Была ли Кровавая Мэри кровавой?
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №20(510), 2018
Была ли Кровавая Мэри кровавой?
Яна Титова
журналист
Санкт-Петербург
4600
Была ли Кровавая Мэри кровавой?
Восшествие Марии Тюдор на престол

День смерти этой женщины стал национальным праздником у нее на родине, и она оказалась единственным из монархов, которому не поставили там ни одного памятника. Да и ее прозвище — Кровавая — как будто бы говорит само за себя. Но была ли английская королева Мария I Тюдор действительно столь кровава, как о ней принято думать?

Мария была дочерью Генриха VIII Тюдора, и уж на фоне этого монарха, устроившего в стране религиозный раскол и рубившего головы неугодным подданным направо и налево, любого правителя можно назвать «белым и пушистым».

Начатое еще его отцом, Генрихом VII, разорение мелких крестьянских хозяйств под названием «огораживание» во время его правления достигло своего пика. Тысячи людей, лишившихся своей земли, дома и возможности прокормить себя, стали бродяжничать, а король издал закон, по которому бездомных бродяг полагалось вешать. Сколько человек были в те годы казнены по этому закону, точно не известно — но счет шел на тысячи, если не десятки тысяч.

Но в истории Генрих VIII запомнился прежде всего конфликтом с католической церковью. Ему требовался развод с первой женой, Екатериной Арагонской, так как она не могла родить ему сына, наследника. У них была только дочь по имени Мария — та самая будущая Кровавая Мэри.

Новая религия и новые жены

Генрих VIII посчитал, что проще будет создать независимую от Ватикана церковь и самому ее возглавить.

Так в Англии появилась новая христианская конфессия — англиканство, разновидность протестантизма — и начались жестокие преследования католиков. Были закрыты все католические монастыри, а принадлежащие им земли стали собственностью правителя. Но закрытие монастырей означало уничтожение всего, что сейчас называется социальной помощью, — бесплатных больниц и приютов для сирот, которые существовали только при монастырях, и любой благотворительности, потому что ею тоже занимались католические монахи. Снова сотни людей, больных и слабых, а кроме того, еще и сотни детей оказались на улице, и большинство из них либо умерли от голода и болезней, либо были объявлены бродягами и повешены.

Генриху не было до этого никакого дела: он развелся с Екатериной Арагонской, женился на фрейлине Анне Болейн и с нетерпением ждал, когда у него родится сын. Однако у Анны тоже родилась дочь — будущая королева Англии Елизавета I. Через год у нее случился выкидыш, а еще через год она родила мертвого мальчика, и король решил снова поменять жену, а поскольку Анна не давала ему развода, ее обвинили в измене и казнили. После этого Генрих VIII женился в третий раз на фрейлине Джейн Сеймур, которая наконец родила ему долгожданного наследника Эдуарда.

Для старшей дочери Генриха Марии рождение его младших детей поначалу ничего не меняло: после аннулирования брака короля с ее матерью она считалась незаконнорожденной. Все изменилось, когда король женился в шестой раз на Екатерине Парр, которая пыталась наладить отношения со всеми детьми и уговорила монарха не лишать своих дочерей права на престол. В результате следующей наследницей после Эдуарда стала Мария. И у нее имелись все шансы стать королевой Англии, так как ее младший брат был очень слабым и болезненным ребенком.

Воспитанная в строгости

К управлению страной Марию Тюдор никогда не готовили. Тем не менее воспитание и образование она получила хорошие. Дочь Генриха VIII была еще совсем маленькой девочкой, когда придворный педагог, испанец Хуан Луис Вивес, составил план ее обучения на много лет вперед. По этому плану принцесса Мэри должна была изучить несколько иностранных языков, в том числе латынь и греческий, а также философию, теологию и другие гуманитарные науки. Кроме того, Вивес включил в ее расписание литературу — английскую, иностранную и античную, сделав упор на изучение поэзии. А в качестве «легкого» чтения девочке полагалось читать биографии самоотверженных исторических личностей, в первую очередь женщин, пожертвовавших собой ради своей страны, или своей веры, или еще чего-то крайне важного для них, или легенды о таких личностях. Не удивительно, что она выросла довольно мрачным, редко улыбающимся и почти никогда не шутившим человеком.

