Характерники — украинские «ниндзя»
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Характерники — украинские «ниндзя»
Сергей Фантаз, Илона Наныкина
журналисты
Киев
2109
Характерники — украинские «ниндзя»
Слово — «характерник» — обозначает человека, наделенного сверхъестественными способностями

Пожалуй, одними из самых таинственных персонажей украинской истории являются казаки-характерники. Возможно, это очередной миф о воинах, обладавших сверхъестественными способностями. Но слишком уж много упоминаний, легенд, преданий посвящено этим необычным обитателям Запорожской Сечи...

А все началось с процесса крещения Руси князем Владимиром, который длился не один год.

Наши гордые пращуры не хотели предавать исконные (дохристианские) верования, в леса и пустоши убегали сами и уносили своих деревянных идолов. Христианская церковь «окрестила» языческих божков демонами, а людей, им поклоняющихся, — еретиками, которые водятся с потусторонним миром. Истинным в этом представлении о славянских идолопоклонниках являлось лишь то, что некоторые из них действительно были наделены необыкновенными способностями и обладали потаенными знаниями, передаваемыми из поколения в поколение. В народе таких людей прозвали характерниками (а еще — галдовниками, химородниками).

Само это слово — «характерник» — обозначает человека, наделенного сверхъестественными способностями. Народная молва считала характерником личность сильную, неординарную, приписывая ей чудесные качества.

ДЕТИ ПРИРОДЫ

Характерники знали язык камней и растений, владели также различными заговорами от опоя коня, укуса змеи, кровотечения из раны. Поговаривают, что можжевельник служил им постелью, а если его не было, то и сама матушка сыра земля! Сведущий человек ласково говорил с землей перед тем, как лечь на нее; также он обращался к ветру, морозу, воде, огню — просил помощи от стихии.

Чтобы сорвать, к примеру, лопух, характерник беседовал с ним с четверть часа, просил разрешения его сорвать: «Лопух-лопушок, открой свой душок, открой свое сердце, дай мне здоровья». Лопуху объясняли, чего от него хотят. (Учеными уже доказано, что растения слышат речь, чувствуют настроение человека, но в техногенной цивилизации эта мудрость потеряна; теперь мы косим траву косой…)

Большинство характерников долгое время жили вдали от больших христианских поселений, в диких неизведанных краях — где-то за днепровскими порогами. А по прошествии веков оказалось, что многие казаки Запорожской Сечи владеют необычайными секретами и, пользуясь ими, умело бьют врагов — поляков и турок…

Характерникам приписывалось редкое владение гипнозом, они «умели наводить «морок» (или «омману») на врага «колдовскими чарами». Вот один из способов такого гипноза, который использовали казаки в боевых условиях. Если характерники замечали превосходящий по силам татарский отряд и не хотели вступать в бой, то «отводили глаза» неприятелю. Спешившись и став в круг, «сечевики» обвязывали коням морды (чтобы случайно не заржали, учуяв поблизости татарских лошадей). Один из казаков втыкал вокруг сотоварищей копья — получалась импровизированная изгородь. Ну а затем каким-то непонятным образом врагам внушалась мысль, что они видят перед собой лишь заросли камыша.

Для усиления дозора характерники изготавливали специальные «крики»: брали камыши, окунали их в воду и воск, затем кричали на них. Воск запечатлевал крик. Такие камыши разбрасывали по степи. Наступая на них, вражеский конь издавал ржание, предупреждая казака, стоявшего на вахте, об опасности.

И КОЛДУНЫ, И ВОИНЫ

Еще рассказывали, что «казарлюга Васюринский», живший на Сечи в XVII веке, имел настолько сильное биополе, что многие его просто не выдерживали. «Когда он причащался, — гласит летопись, — четыре человека держали священника, чтобы тот не упал от одного духа богатыря. Потому, как только он дыхнет — от его дыхания человек падал с ног». При разрушении в 1709 году Запорожской Сечи русские тоже столкнулись с характерником, который одним дыханием мог убить человека. (Наличие подобных способностей исследователи подтверждают и у китайских цигунов, японских ниндзя, главный секрет которых заключается в работе с внутренней энергией человека через дыхательные упражнения.)

О мистических способностях казаков и о том, как они знались с нечистой силой, ходили легенды. Пантелеймон Кулиш в «Черной раде» пишет, как запорожские казаки выкрали невесту Петра Дорошенко — вывели ее из дому через стену. Известно, также что казак-характерник Иван Богун провел ночью войско через польский лагерь, и ни одна собака при этом не залаяла.

Юноше, который хотел стать запорожским казаком, приходилось пройти много испытаний. Одно из них заключалось в том, что парня связывали веревкой, бросали с крутого склона, и пока он летел вниз, должен был развязаться.

