Бухта золотых галеонов
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Бухта золотых галеонов
Ирина Хроль
журналист
Киев
3425
Бухта золотых галеонов
Битва в заливе Виго. 1702 год

В ночь с 21 на 22 октября 1702 года в бухте Виго, что у побережья Испании, затонуло 24 судна. Девятнадцать из них — испанские галеоны. Они ушли на дно с несметными сокровищами: 3400 тоннами золота!.. Вот уже более трехсот лет эти «клады» покоятся на океанском дне под охраной Веков…

ПРЕДЫСТОРИЯ

Эти события напрямую завязаны на политическом противостоянии двух межгосударственных группировок (Англия и Соединенные Провинции против Франции и Испании), оспаривавших владычество на море. Содержание армий, ведущих в те времена войны по всей Европе, требовало огромных средств, такие можно было бы добыть лишь в неиссякаемых золотоносных рудниках ацтеков.

Французский монарх Людовик XIV усадил на королевский трон Испании своего внука Филиппа V и сразу же ввязался в войну с Австрией за испанское наследство. Войне предстояло продлиться 12 лет, и деньги на ее ведение требовались немалые. Тогда взоры «короля-солце» были обращены к богатейшей из стран того времени — Испании (а вернее, к ее золотым и серебряным рудникам в перуанских, мексиканских и чилийских колониях), которая уже была вотчиной его родного внука.

И вот назрела необходимость вывезти с рудников Америки трехлетнюю добычу. Да и оставлять сокровище дольше в колониях становилось небезопасным! Испанцы решились на транспортировку золота в Европу — несмотря на свирепствовавших морских пиратов, и на опасный маршрут галеонов, пролегавший через районы военных действий.

Летом 1702 года 19 галеонов под командованием адмирала Мануэля де Веласко загрузили невиданным количеством золота, драгоценных камней, серебра и жемчуга (а еще — не менее ценными амброй, индиго, ванилином, какао и имбирем). Оценивался этот груз в 13 миллионов золотых дукатов.

Караван Веласко у берегов Гаваны встретила французская эскадра из 23 военных судов, которыми командовал известный адмирал Шато-Рено. Не теряя ни минуты, объединенная эскадра снялась с якоря. Слишком реальной была угроза нападения на караван. Они шли в Кадис. Но пришло известие от разведки, что в порту назначения стоят англичане, и Шато-Рено меняет курс «золотого» каравана на северо-запад Испании, к бухте Виго. Куда и прибыли они 22 сентября…

ЕСЛИ БЫ НЕ ФОРМАЛИЗМ…

Эскадра благополучно вошла в бухту, и тут бы Мануэлю де Веласко без промедления приступить к выгрузке сокровищ, как и подсказывал здравый смысл — под охрану «получателя»... Но перестраховщик Веласко не посмел это сделать «без указаний свыше». Впрочем, любые работы с таким грузом были заведомо опасными: золото могли разграбить и во время выгрузки, и при транспортировке через всю страну, по бездорожью, которое, однако же, «надежно контролировали» банды головорезов. И все же сухопутный путь оставался единственно разумным вариантом. Но и ему, ко всему прочему, воспротивились банкиры Кадиса — большая-то часть груза принадлежала им...

И пока таял последний шанс, Веласко все ждал распоряжений «свыше». И дождался. Оно пришло через месяц, — когда на испанском побережье разве только ленивый не знал о галеонах в бухте Виго и «тайном» содержимом их трюмов.

СОКРОВИЩА В СУНДУКАХ

Адмирал испанцев не был так прост и послушен. На 26-й день безответного ожидания в бухте Виго Веласко решается дать распоряжение о выгрузке с флагманского галиона 65 тонн золота. Для этого потребовались две тысячи мулов — этот «транспорт» и должен был доставить золото в Мадрид. Но данный обоз был первым и единственным — за несколько дней с кораблей выгрузили еще 250 тонн золота, но так как мулов больше не было, золото временно укрыли в соседней деревушке Редондела. Итого — 315 тонн из 3400! Эта цифра, согласно существующим архивным данным, считается точно установленной. А в переводе на «осязаемое» — это 12 миллионов монет в 4600 сундуках! Правда, из них только половина досталась Мадриду, вторая половина (источники противоречивы) либо разворована в пути, либо выслежена англичанами и растворилась за Ла-Маншем…

НА АБОРДАЖ!

