Белая дама и тень Пушкина
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №22(356), 2012
Белая дама и тень Пушкина
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
334
Белая дама и тень Пушкина
В семейной хронике дворян Пушкиных сохранилось предание о том, что привидение прогуливалось среди бела дня в Москве

История каждого уважающего себя города должна быть окутана легендами, а старинный замок без привидений – это просто груда безжизненных камней. Чаще всего призраками становятся женщины, умершие от несчастной любви. Отвергнутые любовницы, неверные жены и невесты, брошенные у алтаря, обречены вечно бродить по холодным безлюдным коридорам замков. Страдалицы, одетые в немодные белые балахоны, пугают туристов, которые специально собираются, чтобы увидеть явление Белой дамы. В полнолуние стены старого замка окутывает серебристый туман, от промозглого ветра на осинах начинают трепетать листья, над черными равнинами разносится протяжный волчий вой, башенные часы бьют двенадцать – и вот в стрельчатом окне медленно возникает очертание белой женской фигуры. Так появляются обычные Белые дамы, и только в семейной хронике дворян Пушкиных сохранилось предание о том, что привидение прогуливалось среди бела дня в Москве на оживленном Тверском бульваре.

Прогулки Белой дамы

Произошло это удивительное событие в 1800 году, через год после рождения сына Александра в семье Сергея Львовича и Надежды Осиповны Пушкиных. Супруги жили в то время в Москве. Дети, старшая дочь Ольга и годовалый Александр, были сданы на руки мамушкам и нянюшкам, а Пушкины любили развлекаться, ведь они были еще молоды: Сергею Львовичу исполнилось 30 лет, а Надежде Осиповне всего 24 года. Однажды во время приятной прогулки по Тверскому бульвару Надежда Осиповна заметила странную женщину в белом балахоне, которая двигалась удивительно плавно, словно скользила на коньках. Лицо попутчицы нельзя было рассмотреть, белый платок с длинными свисающими до плеч концами полностью закрывал ее голову.

– Видишь эту странную попутчицу, Сергей Львович? – спросила мужа Надежда Осиповна.

Последовал отрицательный ответ, а Белая дама, заглянув в лицо Надежды Осиповны, исчезла. С какой целью Белой даме вздумалось явиться родителям Пушкина, так и осталось непонятным, никаких тревожных событий в жизни их семьи, к счастью, не произошло. Можно лишь предположить, что Белая дама хотела указать родителям маленького Александра, что ровно через восемьдесят лет на Тверском бульваре появится памятник их гениальному сыну...

Прошло пять лет, Надежда Осиповна уже почти забыла о таинственном явлении Белой дамы на Тверском бульваре. Как обычно летом Пушкины переехали в село Михайловское. Дорога была утомительной, и сразу по приезде Надежда Осиповна удалилась в свою комнату и села на диван, «и вдруг видит она перед собою ту же саму фигуру. Страх лишает ее возможности вскрикнуть, и она падает на диван, лицом к стене. Странное существо приближается к ней, наклоняется к дивану, смотрит ей в лицо и затем, скользя по полу, опять как будто бы на коньках, исчезает. Тут Надежда Осиповна закричала благим матом. Сбежалась прислуга, но все попытки отыскать непрошеную гостью остались напрасными». Читая этот отрывок семейной хроники, остается лишь с грустью заметить, что дамам нынешнего времени для выражения чувств благого мата уже не хватает.

«Прошло еще лет пять или шесть, и Пушкины переселились из Москвы в Петербург, так как Александра готовили в лицей» – пишет в «Семейной хронике» племянник великого поэта Лев Николаевич Павлищев. Автор воспоминаний не смог точно указать, когда приехали в Петербург и где поселились супруги Пушкины, но дотошные пушкинисты докопались до истины. В газете «Санкт-Петербургские ведомости» было найдено сообщение, что в феврале 1811 года в Петербург прибыл «коммисариатский коммисионер седьмого класса Пушкин». Это и есть не кто иной, как Сергей Львович Пушкин, который вместе с женой приехал, чтобы позаботиться о дальнейшем образовании сына Александра. Супруги Пушкины поселились в доме Порохова на Офицерской улице, сегодня это дом № 13 по Вознесенскому проспекту. В этом доме со зловещим номером произошло еще одно чудесное явление Белой дамы: «Надежда Осиповна определила к дочери Ольге гувернантку англичанку мисс Белли, которая помимо всех прочих обязанностей должна была читать ей вечерами английские романы. Однажды Надежда Осиповна в ожидании гувернантки, которая укладывала Ольгу спать, вязала в своей комнате чулок. Комната освещалась тусклым светом висячей лампы. Свечи же на столике из экономии Надежда Осиповна не сочла нужным зажигать до прихода мисс Белли. Внезапно отворяется дверь, и Надежда Осиповна, не спуская глаз с работы, говорит вошедшей:

