Щепотка соли
АНЕКДОТЪ
«Секретные материалы 20 века» №13(451), 2016
Щепотка соли
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
307
Щепотка соли
Если ты насчет соли, то она у меня в кармане, — вдруг заявил мой напарник

Километрах в семидесяти к востоку от Костромы расположен поселок Островское, названный в честь великого русского драматурга. Рядом находится бывшее имение Островских — Щелыково, где Александр Николаевич любил проводить лето и где он встретил свой последний час. Места здесь не просто сказочно красивые, но и загадочные, таинственные.

Недаром именно в Щелыкове Островский задумал «весеннюю сказку» «Снегурочка», пронизанную языческими мотивами. К югу и юго-востоку от Островского вплоть до левого берега Волги и далее вдоль нее на десятки километров тянутся густые леса, где редко встретишь человеческое жилье.

Местные жители и поныне не ходят сюда без оберега, иначе леший закружит, заведет в дебри или в непролазное болото, хотя бы ты отошел от дороги совсем недалеко.

В свое время с этим мистическим явлением пришлось столкнуться и герою нашего очерка Сергею Мельникову.

МАГИЧЕСКАЯ ФОРМУЛА

— Лет двадцать назад довелось мне работать в пусконаладочной организации, которая занималась монтажом оборудования на малых предприятиях, расположенных в сельской глубинке, — начал свой рассказ Сергей Иванович. — Однажды летом командировали меня вдвоем с напарником в поселок Александровское.

Там действовала небольшая бумажная фабрика, основанная еще в начале прошлого века, и как раз в тот период на ней меняли часть оборудования.

До поселка, который находился в 15 километрах к югу от Островского, мы добрались без хлопот.

Александровское представляло собой довольно крупное поселение, окруженное со всех сторон лесом и состоявшее сплошь из частных деревянных домов, которые в живописном беспорядке раскинулись на пологих песчаных холмах.

Здесь заканчивались все дороги, никакого жилья дальше уже не было на многие километры, – только леса до болота.

Небольшая звонкая речка Мера дугой огибала поселок, неся свои экологически чистые воды сквозь эти дебри к Волге, до которой было еще километров тридцать.

Для выполнения производственного задания нам с напарником требовалась примерно неделя.

Гостиница в поселке, понятно, отсутствовала, и нам посоветовали пожить у одинокой бабушки Татьяны, чей дом стоял у самого леса. Это была седая, чрезвычайно бойкая старушка, которая успевала и по дому, и по огороду, и по хлеву.

Помню, в первый же день баба Таня нам сказала:

— Я вижу, вы хорошие ребята. Сейчас в лесу много грибов, и вы, наверное, сами захотите прогуляться с лукошком. Но будьте осторожны, наш леший чужих не любит. Ничего, я вас научу, как его задобрить. Возьмите щепотку соли, заверните ее в бумажку, только не газетную, и носите в кармане. Если почуете, что леший вас кружит на одном месте, то разверните бумажку и высыпьте соль на землю, приговаривая: «Дедушка-дедушка, прими наш гостинец и выведи нас по своей милости на дорогу». После этого, — добавила баба Таня, — надо поклониться на все четыре стороны и немного подождать. Дедушка, хоть он и сердитый, все же остынет и обязательно отпустит вас из лесу.

Лично я выслушал совет хозяйки с улыбкой, но уж, конечно, не собирался ему следовать, поскольку давно уже не верил в бабушкины сказки.

Да и на фабрике было много работы, тут не до грибов.

ЛЕСНЫЕ ОВРАГИ

Так уж случилось, что через пару дней в нашей работе образовалось непредвиденное «окно». Тут-то мы и решили совершить вылазку в лес, благо постоянно встречали на улочках поселка женщин и детей, возвращавшихся из леса с полными корзинами отборных груздей – в том году хорошо уродились именно грузди.

Мой напарник, как младший по возрасту, сам вызвался сбегать домой за лукошками, и вскоре мы уже шагали через лужайку, за которой поднималась зеленая стена деревьев.

На лужайке мы разминулись с двумя женщинами, несшими полные лукошки.

Это показалось мне тогда доброй приметой.

Вот только почему-то эти женщины с какой-то странной тревогой посмотрели на нас, а затем еще обернулись несколько раз, словно желая о чем-то предупредить.

Тем не менее мы двинулись дальше и вскоре вошли в лес, который с краю был редким, пронизанным солнцем. Широкая, хорошо натоптанная тропа вела вперед. От нее то и дело ответвлялись тропки поуже.

Так мы шли минут десять, не найдя ни одного ценного гриба.

— Ничего удивительного, — заметил я, — ведь мы идем по свежим следам. Тут уже все собрали. Надо сворачивать в сторону. А чтобы не заплутать, будем ориентироваться по солнцу.

Надо сказать, что костромские леса своеобразны. Какое-то время местность кажется совершенно плоской, но вот за очередным поворотом тропа вдруг ныряет в глубокий овраг, и едва вы подниметесь на его противоположный склон, как увидите, что за ним следует другой овраг, еще более глубокий. Друг за дружкой может следовать с десяток застывших «волн рельефа». Некоторые овраги имеют такую глубину, что растущие на дне сосны не достают своими макушками до верхних отметок склона.

