Третий путь для Донбасса
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №22(538), 2019
Третий путь для Донбасса
Роман Данилко
журналист, экономист
Санкт-Петербург
4050
Третий путь для Донбасса
Хватит ли у Владимира Зеленского политической воли и разума начать шаги для восстановления мира на Донбассе?

Между Россией и Украиной наблюдаются признаки потепления. Начался обмен пленными, явно нащупывается почва для диалога. Процесс этот виден из обоих центров Руси — и Москвы, и Киева. Однако камнем преткновения стала территория Донбасса. Модераторами извне эта проблема — как и проблема Крыма или Южных Курил — будет использоваться еще длительное время для раздробления экономических и политических блоков в Евразии, способных ограничить роль США. Как бы сказала ушедшая недавно в отставку премьер Великобритании Тереза Мэй, «хайли лайкли» («весьма вероятно»), такие зоны умело создаются для того, чтобы стравливать геополитических оппонентов.

Политический «мост» или раздражитель?

Перспективы прямого вхождения республик Донбасса в состав России — отдельная тема. Однако для их самостоятельности и взаимополезной интеграции с Россией есть все предпосылки. Как видно, регион не вполне обеспечивает себя продовольствием — но рядом есть основные российские житницы. Зато Донбасс, даже в урезанном виде, сохраняет потенциал крупнейшей угольно-металлургической и машиностроительной базы в рамках единого российского рынка.

Естественно, часть предприятий пострадала от украинских силовиков и нуждается в реконструкции. Ресурсы на восстановление республик у России есть — капиталовложения даже в такой Донбасс, с его работящим населением и машиностроительными компетенциями, на порядок рентабельнее, чем в гособлигации США под полтора-два процента годовых.

Интегрированные экономически, политически и культурно с Россией ДНР и ЛНР на ближайшие 10–15 лет, конечно, будут раздражителем в отношениях Москвы и Киева. Даже в «приднестровском» варианте. А вот как повернется ситуация дальше — интереснейший момент, зависящий от умения российских дипломатов и экономических министерств, а также крупного капитала. Ведь Донбасс сможет стать площадкой для реализации взаимных интересов — аналогично трансграничным регионам в ЕС. Грубо говоря, речь может идти об открытии для экономики Украины Донбасса и России взамен признания исключительного положения республик. Хотя республик или единой республики — вопрос тоже отдельный.

На пути к государственности

Имеет ли право народ Донбасса на свою государственность? Безусловно. Даже юридическое: согласно положению ООН о праве наций на самоопределение. Хотя это обоюдоострый документ, гарантирующий сохранение территориальной целостности избранным державам и грозящий расколом для остальных. Моральное естественное право также на стороне народа ДНР и ЛНР. Если власти в Киеве организовали плебисцит, заявили о праве самоопределения в рамках СССР, логичным является дать то же право и Донбассу — уже в рамках Украины!

Впрочем, мораль и даже право — это мелочи в истории. Побеждает не тот, кто подкреплен силой права и уж тем более морали. Сама сила права работает только тогда, когда совпадает с правом силы. Мыслить по-иному значит проиграть все, стать очередным королем Лиром на растерзание врагам…

Что же делает вероятным независимость ДНР и ЛНР от Украины? Думается, опыт и практика государственности за последние две-три тысячи лет. В самом, деле, что такое государство, как не форма объединения территорий и населения? Сам институт государства возникает исходя из следующих оснований: по праву завоевания, права силы; как социально-политический организм; как юридический механизм и самый важный механизм — экономический.

Государство-мини-корпорация — форма, удобная для экономического развития территорий и людей. Если у государства разваливается именно экономическая механика — пиши пропало, остальные основы вряд ли спасут.

Донбасс создает свою государственность вне рамок Украины, опираясь на взаимодействие с Россией. Причем не только как историческая часть России, а именно по причине экономической целесообразности.

Является ли чем-то уникальным такое положение республик? Отнюдь нет. На сегодня существуют десятки государств, не получивших стопроцентного международного признания, к примеру, Турецкая Республика Северного Кипра. Между тем 7 октября 2015 года в Турции с помпой открыт подводный водопровод, снабжающий ее пресной водой. Цель все та же — экономическая интеграция территорий.

Сказать, что независимость Донбасса нарушит границы, установившиеся после 1945 года и Хельсинкского акта, тоже нельзя. За время не столь уж долгой жизни автора статьи, родившегося в 1982 году, как раз в год кончины Леонида Ильича, подписавшего Хельсинкский акт, границы поменялись весьма решительно. Западная Германия поглотила (без референдума!) Восточную. Просоциалистический Йемен объединился с Арабской республикой Йемен. В Африке от Эфиопии откололась (при помощи «доброжелателей») Эритрея, и дружественную нам страну лишили прямого выхода к морю. Недавно десятилетие независимости отмечал Южный Судан. Еще несколько африканских государств близки к разделу — Сомали, ЦАР и Конго. От огромной 200-миллионной Индонезии отколот Восточный Тимор — даже не весь остров, а его часть. Кстати, государственная валюта там — «совершенно случайно» — доллар США…

Даже если не считать по мелочи выделенные островные территории в Океании, изменения после 1991 года внушительны. И основные произо­шли именно у нас, в Евразии… Ровно по сценарию 1938 года — с участием ФРГ разрушена Чехословакия. На месте единой Югославии теперь шесть государственных образований, включая не признанное Россией Косово.

