Западу трудно постичь русскую геополитику
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №23(539), 2019
Западу трудно постичь русскую геополитику
Владимир Хохлев
журналист, писатель
Санкт-Петербург
1189
Западу трудно постичь русскую геополитику
Евгений Вертлиб

Евгений Вертлиб, доктор философии, академик Российской академии естественных наук, президент Международного института стратегических оценок и управления конфликтами (Франция), член Лондонского Королевского института международных отношений, дал интервью корреспонденту «Секретных материалов». Гонимый и на Западе, и в нынешней России сторонник русских ценностей рассуждает об информационном противостоянии России и Запада, о великой русской литературе и миссии возрожденного православия.

– Евгений, я знаю, что ваш нынешний приезд в Россию был связан с трудностями в получении визы. Визу вам все-таки дали, но попросили полностью «откреститься» от России и даже дать подписку об отсутствии намерений жить в России, вообще каким-либо образом ассоциировать себя с родиной. Почему?

– Как говорится, «был бы человек – статья найдется»... Моя предыдущая работа в баварском Гармиш-центре – известном по фильму «Ошибка резидента» как «шпионское гнездо» – априори «трудноотмываема» в глазах коррумпированных чиновников. Американцев же настораживало мое активное участие в российской политической жизни: я член российского Союза писателей, академик РАЕН, советник по международным делам Аналитического центра Совета Федерации, сотрудничающий с Советом коллективной безопасности. Стажировался в структурах президентской администрации… Российская же вертикаль власти воспринимала мои карьерные успехи на Западе не иначе как «плату за продажное предательство». А я лишь мешал уполномоченным «перестройщикам» с обеих сторон продолжать их игры в поддавки друг с другом. Наверное, из-за этого я у них и сейчас как кость в горле. Поэтому отклонили идею сделать меня почетным консулом РФ в Бретани, лишили права преподавать в двух вузах России... И вот «полуфинал» – отлучение от подпитки Родиной.

– Как же теперь вам придется отовсюду уходить?

– Были времена и похуже. В Гармише меня однажды арестовали во время лекции, опечатали мою служебную документацию (включая письма сенаторов США, личные – Александра Солженицына и архиепископа Русской зарубежной церкви). Два офицера повели, как на расстрел, по коридору – один спереди, другой сзади – в местное военное отделение криминального дознания. Стоило это мне почти год больниц... Так что поживем – увидим. В ответ на мое обращение глава комитета Госдумы по связям с соотечественниками Леонид Калашников 3 июля этого года инициировал депутатский запрос в консульский департамент МИД. Идет четвертый месяц без ответа... А ведь сам Владимир Путин заявлял: «Никому не должно быть позволено устраивать «селекцию» международных прав и свобод человека в зависимости от обложки паспорта»...

– На Западе вы известны отстаиванием российских позиций. Нет ли в сегодняшнем давлении на вас неких «западных рычагов»?

– Рычаги антирусскости, как однояйцевые близнецы, мазаны одним миром. Отечественная смердяковщина (здесь уместно и другое выражение Достоевского – «либеральная сволота») одномастна с западными русофобами, но опаснее, ибо работает внутри организма страны.

– Вы долгое время преподавали в Европейском стратегическом центре имени Джорджа Маршала политологию и русскую культуру. Причем преподавали не простым управленцам, а разведчикам и дипломатам. Не выболтали ли чего лишнего? О русском духе, русской идее…

– Нечего было «выбалтывать». Я просто напоминал спецслушателям (диплом нашей школы приравнивался к диплому Академии Генерального штаба), что неточное знание России стоило Гитлеру поражения в войне. Знание – сила, способная избежать последней войны. Потому я всего лишь отстаивал умную, максимально честную стратегию выживания планеты – недоведение конфликтов до общесмертельной точки невозврата. Так сказать, способствовал погашению конфликта в зародыше, аргументируя нецелесообразность тотальной конфронтации.

– Вы как-то заметили, что западной геополитической мысли трудно постичь особенности русской геополитики. Почему?

– Сам русский ум внерационален, компьютерно неанализируем, непредсказуем. Для русича, к примеру, дважды два может равняться... стеариновой свече или раздумному почесыванию затылка... В соперничестве технологических укладов (а нынешняя эпоха – конгломерат живой и неживой материй) результат неочевиден. Однако, поскольку Запад духовно деградирует, у «животворящей» России больше шансов спастись Богом.

