ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №4(442), 2016
Германия: страшная зимняя сказка
Василий Соколов
журналист
Санкт-Петербург
104
Германия: страшная зимняя сказка
Фото: Rüdiger Wölk / imago/Rüdiger Wölk

…Как устарели мои представления о Германии за минувшие два десятка лет! Тогда я на пару дней удрал с Франкфуртской книжной ярмарки, чтобы навестить питерских друзей, поселившихся в замечательном тихом городке Аахен на границе Германии с Бельгией и Голландией. Четверть миллиона жителей, немалую долю которых составляли переселенцы из бывшего СССР, из России, а также представители иных стран, которые по разным — чаще всего экономическим — причинам перебрались в благодатную Германию. Много в нем осело и наших земляков, как тогда было принято говорить, «еврейской национальности», объявленных жертвами фашизма, что вовсе не вызывало отторжения у коренного населения.

Словом, как писали мне друзья, все было просто замечательно: вполне приличная обеспеченность жильем по принципу «1 комната на каждого члена семьи + 1 общая»; обеспечение элементарной бытовой техникой; пособие, которого хватало на вполне достойное пропитание, одежду и оплату коммунальных услуг.

«Казахские», «волжские» и прочие немцы оказывались, как правило, в самых разных уголках большой Германии, наши же, питерские, всеми силами старались попасть именно в Аахен, где сложилось вполне приличное землячество. И не редкость в те годы было услышать, что «сегодня в русской синагоге будет замечательный концерт!». И никому такое странное сочетание не резало ухо.

Вот туда я и устремился из Франкфурта-на-Майне, спросив у бывалых коллег, как мне добраться до этого самого Аахена по железной дороге с огромным количеством пересадок. «А ты не переживай! Скажи, когда ты хочешь уехать, и тебе тут же выпишут «фарплан» и «фаркарту» со всеми пересадками. Так что плати и езжай». Так я и сделал. В «фарплане», как и в билете, было четко обозначено, в каком городе я должен выйти и пересесть на другой поезд, который будет стоять на таком-то перроне. Таких пересадок, если мне не изменяет память, предстояло сделать четыре, и на каждую пересадку отводилось максимум минут пять, а то и меньше. Надо сказать, я изрядно струсил, ибо за годы перестройки, гласности, демократизации и строительства дикого капитализма отвык от подобной точности, но — обошлось, все составы как будто специально дожидались меня. И точно в назначенное время я триумфально прибыл в замечательный Аахен, где был принят нашим землячеством по полной программе.

Атмосфера общения была прекрасной, и только первым поздним вечером, когда мы вышли прощаться на лестничную площадку, дверь соседней квартиры отворилась и благообразная немецкая старушка прошипела: «Махен зи Руихь!» («Соблюдайте тишину!»)

Несколько иначе выглядел тогда сам Франкфурт. Явно неспокойно было на центральном вокзале, который был взят в плотное кольцо турецким кварталом. В вагонах метро ходили крепкие молодые люди с собаками — из формирований типа народных дружин. И там же, в старом городе, я увидел вечером удивительную картину: у синагоги стояли два полицейских бронетранспортера, правда выглядевшие довольно мирно. Их люки были открыты, из них лился мягкий свет, и молодые полицаи рядом с ними попивали кофе… Словом, картина была просто идиллическая. Было видно: если что — власть будет употреблена во имя справедливости!

В далеком 1987 году начавшаяся перестройка принесла один из своих очень немногих плодов, закрепившихся на многие десятилетия вперед: речь идет об опубликованной в «Новом мире» статье Ханина и Селюнина «Лукавая цифра». Мало кто помнит сейчас ее критический накал, а вот название статьи превратилось в сверхустойчивое выражение, даже в политико-идеологический штамп.

Лукавые цифры — явление крайне выгодное для разного рода политиков и прочих деятелей. Особенно если это понятие используется в интересах соответствующих кругов. Попробуем рассмотреть некоторые числа. По официальным данным, на сентябрь 2014 года в Германии проживало немногим более 81 миллиона жителей. Треть из них, по официальным данным, католики, треть — протестанты и всего лишь жалких 3 % — мусульмане! Однако всего лишь год спустя в стране зарегистрировали более миллиона (!) беженцев, в религиозной принадлежности которых ни у кого не возникает никаких сомнений. Согласно последним официальным данным, в страну за год прибыло 1 087 478 таких же мигрантов. Еще 250 тысяч человек предположительно въехали туда нелегально и не были зарегистрированы властями.

