Снайперы — ангелы смерти
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №3(441), 2016
Снайперы — ангелы смерти
Аркадий Сушанский
журналист
Санкт-Петербург
1106
Снайперы — ангелы смерти
1943 год, снайперы Красной армии перед отправкой на передовую

Слово «снайпер» происходит от английского названия птицы бекаса — snipe. Бекас во все века оставался заманчивой, но трудной в силу природной проворности добычей для охотников. Вооруженный кремниевым ружьем охотник мог подстрелить бекаса только в случае исключительно благоприятного стечения обстоятельств.

Уже к середине XVIII века в Британии широко использовали термин «снайперская (бекасовская) стрельба». Так говорили про очень метких стрелков. Со временем появился более короткий термин «снайпинг». Уже никто не скажет, когда впервые было произнесено слово «снайпер», но в конце XIX века так уже вовсю величали метких стрелков из числа охотников.

Во время Англо-бурской войны англичане понесли чудовищные потери из-за меткого огня буров.

В одном из первых боев замаскировавшиеся на местности буры за 25 минут из 240 наступавших англичан убили 220 . Остальные сдались. Почти все англичане были убиты выстрелами в голову и верхнюю часть тела. В бою у Гленко-Дунди буры перебили всех офицеров: на 11 убитых английских солдат приходился один офицер.

Один из буров оценил эффективность меткого огня и в 1900 году написал в статье: «В будущем могли бы оказаться полезны для армии телескопические прицелы. Современные ружья стреляют на такое расстояние, что самый острый глаз становился бессильным».

Военные оставили эту статью без внимания, зато ее оценили охотники и спортсмены. Когда кайзеровская Германия стала готовиться к войне, о статье вспомнили и в условиях строжайшей секретности в цехах Цейса наладили выпуск прицелов для винтовок казенного образца. Кроме этого, немцы собрали у населения все оружие с оптическим прицелом и передали в войска — в общей сложности 20 000 винтовок. Из егерей, лесничих и спортсменов отобрали лучших и отправили на курсы меткой стрельбы, потом на фронт. Почти год англичане и французы не могли понять, откуда прилетает столько шальных пуль и почему они попадают в самых нужных людей. И только когда разведчики приволокли пленного и винтовку с оптикой, секрет раскрылся, и в 1915 году в английские войска поступили винтовки с оптикой, ну а вскоре появилось слово «снайпер». Так и прижилось.

Тем не менее следует отметить, что уже в эпоху Петра I появились подразделения отборных стрелков (егерей). Но снайперская стрельба как таковая сложилась относительно недавно, в середине XIX века (раньше просто не существовало достаточно точного оружия). В Крымской войне одиночки-англичане из дальнобойных штуцеров (нарезное ружье XVI–XIX вв., сначала дульнозарядное, позднее заряжающееся с казенной части) со сделанными под заказ прицелами (на расстоянии в 700 и более ярдов совместить фигуру человека и мушку ружья было крайне трудно: для стрелка мушка была больше по размеру, чем вражеский солдат) убивали русских солдат и офицеров. Именно со времен Крымской войны в российской армии возникла дурная примета относительно прикуривания трех человек от одной спички (когда прикуривал первый, снайпер реагировал на вспышку, когда второй — делал упреждение на перенос огня, а третий курильщик получал пулю в голову).

Столкновения британской армии во время Войны за независимость с американскими колонистами, среди которых было немало охотников, выявило уязвимость регулярных войск перед искусными стрелками, способными поражать цели на дистанции, вдвое превосходящей эффективный огонь мушкетов. Это превращало боевые подразделения в промежутках между боями и во время перемещений в мишень для охоты. Обозы, отдельные отряды несли непредвиденные потери; от огня укрывшегося противника не было защиты, противник оставался недосягаем, а в большинстве случаев и просто невидим. Попытки некоторых энтузиастов британской армии перенять эту тактику остались практически незамеченными командованием. Впоследствии в англо-бурских войнах буры (голландские поселенцы) расстреливали английских солдат даже, казалось бы, в самых безопасных местах. В Первую мировую войну с ее окопами длиной в тысячи километров произошел расцвет снайперской стрельбы. Траншеи стали настоящим раем для снайперов.

