КАТАСТРОФА
«СМ-Украина»
«Отважный» скрылся под водой…
Евгений Гуф
журналист
Киев
275
«Отважный» скрылся под водой…
На момент катастрофы корабль отслужил на Черноморском флоте девять лет

О гибели в 1974 году большого противолодочного корабля «Отважный» говорили и говорят скупо: вроде бы взорвались на нем ракеты, погибло человек двести, почти исключительно из рядового состава. Насколько подобные слухи соответствуют действительности? И что же произошло на самом деле?

О РОКОВЫХ СОВПАДЕНИЯХ

Большой противолодочный корабль (БПК) «Отважный» вошел в состав Черноморского флота в 1965 году. В случае боевых действий корабли этого проекта (61-го) должны были обеспечивать защиту сопровождаемых судов от подводных лодок, управляемых ракет и атак авиации противника. Но главной особенностью судов данной серии стало наличие на них не имеющей в мире аналогов корабельной газотурбинной установки. Еще одна особенность заключалась в том, что боезапас размещался выше ватерлинии. На корме располагалась вертолетная площадка и предназначенное для заправки вертолета керосиновое хранилище на 6 тонн горючего.

Как считает историк Б.А. Коржавин: «По вооружению и боезапасу корабли проекта 61 были одними из лучших для своего времени». Огневую мощь обеспечивали ракетные и артиллерийские установки, бомбометы, торпедный пятитрубный аппарат, вертолет «Ка-25» с запасом противолодочных бомб.

При длине чуть более 140 метров БПК «Отважный» имел 4 510 тонн полного водоизмещения; был способен сохранить остойчивость и мореходность при шквальном ветре до 170 километров в час. Максимальная его скорость составляла 35 узлов. Экипаж — около 270 человек, в том числе 25 офицеров. Плавучесть корабля обеспечивалась даже при затоплении трех смежных отсеков, а всего их насчитывалось четырнадцать.

Неудивительно, что, обладая такими параметрами, по западной классификации «Отважный» приравнивался к легким крейсерам.

На момент катастрофы корабль отслужил на Черноморском флоте девять лет.

В связи с последующей судьбой БПК невольно хочется порассуждать о трагических совпадениях. Как и капитан «Титаника», командир «Отважного» капитан 2-го ранга Винник вышел в море на своем корабле в последний раз, поскольку уже получил назначение на новую должность. И второе: «Отважный» погиб в пятницу, 30-го числа, а линкор «Новороссийск» (взорвавшийся совсем рядом, в севастопольской бухте) — в ночь с пятницы на субботу — 29-го. Пятница никогда не считалась на флоте счастливым днем.

ХРОНИКА КАТАСТРОФЫ

30 августа 1974 года в 7.45 утра на борт «Отважного» поднялся начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал Саакян, представитель Главного штаба ВМФ адмирал Путинцев и группа штабных офицеров. Всего на корабле находилось 287 человек. «Отважный» выходил в море под флагом начальника штаба ЧФ. Цель: проведение учебных ракетных стрельб.

10 час. 01 мин. Мичман Шупортяк, находящийся в ракетном хранилище №8, услышал хлопок и свист, после которых вспыхнуло пламя. Спустя мгновение — помещение начало заволакивать дымом. В месте, где хранилось 15 зенитных ракет, стремительно разгорелся пожар. Растерявшись, мичман не задействовал систему пожаротушения и пулей выскочил из хранилища. Пробежав мимо нескольких членов экипажа, он ничего им не сообщил, закричав: «Сейчас будет взрыв!» уже в другом коридоре.

Вскоре шипение и свист стали слышны в других отсеках. Из-за стремительно повышающейся температуры на переборках запузырилась краска. Между тем совсем рядом с хранилищем №8 располагался склад противолодочных бомб и запасы керосина.

Мелькают секунды, но какого-либо доклада о надвигающейся катастрофе на капитанский мостик не поступает. Контр-адмирал Саакян, увидев на корме дым, ворчит, что, дескать, механики небо коптят. Все это время в хранилище №8 продолжает работать стартовый двигатель одной из ракет. Как и положено, через 22 секунды он запускает маршевый двигатель, после чего происходит первый взрыв. В огне погибают двое старшин. Затем рвет вторую ракету.

На мостике по-прежнему не представляют реальную обстановку. Исходное предположение: возгорание силовой газотурбинной установки.

Третий взрыв разрушает переборки и приводит к повреждению цистерн с корабельным топливом, которое начинает вытекать наружу и вспыхивает. Из-за высокой температуры скручивается и плавится металл обшивки. Согласно проекту, при строительстве корабля неоправданно часто применялся магниево-алюминиевый сплав, который теперь буквально полыхает.