– Это, наконец, вы, мисс Белли. Давно вас жду, садитесь, читайте!

Вошедшая приближается к столу, и глазам Надежды Осиповны представляется та же таинственная гостья, одетая точно так же, как и в оба предшествовавших раза. Загадочное существо вперило в Надежду Осиповну безжизненный взгляд, обошло или, лучше сказать, проскользнуло три раза вокруг комнаты и исчезло, как показалось Надежде Осиповне, в стене».

Через год после этого таинственного происшествия Надежда Осиповна во сне увидела похороны, и неизвестный голос произнес:

– Смотри! Хоронят Белую женщину вашего семейства! Больше ее не увидите!

Белая дама была не единственным призраком, посещавшим семейство Пушкиных. Еще более странная история произошла с Марией Алексеевной Ганнибал, бабушкой поэта по материнской линии.

Двойник или второй экземпляр мужа

Биографию Пушкина мы все «проходили» в школе, и, согласитесь, что никому из нас не казалось странным, что воспитанием мальчика занималась только безграмотная няня Арина Родионовна. «Добрая подружка бедной юности» затмила всех остальных родственников Александра Сергеевича. Конечно, в этом существовал явный идеологический перекос: школьники должны были запомнить, что великого русского поэта вскормила простая крепостная женщина. О Марии Алексеевне Ганнибал в учебниках не сказано ни слова, а, между тем, современники утверждали, что «Пушкины жили весело и открыто, и всем домом заведовала больше старуха Ганнибал, очень умная, дельная и рассудительная женщина. Она умела дом вести как следует, и она также больше занималась детьми, принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила».

Мария Алексеевна Ганнибал присматривала за Александром с рождения и до его поступления в Царскосельский Лицей. Бабушка любила рассказывать внуку старинные семейные предания, которые впоследствии перекочевали на страницы его произведений. Мария Алексеевна первой высказала опасение, что жизнь Александра не будет безмятежной. Старушка Ганнибал не обладала пророческим даром, просто она хорошо знала неудержимый характер Александра: «Не знаю, что выйдет из моего старшего внука: мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда свой урок сдаст порядком, то его не расшевелишь, то не прогонишь играть с детьми, то вдруг развернётся и расходится, что ничем его не уймёшь. Из одной крайности в другую бросается, нет у него середины. Бог знает, чем всё это кончится, ежели он не переменится». Как и опасалась бабушка, пушкинский характер не изменился, а чем это закончилось, прекрасно известно.

Мария Алексеевна отличалась здравым образом мыслей, чуждалась иноземных обычаев и говорила только по-русски. Казалось бы, такой трезво мыслящей женщине не пристало видеть привидений, но в 1810 году произошло событие, которому никто не смог найти объяснения. В доме Пушкиных отпраздновали именины Сергея Львовича. К несчастью, у именинника разболелись зубы, да так сильно, что он не смог выйти к гостям и послал камердинера извиниться за свое отсутствие. Среди гостей был родственницы Сергея Львовича барышни Чичерины, которых бог обделил красотой. Эта троица очень развеселили Надежду Осиповну, и она сказала:

– Вы поглядите на них, одна – горбушка, другая – крикушка, а третья – дурнушка.

Мария Алексеевна Ганнибал была возмущена поведение дочери, которая любила поиздеваться над родней мужа, и попыталась пресечь неуместную шутку. Показывая на пустой стул, она сказала дочери:

– Как не стыдно тебе, Надя, смеяться над его родными?

Говоря «его», Мария Алексеевна имела в виду именинника. Ей показалось, что Сергей Львович сидит в гостиной в халате с завязанной щекой. Мария Алексеевна даже попросила подать ему чай. Надежда Осиповна удивилась и сказала:

– Разве вы не знаете, мама, что Сергей из кабинета не выйдет? У него зубы болят, и чай я ему уже послала. А эти три все равно смешны: горбушка, крикушка и дурнушка!