Ранним утром 22 октября 1702 года, едва исполнительный де Веласко распечатал секретный пакет (который, как известно, был доставлен еще в ночь 21 октября, — но кто бы решился разбудить вельможу?!), как в бухту Виго ворвалась целая эскадра англо-голландских военных судов. По архивным данным — порядка 150 парусников с 4 000 английских и голландских солдат на борту.

Объединенная испано-французская эскадра приняла бой и более 30 часов отчаянно отбивалась от абордажных атак противника. А потом испанцы подожгли свои галеоны. Врагу удалось захватить и потопить лишь несколько кораблей из французской охраны. Сами же потеряли флагманский корабль и несколько сот человек.

А французу Шато-Рено (адмиралу охранных судов) удалось-таки вырваться с остатками своей эскадры и уйти в открытое море. На дне бухты Виго осталось двадцать четыре судна… Девятнадцать из них — галеоны с несметными в трюмах сокровищами. Судьба последних и на сегодня остается загадкой Времени.

С АРХИВНЫХ ПОЛОК

История тех событий сохранила и такой факт: командующий англо-голландскими морскими силами адмирал Руки совершенно случайно узнал о франко-испанской «золотоносной» эскадре, находящейся от него на очень близком расстоянии.

У адмирала Руки была совершенно иная задача, которую он проваливал с треском: его армада брала штурмом порт Кадис и терпела сокрушительное поражение, так как защитники Кадиса и не думали считаться ни с английским правительством, ни с самолюбием адмирала Руки. И тут пришло грандиозное известие! Адмирал сориентировался: будет ли взят Кадис — это еще вопрос, а ему представилась редкая, просто уникальная возможность и свои способности перед двором реабилитировать, и с кушем немалым оказаться!

Руки снимает осаду с порта Кадис и на полном ходу спешит в бухту Виго… И, к великой своей ярости, познает не менее яростное сопротивление испанских галеонов и их французской охраны, а затем становится свидетелем финала — когда испанские суда с золотом, проигнорировав победителя, один за другим скрылись под водой…

Правда, в истории тех событий нет-нет, да и передаются «сведения»: якобы незадачливый Руки все-таки захватил шесть галеонов с 600 тоннами золота и серебра. В несколько дней он провел неотложный ремонт галеонов-пленников. Большую часть добычи перегрузили на один из галеонов. Предусмотрели и дополнительную охрану — к кораблям Руки присоединилась эскадра адмирала Шоувела. И, наконец, подняли паруса.

Но, увы! Уже на выходе из залива минуя последние скалистые отроги, именно галеон с золотом наткнулся на риф и стремительно ушел на дно… Где-то в районе Байонских островов …

СКАЗОЧНОЕ ЗОЛОТО И ФАКТЫ

Загадки во все времена притягивали к себе искателей-открывателей всех мастей и рангов. И даже на то время по горячему следу трагедии всплывали слухи и факты, один «достовернее» другого. Вот, вроде бы, «англичанам удалось захватить драгоценностей едва ли не на пять миллионов фунтов стерлингов», — но и это лишь часть драгоценного груза; другие «утверждали»: весь груз ушел на дно бухты Виго… Между тем, как сами французы предполагают, и в этом что-то есть, — мол, Шато-Рено все-таки разгрузил галеоны и тайно, под надежной охраной переправил сокровища своему правительству… Впрочем, за что-то же наградил его, и более чем щедро, сам Людовик XIV, и произвел в маршалы — аккурат после сражения в бухте Виго, уж никак не победного для адмирала…

Но были и есть скептики: а существовало ли это самое золото «бухты Виго» в действительности? Несмотря на то, что именно трагедия залива Виго, как никакая другая, оставила предостаточно фактических материалов в архивах городов Виго и Амстердама, Мадрида и Лондона. В них зафиксированы как политические разногласия, предшествовавшие военной операции 24 октября 1702 года, так и сам факт перевозки флотом Веласко из Нового Света сказочного количества золота и серебра. Если взять за отправную точку объемы предыдущих перевозок золота с Нового Света в Европу (в предпоследний раз, до адмирала Веласко, — в 1698 году), тогда вывезли 45 миллионов монет-«восьмушек» (золотая или серебряная монета в 27 граммов). Эта цифра, согласно официальным данным, оставалась практически неизменной от одной перевозки к другой, и вполне может служить эталоном даже при визуальном подсчете золотых и серебряных монет, вывезенных галеонами Веласко. 135 миллионов монет почти соответствуют данным Мадридского морского архива (по его данным — 127 338 250 монет, из них серебром 118 338 250 и 9 миллионов золотом.).

