Армянский сюжет со вкусом ежевики
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №21(407), 2014
Армянский сюжет со вкусом ежевики
Сергей Кривенков
журналист
Санкт-Петербург
878
Армянский сюжет со вкусом ежевики
Поющие фонтаны. Ереван. Площадь республики

Лето 2014 года выдалось жарким не только в Питере, но и, например, в Ереване. В отдельные дни августа дневная температура воздуха доходила до 40 градусов жары. Однако страсть к путешествиям пуще неволи, пришлось терпеть. Ереван того стоит.

В центре города здания из розового туфа образуют красивые ансамбли. Никакой эклектики. Этим столица закавказской республики перекликается с Санкт-Петербургом.

Сейчас в связи с предстоящим созданием Евразийского экономического союза и вхождением в него Армении интересно увидеть, как живут наши старые – новые друзья.

ПО ЕРЕВАНУ ПЕШКОМ

Поскольку неделю автор прожил в весьма непритязательном хостеле, где в основном останавливаются молодые путешественники (Испания, Польша, Англия, Австралия, другие страны), имелась возможность оценить и их впечатления об Армении. Но обо всем по порядку.

В двух словах о транспорте: центр Еревана компактен, по нему вообще лучше ходить пешком, для поездок в другие районы вполне подходит метро, тем более что стоимость одной поездки всего лишь около 9 рублей. Армянские деньги называются драмы, курс их к рублю за последний год даже слегка вырос, составив около 11 драмов за рубль.

Отмечу, что рубль в Армении – одна из конвертируемых валют, его принимают во всех обменных пунктах. Цены, как, впрочем, и доходы, в Ереване несколько ниже, чем у нас. Набор товаров однотипен, специфика больше касается продуктов.

Немного о еде. В путеводителях упоминают множество национальных блюд, однако их можно попробовать или в ресторанах, или в гостях. В бюджетном варианте в Ереване популярны хинкали и пельмени местного производства, пьют обычно не знаменитый армянский коньяк, а пиво, кофе или знакомый нам кисломолочный тян (в России – «Тан» и похожий на него «Айран»). Кроме молока, можно купить напоминающий густую простоквашу мацун, но еще популярнее необычная армянская окрошка. Это основанная на молоке, а не на квасе смесь с мелко нарезанными огурчиками в полулитровых бутылках. Название русское – окрошка, но вкус, естественно, совершенно другой. Надо сказать, хорошее изобретение «на стыке» двух кухонь. Говорят, у нас тоже бывают любители окрошки на кефирной основе, но все равно не в виде прохладительного напитка.

Для любителей пива в Ереване как минимум две незнакомые у нас национальные закуски – солоноватый сыр чечил в виде слоящихся сырных палочек и большие тонкие сухие лепешки менейш с тмином и мелко нарубленной зеленью. Едят менейш руками, сворачивая часть лепешки «в кулек».

Книжных магазинов сравнительно немного. На памятниках и новых мемориальных досках часто нет никаких надписей, поэтому молодые ереванцы затрудняются с ответами на вопросы о том, в честь кого, собственно говоря, они установлены. Это, по-моему, недостаток. К явным достоинствам города надо отнести ереванские скверы, парки и фонтаны. Уютен так называемый Парк влюбленных; в соответствии с названием там постоянно гуляют молодые пары, но еще больше родителей с детьми. В парке обращают на себя внимание искусно расположенные группы декоративных камней в японском стиле.

Многие ереванцы неплохо владеют русским языком, однако иногда при общении может пригодиться и английский.

ВОЗМОЖНА ЛИ ЭКСКУРСИЯ В КАРИБАХ?

Если говорить о «нестоличной» части Армении, то больше всего известны самая протяженная в мире канатная дорога, озеро Севан, древние христианские монастыри в горах. Экскурсиями здесь часто называют поездки (в складчину) нескольких туристов на легковой машине, лицензированной как такси. Цены в этом случае не будут кусаться, несмотря на горные дороги и немалые расстояния.

Водители обычно опытные – еще раз подчеркну, что речь не идет о «самодеятельности». В то же время это, конечно, и не обычная экскурсия, поскольку расплачиваются именно с водителем, а гидом он не является.

Из многих вариантов подобных поездок интереснее всего выезд за пределы Армении, в непризнанную Нагорно-Карабахскую республику. Здесь тоже нет никакой авантюры, между Арменией и НКР существует граница, на которой проверяют документы. Затем надо получить визовое разрешение в консульском отделе МИДа НКР, находящемся в главном городе Карабаха – Степанакерте. Процедура занимает не более часа. На обратном пути выданное разрешение забирают на блок-посту. Только вот дорога в один конец занимает шесть с половиной часов, поскольку реальное (по дороге, а не по прямой) расстояние от Еревана до Степанакерта составляет около 350 километров. Поэтому речь идет о поездке, которая «стартует» в 6 утра и завершается в лучшем случае к полуночи.

В моем случае инициативу проявили два молодых английских путешественника – парни из Лондона и Плимута. Я стал третьим. Водитель хорошо говорил по-русски, но английского не знал. Однако в итоге взаимопонимание было установлено.