Как и всех дочерей монархов, старшую дочь Генриха VIII чуть ли не с рождения планировали выдать замуж за кого-нибудь из европейских принцев. Первый жених появился у Мэри, когда ей было всего два года. Это был французский король Франциск I, только что занявший престол и рассчитывавший прекратить войну с Англией. Между странами был заключен договор, по которому Мария должна была выйти замуж за Франциска, когда ей исполниться 14 лет, однако позже король Генрих снова начал наступление на Францию, и помолвку расторгли.

Во второй раз Мария Тюдор стала невестой в шесть лет, во время визита в Англию главы Священной Римской империи Карла V, которому в то время было 22 года. Мария, будучи совсем еще маленьким ребенком, отнеслась к этой новости очень серьезно. Чуть позже, научившись писать, она стала отправлять своему вернувшемуся домой жениху письма, поздравляя его с праздниками, и небольшие подарки. Однако отношения Англии со Священной Римской империей ухудшились, и Генрих VIII аннулировал помолвку дочери с Карлом.

Переписка Марии с ним прекратилась, и, скорее всего, она постепенно забыла о нем. Больше никакой романтики в ее жизни не было.

Приход к власти

Эдуард VI стал королем в 1547 году и процарствовал всего семь лет. Он умер от туберкулеза, и перед смертью опекуны уговорили его подписать указ, по которому наследницей становилась дальняя родственница, леди Джейн Грей, а его сестры Мария и Елизавета вообще лишались права на престол. Но у Марии Тюдор тоже было достаточно сторонников-католиков, которые хотели бы видеть ее на престоле и надеялись, что она восстановит монастыри и больницы с приютами. Сразу же после смерти Эдуарда она со своей свитой и ближайшими соратниками сбежала из Лондона в восточную часть Англии и там, собрав еще больше сторонников, объявила себя королевой. Большинство английских историков ставит ей это в вину, однако по английским же законам родная дочь короля Генриха VIII, которую он сам объявил наследницей престола после Эдуарда, изначально имела больше прав на этот самый престол, чем его дальняя родственница. А завещание Эдуарда, слабого и тяжело больного юноши, которым манипулировали советники, можно было бы оспорить и в наше время.

Собрав на востоке страны достаточно большую армию сторонников, Мария Тюдор двинулась обратно в Лондон. Приближенные Джейн Грей попытались отбить ее атаку, но на их стороне в тот момент было меньше людей: большинство понимали, что новая молодая королева — это пешка в играх протестантских иерархов, и не спешили вставать на ее сторону. В результате леди Джейн побыла королевой всего девять дней, после чего трон заняла победившая ее соратников Мария.

Вопреки общепринятому мнению, убивать Джейн, а также ее мужа, отца и свекра Мария I не собиралась. Придя к власти, она заключила всех четверых в Тауэр и, уверенная, что они больше не представляют для нее опасности, начала вникать в государственные дела. Ее ближайшее окружение при этом требовало, чтобы она избавилась от всех своих соперниц-протестанток — и от Джейн Грей, и от младшей сестры Елизаветы, которую тоже отправили в Тауэр после воцарения Марии. Королева не хотела зла никому из своих родственников, но ей требовалось сохранить дружбу с соратниками, и поэтому она решила, что проведет над Джейн Грей суд, в котором приговорит ее и ее родных к смертной казни, но сразу же после этого помилует.

Возможно, план и удался бы, если бы в начале 1554 года против нее не поднял восстание Томас Уайетт-младший, сын известного в те времена дипломата Томаса Уайетта-старшего. Этому протестанту удалось убедить множество своих единоверцев поднять мятеж против королевы-католички и возвести на престол англиканку Елизавету. Самую большую армию сторонников он собрал в графстве Кент, а кроме того, несколько отрядов поменьше были организованы еще в трех графствах.

Сторонники Елизаветы двинулись на Лондон, но были разгромлены. После этого Марии не оставалось ничего другого, как казнить зачинщиков восстания и самых активных его участников, а ее советники принялись настаивать, чтобы она также приговорила к смерти обеих своих конкуренток — Елизавету и Джейн. Мария наотрез отказалась убивать свою самую близкую родственницу Елизавету, но отстоять Джейн Грей в такой опасный для страны момент не удалось.