Ну и, конечно, наша Родина. Единая до 1991 года, до 2008 года она была разделена на 17 признанных и частично признанных государств! Но даже в таком формате это не могло остановиться — на территории СССР проживало слишком много народов, имеющих противоречия. Тем более что постсоветские конфликты активно используют игроки извне, натравливая на Россию соседей, создавая очаги и спонсируя террористов. С Саудовской Аравией и Турцией России спорные вопросы удалось уладить. Вкупе с этим, с укреплением границ, армии, СВР и ФСБ террористов теперь к нам просачивается значительно меньше.

«Сепар» — это не навсегда

Но ведь в Вашингтоне и Лондоне пока еще есть дело до России, вот и снова жахнуло — на месте раздутых извне пожаров всего за семь лет образовались еще четыре государства. В 2008 году Россия признала Абхазию и Южную Осетию (Государство Алания). А после разрушения украинской государственности возникли Донецкая и Луганская народные республики.

Процесс появления новых государств имеет четкую корреляцию с кризисом существующих, и это неостановимо. США, например, не желающие признавать ДНР, ЛНР и еще десятки стран, сами в свое время были сепаратисткими территориями по отношению к Великобритании. Короче — «сепарами». И ничего, потом получили признание. Ибо того, кто силен, признают, никуда не денутся.

Так что нет ничего уникального в том, что от разрушенного, нищего, используемого извне как таран против России украинского государства кто-то решил отделиться. Кому хочется жить под одной крышей с бедными, озлобленными родственниками, хоть и сто раз родными по крови?..

В этом ключе, кстати, и стоит вопрос государственности на Донбассе. Возможно, в состав России будет удобно принять две республики или автономные области. А вот сегодня, в переходный период, когда важны социальные моменты, экономия ресурсов, может быть оправдан вариант объединения ДНР и ЛНР. Общая площадь единой республики более 17 тысяч километров (напомним, что Калининградская область — 15 тысяч, Армения — 40 тысяч). А население (наличное, в текущих границах) более 3,8 миллиона человек и увеличивается за счет возвращения беженцев. Не так уж мало: в той же Армении живет около трех миллионов. Так что надежды Киева на то, что «кусочек» Донбасса слишком мал и не выстоит, беспочвенны. Даже если отвлечься от опыта города-государства Сингапура, Донбасс опирается тылом на 150-миллионную Россию.

Притом что наличное население Украины снизилось до 26–28 миллионов человек (по индексу потребления зерновых). Никакой 45–50-миллионной Украины, «самой большой в Европе», уже не существует. Есть средняя по размеру населения страна, которая почти половину бюджета тратит на выплаты долгов. Страна с уменьшающимся по 200–300 тысяч человек в год населением.

Злорадствовать по этому поводу нельзя ни в коем случае — там же живут наши русские люди, украинцы. А сказано это к тому, что у украинского государства шансов поглотить свободный Донбасс уже нет. И это хорошо. Это залог того, что в Киеве пойдут на разумную мировую с Россией.

Чего стоит Донбасс?

Очевидно, что восстановление экономических, производственных и социальных связей России с Украиной, особенно с ее юго-востоком, — благая цель. Вполне достижимая на перспективу десяти лет. Вопрос только в том, какой требуется для этого компромисс. Восстановление связей с республиками Донбасса происходит и без мировой с Украиной. А вот соглашения «Минск‑2» были оформлены так, что их выполнение заведомо неприемлемо для обеих сторон. Для России это означа­ет частичную капитуляцию на юго-западном фронте. Для Донбасса — перспективу постепенного выхолащивания договора и пережевывания Украиной под любым предлогом.

Минск‑2 в своем максимуме неприемлем и для тех, кто сейчас находится при власти в Киеве. В условиях непрекращающегося циркачества политической жизни найдутся те, кто обвинит президента в капитулянтстве. Не говоря уже о том, что особый статус Донбасса неудобен ни Киеву, ни США. В какой-то степени украинские националисты правы, что Москва хотела бы сделать из Донбасса неподъемную гирю для Украины.

Думается, и Москву, и Киев вполне устроит «приднестровский» вариант решения проблемы Донбасса вместо «Минска‑2». С границами как есть, разведением сторон и постепенным снятием торговых барьеров — если не де-юре, так де-факто. Ну а формально будет реализовываться «Минск‑2» — в процессе, растянутом до бесконечности. И это разумно, ибо разум когда-нибудь победит…

Протестант Генрих Наваррский с трудом стал королем Франции Генрихом IV — для этого он вынужден был жениться на принцессе Маргарите, перейдя в католичество. Его фраза «Париж стоит мессы» стала эпохальной. Восстановление связей с Украиной, особенно с юго-востоком, наверное, тоже стоит некоторой «мессы», даже списывания госдолга Киеву. Хотя… после занятия трона Генрих IV был убит протестантским фанатиком — за ту самую «мессу» в том числе. Надо думать, и народ России, все мыслящие на перспективу люди в ней тоже не простят мира с Украиной ценой сдачи Донбасса.


12 октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279