Ни государство, ни общество вообще не контролируют этот сегмент. Несмотря на зимний сезон, в настоящее время в Германию все еще ежедневно прибывают от трех до четырех тысяч беженцев. Во время «пиковой нагрузки» в ноябре 2015 года эта цифра составляла 10 тысяч человек в сутки. Тем не менее в самых разных материалах указывается, что Германия является мононациональным государством, более 90 процентов населения которого составляют немцы. А вот Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА) считает иначе. По его данным, Германия — третья страна в мире (после США и России), принимающая наибольшее число мигрантов. С США все ясно, все ясно и с Россией: по данным ЮНФПА, официально мигрантом является человек, родившийся за пределами страны проживания. Так, даже ваш покорный слуга, русский, гражданин РФ, родился за пределами РСФСР, в одной из бывших республик СССР. Увы — формально я человек без Родины, за что глубокое спасибо тем, кто ее развалил…

Однако вернемся к Германии. По оценкам все того же ЮНФПА, здесь до известной прошлогодней волны эмиграции проживало более 16 миллионов (!) человек иностранного происхождения. Примерно 7 миллионов из них не имеют немецкого гражданства! Большинство подобных иностранцев, в том числе из числа обладающих гражданством, — турки. Всего их — официально! — более полутора миллионов. А печально прославившийся в последнее время господин Эрдоган, довольно часто встречающийся с турецкой диаспорой в Германии, не перестает напоминать землякам о том, что они в первую очередь — турки и только после этого — законопослушные (если потребуется) бюргеры.

В официальном списке резидентов иностранных граждан в Германии (на 2014 год) кроме турок числилось всего лишь сто с небольшим тысяч сирийцев — на фоне прочих восемнадцати групп — поляков, украинцев, сербов и прочих греков. Но вот кто-то где-то отдал команду — а в этом уже мало кто из серьезных политиков сомневается, — и в Европу хлынул чудовищный поток так называемых беженцев. Чума охватила старый континент. Если прежде с завидной регулярностью в воды Средиземноморья чуть ли не на надувных матрасах бросались несчастные африканцы, а их добросовестно спасали добропорядочные итальянцы, то вскоре ситуация изменилась в корне: разговор по поводу беженцев пошел всерьез и на других тонах.

В Европу хлынули не истощенные негры, напоминающие героев какой-нибудь «Хижины дяди Тома», а крепкие, вполне боеспособные мужчины в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет. И пусть читателей не смущает тот факт, что большинство из них бегут с сирийскими паспортами за пазухой. Как тут не вспомнить Остапа Ибрагимовича Бендера! «При современном развитии печатного дела на Западе напечатать… паспорт — это такой пустяк, что об этом смешно говорить». Турция, обеспечивающая сирийскими паспортами арабов, афганцев, иракцев, пакистанцев и прочих — увы! — чеченцев, проложила от своих границ прямой коридор в Европу, по которому в Старый Свет хлынула волна просто головорезов, моджахедов, игиловцев и прочей дряни, в рядах которых нашли, как ни странно, «достойное» место и косовские албанцы: видимо, дарованной им американцами и натовцами независимости не хватает на родине. Видимо, в Косово им воровать нечего и грабить некого. Особенно после того, как в Тиране они сняли с запястья простодушного Буша-младшего неслабые часики…

По пути в благословенную Германию, где оголтелую толпу ждет, выражаясь высоким стилем, «дольче фар ниенте», или же «блаженное безделье», озверелые «беженцы» успешно дестабилизировали обстановку в маленькой нищей Македонии, всколыхнули другие балканские страны, все еще не забывшие недавние кровопролитные войны, заодно в буквальном смысле загадив окружающую среду. В единой Европе возникла мода на заборы! И не только между государствами, но и… в домашнем хозяйстве. Безопасность — превыше всего.

Удивительные трансформации происходят и в Прибалтике: наплыва беженцев стали бояться больше, чем «коварных русских», а это дорогого стоит: видимо, горячие прибалтийские парни учуяли, откуда идет настоящая угроза. Отличились и финны: полиция Хельсинки завела семь уголовных дел на основании заявлений о сексуальных преступлениях, совершенных в новогоднюю ночь в центре города. Мало того: столичная полиция сумела предотвратить шабаш беженцев на городском вокзале! Официально власти сообщили: случаи сексуального насилия в парках и на улицах в Финляндии были неизвестны до 2015 года — пока туда не прибыли 32 тысячи беженцев!