«Двойник, никем невидимый, кроме Марии Алексеевны, просидел в глазах ее на стуле до самого ужина, а когда гости перешли в столовую ужинать, последовал за ними, но прошел, минуя столовую, в кабинет, где находился не фиктивный, а настоящий Сергей Львович.

Удостоверившись на следующий день, что Сергей Львович вовсе и не думал показываться гостям, Мария Александровна перепугалась немало, но никому о явлении в течение целого года не заикнулась, полагая, что если даст волю языку, то с Сергеем Львовичем случится Бот весть что. Но 1810 год прошел благополучно, и только на новый 1811 год она сообщила о втором экземпляре мужа ее дочери».

Мария Алексеевна Ганнибал умерла 27 июня 1818 года в селе Михайловском на руках своего любимого внука Александра и была похоронена в Святогорском монастыре. И никто не предполагал, что семейная хроника Пушкиных пополнится еще одним преданием – о явлении призрака Марии Алексеевны...

Что нужно, чтобы стать военным?

Брат милый, отроком расстался ты со мной,
В разлуке протекли медлительные годы.
Теперь ты юноша – и полною душой
Цветешь для радостей, для света, для свободы.

Эти строки Александр Сергеевич посвятил своему младшему брату Льву, с которым его связывали самые сердечные и дружеские отношения. Они выросли в одной семье, в одном доме, но воспоминания о детстве у них остались абсолютно разные. К Александру мать относилась с бессмысленной строгостью. Однажды, обидевшись на невинную мальчишескую проделку, Надежда Осиповна перестала разговаривать с Сашей, и это наказание продолжалось целый год. Мать завязывала Александру руки за спиной, чтоб отучить его от привычки потирать ладони, выводила к гостям с носовым платком, завязанным на курточке в виде аксельбанта, потому что мальчик часто терял платки. Нелюбовь к Александру пытались объяснить нервозностью и излишней вспыльчивостью. Однако Надежду Осиповну словно подменили, когда 17 апреля 1805 году у нее родился сын, названный Львом. Надежда Осиповна отдала ему всю нерастраченную материнскую нежность. Она души не чаяла в Левушке, баловала, опекала его и шагу не давала ступить без своего разрешения.

Лев Пушкин получил хорошее образование и по желанию родителей определился в статскую службу, получив в 1824 году место в Департаменте иностранных вероисповеданий, но через два года вышел в отставку. Его не привлекала скучная канцелярская работа, он с наслаждением купался в лучах славы старшего брата, как шутили светские острословы: «А Лёвушка наш рад, что он – родному брату брат». Александр Сергеевич метко охарактеризовал его способности: «Что делает брат? Я не советую ему идти в статскую службу, к которой он так же неспособен, как и к военной, но у него, по крайней мере, жопа здоровая, и на седле он все-таки далее уедет, чем на стуле в канцелярии».

В 1826 году Лев Пушкин окончательно решил пересесть со стула в седло, но, чтобы начать самостоятельную жизнь, нужно было впервые в жизни пойти против родительской воли. «Когда Лев решился поступить в военную службу, не извещая о своем намерении родителей, уехавших из Петербурга в Михайловское, то, оставаясь в их пустой комнате, он приступил к разбору бумаг среди светлой майской ночи. Разобрав их, Лев Сергеевич хотел пойти в кабинет уложить свои вещи, и тут задался вопросом, хорошо ли он делает, уезжая на службу без родительского благословения? Путь в кабинет лежал через огромную гостиную, и вот Лев Сергеевич видит в гостиной скончавшуюся в 1818 году свою покойную бабку Марию Алексеевну Ганнибал. Льву Сергеевичу показалось, что она встает при его приближении со стула, останавливается в расстоянии нескольких шагов от него, благословляет его крестным знаменем и исчезает мгновенно». Лев Сергеевич не был человеком суеверным, его не привлекали мистические таинства, однако он был уверен, что «благословение тени добрейшей бабки прослужило мне в пользу. Во всех отчаянных сражениях с персиянами и поляками, я среди адского огня не получил даже контузии; пули как-то отлетали от меня, как от заколдованного».

