Правда о двух концах
СССР
«Секретные материалы 20 века» №12(528), 2019
Правда о двух концах
Борис Подопригора
писатель, военный аналитик
Санкт-Петербург
3119
Правда о двух концах
К началу 1991 года обстановка в Литве была уже достаточно накалена

Министр обороны СССР в 1991 году 94-летний маршал Дмитрий Язов недавно был осужден литовским судом на 10 лет по делу о попытке захвата телецентра в Вильнюсе. Для него, москвича, это, конечно, ничего не изменит, поэтому перейдем к фактам, зафиксированным в моем журналистском блокноте 1991 года, когда я был офицером пресс-службы Прибалтийского военного округа. Но сначала небольшое историческое предисловие.

Сход Прибалтики с советских рельсов началось в 10-х числах января 1991 года, и это стало началом конца СССР. Но узнали мы об этом много позже. А тогда вопрос, быть Союзу или не быть, был круто замешан на теме насилия над сторонниками независимости. Таких в Прибалтике было… Обратимся к цифрам. В конце марта 1991 московские социологи выясняли, сколько бы в этих республиках проголосовало за Союз, если бы прибалтийские власти не отвергли всесоюзный референдум. Эти цифры появились уже после «кровавого января» в Вильнюсе и Риге и, как сказано в цитируемом документе, «без учета мнения в коллективах с устойчивым советским настроем». Итого – против отделения от Союза высказались бы: в Литве – 21,7 процента, в Латвии – 35,8, в Эстонии – 23,8. Правда, уже после ГКЧП ответственные за мониторинг в Латвии и Литве признали, что эти показатели были занижены процентов на 10, а то и 20 – ради сгущения красок: принимайте, мол, экстренные меры, иначе Прибалтику не удержать. 

А ведь на рубеже 1990–1991 годов «число активных сторонников независимости в Риге не превышает 12–15 процентов горожан, в Вильнюсе – до 20 процентов. Число им пассивно сочувствующих – сопоставимое. За пределами столиц националистические настроения публично не проявляются». Зато: «Представители 9 предприятий Риги с численностью персонала от 500 человек предложили укрепить (просоветский. – Ред.) Интерфронт рабочими дружинами общей численностью от 3 до 5 тысяч человек... 489 рижан... готовы вступить в формирования народного ополчения... Из них лиц латышской национальности – 142, русских – 51, назвали себя гражданами СССР – 284». 

Однако обстановка накалялась. Атмосферу тех дней иллюстрирует характерный эпизод. Главный силовик литовских национал-сепаратистов Буткявичус был задержан просоветским вильнюсским ОМОНом. У силовика забрали «незаконно хранящееся оружие», после чего отпустили. Об этом Буткявичус доложил председателю парламента Ландсбергису. Спросив, почему он не оказал сопротивления, спикер получил простодушный ответ: «Тогда меня бы убили». На что последовала воистину убийственная реплика Ландсбергиса: «Ну и убили бы…» 

Сторонники независимости, памятуя о том, что «дело прочно, когда под ним струится кровь», ее жаждали – ее и получили. Как главный мобилизующий довод в пользу отделения от Москвы, запутавшейся в директивах. Оттуда шли телеграммы: «исполнить при наличии условий», «работу проводить неуклонно, но при гарантированном результате», «для преодоления нездоровых настроений шире опираться на «Движение за перестройку – Саюдис». А после вильнюсского и рижского кровопролитий: «Сделать центром идеологической работы приближающийся День Советской армии». Несмотря на августейшую подпись под телеграммой, просоветский лидер Литвы Бурокявичус не в самом узком кругу назвал ее автора «чудаком» – заменив первую букву на инициал подписавшего.

По прошествии лет события укладываются в простую формулу: радикал-сепаратисты не стеснялись в средствах – во всех смыслах этого слова, а «советская сторона» неорганизованно оборонялась, часто поддаваясь на провокации. Ее можно упрекнуть в шаблонности, растерянности, но только не в кровожадности. 

Вот еще оригинальные свидетельства времени – без комментариев и правки корректора. 

«По проверке заявления о выселении гр. С-ва, Михаила Львовича проживающего по адресу г. Вильнюс ул. Шевченко дом… кв… так как у него незаконно проживают подозрительные жильцы… гр. С-в М.Л. дверь не открыл так как никого небыло дома С-в М.Л. чинил жигули водворе… Дверь в квартиру С-ва М.Л. открыли отжатием скобы. После этого гр. С-в заявил что у него никто неночивал только в ноябре Еврей Горохов из Орджоникидзе. Граж. С-в сказал что он бывший военный пенсионер советской армии и клеветал на верховный совет Литвы оскорблил работников милиции словами морда фашиская конная милиция и вычто ах..ели… Граж. С-в оскорблил работников милиции что сломали дверь выпустили кота и разбили чайник. После этого граж. С-в пошол в первый подезд за пяными офицерами советской армии. Они оскорблили жильцов дома и сказали знают Еврея Горохова подполковника и начали драку об окупации… задержаны гр. С-в М.Л. и начавший драку несовершенолетний Дабкуст». 

