

Ко дню именин шесть костромских иконописцев преподнесли годовалому Петру книжку с картинками. От родителей Петруша получил в подарок «коня деревянного потешного на колесах железных, обтянутого белой жеребячьей кожей, с седлом, положенным на войлок, и уздечкой, украшенной изумрудцами». Как было весело скакать на деревянном коне! Царь, царица, мамки, няньки и кормилица ахали от радости и смотрели на царевича с умилением. В это же время у царевича появился первый музыкальный инструмент «цымбальцы маленькие», через год — клавикорды и барабаны. Видимо, Петенька задавал жару и устраивал такие концерты, что на цымбальцах приходилось каждый месяц менять струны, в барабанах появлялись значительные дыры, а клавикорды рассыпались на части. От неуемной энергии царевича пострадала и игрушечная карета, в которой он ездил по комнате, «каретка» была отдана в ремонт московскому стрельцу.

Когда Петруше исполнилось два годика, произошло событие, которое можно считать знаковым. Царевичу подарили «кораблик серебряный с каменьями». Он был куплен у иностранного купца за 20 рублей. Петруше игрушка очень понравилась, и в этом можно при желании усмотреть будущее увлечение царя флотом и морским делом. Со временем детская Петра стала напоминать оружейный арсенал маленькой армии. С двухлетнего возраста царевич стал учиться стрелять из лука игрушечными стрелами. В три годика Петру преподнесли «топорик с обушком, топор простой, пять ножиков, молоток, пять шариков и бубенчики». Не хватает воображения, чтобы представить, как трехлетний карапуз играл с топориками и ножиками, но нет сомнения, что забавы были очень активные, поскольку существует документ об изготовлении запасных топориков, ножиков, шариков по сто штук каждой игрушки! Вскоре царевич забавлялся уже «пушечкой со станком, пистолетами и карабинами». В «Истории Петра» Александр Сергеевич Пушкин рассказывает такой эпизод: «На третьем году его возраста, когда в день именин его, между прочими подарками, один купец подал ему детскую саблю, Петр так ей обрадовался, что, оставя все прочие подарки, с нею не хотел даже расставаться ни днем, ни ночью. К купцу же пошел на руки, поцеловал его в голову и сказал, что его не забудет».

Детская Петра была полна ярких, блестящих и звучащих предметов. Жужжали стрелы, выпущенные из посеребренных луков, катался деревянный конь в богатой струе, развевались расписанные гербами знамена, развертывались книжки с пестрыми картинками, пускался в дело арсенал игрушечного оружия, стучали барабаны, раздавался звон колокольчиков, набатов и бубенчиков. Но разве можно играть в одиночестве? Конечно нет. В товарищи царевичу подбирали сверстников, детей придворных и родственников из царской родни. Мальчики получали придворное звание комнатных стольников. Артамон Сергеевич Матвеев, который, как вы помните, познакомил царя Алексея Михайловича с Натальей Нарышкиной, пристроил на это теплое местечко своего сына Андрея. Комнатные стольники царевича Петра Автоном Головин и Гавриил Головкин впоследствии стали его самыми верными сподвижниками. Для игр в детскую обязательно приглашались карлики. Двухлетнего Петрушу развлекали два карлика, а когда царевичу исполнилось одиннадцать лет, у него в штате состояло 14 карликов.

У маленького царевича появился и собственный транспорт. Из Кремля он выезжал в позолоченной карете, запряженной четырьмя лошадками «крошечной породы», по бокам шли четыре карлика, а замыкал шествие карлик верхом на «крохотном коньке».

В играх и забавах прошли три года и семь месяцев безмятежного детства царевича Петра. В январе 1676 года царь Алексей Михайлович внезапно занемог, слег в постель, прохворал десять дней и умер. Царем провозгласили Федора Алексеевича, старшего сына царя Алексея Михайловича от первой жены Марии Милославской. Больной юноша даже не мог идти за гробом отца, его несли в креслах. Малолетний царевич Петр на похоронах отца не присутствовал. Внешне жизнь царевича не изменилась. Поток игрушек для детской не иссякал, шились дорогие кафтанчики и зипуны на собольем и лисьем меху. Однако, малыш, наверное, чувствовал, что мамаша Наталья Кирилловна часто печальна и иногда украдкой смахивает слезу. Нарышкиных стали теснить родственники покойной царицы Милославской.
Детство царевича Петра не кончилось, но навсегда исчезла безмятежность...


20 Февраля 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84397
Виктор Фишман
67445
Борис Ходоровский
59931
Богдан Виноградов
47023
Дмитрий Митюрин
32516
Сергей Леонов
31444
Роман Данилко
28992
Сергей Леонов
24551
Светлана Белоусова
15411
Дмитрий Митюрин
14985
Александр Путятин
13488
Татьяна Алексеева
13207
Наталья Матвеева
13123
Борис Кронер
12850
Наталья Матвеева
11161
Наталья Матвеева
10777
Алла Ткалич
10404
Светлана Белоусова
10069