Кладбище – источник информации для шпиона
ЯРКИЙ МИР
Кладбище – источник информации для шпиона
Иван Кононов
публицист
Санкт-Петербург
381
Кладбище – источник информации для шпиона
В Европе кладбища могут становиться храмами

Жизнь рядом с мемориальным кладбищем в большом городе теперь роскошь. В прикупе чистый воздух – территории мемориалов не по клыкам девелоперам. Но главное, кладбище – музей истории, культуры, зеркало эпохи. Пища для мозгов. Серафимовскому кладбищу в Санкт-Петербурге век с лишком. Оно может многое рассказать. Развеять мифы о тотальных репрессиях против немцев в начале Великой Отечественной и майданную мифологию – об угнетении и дискриминации Украины и украинцев в России.

КЛАДБИЩЕ НЕ СОЦИОЛОГ – НЕ СОВРЕТ

Социология, хоть и родилась из материнской науки – истории, перещеголяла родительницу. Лысенко приписывают шельмование генетики: «Продажная девка империализма». Но куда генетике и евгенике до истории и социологии?!

Ну а кладбище – объект сакральный, неприкосновенный, где даже при Юрии Андропове можно было выпить средь бела дня. Кладбище – не транспарант, фиксирует в основном итоги прежних правлений, не мешая никому и уравнивая чины.

Средняя, фиксируемая продолжительность жизни в России сильно изменилась за последние полтора века. Росла с победой над главным бичом северных стран, туберкулезом, – от него умирало до 70% россиян к началу XX века. Даже к началу Великой Отечественной, в СССР жили в среднем чуть больше 40 лет! Конечно, кладбища Санкт-Петербурга не отражают истории XX века – ведь в городах жили дольше, чем в стране в среднем, не говоря уже про деревню.

Но вот момент интереснее – про нашу генетику. Даты жизни поколения, родившегося в середине и конце XIX века уже отличны от потомков, проживших жизнь в основном в СССР. Лет на 7–10 больше, судя по надгробиям, жили наши дореволюционные предки. Думается, надгробия не врут – химизация продовольствия и гиподинамия делают свое дело. Медицина, нарушающая естественный отбор генофонда, конечно, ведет его к вырождению.

Психиатр и кардиолог, наверное, подтвердят – люди с веселым нравом, незлобные живут несколько дольше. И чисто субъективно, без претензий на истину, подмечаешь, что под портретами с более веселыми лицами даты жизни несколько больше, чем под лицами с суровыми, поджатыми губами.

Деньги, доходы – о чем же еще сплетничают большинство СМИ и соседей? Кладбище – отличный сплетник, рассказчик. Надгробия, как годовые кольца деревьев, повествуют о годах тучных и не очень.

Масштабы надгробий – зеркало страны. Египетский пирамиды – это не космопорты пришельцев, а видимый избыток зерна, доходов и рабской силы у великих фараонов. В России эпоха мраморных склепов, говорящих о резком социальном неравенстве до революции, сменяется скромностью и простотой, в лучшем случае украшенной красноармейскими звездами на покосившихся остовах. Пала советская власть – и снова, уже для новых князей, строятся загробные дворцы в обеих столицах!

Впрочем, и даты жизни князей 1990-х, весьма скромные сравнительно с роскошью могил, говорят, что излом был, да еще какой. В борьбе за место в новой формации стреляют семьями, не щадят никого, устраивая смерти и на похоронах.

Чистый хлеб для социолога – вид старых надгробий у представителей разных профессий. До революции полный университетский профессор имел генеральское звание. Даже при Сталине еще были вдовьи пенсии за супруга-профессора. И надгробия их, особенно медиков и инженеров, военным не уступали.

НЕВЫДУМАННАЯ ИСТОРИЯ

Кладбище, пережившее столетие, может поведать об истории страны многое и без цензуры. Оживить память ныне живущим. Да, капитализм наступает, и братские могилы захватывают на многих кладбищах, с криминалом или без – не суть важно. Но могилы Ленинграда говорят: «Помни, русский, татарин, еврей России… напомни европейцам, что они натворили». Много, до боли много могил детей в Ленинграде 1941–1943 годов. Европа за 900 дней блокады уморила более 900 тысяч наших людей. Именно Европа: город с севера блокировали финны, с юга были французы, румыны, венгры, словаки, норвежцы, датчане, испанцы. Обстрелы и бомбы немцев убили всего 20–22 тысячи человек. Остальное – совместная «работа» европейцев.

Отмечаются скопления дат войны – 1941–1945, Афганистан, Чечня. Говорят за себя и памятники о войнах, точнее, их статусе и престиже. Скорбен монумент ребятам-афганцам на Серафимовском. История ли это войн страны? Отношение к конкретным войнам – безусловно.