Корма «Отважного» быстро оседает: корабль принял около 1 200 тонн воды. Появляется отчетливый, медленно возрастающий крен на правый борт. Семь человек рядового состава взрывной волной выбрасывает за борт.

А на мостике по-прежнему не могут понять истинную причину катастрофы, предполагая, что взрываются баллоны сжатого воздуха. Единственный человек, который может точно доложить об исходной ситуации — мичман Шупортяк, но он где-то прячется.

Довольно быстро выясняется, что тушить быстро распространяющийся пожар практически нечем. В электросети нет напряжения, насосы запустить невозможно. Ввиду сильной задымленности не хватает противогазов.

В хранилище №8 раздаются новые взрывы ракет.

Чуть больше десятка матросов (по расписанию учебной тревоги, всего в кормовых отсеках должно находиться 78 человек рядового и мичманского состава) выбираются на оконечность пылающей кормы. Возможность перебраться в другое место отсутствует, и они принимают решение прыгать в воду. Часть из них тонет. Только один, не умеющий плавать, остается на месте, держась за флагшток.

В иллюминаторе камбуза показывается сильно обгоревший матрос Прочаковский — человек с крепким характером, который он не раз демонстрировал. «Со мной все ясно, спасайте корабль», — кричит Прочаковский. Его скрывает пламя. Еще часть матросов, из состава камбузного наряда, обваривает кипятком.

К терпящему бедствие «Отважному» начинают подтягиваться ближайшие корабли флота. Всего их соберется 27(!) единиц.

ОПЕРАЦИЯ ПО СПАСЕНИЮ

Огонь распространяется неудержимо. Длинные коридоры, как насосы, втягивают удушающий дым. Пламя подбирается к складу минно-торпедного вооружения. Корма все глубже оседает в воду, одновременно растет крен на правый борт. Поразительно, но все это время матрос Кучинка держится на корме; в конце концов, он будет эвакуирован на другое судно.

Тем временем с БПК «Бедовый» прибывает аварийная партия. Буксировку «Отважного» начинает эскадренный миноносец «Сознательный». Крен увеличивается до 16 градусов.

11.21 — запись в журнале БД (боевых действий): «…пожар усиливается».

Над «Отважным» беспрерывное гудение. Это летают несколько самолетов и вертолетов, готовых скинуть спасательные средства. Штаб флота дает «добро» на эвакуацию личного состава, но на капитанском мостике еще не потеряли надежду спасти судно.

Запись в 11.24: «Сбрасываем торпеды за борт».

Вскоре в кормовом отсеке раздается новая серия взрывов. Огонь вплотную подбирается к хранилищу топлива для вертолетов. Горючее — 5 тонн керосина, воспламеняющегося при 27 градусах Цельсия. А рядом склад противолодочных бомб.

До сих пор неясно, кто дал команду на эскадренный миноносец «Сознательный» прекратить буксировку.

Очевидец вспоминает, что, «когда я увидел кратер (в корме. — Е. Г.)… то отказался от мысли дать ход одной своей машиной, так как при этом могла отвалиться корма». К слову, по мнению специалистов, отрыв кормы привел бы к увеличению плавучести «Отважного» и тем самым повысил бы шансы спасти судно.

Однако огнегасящая пена на БПК израсходована. Решение тушить водой задерживается: есть риск, что, приняв дополнительное количество воды, корабль завалится на борт и перевернется.

В 12.30 поступает указание адмирала флота Касатонова: «Ускорить буксировку».

Контроль за операцией по спасению «Отважного» берет на себя главнокомандующий ВМФ СССР адмирал Горшков. На борту получают телеграмму: «Принять все меры. Корабль оставить на плаву». Многим вспоминается флотская поговорка: лучше гореть, чем тонуть. На «Отважном» телеграмму понимают правильно: тушение водой недопустимо.

Ценой неимоверных усилий продвижение линии огня к носу судна остановлено, но на корме пожар продолжается. Средства пенотушения с других кораблей помогают мало. Причина — ветер. Огонь медленно, но уверенно подбирается к хранилищу керосина.

Очевидец пишет: «Пена сгорала…»

В 14.47 происходит последний взрыв в кормовой части.

Предоставим слово участнику событий: «Взрыв был, как от атомной бомбы, все полетело… Я пошел на мостик и сказал Саакяну: «…через тридцать минут корабль потонет». И далее: «Если корабль пойдет в воду кормой, то никто не спасется».

Еще одно свидетельство очевидца: «Корма стала тащить корабль вниз».

