Очередная газовая война. Чьи козыри?
ЯРКИЙ МИР
Очередная газовая война. Чьи козыри?
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
189
Очередная газовая война. Чьи козыри?
Газпром – главный «кормилец» Евросоюза

Экономическая война России и Запада стала свершившимся фактом, и, чтобы попытаться предсказать ее ход хотя бы на одном из фронтов – газовом, – попробуем определить, какими козырями располагают противники.

РАЗВОД ГАЗА С ТРУБАМИ

В данном конкретном случае для лучшего понимания происходящего прибегнем к сравнению с таким неприятным бытовым явлением, как развод имеющих большой стаж совместной жизни супругов. 

В силу внешних причин брак дал трещину, и теперь муж с женой не просто делят имущество, но каждый из них еще и пытается нанести максимальный ущерб своей бывшей половине.

Рецепт долгих и взаимовыгодных экономических отношений России и Запада определялся формулой конца 1960-х годов «газ – трубы», что в более широком смысле означает сырье в обмен на технологии.

Дешевый, зато поставляемый по стабильным долгосрочным контрактам российский газ снижал стоимость производственных расходов западной промышленности, выступая драйвером экономического роста. При этом экономия на стоимости сырья обеспечивала не только экономический рост как таковой, но и масштабные социальные расходы, обеспечившие западным странам репутацию, стран «всеобщего благоденствия».

Советскому Союзу – России доходы от продажи сырья действительно давали доступ к технологиям, но в силу ментальных особенностей управленческой элиты не использовались для перспективных инвестиций в инновационные отрасли. 

Теперь многое изменилось, поскольку война, как известно, мобилизует, причем и пресловутую «элиту», которая без собственного государства являться элитой не может. И в этой войне каждый удар должен наноситься не на эмоциональной волне, а холодно и расчетливо.   

Сегодня бывшие партнеры если и не рвут отношения в газовой сфере сразу, то руководствуются лишь одним соображением – нанести своей экс-половине такой ущерб, который бы превышал собственные потери.

В нынешней глобальной экономической войне в краткосрочной перспективе России придется перенести болезненные удары, но в перспективе долгосрочной ее шансы выглядят предпочтительней.

Оценим простой и бесспорный факт. Сегодня нам приходится думать, куда деть свою нефть и газ. Западу же приходится думать, чем заменить российские углеводороды.

Пока же Россия и Запад в лице Евросоюза (ЕС) обменялись первыми ударами.

ГАЗ «СВОБОДНЫЙ» И «ТОТАЛИТАРНЫЙ»

На требование оплачивать газ в рублях ЕС единодушно ответил «нет» (ну практически единодушно, за исключением дистанцирующейся от антироссийской истерии Венгрии), после чего хор сменился разноголосицей.  

Разъясняя «европейским партнерам» новый порядок оплаты газа в рублях, в российском правительстве и Газпроме исходили из того, что по согласованию с национальными правительствами каким-то государствам ЕС будет позволено покупать газ за рубли, а какие-то демонстративно от этого условия откажутся. И затем согласившиеся будут делиться газом с «отказниками».

По-настоящему и все сразу отказаться от «тоталитарного газа» страны ЕС не могут физически, поскольку российское «голубое топливо» занимает до 40% европейского газового рынка. Именно под эти объемы создана инфраструктура магистральных газопроводов (для поставок из России в ЕС) и распределительных газопроводов (для распределения газа внутри ЕС).

Заместить российский газ полностью не удастся, даже если напрячь весь Ближний Восток и Северную Африку с их не самыми предсказуемыми и не очень дружественными к «демократическому» Западу правительствами. Из Турции, правда, недавно прозвучало заявление, что газа на шельфе Черного моря хватит для снабжения Европы в течение 45 лет, но доверять таким заявлениям не стоит. Запасы Сакарьи – самого крупного из найденных на турецком черноморском шельфе месторождений – определяются в 500 млрд куб. м. Это, конечно, много, но такое же количество газа добывается на снабжающем Европу Уренгойском месторождение, притом что российский газ идет в ЕС не с одного только Уренгоя. Сакарью же еще надо освоить. И шельф в Черном море принадлежит не одной Турции.

В нынешней ситуации ближайшая задача наднациональных структур ЕС заключается в том, чтобы, ища источники замещения газа и соответствующим образом перепрофилируя под них инфраструктуру, продолжать закупать дорожающий российский газ с минимальными финансовыми расходами и вообще без оных.

Вспомним, например, недавний эпизод, когда германская сторона попыталась расплатиться за очередную партию газа средствами «Газпром Германия» – газпромовской «дочки», которую германское правительство фактически национализировало. Воистину такое мелкое жульничество как-то совершенно недостойно нации, давшей мира такого злодея, как Гитлер…

Дальнейший ход борьбы в значительной степени будет зависеть от содержания контрактов между Газпромом и покупающими газ европейскими компаниями, а также от готовности сторон эти контракты корректировать, ссылаясь на связанные с нынешней политической ситуацией форс-мажорные реалии.

Главным форс-мажором является то, что в настоящее время в западных банковских учреждениях заблокированы российские золотовалютные активы на сумму более 300 млрд долларов. 