И вот не успели мы свернуть с основной тропинки, как оказались среди чересполосицы этих гребней и впадин.

Зато появилась надежда, что уж тут-то грибная охота непременно будет удачной.

Но, обследовав два-три склона, мы убедились лишь в том, что удача решительно отвернулась от нас.

По дну одного из оврагов тек ручеек.

— Давай поищем у воды, — предложил я.

Но и там ничего не было.

Мы снова поднялись наверх, и по-прежнему наши лукошки оставались пустыми.

Еще примерно с час мы кружили по лесу, зигзагами меняя направления и заглядывая во всевозможные укромные уголки, но грибы словно попрятались от нас.

Заблудиться мы не боялись, потому что все это время слышали на некотором удалении шум проезжавших автомобилей, лай собак и даже человеческие голоса.

Наконец нам наскучил этот бесплодный поиск, мы решили вернуться в поселок и направились в ту сторону, откуда доносились хорошо слышные, внятные звуки.

НЕВИДИМАЯ СТЕНА

Лес расступился, и перед нами снова возник глубокий овраг. Складывалось впечатление, что на другой его стороне, где-то совсем недалеко, находится окраина поселка, так явственно слышался шум.

Мы резво сбежали по откосу вниз и… едва не провалились в трясину. Даже склоны оврага у его дна были зыбкими от переизбытка влаги, как кисель. Мы двинулись вдоль откоса, надеясь встретить сухой участок для переправы, но тщетно. Ниже определенного уровня почва везде была вязкой. В одном месте нам попалось бревнышко, и мы решили, что из него получится подходящий мостик. Но едва бревно легло на этот «кисель», как его тотчас засосало вглубь.

Пришлось подниматься наверх.

И тут, о чудо!

На противоположной стороне оврага из лесу на открытое место вышел старичок в ватнике и шапке-ушанке, несмотря на летнюю пору. Этого колоритного старичка мне уже приходилось встречать на улочках поселка. Вот кто выведет нас из леса!

Он остановился и присел, срезая гриб.

Расстояние между нами не превышало сорока метров. Мы окликнули его, но он даже не поднял головы.

Тут мы принялись орать во всю глотку, свистеть и размахивать руками.

Но дедушка никак не реагировал на наш «концерт».

— Наверное, он глухой, — вздохнул мой напарник.

В этот момент старик поднялся и осмотрелся по сторонам. На какую-то секунду наши взгляды встретились. Но даже облачка интереса не промелькнуло в светлых глазах старика! Он просто не видел нас!

Промелькнула дикая мысль, испугавшая меня самого, о том, что по границе оврага проходит некая невидимая стена, которая, в свою очередь, делает невидимыми нас с напарником.

Старичок потоптался еще немного и снова скрылся в лесу.

МИЛОСТЬ «ДЕДУШКИ»

— Ладно, — сказал я своему спутнику, — давай найдем какую-нибудь свежую тропу и упорно пойдем по ней до конца. Куда-нибудь да она нас выведет!

Тропка нашлась, и мы шагали по ней, подчиняясь всем ее изгибам, добрых четверть часа, пока не поняли, что она привела нас к нашим же прежним следам!

И словно в издевку, все это время в доступном отдалении гудели автомобили, мычали коровы и звучала музыка из репродуктора!

Я мог бы еще долго рассказывать о наших блужданиях по густому, но солнечному лесу, с его полянами и прогалинами, по лесу, по которому бежали, сплетаясь и пересекаясь, десятки тропинок. Но по какой бы из них мы ни двинулись, она неизменно выводила нас к нашим же следам!

Уже и солнце начало клониться к закату, а мы все кружили по одному и тому же месту.

Перед глазами плыли разноцветные круги, в висках стучали молоточки, мысли путались. Но всего ужаснее было осознавать, что поселок где-то здесь, совсем рядом, а ты не можешь приблизиться к нему, будто тебя удерживает в лесу некая неведомая сила.

В какой-то момент у меня даже возник порыв броситься через болото на ту сторону оврага: авось, прорвемся!

Хорошо, что я вовремя отказался от этой безумной авантюры.

— Эх, ну почему только мы не вняли совету бабы Тани?! – в отчаянии воскликнул я.

— Если ты насчет соли, то она у меня в кармане, — вдруг заявил мой напарник. – Когда я бегал за лукошками, баба Таня завернула мне щепотку.

— Что же ты молчал?!

— Думал, ты будешь смеяться…

— Давай ее сюда!

И вот, как это ни покажется смешным, я, взрослый и ответственный человек, не веривший ни в какую мистику, развернул простую бумажку, высыпал соль вокруг себя и произнес вслух магическую формулу, поклонившись на все четыре стороны.

Теперь оставалось ждать ответной реакции.

Хотите — верьте, хотите — нет, но в голове вдруг прояснилось, и вроде бы дышать стало легче.

Из кустов выскочил заяц и помчался вглубь леса.

Внезапно я понял, что зайка бежит строго по одной из тропинок.

В том же направлении двинулись и мы.

Через какое-то время перед нами раскинулось настоящее грибное царство, но мы уж не стали рисковать и прошли мимо.

А еще через четверть часа оказались на дороге, ведущей в поселок.

Эту вылазку за грибами я запомнил навсегда…


13 июня 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633