Практически каждый казацкий род имел свои тайные воинские приемы, отсюда происходят и различные казацкие фамилии: Жбурляй (подбрасывает врагов), Метелица (в бою быстр, как крылья бабочки), Пидкова (гнет врагов, как подковы) … По свидетельствам гостей и иноземных послов, игрища, на которых демонстрировалось боевое мастерство, были поистине массовыми, что говорит о великой культуре почитания тела — вместилища духа человеческого…

НЕ БЕРЕТ КАЗАКА НИ ПУЛЯ, НИ САБЛЯ…

Самой яркой особенностью характерников считалась их неуязвимость. Соответствующие предания даже спустя три столетия ходили среди украинских поселян и фиксировались многими исследователями (Д.И. Яворницкий “Запорожье в остатках старины и преданиях народа”, Я.П. Новицкий “Народная память о Запорожье. Предания и рассказы, собранные в Екатеринославщине в 1875-1905 годах” и др.). В этих легендах говорилось, что казаки-характерники «ядра полами кафтанов могли ловить на лету, и сухими из воды выходить, и в мгновение ока переноситься из одного края степи в другой…»

Польский историк Папроцкий, описывая поход 1583 года гетмана Самуила Зборовского в Молдавию, рассказывает о переговорах, которые проходили возле турецкой крепости Аслам-города. Один из находившихся в составе делегации казаков не удержался и выстрелил в татарина. Зборовский хотел казнить казака, но этому воспротивилось все войско, потому что считало его «характерником».

Еще раньше Мартин Бельский, описывая в своей «Хронике» битву Ивана Подковы с молдавским господарем Петром под Яссами в 1577 году, упоминает, что будто бы среди запорожцев находился казак, который заговаривал ружейные пули. Остается лишь гадать, был ли это один и тот же человек, или же исторические сообщения относятся к разным лицам.

Жители приднепровских сел вспоминали: «Запорожцы были рыцарями и большими характерниками. Пуля их не брала; на Днепре, бывало, простелят войлок и идут. Катерина хотела подвести их под свою власть, а они не захотели. Чтобы показать силу, бросили войлок на море, взяли землю в сапоги, горилки в баклаги — и отправились в Турцию. Плывут себе и поют».

Поговаривали, что и жили характерники на свете долго — больше ста лет.

КЛАДОИСКАТЕЛИ И ЦЕЛИТЕЛИ

Множество таинственных историй рассказывает о том, как казаки-характерники находили сокровища, спрятанные другими, — по огням, внезапно вспыхнувшим на обочинах дорог, по туманным клубам над курганами, по звездам, которые падали в черные яры-овраги, и еще по множеству других примет. Но и сами они умели прятать клады — золотые монеты, ценное оружие и доспехи, добытые в бою у неприятеля (недаром одна из плавневых речек у них называлась Скарбной).

Умели запорожцы также и раны заговаривать, и мертвых на ноги ставить; знали они все лечебные корешки и травки. Но самое сокровенное оставалось скрытым от посторонних глаз и умов, пряталось характерником за шутовской бесшабашностью и наигранной необразованностью.

В старину чубатые деды рассказывали о казаках-характерниках живо, с подробностями, будто речь шла об их близких родичах: «На Великом Лугу еще при запорожцах жил химородник Фесько. Его очень боялись и слушались казаки. Вот, бывало, лежит человек, а он режет черную редьку. Как только пустит редька белый сок — человеку станет плохо, как сок почернеет — человек умирает. Он тогда наколдует, что редька вберет в себя сок черный, а пустит белый — и человек оживает...»

Недугов, которыми страдали миряне, казаки-характерники не знали, хотя их целительство было скорее военной медициной, пригодной для использования в экстремальных ситуациях. Раны, случайно полученные в боях, обрабатывали смесью крепкой водки с порохом. Часто лечили ранения землей; для этого землю заворачивали в паутину, и она мгновенно останавливала кровотечение.

Казаки курили лекарственные травы в люльках (современным языком — применяли фито- и ароматерапию). К примеру, полынь помогала успокоить нервы, улучшала остроту зрения. Когда выпадала роса, казаки лежали на полянах, где росли травы. Лечили водой-зализницей: брали ржавое железо, раскаляли его на костре и опускали в воду. Так получался настой, который пили от анемии.

Характерники собирали медицинские архивы, которые тщательно оберегали от посторонних. После разгрома Сечи казацкая медицина слилась с народной. Еще многие годы в близлежащих селах использовались казацкие заговоры, наговоры, рецепты.

В XVIII веке казачьими медиками у запорожцев большею частью являлись кашевары. С.Н. Сергеев-Ценский характеризует их следующим образом: «Это были вообще серьезного склада люди, дававшие обет безбрачия и строго державшие этот обет, почитавшие свое кашеварство настолько святым занятием, что не давали казакам даже уголька из костра запалить люльку, когда варился борщ. Костру, впрочем, они придавали и лекарственное значение и неизменно зажигали его тогда, когда оказывался среди казаков раненный черкесской пулей или шашкой». Процесс приготовления пищи в украинских верованиях всегда считался занятием мистическим, сопровождаемым заговорами — его предваряло разжигание «ватры» (живого огня) и взятие из колодца «непочатой» воды, да и сама каша часто была пищей ритуальной.