Первые штатные снайперы в армейских подразделениях появились в 1915 году в немецкой армии. Согласно свидетельствам англичан, зимой 1915 года любое появление британского солдата за пределами окопа гарантировало смерть от снайперской пули. Имея до шести снайперов на роту, немцы обладали большим преимуществом в развернувшейся позиционной войне. Настроение англо-французских частей, изо дня в день терявших своих боевых товарищей, было подавленным. Моральный эффект от таких потерь был чрезвычайно велик. В 1915 году британское военное руководство, обеспокоенное успехами немцев, организовало собственную школу снайперов. В результате обучения, однако, выяснилось, что одно лишь умение метко стрелять было недостаточным для снайпера. Многие искусные стрелки британцев привыкли воевать в открытом бою, но абсолютно не умели маскироваться, прятаться от противника и терпеливо караулить цели и быстро гибли в новых для них условиях. Лучшими молодыми стрелками для подготовки снайперов в британской армии стали канадские, австралийские и южноафриканские охотники, которые умели оставаться незамеченными для объекта охоты. Лучшим из них в те годы был признан канадский индеец Франсис Пегхмагабоу, имеющий 378 подтвержденных побед. Маскировочные костюмы для снайперов из легкой зеленой материи и пучков травы, впервые примененные британцами, стали традиционной формой экипировки снайперов большинства стран мира. Именно английские снайперы отработали методику использования «скульпмакетов» — муляжей местных предметов, внутри которых помещались стрелки. Невидимые для наблюдателей противника, они вели визуальную разведку вражеских передовых позиций, вскрывали расположение огневых средств и уничтожали наиболее важные цели. В каждом пехотном батальоне по штату имелось восемь снайперов, еще восемь солдат готовились для их замены.

Первой в 1899–1902 годах во время Англо-бурской войны полностью перешла на униформу цвета хаки британская армия. В российской армии до введения униформы цвета хаки использовался белый цвет в обмундировании. Это делало русских солдат очень заметными и уязвимыми для врага. Однако переход на форму защитного цвета, аналога хаки, произошел лишь в 1908 году, когда наконец был систематизирован и обобщен опыт Русско-японской войны 1904–1905 годов.

В начале 1914 года в России на полигоне Офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме на трехлинейной винтовке был испытан оптический прицел системы Герца. В конце 1916 года такие прицелы, производившиеся на Обуховском заводе, были признаны пригодными для использования в войсках. Немцы применяли 7,92-миллиметровую винтовку Маузера образца 1898 года с пятикратным прицелом берлинской фирмы «Р. Р. Фус» и 7,92-миллиметровую охотничью винтовку Маузера образца 1908 года. Британские снайперы пользовались 7,71-миллиметровой винтовкой «Ли-Энфилд» № 3 Мк1*(Т) с прицелом трехкратного увеличения и № 4 (Т) с прицелом той же кратности. В австро-венгерской армии использовали 8-миллиметровую винтовку системы Манлихера образца 1895 года с трехкратным оптическим прицелом фирмы «Райхерт» или немецким пятикратным прицелом берлинской фирмы «Р. Р. Фус». Именно на фронтах Первой мировой войны определились основные принципы и специфические приемы снайпинга. С окончанием войны большинство стран, включая Великобританию, Францию, США, вновь пренебрегли полученным столь дорогой ценой опытом снайперской стрельбы, значительно сократив или полностью расформировав свои снайперские отряды.

Советский Союз, в отличие от прочих держав, пренебрегать опытом, полученным большой кровью, не стал. В 1927–1928 годах в СССР был разработан первый образец снайперского оружия — драгунская винтовка образца 1891 года с оптическим прицелом Д-III на кронштейне Смирнского, в 1928 году первые винтовки этого типа поступили на вооружение пограничных войск. В 1928 году был начат серийный выпуск первых образцов оптических прицелов, специально разработанных для установки на винтовку образца 1891 года.

