Таранных дел мастер
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №8(524), 2019
Таранных дел мастер
Владимир Матвеев
капитан 1-го ранга
Санкт-Петербург
2407
Таранных дел мастер
Группа летчиков 161-го истребительного авиаполка (в центре — командир эскадрильи Николай Терехин)

В центре города Валдай, районного центра Новгородской области, в сквере Героев нашел свой вечный покой майор Николай Васильевич Терехин – первый в мире летчик, уничтоживший тараном два вражеских самолета в одном воздушном бою.

Николай Терехин прожил короткую, но яркую жизнь. Он стал одним из первых советских летчиков-асов, хотя провоевал в общей сложности всего десять месяцев. Но это время было насыщено таким большим количеством событий, что официальные документы не всегда успевали фиксировать их. Наверное, поэтому и осталось в его биографии так много белых пятен. Нет однозначного мнения о количестве одержанных им воздушных побед. Неизвестны причины, по которым он не получил Золотую Звезду Героя. Тайной покрыты и обстоятельства его гибели. 

С мечтой о небе

Будущий ас родился 5 мая 1916 года в селе Чардым Лопатинского района Пензенской области. Окончив школу крестьянской молодежи, он поступил в саратовский автодорожный техникум. И, как большинство его сверстников, «заболел авиацией». Уже на втором курсе техникума Николай подал документы и был зачислен в 14-ю Военную школу летчиков в городе Энгельсе.

В школе летчиков курсант Терехин отличался исключительным упорством и трудолюбием – к самостоятельным полетам он был допущен намного раньше остальных своих однокурсников, совершив чуть меньше половины положенного числа полетов с инструктором. Авиация оказалась его призванием.

В ноябре 1937 года Николай Терехин получает звание лейтенанта и назначение в Бобруйск, младшим летчиком в 33-ю истребительную эскадрилью. И здесь этот молодой человек сразу стал выделяться своими успехами в пилотировании: первым освоил полеты на высоте более 5000 метров без кислородной маски, полеты в ночных условиях и выполнение фигур высшего пилотажа.

Его успехи сразу сказались и на служебном росте. Уже в апреле 1938 года лейтенант Терехин назначен командиром звена в 35-й истребительный авиаполк, а еще через четыре месяца – заместителем командира эскадрильи. В октябре, не проходив и года лейтенантом, он получает звание старшего лейтенанта. Вот какую характеристику дает ему командование: «Как командир смелый, решительный, инициативный. Требователен к себе и подчиненным. В своих решениях настойчив и проводит их в жизнь. Дисциплинирован отлично. Летное дело за короткий период времени освоил на «отлично». Стреляет как в воздухе, так и на земле только на «отлично». Штурманская подготовка отличная… Умело руководит подчиненными и умело передает свои знания и опыт».

В марте 1939 года Николай Терехин становится членом ВКП(б) и сразу назначается комиссаром эскадрильи – должности комиссаров в авиации комплектовались летчиками. В том же году получает свой первый боевой опыт: в составе 70-го истребительного авиаполка участвует в боях на реке Халхин-Гол, совершает несколько боевых вылетов, но воздушных побед не имеет. А в сентябре, после возвращения в свою часть, принимает участие в походе Красной армии в Западную Белоруссию.

В марте 1940 года старшего лейтенанта Терехина назначают комиссаром 122-го истребительного авиаполка, а в декабре отправляют на учебу в Липецк на высшие тактические курсы усовершенствования начальствующего состава ВВС. Курсы он оканчивает 15 июня 1941 года, ровно за неделю до начала войны, и назначается командиром эскадрильи в уже родной для него 161-й авиаполк.

С первого дня войны Николай Терехин принимает активное участие в боевых действиях. На его личном счету появляются три воздушные победы. Уже 8 июля Указом Президиума Верховного Совета СССР «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленную при этом доблесть и мужество» старшего лейтенанта Терехина награждают орденом Ленина.

Правда, почти во всех публикациях о нем говорится, что этот орден летчик получил за воздушный бой, в котором сбил три самолета противника, причем два из них – тараном. Но судя по записям в архивных документах, этот бой произошел 10 июля – то есть через два дня после подписания указа.

10 июля 1941 года

В этот день в воздушном бою над своим аэродромом, в районе города Могилева, старший лейтенант Терехин пулеметным огнем сбил самолет противника «Хейнкель-111». Израсходовав все боеприпасы, он тараном сбивает второй «Хейнкель-111». И уже поврежденной своей машиной вторым тараном уничтожает третий «Хейнкель-111». После чего, покинув разбитый самолет, приземляется на парашюте. Так кратко, без особых комментариев, говорится в официальных документах.