Заканчивается четвертый час борьбы за спасение «Отважного». Обстановка вынуждает командира отдать приказ: «Личному составу покинуть корабль». Последним взрывом на спасательное судно зашвыривает тело погибшего ранее старшины. Люди начинают шеренгами прыгать в воду. От поручней никак не могут оторвать матроса-узбека, и тогда его стягивают багром.

15.43 — доклад с БПК «Бедовый»: «Корабль лег на борт». Чуть позже — «Отважный» встает вертикально. Под водой окончательно исчезает корма, затем скрывается рубка…».

Финальная запись в 15.57 — «БПК «Отважный» скрылся под водой».

Слово участнику: «Я подплыл к командиру, и затем нас вытащили».

РАССЛЕДОВАНИЕ

В тот же день, согласно приказу главнокомандующего ВМФ СССР, создается комиссия по расследованию причин гибели боевой единицы Черноморского флота. Наряду с главными вопросами: «Что послужило причиной?» и «Можно ли было спасти корабль?» рассматривается поведение мичмана Шупортяка.

И здесь выясняется удивительный факт: на должности старшины команды и в звании мичмана «оказался человек, никогда не служивший на флоте, не прошедший обучения в учебном отряде и не имевший никакой специальной подготовки». Все воинские заслуги Шупортяка ограничивались тем, что в свое время он отслужил два года водителем в Группе советских войск в Германии.

В июле 1974 года, т.е. за месяц до гибели «Отважного», переодевшись в гражданское платье и смешавшись с толпой посетителей, мичман отправился в «самоволку» на берег. Находясь в изрядном подпитии, он был задержан поисковой группой, и тогда же в его каюте, под койкой, нашли 30 пустых бутылок из-под водки. Один из офицеров тотчас написал рапорт о необходимости списания Шупортяка на берег. Решение оставалось за командиром корабля, но тот, видимо, колебался…

В день катастрофы перед Шупортяком встала дилемма: погибнуть, попытавшись спасти корабль, или сохранить свою жизнь. На правильный выбор у этого человека оставалось 1-2 секунды.

Известно, что на «Отважном» имело место несанкционированное возгорание стартовой ступени ракеты. Если стартовый двигатель работает 22 секунды, маршевый — еще 20, то вода — включи ее Шупортяк, — появилась бы в погребе через 50 секунд. Но мичман даже не доложил о ЧП на мостик, вследствие чего в борьбе за жизнь корабля было упущено драгоценное время.

Парадоксально, но, несмотря на сделанные комиссией выводы, мичман Шупортяк не понес никакого наказания, был списан на берег и вскоре женился…

Однако вернемся к причинам катастрофы. Комиссия проверяла множество версий. От возможности диверсии или технически неграмотной эксплуатации оборудования до конструктивной недоработки комплекса, приведшей к самопроизвольной наводке тока в электрической цепи ракеты после включения аппаратуры на других кораблях, вышедших на учения.

Какого-либо однозначного мнения у флотских специалистов не сложилось. В результате склонились к формулировке: «Не был установлен или неправильно установлен шток концевого выключателя и совпадения с этим замыкания в приборе КП-1 предстартовой подготовки или вилки бокового разъема». Это и привело к возгоранию. Взрыв в хранилище №10 сделал гибель корабля неотвратимой. Комиссия посчитала действия фактического командира «Отважного», контр-адмирала Саакяна и спасательной группы правильными. Типичная для брежневского времени склонность идеализировать ситуацию, чувствуется в формулировке 6-го пункта выводов комиссии: «Политико-моральное состояние личного состава БПК «Отважный» после катастрофы здоровое».

Правда, в письме Военного совета Черноморского флота от 30 сентября 1974 года говорилось несколько иное: «Хотя личный состав БПК «Отважный» в борьбе с пожаром и водой вел себя мужественно, однако всех своих возможностей в борьбе за жизнь корабля до конца использовать не сумел и тяжело за это поплатился…»

Каково это — тушить огромный пожар рядом с пробоиной 10 на 2 метра, помещением, полным авиабомб и керосиновым хранилищем, не располагая достаточными средствами защиты, в письме не упоминалось.

Во время катастрофы на «Отважном» погибло девятнадцать членов команды и пятеро курсантов. Земле было предано только одно тело. На памятнике в честь погибших действительно не указаны звания, но офицеров в том списке нет, что и послужило причиной досужих разговоров.

По здравом размышлении следует признать, что к гибели корабля привело роковое стечение обстоятельств. Невольно вспоминается старая морская поговорка: «Кто в море не бывал, тот Богу не молился».

И последнее. Зимой 1980 года затопленный БПК «Отважный» был взорван на дне Черного моря…


10 Февраля 2020


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292