В 1929 году в СССР на курсах «Выстрел» в Подмосковье был создан курс, где готовились снайперы и руководители снайперского дела. Позднее подготовкой снайперов занимались специальные курсы Осоавиахима и воинские части. В 1933 году был введен осоавиахимовский значок «Снайпер», а в 1938 году — нагpудный знак «Снайпеp РККА». Советское командование умело заглядывать в будущее, поэтому после 1931 года снайперское оружие разрабатывалось в основном на базе самозарядных винтовок, испытания проходили снайперские варианты такого оружия: самозарядные винтовки Дегтярева (обр. 1930 г.), Рукавишникова (обр. 1938 г.), Токарева (СВТ-40), автоматическая винтовка Симонова (АВС-З6). Однако они не дотягивали до уровня точности и надежности винтовки Мосина образца 1891–1930 годов. Поэтому в 1931 году советские снайперы получили на вооружение первую серийную снайперскую винтовку Мосина образца 1891–1931 годов.

Только до 1938 года было выпущено около 53 000 снайперских винтовок, а после 1938 года такое количество винтовок выпускалось ежегодно. Интересно, что первые снайперские оптические прицелы для винтовок Мосина заказывались на немецких заводах «Цейс». Но уже с начала 1930-х был налажен выпуск собственных прицелов ПТ (прицел телескопического типа) образца 1930 года. Прицелы ПТ обеспечивали 4-кратное увеличение, диоптрическую регулировку, длина прицела составляла 270 миллиметров. Крепились ПТ непосредственно на ствольную коробку, что не позволяло пользоваться открытым прицелом. В 1931 году ПТ был заменен на новый прицел с маркировкой ВП (винтовочный прицел) образца 1931 года, но он не полностью соответствовал требованиям времени. В 1936 году появляется новый, более простой и дешевый прицел ПЕ (прицел Емельянова) с 4,2-кратным увеличением. Специально под него выпускались большие боковые кронштейны, позволявшие крепить его сбоку ствольной коробки. ПЕ также были установлены на небольшой партии АВС-36 (автоматических винтовок Симонова).

С 1932 года в СССР началось массовое развитие стрелкового спорта, было введено звание «Ворошиловский стрелок».

В преддверии намечавшейся мировой войны советское командование разрабатывало планы подготовки «сверхметких стрелков», и для их реализации в 1939 году была создана «Методика стрелковой подготовки и курс стрельб для подготовки снайперов». Это издание впервые в российской и советской практике обобщило важнейшую информацию относительно подготовки и проведения учебных сборов снайперов. Согласно методике, на снайпера возлагались задачи по уничтожению командного и начальствующего состава противника, выведение из строя его органов связи и наблюдения, подавление его огневых точек, борьба с бронированными машинами посредством разрушения их смотровых приборов, а также уничтожение снижающихся самолетов противника. Дистанция ведения огня для снайпера с открытым прицелом устанавливалась в 1000 метров, а с оптическим — до 1500. При этом борьба с вражескими снайперами задачей советских снайперов образца 1939 года не являлась. Отбор для прохождения снайперского курса был строгим, и до него допускались только те солдаты, кто сумел отстреляться из винтовки на «отлично» и выполнил специальное упражнение на квалификацию. Кроме чисто снайперских задач курсанты учились решать и тактические: например, оценка и разведка местности, выбор подходящего места для обустройства огневой точки и его маскировка, заполнение стрелковой карточки и элементарного чертежа местности, наблюдение за полем боя... Интересно, что руководство рекомендовало для достижения максимальной наглядности использовать в качестве мишеней живых людей, но стрелять учебными патронами. Само же занятие в таком случае становилось встречным учебным огневым столкновением.

Традиционное специальное упражнение того времени выполнялось в абсолютной темноте. Состояло оно в ведении стрельбы по цели, которая изображала курильщика, дымившего сигаретой во вражеском окопе. Такую цель, как ручной пулемет, снайпер РККА обязан был поражать, не тратя на это более двух выстрелов. Расстояние было установлено в 800 метров. «Головную фигуру», которая появлялась на 4 секунды при дистанции в 250 метров, рекомендовалось поражать с первого выстрела, движущуюся по фронту — со второго при дистанции в 300 метров. Подобные требования свидетельствуют о высоком уровне подготовки первых советских снайперов и отличном качестве винтовок и оптики.

К началу Великой Отечественной войны СССР имел лучших стрелков в мире. О женщинах-снайперах, как мне кажется, следует рассказать особо.

