«Кубышка» Адольфа Гитлера
КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
«Кубышка» Адольфа Гитлера
Антон Первушин
журналист
Санкт-Петербург
3372
«Кубышка» Адольфа Гитлера
С самого начала своей политической карьеры Гитлер предпочитал ездить на «мерседесе»

Личность Адольфа Гитлера, фюрера немецкого народа, собиравшегося завоевать весь мир, но в результате приведшего свою страну к катастрофе, до сих пор вызывает жгучий интерес у публики. О нем написано огромное количество книг, но все ли связанные с ним тайны раскрыты? Так, например, до сих пор ничего не известно о судьбе личных капиталов фюрера, которые оцениваются в несколько сотен миллиардов долларов!

«НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ТРУЩОБЫ…»

В 1903 году, четырнадцати лет от роду, Адольф лишился отца. Все заботы о хлебе насущном легли на мать — Клару Шикльгрубер (урожденная Пельцль), которая была тихой и работящей женщиной, старавшейся безупречно вести домашнее хозяйство.

Естественно, после смерти основного кормильца финансовое положение семьи изменилось в худшую сторону, и Клара приняла решение переехать с детьми в пригород Динца — Урфор. Жили они бедно на нищенскую пенсию, начисляемую за умершего отца (Алоис Гитлер служил таможенником). Набожная женщина очень надеялась, что ее сын получит духовное образование и станет священником, но сам Адольф видел себя в мечтах известным художником.

Клара Шикльгрубер не отличалась крепким здоровьем, и в декабре 1908 года скончалась от рака. Смерть матери произвела на Адольфа очень сильное впечатление: его потрясла потеря самого близкого и родного человека. Но жизнь продолжалась, и Гитлер решил все-таки научиться живописи и немного посмотреть мир. Во имя исполнения мечты ему пришлось вести близкую к спартанской жизнь в Вене.

Когда началась Первая мировая война, будущий вождь Национал-социалистической рабочей партии Германии вступил добровольцем в Баварский императорский полк и отправился на фронт, где вдоволь хлебнул всех прелестей окопной жизни. Позднее, в узком кругу единомышленников и близких ему людей, фюрер признавался: «Тогда я поклялся никогда не возвращаться в трущобы! Никогда не возвращаться!»

Вернуться в трущобы разоренной войной Германии ему все же пришлось. Но для Гитлера, умевшего ловко использовать в собственных интересах складывающуюся политическую конъюнктуру, уже в 1919 году все переменилось, будто по мановению волшебной палочки.

Внешне будущий фюрер выглядел вполне заурядным мужчиной: сохранился специально сшитый для него лучшим портным Берлина костюм — 3-го роста 50-го размера. Усы-щеточка были модны в 1920-х годах в странах Европы, в том числе и в России, и носили их очень многие. Говорил фюрер хрипловатым баритоном, иногда поднимавшимся при произнесении патетических речей на высокие нотки. Однако в отличие от окружающих, Гитлер обладал притягательным, магнетическим взглядом. К тому же он очень быстро освоил основные приемы демагогии и политического популизма, что, вкупе с удивительным политическим цинизмом и составляло его пресловутую «харизму».

Так или иначе, любая политическая карьера невозможна без денег! И вот Гитлер начал настойчиво искать богатых спонсоров для себя и своего движения. Хотя в первую очередь — все-таки для себя, поскольку прекрасно помнил собственную клятву «никогда не возвращаться в трущобы».

ПОЛИТИК НА СОДЕРЖАНИИ У «БОГЕМЫ»

Одним из первых спонсоров будущего «вождя нации» стала Хелен Бехстейн — богатая владелица фабрики по производству музыкальных инструментов. На ее предприятии выпускались прекрасные пианино, пользовавшиеся повышенным спросом. На Хелен Гитлер произвел очень сильное впечатление, однако об истинном характере их отношений исследователям практически ничего не известно.