О КАРАБАХЕ И НЕ ТОЛЬКО

Англичане мало знали об особенностях конфликта вокруг Карабаха. Да и у нас он подзабылся – все же прошло 20 лет, как согласовано перемирие, хоть оно и не всегда соблюдается (в частности, в начале лета 2014 года в одном из районов вспыхнули было перестрелки). Возможно, со временем настанет и мир, хотя путь к нему, похоже, еще долог.

Однако повторение подобных конфликтов на постсоветском пространстве заставляет искать общие закономерности. Коротко – несоответствие границ национальному составу населения терпимо воспринимается в спокойные времена и перестает восприниматься в кризисные. Если в ответ на требования большей автономии следует категорический отказ, возникает конфликт. Разве не похоже на ситуацию 2014 года на востоке Украины?

Напомню, что в конце 1980-х годов в Карабахе сначала требовали разрешить местному телевидению работать на армянском языке. Чем не похоже на требование сделать русский язык вторым государственным на Украине, хотя бы в юго-восточных регионах?

Еще более незначительным с виду был повод для начала конфликта между Абхазией и Грузией. В тогдашней автономии открыли университет. И хотели организовать в нем медицинский факультет. Из Тбилиси последовал отказ. А в те годы про Тбилисский мединститут говорили, что в нем сильна, как сейчас изящно выражаются, коррупция. Талантливые молодые грузины часто ехали поступать в Москву и Питер. А в цирке Сухума я был свидетелем такой сцены. Клоун со сценическим именем Маленький Бим, он же храбрый мотогонщик по вертикальной стене, выходил на сцену с двумя чемоданами. Следовал диалог:

– Бим, куда ты собрался?

– Поступать в Тбилисский мединститут.

– А зачем тебе такие большие чемоданы.

– А в них пятнадцать тысяч рублей.

Зал аплодировал буквально стоя. Замечу, что обозначенная клоуном сумма взятки в советских рублях превосходила тогдашнюю стоимость автомобиля «Волга», популярного на Кавказе среди богатых покупателей. Понятно, что требования дать возможность готовить в Абхазии врачей послужили одним из первых камушков в лавине дальнейшего конфликта.

Если говорить о Нагорном Карабахе, то, думаю, что возможность решить дело миром упустили еще в советское время, тогда речь шла о территориальных обменах между Арменией и Азербайджаном. В обмен на Карабах и ведущий к нему так называемый Лачинский коридор Азербайджан получал бы коридор к Нахичевани. Но случилась, увы, война. Рана так и не зажила, поскольку с обеих сторон было множество беженцев. Де-факто линия перемирия выгодна Армении, однако ценой стало непризнание Карабаха другими странами. Войны сейчас, слава богу, не ждут, но и перспективы урегулирования весьма туманны.

Как водится в подобных случаях, у каждого из беженцев своя правда. В карабахском поселке Шуши я встретил армянку – беженку из Баку. Кстати, в разговоре она отмечала, что до конфликта Баку был интернациональным городом. Но ведь есть и бежавшие из Шуши в Азербайджан. Говорят, что на склонах гор Карабаха хорошо растет ежевика. В Степанакерте, отстроенном в белом камне (город был разрушен огнем реактивных систем залпового огня), выпускают соки – ежевичный, кизиловый. Город невелик. Всюду флаги НКР, отличающиеся от армянских ступенчатым белым орнаментом. Такой орнамент есть и на карабахском гербе.

Около Шуши – танк-памятник, первым пытавшийся прорваться к господствующей высоте. Неподалеку – старая русская крепость «Елизаветинские ворота».

Но видно, что настоящего мира нет – в противном случае людей, видимо, было бы куда больше. Даже в Таможенный союз, на который, между прочим, многие армяне искренне возлагают большие надежды, путь открыт только для всеми признанной Армении. Вот так выглядит со стороны самый старый из так называемых замороженных конфликтов на постсоветском пространстве.

Кстати, сразу за официальной границей Армении и НКР можно увидеть стилизованные под старину межевые знаки между этими землями в виде треугольников, представляющие, по-моему, немалый интерес для историков.

Уже на собственно армянской территории современное шоссе периодически переходят возвращающиеся с вечерних прогулок стада вполне упитанных местных коров. Недаром в Армении молоко продают преимущественно повышенной жирности. Стада буренок так или иначе настраивают на мирный лад.

Вкус ежевики вернулся ко мне уже по возвращении в Ереван – продавщица соков со льдом подарила мне целый стакан этой ягоды. Сказал, конечно, спасибо. Но, честное слово, мысли о мире на этой земле не уходили.

Между прочим, петербуржцы знают – у нас в городе армяне и азербайджанцы, бывает, мирно работают вместе, например, в одних магазинах. Видимо, рано или поздно конфликт завершится. Однако в других местах из чужого опыта уроков, на мой взгляд, не извлекают. И это грустно.


30 сентября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105448
Сергей Леонов
94311
Виктор Фишман
76232
Владислав Фирсов
70975
Борис Ходоровский
67578
Богдан Виноградов
54196
Дмитрий Митюрин
43417
Сергей Леонов
38320
Татьяна Алексеева
37217
Роман Данилко
36537
Александр Егоров
33467
Светлана Белоусова
32719
Борис Кронер
32441
Наталья Матвеева
30461
Наталья Дементьева
30228
Феликс Зинько
29635