20 марта 1942 года приказом НКО СССР создана школа инструкторов-снайперов при Главном управлении Всевобуча (ГУВВО). Чуть позднее, 27 ноября 1942 года, она была реорганизована в Центральную школу инструкторов снайперской подготовки (ЦШИСП) при ГУВВО НКО СССР. При ней открыли женские курсы. За время своего существования школа подготовила 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Среди выпускников две девушки удостоены звания Героев Советского Союза.

Одна из них — ефрейтор Молдагулова Алия Нурмухамбетовна, служившая в 54-й отдельной стрелковой бригаде 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта. На ее счету 78 уничтоженных солдат и офицеров противника.

В ходе Ленинградско-Новгородской операции в начале января 1944 года 54-я стрелковая бригада маршем выдвинулась вдоль фронта к городу Новосокольники (Псковская область). Прорвав оборону противника, вышла вперед севернее города. По воспоминаниям Варшавского, политрука 4-го батальона, где служила снайпер Алия Молдагулова, части бригады вышли к железной дороге у станции Насва, где были встречены сильным огнем противника. 14 января 1944 года батальону, действия которого прикрывали снайперы, была поставлена задача перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно в районе Насвы и захватить деревню Казачиха.

Несмотря на то, что первая линия обороны уже была успешно прорвана, советская атака захлебнулась из-за сильного ответного огня немецких войск. В этот критический момент Алия Молдагулова встала во весь рост и крикнула: «Братья, солдаты, за мной!» Советские бойцы поднялись за ней в атаку. Противник также активно контратаковал. Во время одной из атак снайпер Молдагулова, несмотря на ранение в руку осколком мины, участвовала в рукопашном бою, который завязался в немецкой траншее. Алия была вторично ранена. Рана оказалась смертельной. 4 июня 1944 года Алие Нурмухамбетовне Молдагуловой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Другой выпускницей школы, удостоенной высшей награды СССР, стала ефрейтор Татьяна Николаевна Барамзина. С апреля 1944 года воевала на 3-м Белорусском фронте, уничтожив 16 солдат противника. Из-за проблем со зрением переучилась на телефонистку. 5 июля 1944 года Татьяна Барамзина в составе 3-го стрелкового батальона 252-го стрелкового полка (70-я стрелковая дивизия, 33-я армия, 3-й Белорусский фронт) была направлена в тыл противника для выполнения боевой задачи — захватить узел дорог и удерживать его до прибытия основных сил.

На марше возле деревни Пекалино батальон столкнулся с превосходящими силами противника. В завязавшемся бою Таня под огнем оказывала помощь раненым. Видя превосходство противника, она приказала раненым отступать в лес, а тем, кто не может, — укрыться в блиндаже. Татьяна Барамзина отстреливалась до последнего патрона, уничтожив до 20 вражеских солдат. Захватив блиндаж, нацисты расстреляли укрывавшихся раненых из противотанкового ружья. Татьяну долго пытали и затем зверски убили.

Еще одной прославленной в боях выпускницей стала Роза Егоровна Шанина, одиночный снайпер отдельного взвода 3-го Белорусского фронта, кавалер орденов Славы II и III степеней, одна из первых женщин-снайперов, удостоенных этой награды. Была известна способностью вести точную стрельбу по движущимся целям дуплетом — двумя, один за другим, выстрелами. На счету Розы Шаниной 59 уничтоженных солдат и офицеров противника, среди которых 12 снайперов. Несмотря на то, что она участвовала в боевых действиях менее года, газеты союзников называли Шанину «невидимым ужасом Восточной Пруссии». Современные исследователи указывают, что на момент смерти в снайперской книжке Розы числились 62 противника. Однако реальный счет снайпера Шаниной много больше, так как обстановка на поле боя не всегда давала возможность считать результаты точнее (несколько раз у Розы кончались патроны, и она была вынуждена использовать автоматическое оружие).