Удивительно щедрая Хелен покупала обожаемому Адольфу дорогие костюмы и обувь, помогла обустроиться в роскошной девятикомнатной квартире в Мюнхене и практически полностью обставила ее прекрасной мебелью, не говоря уж о прочих «безделицах», вроде посуды, постельного белья, пижам и тому подобного. При этом до сих пор не удалось обнаружить ни одного свидетельства появления Гитлера на людях в одной компании со своей покровительницей.

По городу Адольф, который фактически являлся безработным, разъезжал в купленном для него все той же обожательницей роскошном черном лаковом лимузине фирмы «Мерседес», стоившем целое состояние. За рулем сидел личный шофер лидера движения, а в качестве сопровождающих лиц выступали личный секретарь фюрера Рудольф Гесс и телохранитель Эмиль Морис.

Другим спонсором Гитлера стал мюнхенский поэт Дитрих Эккарт. В декабре 1920 года он приобрел для НСДАП мюнхенскую газету «Народный наблюдатель» («Voеlkischer Beobachter»). Дитрих Эккарт давно интересовался этим изданием, поскольку оно печатало материалы националистического характера и уже имело соответствующую репутацию. Однако сам оказался стеснен в средствах — его сатирический еженедельник «Чисто по-немецки» («Auf gut Deutsch») тоже был убыточен и находился на грани закрытия. Тем не менее Эккарт сумел убедить своих приятелей из рейхсвера выкупить газету и передать ее нацистской партии. Генерал Франц фон Эпп выделил деньги, а глава штурмовиков Эрнст Рём подобрал штат сотрудников. При этом спонсоры пошли на уловку: 60 тысяч марок, которые Эккарт получил от Эппа, были направлены якобы на ликвидацию журнала «Чисто по-немецки»; фактически же они дали Эккарту возможность выкупить «Народного наблюдателя».

Позднее эта ежедневная газета переживала разные времена: тираж то падал, то повышался, ее закрывали власти и пытался ликвидировать издатель — но в конце концов она стала основным печатным органом Третьего рейха, рупором нацистских пропагандистов. Вплоть до своего окончательного закрытия весной 1945 года «Народный наблюдатель» занимался непрерывной идеологической обработкой масс и обожествлением любимого фюрера.

«Мы преклоняемся перед фюрером, — писала газета. — Мы чувствуем, что он величественнее нас всех вместе взятых, величественнее, чем вы и я. Он — орудие божественной воли, который определяет историю со свежей созидательной страстностью...»

Примечательно, что владельцем газеты был зарегистрирован именно «величественный фюрер», а не партия, что позволяло Гитлеру расширять свои контакты с потенциальными спонсорами.

При этом он не считал возможным посвящать единомышленников в свои финансовые дела. Когда в 1921 году ЦК НСДАП потребовал у фюрера финансового отчета, тот просто-напросто объявил о немедленном выходе из партии. Но если Гитлер мог обойтись без партии, то партия существовать без Гитлера уже не могла. И НСДАП капитулировала — 29 июля Адольф был избран единоличным руководителем партии с неограниченными полномочиями (с формулировкой: «за невероятные знания, ораторский талант и почетные заслуги по часто недоплачиваемой внештатной деятельности»).

Значительную поддержку Гитлеру оказывали и русские белоэмигранты, рассчитывавшие когда-нибудь начать войну с «коммунно-жидовским» Советским Союзом. Пик дружбы между Гитлером и русской эмиграцией пришелся как раз на 1922-1923 годы.

Бывший инженер Макс Эрвин фон Шайбнер-Рихтер (отличавшийся крайне антисемитскими взглядами) не только собрал для НСДАП «невероятно крупную сумму» (цитата из полицейского донесения), но и принес в казну партии «нефтедоллары» — от бывших хозяев бакинских промыслов. Деньги, естественно, передавались лично Гитлеру.

Германия всегда считалась страной твердо исполняемых законов, поэтому у фюрера часто возникали серьезные трения с налоговым ведомством, заинтересовавшимся источником его доходов.

