Два плена Василия Головнина
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №2(414), 2015
Два плена Василия Головнина
Олег Семенов
журналист
Санкт-Петербург
1020
Два плена Василия Головнина
В 1806 году в чине лейтенанта Василия Головина назначили командиром шлюпа «Диана»

Редко бывает, что военнослужащий в мирное время попадает в плен. А если подобное с ним происходит дважды за сравнительно короткое время, то перед нами случай совсем уникальный. Тем не менее, данный казус произошел с известным русским мореплавателем Василием Михайловичем Головниным, который в течение пяти лет дважды побывал в плену у англичан и японцев, хотя ни с одной из этих стран Россия официально не вела боевых действий.

«По уважению к опытности и познаниям...»

Родился Василий Головнин в апреле 1776 года на Рязанщине, в семье выходцев из знатного, но обедневшего старинного дворянского рода. Свою родословную Головнины вели от армянских князей Гаврасовых, правивших когда-то крымским княжеством Феодоро (Мангуп).

Отец и дед будущего знаменитого мореплавателя служили в Преображенском полку, куда, согласно существовавшему тогда обычаю, в возрасте шести лет Василия записали сержантом. Потеряв родителей в юном возрасте, он был определен для обучения в Морской кадетский корпус. После производства в гардемарины, Головнин в 1790 году участвовал на 66-пушечном линейном корабле «Не тронь меня» в сражениях против шведов у Красной Горки и в Выборгском заливе, за что был награжден медалью.

Окончив курс в корпусе в 1792 году, он был по малолетству оставлен еще на один год и воспользовался этим для изучения словесности, истории и физики.

В январе 1793 года Головнин был произведен в мичманы и с тех пор беспрерывно находился в походах и за границей.

В 1799 году участвовал в высадке десанта и сражениях на берегах Голландии во время войны с Наполеоном. Время с 1801 года по 1805 год Головнин провел в Англии, куда был послан для службы на судах британского флота. Там ему довелось повоевать под начальством знаменитых адмиралов Нельсона и Колингвуда.

В 1806 году в чине лейтенанта Василия Головина назначили командиром шлюпа «Диана».

Судно это было обычным транспортом-лесовозом, который под руководством Головнина перестроили в небольшой трехмачтовый 18-пушечный парусный корабль. В истории русского флота не отмечено другого подобного факта, чтобы лейтенанту доверили командование кораблем, «коль скоро надлежало плыть далее пределов Балтийского моря. Однако, по уважению к опытности и познаниям Головнина морское министерство отступило от этого общего правила», — писал позднее адмирал Фердинанд Врангель.

Русское правительство решило направить шлюп «Диана» в кругосветную экспедицию, главной целью которой были географические открытия в северной части Тихого океана, преимущественно в пределах границ Российской империи. Экспедиции также поручили доставить разные материалы в Охотск.

25 июня 1807 года «Диана» отправилась в плавание. 27 февраля 1808 года судно прошло мимо островов Тристан-да-Кунья, а на рассвете 18 апреля года русские моряки увидели берега мыса Доброй Надежды. Через два дня шлюп вошел в порт Саймонстаун, принадлежавший англичанам.

Несмотря на то что «Диана» имела специальное разрешение английского правительства, командующий британской эскадрой вице-адмирал Барти, объявив Головнину о войне, начавшейся между Россией и Англией, задержав русский корабль до получения соответствующего распоряжения из Лондона.

Почти год корабль и команда томились в плену, а их капитан вынашивал план побега, рассчитывая при благоприятном ветре тайком уйти из порта.

Подходящего случая долго не представлялось. И все же 16 мая 1809 года русским морякам повезло — задул крепкий шквалистый ветер с дождем, большинство английских судов не были готовы идти в море, и «Диана», обрубив канаты, понеслась к выходу из бухты. «Миновав все суда, — писал Головнин, — мы начали поднимать и привязывать паруса. Офицеры, гардемарины, унтер-офицеры и рядовые работали как один человек. В 10 час. вечера мы были в открытом океане. Арест наш на мысе Доброй Надежды продолжался год и 25 дней».

Схвачены, но не убиты

Утром 25 сентября 1809 года «Диана» бросила якорь на Камчатке в порту Петропавловске. Головнину было поручено сделать описание Курильских и Шантарских островов и берега Татарского пролива.

Именно здесь, во время обследования острова Кунашир, 11 июля 1811 года Василий Михайлович Головнин был захвачен японцами в плен вместе с мичманом Муром, штурманским помощником Андреем Ильичом Хлебниковым и четырьмя матросами. Позднее все произошедшее получило название «Инцидентом Головнина».