Елизавету Мария сперва заточила в Тауэр. Сестра королевы могла гулять во внутреннем дворе тюрьмы и встречаться во время прогулок с другом своего детства Робертом Дадли — он был братом мужа Джейн Грей и поэтому оказался в тюрьме вместе с ним. А через год Мария Тюдор и вовсе выпустила Елизавету и Роберта на свободу.

После подавления восстания Томаса Уайетта королева Мария занялась восстановлением в Англии монастырей и всей той системы помощи нуждающимся, которая была утрачена вместе с их закрытием. Здесь она тоже столкнулась с сопротивлением англикан и уже не проявляла нерешительности, хотя по сравнению с отцом все равно оставалась гораздо менее жестоким правителем — всего эта королева отправила на костер около трехсот человек. Именно после этих казней Марию I и стали называть Кровавой.

Последние мысли — об Англии

Через год после прихода к власти Мария I вышла замуж за принца Филиппа, будущего короля Испании Филиппа II — сына императора Карла V, с которым она была помолвлена в детстве. Ей в то время было уже 38 лет, но муж был намного моложе ее, и она надеялась, что сможет родить наследника. Однако этого не случилось, а кроме того, Филипп и прибывшая вместе с ним в Англию многочисленная свита вели себя довольно высокомерно по отношению к англичанам и быстро настроили против себя и аристократию, и простой народ.

Кровавая Мэри умерла в 1558 году во время охватившей всю Англию эпидемии тяжелой лихорадки, — по всей видимости, это была какая-то вирусная инфекция. На то, что самым важным для Марии I было благополучие ее страны, указывает и поведение этой женщины в последние дни ее жизни. В начале осени она почувствовала первые признаки болезни и поняла, что заразилась от своей камеристки, которая чуть раньше переболела лихорадкой и выздоровела. Королева тоже надеялась, что ей удастся побороть болезнь, и в какой-то момент ей действительно стало лучше, однако длилось это временное улучшение недолго. В конце октября Мария снова слегла, и вскоре ей уже было трудно даже просто встать с постели. И уже понимая, что у нее, скорее всего, нет шансов выжить, правительница постаралась сделать все, чтобы после ее смерти в стране не случилось новой смуты и борьбы за власть.

Для этого ей необходимо было выбрать наследника престола, который смог бы удержать власть в своих руках и которого поддержало бы достаточное количество народа. И такой кандидат, одновременно еще и являющийся единственным оставшимся у Марии I близким родственником, был всего один — ее сестра Елизавета Тюдор. Так что перед Марией встал выбор: отдать власть своей самой ненавистной сопернице или подвергнуть опасности весь английский народ. Конечно, она могла передать власть и своему мужу, но было очевидно, что он совсем не пользуется народной любовью и что в этом случае в Англии точно начнутся беспорядки и наверняка погибнет множество людей. Этого королева допустить не могла и поэтому составила указ, в котором отказывала Филиппу в праве на английский престол. А потом составила завещание в пользу наследника престола, не назвав его по имени, — по всей видимости, у нее все-таки были сомнения в том, стоит ли отдавать трон протестантке Елизавете, и она собиралась еще раз обдумать этот вопрос и вписать имя своего преемника в самый последний момент.

Еще несколько дней Мария Тюдор, по-прежнему не встававшая с постели, размышляла о том, кому же все-таки доверить управление Англией. Потом ей стало еще хуже, у нее сильно поднялась температура, и еще день или два она была без сознания. Но в какой-то момент она ненадолго пришла в себя, и первым, о чем она заговорила, было ее завещание: вписать в него имя Елизаветы Мария уже не могла и поэтому попросила ухаживавших за ней придворных на словах передать сестре ее последнюю волю. Она все-таки сделала сестру своей наследницей.

Это действительно был самый логичный выбор, но то, при каких обстоятельствах Мария сделала его, говорит о ней больше, чем вся ее предыдущая жизнь. Умирающая женщина, едва осознающая, где она находится и что с ней происходит, даже в таком состоянии она смогла преодолеть свою личную неприязнь к Елизавете и сделать правильный выбор.


19 сентября 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720