Стремление пресечь схемы, при которых за российский газ будут расплачиваться арестованными же российским деньгами, как раз и стало одной (не самой важной и далеко не единственной) из причин выдвинутого российской стороной требования рассчитываться за поставляемый в ЕС газ в рублевом эквиваленте. Но обходиться без жульничества у ЕС все рано не получается. 

ВОРУЮТ ГАЗ, ВОРУЮТ ДЕНЬГИ

На текущий момент схема поставок заключается в следующем. Транзитные страны, как то: Польша, Словакия и Болгария, – демонстративно отказываются от оплаты в рублях и прямых закупок российского газа. Однако основные покупатели российского газа – Германия, Австрия и Италия – такую схему принимают, хотя и с оговорками на уровне согласования банковских документов, а также предоставления права подобных покупок конкретным компаниям. Что касается стран-транзитеров, то предполагалось, что они будут приобретать этот газ реверсом, причем не физически, а, так сказать, виртуально.

Здесь речь идет о повторении схемы, уже опробованной Украиной в 2015 году и со скандалом пресеченной Газпромом. Суть ее заключалась в том, что часть следующего в Польшу или Словакию через территорию Украины газа оставалась на Украине, покрывая внутренние потребности этой страны. При этом потребители из ЕС этот газ оплачивали российской стороне и перепродавали Украине с определенной наценкой. Экономия Украины заключалась в том, что она избавлялась от расходов на транспортировку необходимого ей газа до границ ЕС и обратно, изымая его уже при транзите по своей территории. Кроме того, Украина сразу же могла задействовать часть российского газа в качестве так называемого «технического газа», который необходим для прокачки импортируемого газа по газопроводу.

Теперь Польша собиралась использовать аналогичную схему при прокачке газа в Германию по газопроводу Ямал – Европа, Словакия – при прокачке газа в Чехию, Германию, Австрию (и далее в Италию) по идущему через Украину газопроводу Уренгой – Помары – Ужгород, Болгария – при прокачке газа в Сербию и Венгрию через Балканский поток.

Однако российская сторона сделала все, чтобы зафиксировать подобные манипуляции и пресечь возможность виртуального реверса. Таким образом, Польша и Болгария столкнулись с проблемами не только финансового, но и чисто технического характера. 

Во-первых, Польше и Болгарии, как транзитерам, необходимо постоянно иметь значительный запас оплаченного газа для обеспечения транзита по своей территории в Германию, а также обратно (для получения части уже прокачанного газа в реверсном порядке). Во-вторых, расходы на транзит добавляются к цене российского газа, по которой Польша и Болгария его в конечном счете получат в порядке физического реверса.

Аналогичная проблема неизбежно встанет и перед Словакией. В словацком руководстве этим обеспокоены, что видно по заявлениям словацкого правительства, которое сначала отказывалось покупать газ за рубли, а сейчас пытается в порядке исключения получить от ЕС одобрение-разрешение на подобный порядок оплаты.

Польша в данной ситуации находится в наименее уязвимом положении. Во-первых, в обозримой перспективе будет запущен газопровод «Балтик пайп», который сможет удовлетворить основные потребности норвежским газом.

Во-вторых, Польша располагает определенными мощностями для получения СПГ (сжиженного природного газ) из США и с Ближнего Востока. Очевидно, что этот газ будет намного дороже российского, но дополнительные расходы польская сторона может рассчитывать погасить за счет бюджета ЕС или благодаря особым отношениям с американцами. 

Наконец, Польша может получать российский газ реверсом из Германии не через Ямал – Европа, а через «Северный поток-1». Правда, при пропускной способности «Северного потока-1» в 55 млрд куб. м, скорее всего, Германия этим газом не захочет делиться. Разумеется, проблему можно было бы решить, запустив уже готовый «Северный поток-2» (да еще и освободив его от ограничений «Третьего энергопакета»), но в нынешней политической ситуации такой сценарий нереален.

Проблемы Болгарии с обеспечением транзита российского газа в Венгрию и Сербию осложнит и так не идеальные отношения Болгарии со своими соседями. Правда, резерв у болгар есть – азербайджанский газ, поставляемый через Турцию. Но внутренней стабильности в стране не прибавится, тем более что находящийся в противостоянии с правительством президент Болгарии относится к числу самых пророссийских лидеров ЕС.

Так или иначе в ближайшее время должна будет разрешиться ситуация со Словакией, которая в случае отказа от оплаты газа в рублях окажется примерно в таком же сложном положении, как и Болгария.

В любом случае без серьезной финансовой поддержки ЕС, способной компенсировать вызванные реверсом дополнительные расходы, самостоятельно решить газовые проблемы Польша, Словакия и Болгария не смогут.

В газовых войнах вольно или невольно будут участвовать и другие страны Южной Европы – Греция, Румыния, Северная Македония. Отдельная тема – поставки газа в Центральную Европу и Италию, которые должен гарантировать находящийся в стадии развития «Турецкий поток» мощностью 31,5 млрд куб. м. Благодаря этой магистрали Турция стала главным южноевропейским газовым хабом. И заполняется этот хаб главным образом российским газом.

Так что «избавление» Европы от «голубого топлива» из России наступит еще очень нескоро. И рядовым европейцам стоило бы этому только порадоваться.


12 мая 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762