В первый раз подобный эпизод имел место в мае 1925 года. Как истинный демагог, Адольф Гитлер заявил налоговикам, что в прошлом году он не заработал ни пфеннига! Огромная квартира якобы принадлежит Национал-социалистической партии, которая любезно предоставляет ее в распоряжение своего лидера. «Мерседес» куплен у фирмы в кредит, а сам Гитлер живет на ссуду из банка, которую сумел получить под большие, поистине грабительские, проценты.

Возможно, здесь следует напомнить, что другого известного современника фюрера — американского гангстера Аль Капоне «стражи порядка» надолго упекли в тюрьму именно за неуплату налогов. Возможно, прояви их немецкие коллеги такую же настойчивость — и вся мировая история пошла бы по-другому.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГОНОРАРЫ

Правда, в тюрьме Гитлер все-таки посидел, и даже извлек из своего пребывания там максимальную пользу.

После провала «пивного путча» он был арестован и отправлен в крепость Ландсберга на юге Баварии. 26 февраля 1924 года Гитлера судили по обвинению в государственной измене. Суд приговорил обвиняемого к пяти годам заключения в Ландсберге. Но с самого начала было ясно, что сидеть весь срок ему не придется. И действительно, уже после девяти месяцев пребывания в довольно комфортабельных условиях Гитлер вышел на свободу.

Именно во время своей вынужденной изоляции он и начал писать книгу, ставшую Библией нацизма. Фюрер назовет ее «41/2 Jahre Kampf gegen Luge, Dummheit und Feigheit» («Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости»). Впоследствии издатель Макс Аман, не удовлетворясь столь длинным названием, сократит его до лаконичного «Mein Kampf» («Моя борьба»).

Издавая и переиздавая книгу, Аман исправно перечислял Гитлеру «роялти» — оговоренный процент с гонораров. Партия этих денег так никогда и не увидела, хотя претенденты на них имелись. Недаром любил покритиковать «буржуя Гитлера» молодой публицист Геббельс, ожесточенно бичевавший в начале своей политической карьеры «свиней и жулье в центральном органе партии».

Благодаря «Моей борьбе» Адольф Гитлер стал миллиардером! После его прихода к власти «партийная библия» стала обязательной книгой для всех граждан Третьего Рейха. Ее вручали молодоженам при регистрации брака или венчании, ее получали в подарок новорожденные немцы и австрийцы, ее изучали школьники, студенты, рабочие, солдаты: словом, все население Германии от мала до велика. Ее усиленно пропагандировали за границей через «Общества дружбы» и раскупали в немецких колониях в других странах.

Кроме того, Гитлер постоянно получал фантастические гонорары за опубликование своих статей и текстов произнесенных речей. А говорил он много, долго и очень охотно.

«ЗЛОСТНЫЙ НЕПЛАТЕЛЬЩИК»

В 1932 году НСДАП оказалась в жесточайшем кризисе. Штурмовики ходили по улицам с железными кружками и собирали пожертвования. Геббельс в своем дневнике предсказывал катастрофу — долги партии составили 90 миллионов марок, и прежние спонсоры открыто переходили к политикам-конкурентам. Простые члены партии бастовали вместе с коммунистами и проводили общие митинги, что плохо влияло на имидж НСДАП.

Но Гитлеру повезло — он сумел буквально выбить должность рейхсканцлера и быстро превратил ее в пожизненную. Тогда же он объявил о своем реальном доходе, который в 1933 году составил кругленькую сумму — 12 миллионов 323 тысяч 35 марок. Естественно, бюрократы из налоговой службы попытались взыскать с него процент, а заодно и недоимки за прошлые годы. Фюрер игнорировал повестки до тех пор, пока наконец 12 марта 1935 года его не вычеркнули из списков налогоплательщиков Третьего рейха.