ЛИЧНОСТИ

Из преданий нам известны исторические личности, считавшиеся характерниками: полковник Семен Палий, Григорий Сагайдачный, казак Кравчина, наказной атаман черноморцев Захарий Чепига.

Личностью действительно колоссальной в истории XVII века стал кошевой атаман Иван Сирко: «превеликий был колдун. Недаром его турки прозвали шайтаном...» И друзья, и недруги одинаково отзывались о нем как о человеке замечательных военных дарований, и именно при нем Запорожская Сечь достигла апогея своего могущества. Сирко умел наводить на татарских табунщиков сон, часто при этом оборачиваясь белым хортом. А однажды у безымянного острова подстрелил из своего пистоля купающегося в Днепре черта. Остров этот, на котором впоследствии основали одну из Сечей, назвали Чертомлык, поскольку черт «млыкнул» (булькнул) ногами, когда упал в воду.

Сами запорожцы говорили, что равного Сирку не было, не будет и никогда не может быть и на, то есть заклятие самого Сирка: «Хто ляже рядом зи мною, то ще брат, а хто вище мене — той проклят». Рассказывали, будто Сирка сабля не могла взять, и он сам, бывало, подставлял своему «джуре» (слуге) под удар руку, но на ней оставался лишь синий след.

Сказания о магической силе Сирковой руки были очень популярны и в одном предании он назван даже Сирентием Праворучником. Говорили, будто после смерти своего кошевого запорожцы отрезали правую руку его и с ней всегда ходили на войну, а в случае беды выставляли ее вперед, говоря: “Стой, душа и рука Сирка с нами!» Долго боялись ляхи и басурманы казаков, ведь где правица кошевого — там и удача. Лишь после разрушения Запорожья казаки схоронили руку атамана, но не схоронили они с ней души его: «он вовсе не умер, он жив до сих пор, он и теперь воюет где-то с врагами Христовой веры и казачьей вольности».

Говорят, у Сирка на кресте была надпись: «Кто будет семь лет перед Пасхой выносить по три заполы земли на мою могилу, то будет иметь такую силу, как я, и будет знать столько, сколько и я».

Покойный дед Михайло Нелипа рассказывал, что «как носил землю перед Пасхой, то ему в первый раз показалось, что будто гудит что-то; во второй — что собралось столько войска запорожского, что аж земля отогнет, в третий — что барабаны бьют, из пушек палят, казацкие шапки краснеют, как маки... Он испугался, бросил носить и отправился домой...»

Известным характерником был некий Сава: «В землю смотрел, как в воду. Никакой клад ни на какой глубине от него спрятаться не мог — деньги так сами в руки и шли. С тех скарбов подземных он и разбогател...»

Последние запорожские характерники доживали свой век уже после разрушения Сечи на хуторах и пасеках, где они «плодили пчелу». Среди них — казак Джереливский, который сам ковал и заговаривал ружья; будучи знаменитым охотником, он не боялся ни грозы, ни тучи; ему дикий жеребец ухо откусил, и если бы не влез на дерево, то и носа не было бы!

Запорожцы Канциберы — их было три брата — считались знатными силачами, а еще прославились тем, что заколдовали свои деньги и спрятали их в земле. А после смерти казацких чародеев — старых сечевых дедов Пластуна, Усатого и Довгого — люди долго не осмеливались селиться в тех урочищах, поскольку верили, будто нечистый там выл, кричал и хохотал на всю плавню.

НА ПОКОЙ — В МОНАСТЫРЬ

При всем своем панибратстве с нечистой силою казаки были богобоязненными, посещали церковь, чтили православный календарь. Готовясь к сражениям, они исповедовались и молились. Поскольку в бою казаку приходилось проливать кровь человечью, характерники знали много обрядов для освобождения от преследований со стороны призраков. Считалось, что тень покойника будет «висеть» над казаком и отнимет его удачу и чтобы вылечить раненого, его сначала освобождали от души убитой им жертвы.

Занимаясь своим ремеслом, характерники понимали, что грешат. И поэтому на исходе жизни, как правило, подавались... в монахи. Существовало несколько «казацких» монастырей, построенных на деньги «сечевиков». Самый известный из них — Межигорский, под Киевом.

Вообще, чего только не рассказывали в народе про запорожских характерников! Говорили, что они могут нарисовать на стене лодку и уплыть на ней, нырнуть в кухоль воды и вынырнуть где-нибудь в море, бросить бурку на воду и на ней переправиться через реку, словно на плоту. Все эти сказочные свойства, в конце концов, заслонили собою настоящий облик запорожского казака; в глазах простого обывателя он приобрел ореол таинственности и загадочности. Однако истинной подоплекой всех суеверий, игравших на руку хитроумным «сечевикам», была недюжинная казацкая смекалка и неподдельная любовь к родной земле. Очень точно это подметил украинский п