В пересчете на современный лад 3400 тонн золота минус 315 тонн, вывезенные Веласко до сражения, равняется 40 миллиардам старых франков!

…И НАЧАЛАСЬ ЭПОХА КЛАДОИСКАТЕЛЕЙ

Только через 36 лет (год 1738) в бухте Виго появилась первая судоподъемная экспедиция французов (возглавляемая А. Губертом): места затопления галеонов были определены и тщательно промерены, выбран один из судов, лежавший на глубине всего шести метров при отливе. Современными «техсредствами» (стропы, деревянные понтоны, шпили и 22 «очень толстых» пеньковых каната) судно поднимали и подводили к берегу на протяжении почти… двух лет. Им оказался испанский галеон «Тохо» водоизмещением около 1200 тонн. Но когда из трюма «испанца» ушла вода, кладоискатели смогли «порадоваться» разве что 600 тоннам… каменного балласта, двенадцати чугунным пушкам, нескольким сотням ядер и десятку мешков ржавых гвоздей. Зато сама экспедиция обошлась французам более чем в два миллиона франков, — с тем они и покинули Виго.

Французских кладоискателей в скором времени сменили англичане. Им первым (непосредственный удачник — Уильям Эванс) и посчастливилось поднять серебряные слитки, всего в несколько сот фунтов стерлингов. Эта сумма ни экспедиционных затрат, ни надежд организаторов не окупила, но несколько взбодрила сомневающихся: затоплены сокровища или вывезены с галеонов до их потопления, но там что-то есть! Надежда появилась.

Но тут-то и взыграл у испанцев дух патриотизма — они наотрез отказались видеть в своих территориальных водах представителей нации, потопившей испанские галеоны. Испанцы и сами в 1748 году взялись за поиск драгоценностей. Однако, безрезультатно. Правда, в том же году представитель другой экспедиции португалец Антонио Ривера поднял со дна около 200 тысяч золотых монет. Периодически пытали счастье у остовов погибших судов и местные жители бухты Виго, но глубина и слишком мутная вода надежно хранили попавшее в их плен сокровище…

И так — почти на 80 лет поиски в бухте Виго фактически приостановлены. Лишь в 1825 году в бухту вошел английский бриг «Энтерпрайз», и уже в его оснащении был новейший образец т.н. водолазного колокола. У подводных искателей — акванавтов — появилась возможность значительно продлить пребывание под водой, а главное — досконально осмотреть дно. Кстати, тем же англичанам испанцы небескорыстно позволяли «подчищать» свои подводные кладовые: на палубе брига отслеживали подъем и раздел добычи вооруженные испанские солдаты. Что, впрочем, не помешало англичанам через несколько дней внезапно исчезнуть из бухты. А слухи остались слухами: мол, с помощью того самого колокола англичане подняли-таки приличное количество золота и, не желая делиться с хозяевами залива, попросту… сбежали. Естественно, предварительно подпоив охрану…

Детальное «освоение» сокровищных залежей в бухте Виго началось лишь в конце 1950-х годов. Более того, правительство Испании даже продает право на поиски сокровищ. Первым «счастливчиком» стал некий француз Д. Лэнгленд. Который «для начала» поискал свой «клад» совсем в ином направлении — перепродал выкупленное право парижскому банкиру Сикарду. Банкир, в общем-то, — тоже не имевший достаточных для экспедиции средств, — в свою очередь делает «предложение» более преуспевающему коллеге, банкиру И. Магену. А вот уж Маген засучивает рукава всерьез: прежде чем финансировать экспедицию в бухту Виго, он сверяет всю, имевшуюся у него, информацию с данными старых испанских и парижских архивов. Однако — «бизнес есть бизнес», — и тут-то и всплыло, что тот самый Лэнгленд, первым выставивший на биржевые торга ненайденное сокровище, умудрился перепродать свое право дважды: банкиру Сикарду и капитану Гоуэну (известному в Англии того времени специалисту по водолазным работам). И уже Гоуэн, — но в Лондоне, — развернул целое предприятие по продаже акций предстоящей (своей) экспедиции.

