Портрет Сталина кисти Пикассо
АНЕКДОТЪ
«Секретные материалы 20 века» №20(302), 2010
Портрет Сталина кисти Пикассо
Андрей Лихой
журналист
Санкт-Петербург
108
Портрет Сталина кисти Пикассо
После смерти Сталина к творчеству Пикассо стали относиться гибче

Помимо того, что у немцев Пикассо числится среди «подозрительных», завистники начинают распускать слухи, что он еврей или полуеврей. Когда художнику задали этот вопрос, он ответил: «Насколько я знаю, в моих жилах нет еврейской крови, но я хотел бы ее иметь». 

* * *

В период Второй мировой войны Пикассо был близок к французскому Сопротивлению, а в 1944 году вступил в Коммунистическую партию Франции. Этот акт отразил не только политические убеждения художника. «Мое вступление в Коммунистическую партию — логическое следствие всей моей жизни и всего моего творчества», — заявил Пикассо.

* * *

Американские журналисты заинтересовано спрашивали:

— Господин Пикассо, изменился ли ваш стиль и манера, после того, как вы стали коммунистом?

Художник не без юмора ответил:

— Если бы я был сапожником, то — роялист я или коммунист — это обстоятельство не сможет заставить меня иначе шить сапоги, для того только, чтобы продемонстрировать мои политические убеждения.

Если бы я был химиком, то — коммунист я или фашист — если вдруг я получу в результате опытов жидкость красного цвета, неужели, по-вашему, это будет означать, что я занимаюсь коммунистической пропагандой?

* * *

Знаменитый французский писатель, член ЦК Французской компартии Луи Арагон, попросил Пикассо сделать для Центрального комитета портрет Сталина. Художник изобразил советского вождя в простой рубахе, а волосы нарисовал в форме рабочей кепки. Арагон в восхищении представил портрет на суд товарищей-партийцев, однако они не только не разделили восторгов писателя, но с негодованием вернули портрет автору. Пикассо был в гневе. «Я его уничтожу!» — заявил он о злосчастном портрете. И хотя известно, что Пикассо никогда не выбрасывал своих работ, портрета Сталина после смерти художника не обнаружили.

* * *

В разгар «холодной войны» за Пикассо следили агенты ведущих спецслужб на Западе и на Востоке. ФБР просматривало его переписку, навесив на художника ярлык «грязного коммуниста». «Подозрительной» посчитали даже открытку, в которой Пикассо поздравлял Чарли Чаплина с днем рождения.

КГБ одобрял политические взгляды мастера и рекомендовал своим агентам работать с ним «деликатно и внимательно». Но верная принципам социалистического 

реализма в искусстве Лубянка не разделяла творческих «отклонений» художника, отвергла произведения зрелых лет как несовместимые с «верным видением мира». После смерти Сталина к творчеству Пикассо стали относиться гибче, но сила инерции в официальных кругах Москвы сохранялась. Во всяком случае, великий художник так и не смог посетить СССР.

* * *

Александр Герасимов, президент Академии художеств СССР в 1947-1957 годах, сказал музейным работникам: «Если кто осмелится выставить Пикассо, я его повешу».

* * *

Пикассо не любил объяснять содержание своих картин. Начиная работу, он не предвидел ее результата: «Сколько раз, когда я хотел положить синюю краску, и у меня ее не оказывалось, я брал красную и клал ее вместо синей».

* * *

Отвечая на вопросы о своем творчестве, Пикассо часто просто забавлялся.

— Мистер Пикассо, — спросила его однажды американка, — что представляет эта картина?

— Эта картина, мадам, — отвечал он, не моргнув глазом, — представляет… пятьсот тысяч долларов!

* * *

Пикассо говорил: «Если бы я был китайцем, то стал бы не художником, а писателем: я бы записывал свои картины». Вспомним, что китайцы действительно любуются живописью иероглифов.

* * *

Журналист спросил Пикассо:

— Кем из художников прошлого вы восхищаетесь больше всего?

— Рубенсом.

— А почему?

— Прежде всего, потому, что из 2 тысяч картин, которые он написал, до наших дней сохранилось около 4 тысяч.

Полотна самого Пикассо постигла примерно такая же судьба.

* * *

Пикассо заказал краснодеревщику набор мебели для загородного дома. Для наглядности он быстро набросал эскиз и спросил:

— Сколько это будет стоить?

— Нисколько! Только подпишите эскиз.

* * *

Как-то гостям Пикассо сообщил:

— Я совершил чудо.

— Какое? — спросили его.

— Одна пожилая женщина захотела посетить мою выставку, она прибыла туда в инвалидном кресле-коляске. Увидев мои картины, она вскочила и убежала.

* * *

Официант одного парижского кафе, куда захаживал Пикассо, как-то раз пожаловался ему, что даже при самом большом усилии воли не может понять его картины.

— Вы понимаете по-китайски? — спросил Пикассо.

— Нет.