Вы поняли, за что задержали, если не выселили несчастного?.. А знаете, с чего начался общебалтийский исторический реваншизм? С эстонского запроса о мерах, принятых против... советских летчиков, бомбивших оккупированный гитлеровцами Таллин...

«Информационный большевизм», читай – тотальная психологическая война, в тогдашней Прибалтике был возведен в абсолют.
– Идут танки. 
– Какие? 
– Кажется, Т-72. 
– Слышите, на нас идут 72 танка!..

А вот стиль общения с теми, кто пробовал сомневаться. Вопрос журналиста:
– Почему как минимум трое погибших у телебашни показаны в карете «скорой помощи» в микрорайоне Виршулишкес – ведь это не совсем рядом? Их туда было не вынести, и машине не пробиться... Почему работник морга сначала разрешил узнать фамилии поступивших в него накануне 13 января, а после звонка вашему помощнику отказал? За что работников морга наградили растворимым кофе?
Ответ:
– Вы провокатор! Вы глумитесь над памятью павших за свободу. Уберите его из зала. 

Однако страшнее другое: как минимум четверо родственников тех, кто якобы погиб у телебашни, потом куда-то исчезли. Не потому ли, что могли рассказать что-то политически «глумливое»?..

Рига. Здесь у Бастионной горки только что прогремели выстрелы. Представитель Народного фронта рассказывает: 
– Здесь убили кинооператора Слапиньша, тут ранили журналиста такого-то, а там – тоже журналиста… 
– Скажите, как они все разом оказались на площадке 50 на 50 метров, где, как вы говорите, ничто не предвещало перестрелки с омоновцами? 
– Спросите у министра МВД Вазниса...

А Вазнис к тому времени «перековавался». Вот выдержки из его телеграммы в Москву от 18 января 1991 года, накануне кровопролития: 

«В приемную министра позвонил работник ОМОНа ст. л-т Кузьмин и потребовал соединить его с министром. Узнав о его отсутствии, Кузьмин сказал: «Пусть министр винит сам себя» – и положил трубку. В тот же день к тыльной стороне здания МВД приехали четверо сотрудников ОМОНа и провели рекогносцировку, после чего уехали. Мною… отдан приказ в случае попыток проникновения работников ОМОНа… открывать по ним огонь на поражение». 

Вникните в логику документа: позвонил старший лейтенант, кто-то подъезжал… Хотелось открыть огонь, да так, чтобы пораскатистей, – его и открыли. А расследования, по существу, не было.

А там, в центре Риги, мог стоять и автор другого документа, приведенного также без правки: «Начальнику Кировского РОВД г. Риги от Филиппова Сергея Викторовича, 1970 г. рж... Объяснение. Я с 19 числа состою в добровольном формировании по охране Латвийской республики. Мои знакомые сообщили что дают бесплатно вино и сигареты, так как я нигде не роботаю меня это устраивало. Я шел с барикад домой и был раньше судим по статье 139 ч. 2 два раза. Вчера 22 числа я выпил много водки точное количество не помню это было несколько бутылок потому и попал в атризвитель». 

Безработного парня можно понять, а заодно и поздравить со счастливым для него исходом. Очевидно, что Историю не делают в белых перчатках. Но и Правда – о двух концах.

Вопрос же о национальной чистоте «всенародного чаяния» обратим Москве 91-го года в надежде, что нынешняя извлекла уроки. Почему на жизненном для тогда еще единой страны рубеже столь издевательски действовали ее зарубежные недруги? Мой блокнот того времени испещрен фамилиями западных «миссионеров», появлявшихся даже в националистических президиумах. Какая, например, связь между охранным ведомством латвийских националистов и американской «христианской миссией «Добрая весть и милосердие»?.. Почему американец, некто Малскис, не скрывая своей военно-профессиональной принадлежности, участвовал во встрече с «представителями советских военных властей» в Вильнюсе? Кстати, именно он обращался к небезызвестному впоследствии полковнику Масхадову: «А вам-то, кавказцу, что до Советов? Вам о своей родине нужно думать». 

История не стоит на месте. Бывший вильнюсский силовик Буткявичюс впоследствии осужден за мошенничество (или за развязанный язык). Он отсидел 12 лет. И представьте, при этом не наблюдалось никакой правозащитной неистовости и «христианского милосердия». 

Но учит ли чему История – вопрос открытый. Очевиднее то, что ее фрагменты редко взывают к принятию мер до завершения полного исторического цикла. А он, возможно, еще не завершен. Аккумулированный тогда заряд вероломства, лжи и пакостливости в землю не ушел. В Прибалтике не стреляют уже 28 лет, зато стреляют на Украине. А маршала Язова судят в Вильнюсе...


27 мая 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87584
Виктор Фишман
70141
Борис Ходоровский
62381
Богдан Виноградов
49642
Сергей Леонов
46217
Дмитрий Митюрин
36467
Сергей Леонов
33341
Роман Данилко
31157
Борис Кронер
18687
Светлана Белоусова
18622
Дмитрий Митюрин
17369
Светлана Белоусова
17164
Татьяна Алексеева
16830
Наталья Матвеева
16078
Наталья Матвеева
15578
Александр Путятин
14770
Татьяна Алексеева
14170