Можно только представить, как непросто было уладить подобный конфликт…

КООРДИНАТЫ ОБНАРУЖЕННЫХ КОРАБЛЕЙ

Наконец Маген приступил к поисковым работам в бухте Виго. Но прежде он детально продумал и все возможные средства, чтобы обеспечить секретность своих исследований (одно из таких средств: подготовленному к спуску водолазу завинчивали смотровое стекло шлема до того, как снять шлем с водолаза, поднявшегося со дна — чтобы ни один не слышал, что расскажет после погружения другой); Маген нашел подход и к местному населению: от старого испанца-рыбака, в 1825 году работавшего в экспедиции капитана Диксона, он выудил (и, конечно же, за приличное вознаграждение) местоположение первых пяти судов… А в результате уже на двенадцатый день поиска на свою карту занес десятый обнаруженный корабль.

И немудрено. В своих поисках Маген использовал новейшее водолазное оборудование: подводный электрический фонарь, весом в полтонны, наблюдательную подводную камеру, рассчитанную на двоих человек.

Но первая находка из остова галеона «Мадера» ожиданий кладоискателей не оправдала: старинная пушка и двести ядер, медный сосуд, топор для абордажного боя и рукоятка от кортика, единственный серебряный бокал, футляр от трубки и даже… мешочек бразильских орехов, — все далеко не то... Перешли на галеон «Ла Лигура», — но и здесь ничего из того, что ожидали: несколько медных тазов и стеклянных сосудов, компас и железная чаша... И ни грамма золота или серебра!

Надвигались осенние штормы и крах всего предприятия — деньги у Магена катастрофически таяли. И он предпринимает еще одну отчаянную попытку на третьем галеоне «Тампор». Работы под водой идут в спешном порядке, не прекращаются и ночью, — под электрическим фонарем.

И, наконец, когда надежды уже были «на нуле», — долгожданная удача! Со дна поднят первый серебряный слиток! А за ним очень скоро набралось 130 фунтов.

Маген мчится в Париж победителем, распродает дополнительные акции, что значительно пополнило его экспедиционный фонд. И уже в Париже судьба дарит ему еще одну, не меньшую удачу: из Испании он привез («на всякий случай») тяжелый и темный брусок сомнительного происхождения — на исследование. Такие бруски во множестве попадались под водой в радиусе обломков галеонов и на самих судах; водолазы, как правило, даже не поднимали «бруски» со дна, а если случайно они попадали на палубу, их попросту выбрасывали за борт… И каково же было изумление опытного кладоискателя Магена, когда экспертиза показала, что этот ненужный лом предавней корабельной катастрофы не что иное, как… чистейшее серебро!

Незадача: как задуманное начнешь — таков и результат жди. По крайней мере у Магена все так и сложилось. Пока он радовался своим удачам, Европа жила в преддверии франко-прусской войны, и Париж взяли в кольцо германцы. А тут подоспело и неутешительное известие из Испании: почти всех водолазов магеновской экспедиции свалила кессонная болезнь (на то время о такой угрозе подводников, как декомпрессия, еще не думали). Слег и сам банкир…

Возобновить работы в бухте Виго Магену удалось только спустя два года: местоположение еще пяти затонувших судов он нанес на свою карту, но на этом удача и поставила точку. Золота он так и не нашел. Не удалось собрать и выброшенные чудесные бруски из серебра.

Осенью 1872 года экспедиция Магена была свернута, даже водолазное оборудование из-за отсутствия денег на его транспортировку пришлось бросить в бухте Виго. А французу Магену только и осталось, что писать мемуары о своей незадачливой экспедиции. Что он и сделал. Его книга «Галеоны Виго», изданная в Париже, настолько растревожила изыскательский дух подводников-кладоискателей, что испанцы предусмотрительно… засекретили все архивные материалы относительно бухты Виго.