Несмотря на ничтожные — по сравнению с Германией — масштабы, шведская полиция, которая поначалу пыталась скрыть неприятные для нее факты, ввела тотальный паспортный контроль для приезжающих из Дании и других соседних стран. На крайние меры приходится идти и другим странам, подвергшимся нападению саранчи: пресловутая «единая» Европа начала трещать по швам. Кстати, остроумный способ защиты изобрели европейские дальнобойщики, следующие в Англию через тоннель под Ла-Маншем: чтобы отвязаться от непрошенных пассажиров, они обвешивают свои фуры кусками свинины…

Но труднее всего пришлось, конечно, Германии. По каким же причинам? Во-первых, потому, что именно немцы наиболее толерантны по отношению к беженцам. Видимо, сказывается родовая травма Второй мировой войны, тяжелый груз ответственности за преступления, совершенные против человечества.

Во-вторых, Германия действительно процветающая страна, она в состоянии обеспечить более чем приличное существование не только трудовым мигрантам, но и беженцам, спасающимся от ужасов войны, насилия и смерти у себя на родине.

И в-третьих, не поддающаяся логическому объяснению политика фрау Меркель в этой области. Однако она настолько глубоко вымуштровала своих бюргеров, что тем и в голову не приходит прекратить принимать беженцев в немыслимых количествах. Самые радикальные ее противники призывают сократить прием «всего лишь» до двухсот тысяч в год! Следовательно, ситуация с «ближневосточным» потоком вряд ли изменится в ближайшие месяцы…

А ведь структура этого потока, как отмечают опытные наблюдатели, существенно меняется, причем настолько, что уже можно говорить о «третьей волне». Теперь в Германию хлынули — жены и дети! Жены, видимо, призваны укрепить традиционные семьи хиджабами и прочими привычными аксессуарами, а дети — послужить в дальнейшем основой для идеологического распространения и физического расширения традиционных мусульманских семей. И только слепой может не заметить этого! Никакого мультикультурализма, напротив — создание постоянно расширяющихся национально-религиозных анклавов, вытеснение принятого в Европе «распутного» образа жизни и — в итоге — создание халифата в псевдоевропейской оболочке. Так поступают многие паразиты, откладывая свои личинки в тело жертвы, которая до поры до времени служит им пищей…

Разумеется, все это не имеет абсолютно ничего общего с настоящим исламом. Предлагаемый радикальными фанатиками путь развития халифата ведет в тупик. До какого-то периода можно будет вовсю пользоваться плодами «развратной» цивилизации, превратив ее представителей в рабов. Но всему приходит конец: уничтожив ее, «победители» погрузятся во тьму средневековья — ведь уже сейчас фанатики рубят головы обладателям телевизионных тарелок, запрещают пользоваться радио и газетами. А уж об отношении к женщинам я лучше умолчу: говорят, фанатики боготворят их, если не видят ни одного кусочка их тела…

Впрочем, все это вполне ожидаемо. Удивляет другое — невероятная покорность коренного населения Германии. Общим местом стал удивительный рассказ о спортсмене, который рыдал и вызывал по телефону полицию, в то время как рядом с ним кто-то насиловал его жену: орднунг есть орднунг, и спасать жертву должна полиция, а не добропорядочный гражданин! Впрочем, это более похоже на анекдот. А вот суровая действительность говорит о том, что — в полном соответствии с распоряжениями властей — неразумных беженцев за совершенные ими преступления следует не наказывать, а мягко журить: глупые, не ведают, что творят! Своим же — отпускать по полной программе!

Активные беженцы быстро и хорошо усвоили урок: «Нас пригласила фрау Меркель, и вы ничего не сможете с нами сделать!» Тех же, кто призывает к порядку «гостей фрау Меркель», успокаивают с помощью водометов и слезоточивого газа.