Узнав об этом приятном сюрпризе, Гитлер вновь начал получать оклад рейхсканцлера (от которого он демонстративно отказался при вступлении в должность, попросив перечислять деньги вдовам погибших штурмовиков). Теперь его гарантированный доход состоял из двух окладов: рейхсканцлеровского и рейхспрезидентского, отчислений от книги «Моя борьба» и гонораров за статьи.

Впрочем, фюрер не ограничивал себя в способах подработки. Он находил время исполнять обязанности председателя наблюдательного совета крупнейшего издательского концерна «Эер-Ферлаг» с ежегодной чистой прибылью более 100 миллионов марок (фактическим руководителем предприятия был Макс Аман).

Забавно, но по специальному распоряжению фюрера другие нацистские лидеры — и в первую очередь Геббельс! — лишились права финансово участвовать в какой-либо издательской деятельности. Более того, члены нацистского профсоюза не допускались к работе в личном издательстве Гитлера.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ

Позднее, уже став канцлером, наравне с «Моей борьбой» фюрер постоянно издавал сборники речей и статей. Проконсультировавшись у лучших юристов, специалистов по авторскому праву, Гитлер начал собирать обильную дань за воспроизведение своих изображений на портретах, марках, плакатах и тому подобном, а право фотографировать фюрера имел только один фотограф, работавший под постоянным контролем личного аппарата Гитлера, преимущественно состоявшего из чинов СС.

Как и многие другие политические деятели того времени — например, Уинстон Черчилль, — в минуты отдыха Адольф не забывал об увлечениях живописью, и его акварели скупали за бешеные суммы владельцы берлинских и венских галерей, а также богатые коллекционеры Запада. Гитлер и сам был коллекционером и достаточно хорошо разбирался в живописи: к 1945 году его личная коллекция состояла из десяти тысяч картин. Причем все эти прекрасные полотна фюрер покупал! В коллекции, оценивающейся более чем в миллиард марок, не было ни одной краденой картины.

В рейхе широко рекламировался скромный образ жизни вождя и тот факт, что его полностью содержит партия. Отчасти это соответствовало действительности: Гитлер получал из партийной кассы значительные суммы на личные нужды. Но более серьезным источником дохода служил специальный «Фонд Адольфа Гитлера», в который промышленники и банкиры Германии и стран-сателлитов регулярно отчисляли огромные суммы. Достаточно сказать, что даже в апреле 1945 года, когда советские войска уже штурмовали Берлин, в «Фонд» поступал очередной платеж в размере более семи миллионов марок. Средствами этой структуры всегда единолично распоряжался только сам Адольф Гитлер. И на это стоит обратить особое внимание!

В 1945 году личное состояние фюрера, точные размеры которого неизвестны, было объявлено достоянием Германского государства и обращено в контрибуции, которые страны-победители наложили на Германию. Личная коллекция картин фюрера досталась американцам, но в 1951 году они передали ее баварскому министерству финансов. Сегодня собрание этих полотен оценивается примерно в шестьсот миллионов долларов США. Кроме того, баварскому правительству принадлежат личный замок фюрера в Альпах и все права на издание «Майн Кампф» (запрещенной в нынешней Германии).

Даже скупив огромное количество уникальных живописных полотен, построив замки в Альпах и не отказывая себе ни в чем, — помните его клятву?! — Гитлер просто не мог потратить все финансовые средства, которыми располагал. Но где находятся деньги фюрера, так и осталось великой тайной рейха: победителям-союзникам досталась лишь незначительная часть его гигантского состояния...


27 марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89131
Виктор Фишман
71274
Сергей Леонов
66270
Борис Ходоровский
63401
Богдан Виноградов
50367
Дмитрий Митюрин
38180
Сергей Леонов
34283
Роман Данилко
32086
Борис Кронер
22073
Светлана Белоусова
20538
Наталья Матвеева
20025
Светлана Белоусова
19659
Татьяна Алексеева
18555
Дмитрий Митюрин
18316
Татьяна Алексеева
17561
Александр Егоров
17336