– Запад «недопокорил» Россию в постперестроечное время…

– Западу удалось победить царско-красную империю на антикоммунистическом этапе перманентной холодно-гибридной войны. Горбачево-ельцинский недоворот (это мое словечко) СССР в компрадорско-олигархическую корпорацию РФ заставил Русский мир бороться за спасение своего Отечества, оказавшегося на гибельном краю... 

– Вы много лет жили на Западе, являетесь полноправным гражданином США… Как, по-вашему, России переиграть Запад, Америку?

– Прежде всего надо сменить государственный курс на подлинно народоправный. Отпетых номенклатурщиков сменить патриотами-государственниками. В продолжающемся же растлении духа чужебесием и разграблении державы – залог российского поражения.

– Недавно вице-премьер Италии назвал Владимира Путина великим. Вы согласны с такой оценкой?

– Хотя Путин заметно переигрывает коллег-политиков, его рейтинг зависит от симпатий к нему опрашиваемых – колеблется от 30 до 70 процентов. Да, при нем Россия встала с колен. Но без мобилизационного рывка возможен прогресс регресса.  

– Вы много лет занимаетесь вопросами безопасности. Какова сейчас самая опасная угроза миру?

– Дисбаланс противостоящих сил, провоцирующий войну. Неточное знание противника и неадекватная оценка вызовов национальной безопасности лишают перспективы победить. Надо возрождать искусство тонкой многоходовой дипломатии – побеждать в войне до войны.

– Какой вы видите Россию через пятьдесят лет?

– Не хочется заниматься утопиями в духе сновидений Чернышевского... В той ситуации, когда в стране почти «все расхищено, предано, продано», когда наблюдается чудовищное социальное неравенство, России просто не выжить...

– А что можно сказать о состоянии русской литературы?  

– Полагаю, литературы в ее классическом смысле – после ухода Распутина, Астафьева, Белова – у нас почти нет. Но она копится, собирается по крупице находок, чтобы стать снова Великой. И станет.

– Ваше отношение к современной западной литературе?

– Там преобладающее декадентство. В западной литературе меня интересуют в основном формальные достижения в приемах и технике письма.

– Что несет миру возрождение русского православия?

– Оно спасительно предотвратит конвергенцию христианства в язычество и убережет его от срама конфессионального главенства сомнительной «социохристосии». Коль скоро духовная практика христианских подвижников-исхастов схожа с мантра-медитацией, я приемлю опыты по обогащению православия прививкой гения Льва Толстого. Поскольку релятивистски устремленный Запад теряет веру, благословенно исконное, не реформированное православие – староверчество. Вселенски державная Россия Пресвятой Богородицы – центр притяжения для всех праведных цивилизаций.

– Что можно сказать о нынешних российских политической и духовной властях?

– И та и другая самодискредитированы. Духовная – благословением расстрела парламента. Светская – страшной далекостью от народа. Казенное бездушие официоза и «златоглавие» духовных пастырей слишком контрастны с нищетой подзаборных люмпенов и воспринимаются «этим народом» как исчадие несправедливости... Верхи забыли Бога и родную почву.

– Ваше отношение к современным СМИ – российским, западным. Насколько вообще можно доверять СМИ?

– За редким исключением, и те и другие – равноценны представителям «древнейшей профессии». Когда меня преследовали на Западе, триста газет отказались печатать материал об этом. Только Европейский суд и горстка СМИ проявили определенный интерес к проблеме «униженного и оскорбленного».

– Каков процент фейковых новостей в сообщениях западных СМИ о России?

– Почти стопроцентный. Беснуется манипулятивная дезинформация...

– У кого больше шансов выиграть в современной информационной войне?

– Пока Запад технологически успешнее, ибо мастерски владеет искусством сетевых войн и не сдержан моральной «химерой совести». Запад коварнее и методичнее, чем русские приниматели решений «на авось».

– Вопрос о гибридной войне…

– Гибридная война – не новинка. Она представляет собой использование комбинации обычных, нерегулярных и асимметричных средств, с постоянными манипуляциями политическими и идеологическими конфликтами. Вечна иезуитская заповедь геополитики: все средства хороши для достижения целей.

– Возможен ли в принципе, мир в современном мире? Что должны сделать народы и их правители, чтобы мир почувствовал себя в безопасности?

– Угроза реальной войны возникла после утраты Советским Союзом военного паритета с США. Только после реально подтвержденного возвращения этого равенства величин взаимоуничтожения вселенская безопасность вздохнет с облегчением. Чтобы и дальше существовать «между Лисабоном и Владивостоком» в хронической ситуации «ни войны, ни мира».


18 октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279