Уважаемые читатели, хорошо ли вы помните всемирную историю? Ничего вам не напоминает происходящее в нынешней Европе? Понимаю, что любые сравнения и аналогии обычно хромают, но тем не менее: освоение Европы воинствующими фанатиками слишком уж напоминает утверждение европейских колонизаторов на обоих американских континентах. Мы воспринимаем беженцев либо как несчастных людей, возжаждавших мира и покоя, с одной стороны, а с другой — как дикую орду, не желающую считаться с нашим образом жизни, нашими обычаями и верованиями. А вы не задумывались, как они воспринимают нас? Это мы дикари — для них, это наши женщины — существа низшего порядка, это наша вера — недостойная истинного человека ересь. И они пойдут на все, чтобы превратить нас в безмолвных рабов, которые покорно дожидаются, когда им отрежут головы. Смотрите телевизор — они демонстрируют вам ваше будущее…

Светоч европейской цивилизации — благородный Альбион. В нем не просто существуют анклавы, населенные исключительно фанатиками. Там, в Лондоне, могут мясницким ножом разделать тушу несчастного солдатика-музыканта. Неужели мы с вами тоже дождемся, когда чернокожие подростки начнут жечь машины на улицах не только Парижа, но и Праги, Берлина, Риги, Москвы и Петербурга?

Пока кажется, что дела движутся именно в этом направлении. Попытки прикрыться мультикультурализмом рухнули — в этом призналась сама старушка Меркель. Речь об ассимиляции беженцев не заходит вообще: это невозможно, потому что невозможно никогда. На фоне происходящего призывы соблюдать европейские правила и обычаи, строго исполнять выработанные десятилетиями законы выглядят просто смешными причитаниями. Растет приток беженцев, они сами стремятся к компактному проживанию в собственных колониях-анклавах — но при этом требуют предоставить им «равные права»: бесплатную и неограниченную помощь.

Словом, картина выглядит следующим образом: так называемые беженцы строят свое благополучие, получая неограниченную подпитку от представителей западной цивилизации. Этот процесс год от года будет набирать обороты — особенно если учесть темпы рождаемости коренного населения (скажем, в Германии прирост коренного населения — нулевой, то есть минус 209 840 человек). И на этом фоне — миллионы мигрантов, всеми силами старающихся осесть в Германии НАВСЕГДА! Не надо быть великим математиком, чтобы подсчитать, что и когда станет со старушкой Европой…

Смешно думать, что население Европы будет спокойно взирать на то, как уничтожается их собственная цивилизация. На фоне неумения (или нежелания?) решить проблему беженцев, потенциально несущих насильственную исламизацию старого континента, неизбежно будет возрастать — и уже возрастает! — волна национализма. А перепуганные правящие круги «толерантного» ЕС никак не могут разобраться в понятиях. И потому национализм, который они охотно путают с шовинизмом и прочими «измами», пугает их гораздо сильнее, чем радикальный, фанатический, фашиствующий ислам — который (подчеркну еще и еще раз) не следует путать с классическим исламом.

Да только что мы все о Европе да о Европе? Как-то привыкли мы не замечать, что происходит в Африке — не в Северной, не на Ближнем Востоке, а именно в той Африке, которую мы стыдливо отказываемся называть как прежде, — в Черной Африке. Гнида фанатизма прижилась и там. Счет жертв идет не на сотни — на тысячи! И если поначалу редкие террористические акции были направлены против американцев, их военных объектов и дипломатических представительств, то теперь озверевшие недолюди, нахватавшиеся начал террористического ислама, стали уничтожать собственные народы. Они возвращаются в каменный век, в эпоху каннибализма. Похищают для собственных сексуальных утех школьниц, вырезают не только принявших христианство земляков, но и племена язычников.

Сейчас на территории Черной Африки действуют полтора десятка террористических организаций. Наиболее известной из них является нигерийская «Боко Харам». Год тому назад она присягнула на верность «Исламскому государству», именуясь с тех пор Западноафриканской провинцией ИГ. Как видим, в Азии и Африке организуется настоящий террористический интернационал, угрожающий всему цивилизованному человечеству. И жертвами африканских террористов становятся уже и русские люди, граждане нашей страны. Террор вспыхнул и в Индонезии, пусть пока еще «не очень умелый», но набирающий зловещую активность. Так что нас, нормальных законопослушных граждан цивилизованного мира, не ожидает ничего хорошего…

Происходящее в мире, и в первую очередь, конечно, в Германии, можно сравнить с атакой диких кабанов на любовно возделанное картофельное поле. И вот люди, ужаснувшись происшедшему, решили не гнать обезумевших животных прочь, а во имя сохранения экологии сохранить им жизнь. А впредь — во избежание варварства — ограничить количество новых кабанов, запускаемых на сохранившиеся остатки картофельного поля… Это не смешно — грустно!


1 Февраля 2016


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292