22 июня 1944 года началась крупномасштабная советская наступательная операция «Багратион». Взводу Шаниной было приказано двигаться на запад в порядке второй очереди, чтобы не рисковать жизнями снайперов. За предыдущие полтора месяца напряженных боев девушки-снайперы устали, поэтому им было приказано максимально использовать для отдыха любые привалы и не подключаться к боевым действиям пехотных отрядов. Но Шанина стремилась на передовую и добивалась направления стрелком в батальон или разведроту. Однако командование было против, так как в боевых рядах пехоты Розу мог заменить любой боец, а в снайперской засаде — нет. Уже после четвертого выхода на охоту в снайперской книжке ефрейтора Шаниной число истребленных оккупантов было двузначным, а в графе расстояния от засады до цели дважды рукой наблюдателя было выведено «200 м». 26–28 июня Шанина и ее боевые подруги принимали участие в ликвидации окруженной германской группировки под Витебском, с 8 по 13 июля участвовали в битве за Вильнюс. В начале августа, отстав от своей роты на переправе, Роза пошла вслед за батальоном, направлявшимся на передовую, принимала непосредственное участие в боях, а при возвращении взяла в плен троих вражеских солдат. Роза была награждена орденом Славы II степени, в числе заслуг, указанных в наградном листе, были и эти трое пленных, захваченных ею.

27 января 1945 года в одном из боев был ранен командир артиллерийского подразделения. Прикрывая его, старший сержант Роза Шанина была тяжело ранена осколком снаряда в грудь. Роза была доставлена в госпиталь и 28 января скончалась.

Одной из женщин-снайперов, ставшей полным кавалером ордена Славы была, Нина Павловна Петрова. До войны она работала инструктором физкультуры и стрелкового спорта в обществе «Спартак» в Ленинграде. Сама тоже активно занималась спортом — пулевой стрельбой. Поступила в снайперскую школу, которую окончила и в которой стала потом инструктором. Только за 1936 год она выпустила 102 ворошиловских стрелка. Участвовала в Советско-финской войне 1939–1940 годов.

К началу Великой Отечественной ей было уже 48 лет, однако она добровольно вступила в ряды 4-й дивизии народного ополчения Ленинграда, затем служила в медсанбате. С ноября 1941 года находилась в действующей армии, став снайпером 1-го стрелкового батальона 284-го стрелкового полка 86-й Тартуской стрелковой дивизии. Начав службу рядовым снайпером, она дослужилась до звания старшины и должности командира отделения снайперов. В боях под Ленинградом не только выходила на боевые позиции и уничтожала врага, но и занималась обучением других бойцов. Всего за годы войны подготовила более 500 снайперов. За бои под Ленинградом Петрова была награждена медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда». 16 января 1944 года в районе села Зарудины Ленинградской области Нина Павловна метким выстрелом уничтожила двух вражеских связистов. Ее позиция была обнаружена, но она отошла на запасную, откуда уничтожила еще троих гитлеровцев. Всего к марту 1944 году на ее счету было 23 убитых неприятеля. 2 марта она была награждена орденом Славы III степени.

В рядах 3-го Прибалтийского фронта в боях в районе железнодорожной станции Лепассааре (Пылваский район Эстонии) в начале августа 1944 года Нина Петрова находилась в боевых порядках стрелковых подразделений, снайперским огнем уничтожала вражеских солдат, ходила в атаку и в разведку. В эти дни она уничтожила еще 12 вражеских солдат. 20 августа 1944 Петрова была награждена орденом Славы II степени.

В феврале 1945 года в составе 2-го Белорусского фронта в боях за Эльбинг отделение Петровой прикрывало снайперским огнем атакующую пехоту, подавляя огневые точки противника. В этих боях Нина Павловна лично уничтожила 32 вражеских солдата, доведя общий счет убитых врагов до 100. Командарм Федюнинский подписал документ: «Достойна награждения орденом Славы I степени». Нина Павловна была удостоена этой награды. Посмертно. 1 мая 1945 года в районе города Штеттин она погибла. Автомобиль, на котором ехала Петрова, упал в обрыв. Всего на счету Нины Павловны было 122 убитых солдата и офицера противника, и еще троих она лично взяла в плен. Винтовка Петровой ныне хранится в музее.

Всего за годы Отечественной войны на снайперских курсах и в школах Всевобуча было подготовлено 2484 снайпера-женщины. По далеко не полным данным, за сравнительно короткий срок пребывания на фронте выпускницы школы истребили свыше 11 280 фашистских солдат и офицеров.


30 января 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720