Некоторые подробности этого воздушного боя можно узнать из дневника фронтового корреспондента Константина Симонова, побывавшего на Западном фронте в конце июля 1941 года. «Старший лейтенант Терехин, – пишет Симонов. – Сначала сбил одного. Вышли все патроны. Таранил второго плоскостью по хвосту. Поломал только консоль. В третьего ударил мотором в хвост. У него, когда выбрасывался, рваная рана на ноге, разбил сильно лицо. Ссадины, запухшие глаза…» Но, к сожалению, после войны Константин Михайлович признавался, что не помнит, сам ли Терехин рассказал ему об этом, или все было записано со слов других летчиков.

5 августа 1941 года Симонов опубликовал в газете «Красная звезда» свою балладу «Секрет победы», в которой описал подвиг Николая Терехина. Это прославило летчика на всю страну, но и сразу внесло путаницу в описание воздушного боя. Автор в своей балладе заменил сбитые «Хейнкели» на «Юнкерсы», что и было подхвачено в дальнейшем.

А вот свидетель этого боя летчик-истребитель Герой Советского Союза Михаил Петрович Девятаев, тот самый, который впоследствии бежал из немецкого плена на угнанном самолете, вспоминал несколько иную картину: «Когда накатилась волна бомбардировщиков, на аэродроме было лишь три звена. Шестерка истребителей поднялась сразу и вступила в бой с вражескими истребителями прикрытия. Последнее звено, только что вернувшееся из боя, заканчивало заправку горючим и боезапасом и взлетело тогда, когда бомбардировщики находились уже над самым аэродромом. Командир звена старший лейтенант Терехин повел своих ведомых прямо на головное звено бомбардировщиков… Ему не везло: ближайший к нему бомбер, который Терехин поливал огнем своих пулеметов, не горел. Растратив боезапас, летчик решил таранить врага, не дать ему уйти. Он подошел к юнкерсу вплотную и винтом своего И-16 рубанул ему хвостовое оперение. Немецкий бомбардировщик перешел в неуправляемое падение. Вот тут-то и случилось то, что можно увидеть раз в жизни. Юнкерсы шли в очень плотном строю. Протараненный Николаем Терехиным бомбардировщик ударил крылом своего ведущего. Тот резко отвернул влево и столкнулся с левым ведомым. Так на моих глазах все головное звено Ju-88 и рухнуло на землю».

Если верить этому рассказу, получается, что Терехин уничтожил тараном не два, а сразу три самолета противника! Причем нанеся всего один таранный удар!

Немного по-другому описывает бой в своих мемуарах наблюдавший его с земли генерал-майор Георгий Захаров, в то время командир 43-й истребительной авиадивизии: «Когда показались немецкие бомбардировщики, у нас на аэродроме находилось три звена. Шесть истребителей поднялись сразу и тут же были связаны боем. Звено Николая Терехина только возвратилось с боевого задания и еще не успело заправиться. Заканчивал заправку и взлетал Терехин уже под бомбежкой… Терехин точно вывел ведомых в прямом смысле из-под бомб, потом так же удачно сманеврировал и быстро пристроился к юнкерсу, но огня почему-то не открывал… И вдруг И-16 на наших глазах винтом рубанул фашиста по хвосту! После первого тарана ударил плоскостью другой, рядом идущий юнкерс.

Таким образом, по словам Захарова, Терехин выполнил два тарана и сбил два самолета противника. Правда этот рассказчик тут же ссылается на своих сослуживцев и в точности повторяет рассказ Михаила Девятаева: «Однако же по рассказам некоторых однополчан, дело обстояло следующим образом. Юнкерсы шли в очень плотном строю. Над ними в ожесточенном бою сошлись наши истребители (два звена) и Ме-109. И оттого что бой истребителей протекал в непосредственной близости, немецкие бомбардировщики держались на минимальной дистанции один от другого. Когда Терехин таранил одного, тот стал заваливаться на крыло и зацепил своего ведущего. Ведущий резко отвернул влево и столкнулся с левым ведомым. Так все головное звено Ю-88 и рухнуло». Но официально было зафиксировано совсем другое: один самолет сбит огнем, два – тараном.

Далее, и Девятаев, и Захаров повествуют о том, что бой для Терехина на этом не закончился. Покинув поврежденную машину, он на парашюте стал опускаться на землю. А рядом на парашютах опускались пилоты сбитых им неприятельских самолетов. Увидев советского летчика, немцы открыли по нему стрельбу из пистолетов. Терехин отстреливался. Приземлились они в поле рядом с аэродромом. Оказавшиеся там колхозники помогли Николаю обезоружить и связать фашистов. Так он и появился на КП дивизии – с пистолетом в одной руке и с веревкой, которой были связаны пленные немцы, в другой.