Лев Сергеевич Пушкин поступил юнкером в Нижегородский драгунский полк, он отличался беззаветной «львиной» храбростью и по-человечески относился к нижним чинам. В одном из сражений молодой необстрелянный солдатик испугался и пустился бежать не в направлении врага, а в противоположную сторону.

– Пушкин! – закричал полковой командир, – видишь этого подлеца, догоняй его, руби его! Он полк бесчестит!

– Сабля тупая, – спокойно произнес Лев Сергеевич, взял под козырек и, пришпорив коня, крикнул:

– За мной, ребята!

«Весь лагерь был в восторге от Пушкина, и можно быть уверенным: где Пушкин, там кружок и весело, – вспоминал сослуживец Льва Сергеевич декабрист Лорер. – Пушкин обыкновенно заглядывает по палаткам, где едят или пьют, он там везде садится, ест и пьёт. В карты Пушкин играл и всегда проигрывал; табаку не нюхал и не курил. Вечно без денег, а ежели и заведутся кое-какие, то ненадолго: или прокутит, или раздаст. У него не было слуги или денщика. Одним словом, Пушкин имел много странностей; но все они как-то шли к нему, может быть потому, что были натуральны, и он был самый беспечный, милый человек, какого я знал когда-либо...» У Льва Сергеевича была еще одна странность – он никогда не дрался на дуэлях, считая поединки «разглупейшим» занятием, которое не доказывает храбрость человека, а лишь является показным «храброванием». Как жаль, что он не смог убедить в этом своего старшего брата...

Смерть на пороге

Как мы видим, призраки, посещавшие семейство Пушкиных, были существами безобидными, они являлись с неведомыми целями и бесследно исчезали, не причинив никому вреда, а вот дурные предсказания, к несчастью, сбывались с ужасающей неотвратимостью. Автором мрачных пророчеств была старшая сестра Пушкина Ольга, которую в семье называли Сивиллой.

Ольга была девушкой очень серьезной, она не разделала интересы сверстниц, посвящавших все свое время бестолковой светской суете и погоне за женихами. Ольга Сергеевна стремилась постичь «гроба тайны роковые», с этой целью она изучала труды христианских философов и мистические учения. Ее любимым чтением были трактаты по физиогностике, искусству распознавать характер человека по чертам его лица. Она увлекалась френологией, очень модной в то время теорией, утверждавшей, что существует связь между психикой человека и строением поверхности его черепа. Высочайшего мастерства Ольга Сергеевна достигла в хиромантии.

9 июня 1817 года император Александр I вручил дипломы выпускникам Царскосельского Лицея. Александр Пушкин после пяти лет безвыездного пребывания в закрытом учебном заведении оказался дома, среди родных. Вновь, как в детстве, он подолгу беседовал со своей любимой сестрой Ольгой. Зная, что она превосходно гадает по руке, Пушкин попросил заглянуть в его будущее. Ольга долго не соглашалась гадать, но Александр был так настойчив, что она все же взглянула на ладонь, заплакала, поцеловала его руку и сказала:

– Зачем, Александр, принуждаешь меня сказать, что я боюсь за тебя? Тебе грозит насильственная смерть и еще не в пожилые годы.

В феврале 1837 году ее страшное предсказание сбылось. В это время Ольга Сергеевна жила в Варшаве, где служил ее муж Николай Иванович Павлищев. Получив известие, что Александр Сергеевич скончался смертельно раненный на дуэли с Дантесом, она заболела нервной горячкой. В современной медицине такого диагноза не существует, а в начале XIX века он был очень распространен и обозначал заболевание, вызванное сильным стрессом. Нервная горячка сопровождалась резким повышением температуры, лихорадкой и упадком сил. Находясь в таком болезненном состоянии, Ольга Сергеевна не раз вспоминала о своем предсказании и жалела, что согласилась испытывать судьбу. По ночам ей являлась тень брата, он якобы попросил уничтожить дневники, в которых Ольга Сергеевна записывала семейную хронику и предания рода Пушкиных. Бесценные для истории заметки были сожжены. Однако безжалостный огонь не смог уничтожить память о сбывшихся предсказаниях Ольги Сергеевны. Одно из них касалось родственника Пушкиных поручику лейб-гвардии Егерского полка Батурина.