Тем не менее, к концу XIX века еще несколько экспедиций опробовали свою удачу в коварной бухте. Дольше всех — почти 50 лет! — вела изыскательские работы американская «Компания для поиска сокровищ бухты Виго». И однажды американцам посчастливилось-таки приподнять сравнительно неплохо сохранившийся галеон. Но и он до берега «не дошел» — переломился пополам и затонул во второй раз. И официально каких бы то ни было ценностей, поднятых с галеонов, на счету американцев так и не появилось.

В 1904 году искали золото в бухте Виго испанцы Иберти и Пино. И этим чуть-чуть повезло, их «улов» — несколько золотых статуэток и серебряных слитков по 80 фунтов каждый. А еще через тридцать лет создается целая акционерная компания, которая взяла у Испании концессию на подводные работы сроком на восемь лет… Которые и этой экспедиции сторицей «окупились» лишь неудачами.

В XIX веке первыми среди кладоискателей, кто применил в заливе Виго водолазные костюмы, были итальянцы, члены экспедиции Пино Пльберти. Именно им удалось добраться, как свидетельствует история «виговского паломничества», до содержимого золотоносных сундуков. Сколько фактически подняли на поверхность — итальянцы посчитали благоразумным не афишировать.

И все же, как ни странно, и еще через 50 лет очередные кладоискатели — английская компания «Венчур» — решаются на приобретение у испанцев права на ведение водолазных работ в коварной бухте Виго. Англичане остановили свой выбор на галеоне «Сан-Педро», к которому пока еще никто не добирался. Упоминается это судно в исторических источниках как тот самый галеон, на котором, предположительно, испанцы пытались переправить сокровища на берег. Тогда-то судно и было расстреляно англичанами и затонуло на мели. И,.. — то ли быль, то ли легенда, — «…местные рыбаки, чтобы золото не досталось врагу, завалили галеон каменными глыбами…». Из которых со временем образовался почти природный панцирь, чтобы надежно упрятать галеон от кладоискателей. И уже это одно более чем обнадеживало и вдохновляло. И абсолютно напрасно!.. Но на том кладоискатели мира и поставили точку.

ПУШКИ И РОМ

Водолазное оснащение и техника совершенствовались от одного десятилетия поисков и неудач к другому. Что снова и снова приводило в залив Виго очередных соискателей счастья.

В 1958 году в заливе Виго начала работы американская экспедиция Джона Поттера. В ее арсенале были специальные насосы для откачки ила, трубы для проникновения внутрь затонувших кораблей, а даже всевозможные электро- и электронные приборы (от простых телефонов для связи с сушей до сложнейших электромагнитных локаторов). И подняли они на поверхность немало: пушки и якоря (время и морская соль «иссушили» их до «картонного состояния»), старинные блоки и даже… целый арсенал бутылок рома! А золото так и осталось «под вопросом»!

Не считая любителей-одиночек, двенадцать солидных водолазных экспедиций вдоль и поперек обследовали дно бухты Виго, осмотрели остовы практически всех кораблей, затонувших здесь в 1702 году. И за 300 лет поисков сама бухта Виго приобрела печальную славу Бухты несбывшихся надежд.

Главной проблемой поисковых работ в заливе было и остается илистое дно (потому как впадающие в залив две реки исправно несут в своих водах тонны этой осадочной породы). За сотни лет останки галеонов оказались замурованными под 10-метровой толщей ила, которым Его Величество Время неумолимо заносило следы трагедий, со скоростью — один метр за жизнь нового поколения…
И три тысячи тонн золота все еще не найдены…


8 апреля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116427
Сергей Леонов
95625
Владислав Фирсов
89582
Виктор Фишман
77647
Борис Ходоровский
68779
Богдан Виноградов
55208
Дмитрий Митюрин
44666
Татьяна Алексеева
40557
Сергей Леонов
39451
Роман Данилко
37491
Светлана Белоусова
35689
Александр Егоров
34922
Борис Кронер
34507
Наталья Дементьева
33230
Наталья Матвеева
33079
Борис Ходоровский
31986