Ранение, полученное Терехиным, оказалось не тяжелым, и уже через неделю он продолжил летать. И вскоре снова отличился: 27 июля, на исходе воздушного боя, не имея боеприпасов, умелым маневром и угрозой тарана вогнал в землю самолет противника «Дорнье-17».

В конце июля 161-й полк, где служил Терехин, выводят в тыл для укомплектования и переучивания на самолеты МиГ-3. 12 августа его переименовывают в 425-й истребительный авиаполк, а Николай Терехин, получивший звание капитана, назначается на должность заместителя командира этого полка.

Командир полка

23 сентября 1941 года капитана Николая Терехина назначают командиром вновь формируемого 10-го истребительного авиационного полка. А ведь было ему тогда всего 25 лет! Его полк вооружают истребителями МиГ-3 и в конце октября направляют на Калининский фронт. А 9 декабря 1941 года Николаю было присвоено звание майора.

До конца года летчики полка под командованием Терехина совершили 900 боевых вылетов и сбили три немецких бомбардировщика, потеряв при этом только один свой самолет. Еще девять самолетов противника было уничтожено штурмовкой на аэродромах. В феврале 1942 года полк выводят в тыл для перевооружения на самолеты ЛаГГ-3, а через месяц направляют на Волховский фронт.

В июле полк имеет на своем счету уже 31 сбитый самолет противника. Но и сам он несет значительные потери – 21 самолет и 11 летчиков. Полк снова выводят в тыл на доукомплектование. В связи с тем, что производство ЛаГГ-3 было прекращено, пилотам пришлось осваивать новую технику – получаемые от союзников самолеты Р-40 «Киттихаук». Вот как охарактеризовал тогда Николая Терехина командир 22-го запасного авиаполка, где производилась переподготовка летчиков: «За период нахождения на переучивании при 22-м ЗАП с 12 июля 1942 года тов. Терехин сумел организовать и мобилизовать личный состав на быстрейшее изучение и освоение новой иностранной материальной части – самолета «Киттихаук» в короткий срок… Личный состав сплочен и готов выполнять любое задание командования».

1 декабря 1942 года, закончив переподготовку, авиаполк Терехина вошел в состав Северо-Западного фронта и перебазировался на аэродром Едрово – в район современной границы Новгородской и Тверской областей. 

Тайна гибели

30 декабря 1942 года майор Николай Терехин во главе группы из семи самолетов «Киттихаук» вылетел в район станции Пола для встречи и сопровождения штурмовиков Ил-2. Вместе со своим ведомым он должен был обеспечивать непосредственное прикрытие штурмовиков. Остальные самолеты составляли группу прикрытия. Ее задачей было связать боем истребители противника, если они появятся в районе штурмовки.

Сохранившиеся архивные документы гласят, что дальнейшие события развивались так. В 10 часов 55 минут командир сковывающей группы неожиданно получил с земли команду на перехват появившихся истребителей противника. Не предупредив об этом Терехина, он изменил курс и увел свою группу в сторону, потеряв из вида самолет командира полка. Терехин со своим ведомым, старшим сержантом Александром Шияновым, продолжили полет и на высоте 1000 метров встретились с группой из шести истребителей противника Ме-109F. В завязавшемся воздушном бою самолеты Терехина и Шиянова были сбиты. Самолет Николая упал северо-западнее озера Вершинское, а где рухнул самолет Александра – неизвестно: Шиянов числится не вернувшимся с боевого задания. 

Подробности того воздушного боя остаются неизвестными. Кто командовал сковывающей группой, куда она ушла и кто дал ей с земли сигнал на уход, не поставив в известность Терехина, в документах не указано. Вполне очевидно, что если бы наши самолеты продолжали совместный полет, то результат боя со встреченными истребителями противника мог быть совсем другим.

Что же тогда могло произойти? Скорее всего, оператор, наводящий самолеты с земли, получил информацию о наличии в районе истребителей противника. Но информация оказалась недостоверной: либо местоположение противника было указано неправильно, либо информация уже устарела и противник успел переместиться в другое место. Оператор отправил сковывающую группу в предполагаемое место нахождения вражеских самолетов, хотя на самом деле противник был совсем в другом месте – на пути майора Терехина.

Существует вероятность и того, что команда, полученная сковывающей группой, была дезинформацией противника. Такие случаи имели место во время Великой Отечественной войны. Немецкие радисты выходили в эфир на частоте работы радиостанций советских самолетов и на русском языке передавали ложные команды.