— А семьсот миллионов понимают.

* * *

Один врач, светило от медицины, посетил мастерскую Пикассо и при осмотре картин заметил:

— В искусстве я не силен, но, как медик, могу констатировать, что люди, которых вы изображаете, с точки зрения анатомии, не поддаются никакой критике.

— Возможно, — спокойно отвечал Пикассо, — однако я убежден, что эти картины будут жить дольше, чем ваши пациенты.

* * *

Пикассо посетил одну из французских школ. Учитель хотел похвалиться перед знаменитостью знаниями своих учеников и попросил назвать имена самых известных художников.

Одна белокурая девчушка подняла руку, встала и сказала: «Гойя, Дега, Сезанн… и… и… Пикассо».

— А почему Пикассо? — спросил учитель, надеясь, что в ответ ученица еще больше польстит художнику.

Малышка, однако, растерялась, смутилась и, в конце концов, расплакалась. Пикассо склонился над ней, погладил ее по голове и тихо сказал: «Не плачь, милая, я этого и сам не знаю».

* * *

Уже в старости, посетив выставку детского рисунка, Пикассо сказал: «В их годы я рисовал, как Рафаэль, но мне понадобилась вся жизнь, чтобы научиться рисовать, как они».

* * *

В возрасте 54 лет Пикассо, умудренный жизнью и опытом художника, стал писать стихи. Поэмы эти, написанные ясным каллиграфическим почерком, с множеством поправок и подчеркиваний, тяжело читать. Это — изложение на бумагу мучавших его мыслей, без какого бы то ни было стихотворного размера, без рифмы и знаков препинания.

В первое время он терзался сомнениями, смеет ли он вторгаться в совершенно чуждую для него область. Так, когда кто-то входил, он спешил поскорее спрятать записную книжку в карман. Иногда, чтобы уединиться и спокойно писать, он даже запирался в туалете и некоторые его стихи написаны на туалетной бумаге.

* * *

Пикассо говорил: «Моя писанина — это игра», — но обожал читать друзьям свои поэмы вслух и обижался, если не всем они нравились. Он даже подумывал об их издании, но потом решил: «Это все равно, что раздеться донага в неподходящий момент».

В конце концов, его вирши опубликовали в 1936 году в специальном выпуске «Тетрадей по искусству», который был посвящен Пикассо.

Мать Пабло, всегда восхищавшаяся сыном, сказала: «Я знаю, что ты стал писать. И если мне когда-нибудь скажут, что ты отслужил обедню, то я и в это поверю».

* * *

Анри Матисс — единственный художник, которого Пикассо считал равным себе. Незадолго до смерти, когда Матисс был уже тяжело болен, Пикассо посетил его, опустился на колени у кровати больного и поцеловал ему руку…

* * *

Как-то на виллу художника явились две шведки, представившие документ, свидетельствующий о том, что они выиграли в Стокгольме первую премию телевизионного конкурса «Мечта вашей жизни осуществилась». Оказалось, их мечта — почему бы и нет — встретиться с Пикассо…

Возмущенный художник попросил, чтобы их вышвырнули вон, прокричав в бешенстве: «Я — не крупный выигрыш!».

* * *

В течение всей жизни Пикассо была присуща тяга к простоте. Даже когда он стал необычайно богатым, покупал роскошные автомобили и виллы, его повседневная жизнь и привычки были тому подтверждением.

Он был воздержан в еде. Пил в основном только воду, в компании друзей — немного вина. Спутницы его жизни (жены и любовницы) с трудом заставляли его прилично одеваться. Чего стоило заставить его расстаться с изношенными брюками, свитером с бахромой или старыми, уже растрескавшимися туфлями!

* * *

Как-то один из друзей спросил Пикассо:

— Почему ты не носишь карманные часы?

— Да потому, что карманы дырявые, — ответил Пикассо со смехом, выворачивая один карман за другим.

И действительно, его карманы были с дырами. Это потому, что он постоянно загружал их ключами, перочинными ножами, бечевками, зажигалками, пачками сигарет, не говоря уже о камешках, гальке, ракушках, кусочках дерева или коры — всем, что может ему пригодиться при создании какой-нибудь интересной конструкции.

* * *

На мадридской площади, носящей имя Пабло Пикассо, стоит монумент из розового гранита. Надпись на нем гласит: «Жители Мадрида в память о Пабло Руисе Пикассо — испанском гении мирового искусства. Май, 1980».


12 октября 2010


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
179500
Сергей Леонов
137884
Сергей Леонов
97957
Виктор Фишман
79993
Борис Ходоровский
70671
Богдан Виноградов
56854
Павел Ганипровский
52066
Дмитрий Митюрин
47071
Александр Егоров
46451
Татьяна Алексеева
45700
Павел Виноградов
42174
Сергей Леонов
41417
Светлана Белоусова
40262
Роман Данилко
39238
Татьяна Алексеева
38416
Борис Кронер
38266