Молодой поручик не раз бывал в доме Пушкиных и однажды, когда разговор зашел о хиромантии, Ольга Сергеевна, посмотрев на его ладонь, сказала:

– Глядя на вашу руку, можно сказать, что вы умрете насильственной смертью, и она уже стоит у самого вашего порога. Впрочем, не верьте моим хиромантическим познаниям.

На третий день после предсказания Батурин был убит. Поручик заступил на обычное дежурство, «вдруг Батурин услышал какие-то крики и шум в казарме, где размещались солдаты. Поручик поспешил туда и увидел, как двое служивых пытались удержать третьего, по виду, находившегося в состоянии сильного опьянения. Неожиданно тот вырвался из рук и кинулся на Батурина. Офицер, не ожидавший нападения, с ужасом увидел в руке пьяного солдата длинный и острый нож. Никто ничего не успел сделать, как нож вонзился в грудь поручика». Следствие установило, что солдат хотел отомстить фельдфебелю, который его жестоко наказал, но с пьяных глаз бросился на ни в чем неповинного Батурина. Узнав о смерти родственника, Ольга Сергеевна поклялась больше не искушать судьбу, и уже никогда не гадала ни на картах, ни по руке. Но избавиться от своего пророческого дара она не могла – Ольга Сергеевна видела вещие сны...

Москва... Москва... Как она изменилась с пушкинских времен! Пол-Москвы снесли, милые улочки и бульвары обезобразили до неузнаваемости, и лишь одна столичная твердыня осталась неизменной – это московская элита: «И среди этих-то орангутангов я осужден жить в самое интересное время нашего века! – писал Александр Сергеевич, вдоволь насмотревшись на нравы сливок дворянского общества. И далее в этом же письме он сообщает о случившемся в семье несчастье. – В довершение всех бед и неприятностей только что скончался мой бедный дядюшка Василий Львович. Надо признаться, никогда еще ни один дядя не умирал так некстати. Итак, женитьба моя откладывается еще на полтора месяца, и бог знает, когда я смогу вернуться в Петербург».

Это письмо датировано 21 августа 1830 года, оно написано на следующий день после смерти Василия Львовича. Дядюшка Пушкина был человеком еще нестарым, ему шел 64 год, правда, он страдал от подагры, но никто в семье не предвидел трагических последствий затяжной болезни. Никто! Кроме Ольги Сергеевны, которой приснилось, «будто Василий Львович появился пред нею в костюме адепта из лож «вольных каменщиков», членом которой он состоял. Василий Львович, вернее его призрак держал в правой руке зажженный светильник, а в левой – человеческий череп.

– Ольга, – сказал призрак, – я пришел к тебе объявить большую радость. Меня ожидает в среду 20 августа невыразимое счастье. Посмотри на белую мантию: знак наград за мою беспорочную жизнь; посмотри на зажженный светильник – знак, что всегда следую свету разума; посмотри на этот череп – знак, что помню общий конец и разрушение плоти!

На вопрос племянницы, какое ожидает его счастье, призрак, исчезая, ответил: «ни болезни, ни печали». Не прошло и трех недель после этого сновидения, как Василий Львович умер. Ольга Сергеевна предчувствовала смерть Василия Львовича, а потому не слишком удивилась роковому известию, говоря, что она была уже подготовлена к этому удару».

Прочтя высокопарный монолог привидения пушкинского дяди, можно придти к глубокомысленному выводу, что мужчины, даже став призраками, продолжают сочинять сказки о своей «беспорочной жизни». Жена Василия Львовича Пушкина развелась с ним из-за его связи с крепостной девкой, на прелюбодея было наложено церковное покаяние, а остаток жизни он прожил с любовницей. Конечно, можно верить в привидений, но стоит ли верить привидениям? Это вопрос, который никогда не будет разрешен...


18 ноября 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
179500
Сергей Леонов
137884
Сергей Леонов
97957
Виктор Фишман
79993
Борис Ходоровский
70671
Богдан Виноградов
56854
Павел Ганипровский
52066
Дмитрий Митюрин
47071
Александр Егоров
46451
Татьяна Алексеева
45700
Павел Виноградов
42174
Сергей Леонов
41417
Светлана Белоусова
40262
Роман Данилко
39238
Татьяна Алексеева
38416
Борис Кронер
38266