И вот еще какая странность связана с гибелью Николая Терехина. В его учетно-послужной карточке записано: «29.12.42 г. Погиб в районе Высшего Влачка» (так в документе назван Вышний Волочек). А от него до озера Вершинского – 150 километров, и находится он совершенно в другой стороне от аэродрома. Что это – ошибка писаря? В то же время однополчане Терехина вспоминали, что он был сбит над озером Селигер, его самолет ушел под воду и тело командира полка удалось достать из-подо льда с большим трудом.

Николай Терехин был похоронен в деревне Добывалово Валдайского района Новгородской области. В 1955 году, в год десятилетия Победы, его прах перезахоронили в городе Валдай в сквере Героев. На могиле летчика установили мраморную плиту с надписью: «Майор Терехин Николай Васильевич геройски погиб в воздушном бою с немецко-фашистскими захватчиками над городом Валдай в 1942 году».

Звезда не нашла героя

Если военная карьера Николая Терехина складывалась весьма успешно, то вот награды обходили его стороной. К 30 мая 1942 года он имел на своем счету 150 успешных боевых вылетов, из них 30 на штурмовку войск противника, и 15 лично сбитых самолетов. В соответствии с Приказом наркома обороны от 19 августа 1941 года № 0299, устанавливающим порядок награждения летного состава, за такие результаты своей боевой деятельности Терехин должен был иметь уже порядка пяти боевых орденов и Золотую Звезду Героя Советского Союза. Но орден Ленина, полученный в самом начале войны, оставался его единственной наградой.

И командование попыталось как-то скомпенсировать свои недоработки. 1 июня командующий авиацией 52-й армии подписал наградной лист на майора Терехина, представив его сразу к двум правительственным наградам: званию Героя Советского Союза и ордену Отечественной войны I степени. 6 июня наградной лист подписал командующий авиацией Волховского фронта генерал-майор Журавлев. Оставалось только дать заключение военного совета фронта, после чего отправить представление в Москву. А вот в канцелярии фронта наградной лист застрял на целых полгода. Штабной писарь вывел в нем: «Достоин высшей правительственной награды присвоения звания Героя Советского Союза. Командующий Волховского фронта генерал армии Мерецков». Но подпись Мерецкова на листе так и не появилась.

5 декабря наградной лист попал на стол члена военного совета фронта корпусного комиссара Льва Мехлиса. В нем ластиком были грубо затерты слова «присвоения звания Героя Советского Союза». Поверх затертых слов Мехлис записал «орденом Отечественной войны первой степени» и расписался поверх затертой фамилии командующего фронтом (любой желающий сейчас может увидеть эти исправления в наградном листе на сайте «Подвиг народа»). И в тот же день был издан приказ командующего фронтом о награждении майора Терехина этим орденом. Правда, орден так и не был вручен герою – его не успели привести в полк до 30 декабря.

Сейчас трудно судить, почему Николаю Терехину отказали в присвоении звания Героя. Может быть, причиной стал не так оформленный наградной лист. Ведь обычно на каждую награду оформляется отдельный лист. А может быть, комиссар Мехлис, недавно сниженный в звании на две ступени, снятый с должностей заместителя наркома обороны и начальника Главного политического управления Красной армии, назначенный с понижением на Волховский фронт и не получивший за войну еще ни одного ордена, из чувства личной обиды на всех не стал подписывать представление на высшую правительственную награду «какому-то 26-летнему майору-карьеристу». Или была какая-то иная причина…

В 2008 году житель города Валдая Валентин Михайлович Демьянов обратился с письмом к президенту России по вопросу присвоения Николаю Терехину посмертно звания Героя Российской Федерации. Его письмо было передано в Главное управление кадров Министерства обороны, которое ответило, что «за храбрость, летное мастерство и за сбитые лично 15 самолетов противника (в том числе и за 3 сбитые самолета в одном из воздушных боев 10.07.1941 г.) Н. В. Терехин награжден орденом Отечественной войны I степени. Установить причины, по которым Н. В. Терехину не было присвоено звание Героя Советского Союза, не представляется возможным. Повторное награждение за заслуги, которые отмечены правительственными наградами СССР в свое время, не производится. Оснований для положительного решения вопроса не имеется».

Но, как и миллионы других советских людей, Николай Терехин воевал не за награды, а за свою Родину – Россию. И лучшей наградой для него остается наша память о его подвигах.


1 Апреля 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84123
Виктор Фишман
67361
Борис Ходоровский
59766
Богдан Виноградов
46870
Дмитрий Митюрин
32309
Сергей Леонов
31356
Роман Данилко
28894
Сергей Леонов
23714
Светлана Белоусова
15044
Дмитрий Митюрин
14796
Александр Путятин
13354
Татьяна Алексеева
13110
Наталья Матвеева
12891
Борис Кронер
12270
Наталья Матвеева
10910
Наталья Матвеева
10692
Алла Ткалич
10286
Светлана Белоусова
9906