Кризисы и революции. Сотни могил военных за небольшой период 1988–1891 – укор Горбачеву. И не только ему. Сердца, сосуды военных не выдерживают, когда дело жизни, страну предают. В чем «величие» лидеров, сдавших в два счета так круто политую кровью Восточную Германию, Восточную Европу? Этот пояс безопасности был нужен не Сталину, а России.

Репрессии – тема важная для понимания, кто и что мы есть сегодня. Педалируемая, естественно, извне. И здесь кладбища расскажут крайне интересные истории, разрушат стереотипы.

Ленинград, политический центр СССР не меньший, чем Москва, несет и отпечаток политических бурь. Город чистки затронули, все как полагается. Республика Немцев Поволжья, существовавшая с 1923 года, ликвидируется к августу 1941-го, множество немцев выселяется из Европейской России вполне официально.

А вот Петербург – Петроград – Ленинград, самый европейский город России, оставался таковым и в СССР. Надгробия на кладбищах Петербурга вполне ясно повествуют о том, что немцы страдали далеко не поголовно. Фамилии Шталь, Ференбах, Мальборг, Цугшвердт, Юнкер, Гольберг-Шиллингер, Гандельсман, Вестерблом, Бухмюллер, Нейман, Шаак, Крицберг – с высокой вероятностью немецкого происхождения, откуда бы их предки ни приехали в Россию. Их в разы больше, чем остальных европейских фамилий, вместе взятых, вроде Мустель, Римкейт или Берндт. То же и с именами – Францем или Гансом француза или шведа не назовут…

Важны и даты, – возможно, хитрые немцы и не пожелали оставаться в Ленинграде блокадном, но множество надгробий говорят, что люди спокойно прожили в городе всю жизнь, уходя в мир иной в 1950–1970-е годы. В основном, конечно, встречаются инженеры, горные мастера и медики – они всегда надобны, любой власти. Немецкая педантичность, аккуратность в России всегда в дефиците и почете.

Разбивают статусные, с воинскими захоронениями кладбища и мифы воинствующего украинства. Добрая треть генералитета, адмиралов, полковников и подполковников – с выраженными украинскими фамилиями. И вообще, украинские, тюркские, даже немецкие фамилии военных явно перевешивают чисто русские. Так Россия умела привлекать элиту.

В глубинке от полковников и адмиралов, без записи на стенде на Серафимовском похоронен и главный конструктор самых мощных кораблей России проекта «Орлан» Борис Израилевич Купенский. Недалеко, кстати, от неброских могил родителей президента России.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ МОГИЛЫ?

Почти вся социально-политическая информация о стране, даже такой закрытой, как Северная Корея, находится в открытом доступе – вопрос квалификации ее анализа. Американцы в своем бесцеремонном стиле ковырялись и в канализации, пытаясь выяснить, насколько болен Брежнев. Советологи, выползшие из забвения сегодня, пытались анализировать расстановку на Мавзолее – угадать, кто главнее?

Не нужно иметь извилин Ленина или Канта, чтобы по плакатам ломящихся от яств семейных застолий в КНДР, по выученным монологам «случайных» прохожих об изобилии «каши и хлеба» догадаться, что северокорейские друзья выдают желаемое за действительное.

Кладбища крупных городов – источник понадежней, чем украденный план мобилизации противника, который может быть фальшивкой. Кладбище расскажет, насколько однородно общество в социальном, культурном, религиозном плане. Советские звезды сегодня догнивают на разваливающихся могилах, даже воинских, уступая место крестам. Тюркские, кавказские, семитские имена под крестами говорят об активной ассимиляции в России. По крайней мере, в прошлом. А если кладбища резко разделены по принципу религии, значит есть почва для сепаратизма, вербовки шпионов на почве идеологии.

Не нужно ведь подслушивать у проходных заводов, если можно подглядеть за свежими могилами вблизи воинских частей, военных городков, зон конфликтов: они могут рассказать, куда простираются интересы стран.

Кладбища – хранители тайн, их используют и уничтожают, как свидетелей. Уничтожают в районах этнических переделов. Уничтожил, распахал кладбища своего исторического оппонента – вроде и не жили здесь его предки, земля теперь твоя…


27 июня 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105271
Сергей Леонов
94288
Виктор Фишман
76217
Владислав Фирсов
70554
Борис Ходоровский
67561
Богдан Виноградов
54178
Дмитрий Митюрин
43391
Сергей Леонов
38304
Татьяна Алексеева
37133
Роман Данилко
36513
Александр Егоров
33386
Светлана Белоусова
32661
Борис Кронер
32391
Наталья Матвеева
30409
Наталья Дементьева
30207
Феликс Зинько
29617