Дело в том, что еще в 1639 году «указом о закрытой стране», изданным сёгуном Токугава Иэмицу, в Японии была введена политика строгой самоизоляции страны от всего внешнего мира («принципы Сакоку»), которая просуществовала до середины XIX века. Все чужестранцы, появившиеся без разрешения на территории Японии, считались врагами и подлежали задержанию.

Вскоре русских пленников перевели в город Хакодате на острове Матсмай (Хоккайдо) и заключили в тюрьму. После пятидесятидневного пребывания в Хакодате русских перевели в конце сентября в город Матсмай (Мацумаэ), находящийся в нескольких днях перехода восточнее Хакодате. Здесь их также заключили в тюрьму.

На Камчатку сообщили неверные сведения: «Капитан Головнин и все прочие убиты». Российские власти стали готовить карательную экспедицию, чтобы разобраться с виновными в гибели соотечественников, и «примерно наказать японцев за надругательством над русским императорским флагом».

К счастью, вскоре стало известно, что информация об убийстве Головнина и его спутников, ошибочная.

8 сентября 1812 года русские моряки задержали японское судно «Кандзэ-Мару» с богатым купцом Такадая Кахэем на борту, который уверенно заявил: «Капитан Мур и пять человек русских находятся в городе Матсмае». Своими описаниями внешности Мура и другими подробностями он доказал, что находится в курсе случившегося. Это в корне меняло ситуацию: военные действия были окончены, так и не начавшись. Нужно было искать способы освобождения пленных русских моряков.

Капитан-лейтенант Петр Рикорд объявил Кахэю, что тот поедет в Россию. Японец спокойно ответил: «Хорошо, я готов!» Рикорд обещал ему, что в будущем году его вернут в свое отечество. Затем Рикорд предложил ему написать письма японскому начальнику и собственной супруге, а также отобрать четырех японских матросов, которые будут сопровождать его.

Обмен или освобождение?

Надо сказать, что никакие встречные захваты — любого уровня, и в любом количестве — не заставили бы японцев произвести обмен пленными. По законам Страны восходящего Солнца пленник, если он человек благородный, должен был сделать себе харакири, а уже если речь шла о человеке не благородном, то судьба его вообще не могла являться поводом для разбирательств.

Европейцы в то время не имели практически никакого представления о менталитете японцев. Но Рикорду посчастливилось угадать, что Такадая Кахэя нужно не брать в плен, а следует сделать ему такое предложение, от которого невозможно отказаться. Таким образом, Кахэй поехал в Россию добровольно и вернулся из нее менее чем через год, то есть не нарушил строгие законы закрытой страны («принципы Сакоку»).

При таких условиях к его мнению могли прислушаться, тем более, что годовой оборот его торгового дома был соизмерим с бюджетом всей Японии. А для того, чтобы это мнение было благожелательным, Рикорд, использовал все свои знания и личное обаяние, чтобы за зиму превратить его из врага и противника в друга и сподвижника. На следующий год Рикорд отвез его в Японию, и Кахэй сделал все от него зависящее, чтобы склонить правительство создать первый прецедент нарушения многовековых законов страны.

«Таким образом совершенно предприятие, которое останется незабвенным в летописях российского флота... Рикорд, движимый пламенной любовью к отечеству, и чувством истинной дружбы к почтенному своему сослуживцу... совершил... такое дело, которое доныне почиталось невозможным — побудил японцев нарушить коренные законы государства своего освобождением русских, которым надлежало бы всю жизнь свою провести в ужасном заключении...» — писала в 1815 году газета «Сын Отечества».

Любопытно, что уже после разрешения инцидента Такадая Кахэй доверительно рассказал Петру Рикорду следующий факт. Во время кульминационной фазы конфликта в начале сентября 1812 года японский гарнизон Мацумаэ предвидел штурм крепости русскими моряками. Понимая, что русские моряки будут решительно мстить за своих товарищей, японцы не сомневались в неизбежном поражении, несмотря на свое численное превосходство. Но, вспомнив также, сколь падки к водке были русские моряки , они приготовили на видном месте большое количество водки, отравленной сильным ядом.

Сам Головнин, вернувшись на Родину, рассказал о выпавших на его долю страданиях в книге: «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев».

Умер Василий Головнин в чине вице-адмирала в 1831 году от холеры во время вспыхнувшей в столице Российской империи эпидемии.


24 января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720