Гнездо подводных асов
СССР
«Секретные материалы 20 века» №17(507), 2018
Гнездо подводных асов
Петр Середюк
капитан 1-го ранга
Санкт-Петербург
357
Гнездо подводных асов
Участники юбилейных мероприятий в честь 70-летия ВВУП имени Ленинского комсомола

После Великой Отечественной войны большое внимание руководство страны стало уделять развитию подводного флота. Финансовых средств он требовал меньше, а ударные возможности подлодок с появлением баллистических ракет резко выросли. Но чтобы овладеть этим оружием, суметь на подводных лодках выйти в Мировой океан, покорить Арктику, освоить экваториальные районы плавания, проникнуть в неизвестные глубины Мирового океана, требовались специалисты. Их стало готовить Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола (ВВУПП), ставшее впоследствии кузницей кадров подплава.

УЧИТЕЛЯ ПОДВОДНИКОВ

Училище было образовано 8 апреля 1948 года как 1-е Балтийское высшее военно-морское училище на базе Ленинградского военно-морского подготовительного училища. Начальником нового учебного заведения был назначен капитан 1-го ранга Борис Викторович Никитин. С 3 мая 1954 года оно было переименовано в 1-е Высшее военно-морское училище подводного плавания, а в 1958 году ему присвоили имя Ленинского комсомола.

С 1955 по 1967 год начальником училища был прославленный подводник Герой Советского Союза контр-адмирал Николай Павлович Египко. Свою службу он начал на подводных лодках в 1931 году. Служить ему пришлось на разных субмаринах на Черном море, Балтике и Тихом океане. Будучи командиром подводной лодки Щ-117 на Тихоокеанском флоте, он сумел с экипажем в суровых условиях превысить автономность плавания в зимнее время вместо 10 суток до 40 суток, за что был 23 декабря 1935 года удостоен ордена Ленина.

В 1937 году он стал командиром испанских республиканских подводных лодок С-6 и С-2 под именем Матисса и принимал участие в боевых действиях, вывез из осажденной Испании десятки наших советников, в том числе и будущего министра обороны СССР Малиновского, а также испанских военачальников.

22 февраля 1939 года ему, одному из первых среди подводников, присвоили звание Героя Советского Союза. В годы войны, уже будучи контр-адмиралом, он командовал бригадой подводных лодок, в том числе участвовал в обеспечении перевозок груза и оружия по ленд-лизу Северным путем в СССР.

Именно под его руководством была завершена перестройка всего учебного процесса училища на командно-инженерный профиль: училище стало выпускать специалистов по торпедному и ракетному оружию.

С 1961 по 1966 год его заместителем являлся другой опытный подводник, Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Ярослав Константинович Иосселиани. В годы войны он успешно воевал на Черноморском флоте, будучи командиром подводной лодки М-111, которая потопила под его руководством в 15 боевых походах не один вражеский корабль. За это в 1944 году он получил звание Героя Советского Союза, а подводная лодка М-111 стала Краснознаменной. С апреля 1944 года он уже командует подводной лодкой В-4 (бывшей английской) на Северном флоте и тоже успешно громит врага.

В 1966 году заместителем начальника училища по научной и учебной работе назначается капитан 1-го ранга Михаил Сергеевич Солдатов. В годы войны он был дивизионным штурманом и часто выходил в море на подводных лодках. Во время одного из таких боевых походов, в 1943 году на ПЛ Щ-407, субмарина подорвалась на мине. Солдатов действовал решительно и грамотно, помог командиру привести лодку на базу. За это его наградили орденом Красной Звезды. Именно под его руководством был создан хороший профессорско-преподавательский состав училища.

О высоком научном уровне преподавательского состава говорит тот факт, что в 1994 году приказом Высшего аттестационного комитета РФ в училище был создан диссертационный совет, в который вошел 21 преподаватель. Училище издало много собственных научных трудов по теории и практике использования современных подводных лодок, которые и поныне широко используются в военном деле.

Питомцы училища служили на всех флотах нашей Родины, занимали должности от командиров групп, боевых частей до командиров крупных соединений и командующих флотов. Ряд выпускников стали Героями Советского Союза и Российской Федерации, награждены многими правительственными наградами.

ПОЖАР В ДЕВЯТОМ ОТСЕКЕ

На примере моего выпуска (1964–1969) хочу рассказать о некоторых своих однокашниках.
Первому из выпуска правительственная награда орден Красной Звезды была вручена старшине роты Петру Марцыну — за героизм и мужество, проявленные им при выполнении задач на боевой службе на атомном ракетоносце К-19 в 1972 году.

Его лодка возвращалась с боевого патрулирования в Северной Атлантике, оставалось восемь суток хода до прибытия на базу, когда в 10 часов 23 минуты 24 февраля 1972 года прозвучал сигнал аварийной тревоги: «Пожар в девятом отсеке». Петр Марцын в это время находился в центральном отсеке, был вахтенным офицером. Он тут же дал сигнал об аварии и, не дожидаясь прибытия на центральный пост командира лодки капитана 2-го ранга Кулибабы, организовал борьбу за живучесть корабля. Лодка всплыла, но, несмотря на мужественные действия экипажа, погасить пожар не удалось. Погибли люди. Электрики, задыхаясь от ядовитого дыма, не отходили от своих механизмов — обеспечивая ход лодке и остановку реактора.

Тем временем часть подводников сумела перебраться в кормовой 10-й отсек и загерметизировалась в нем. АПЛ К-19 передала сообщение на берег об аварии, и ей на помощь вышли корабли Северного флота. Но ситуация осложнилась еще тем, что в 10-м отсеке на момент всплытия оказались 12 подводников, а все следующие отсеки уже были выгоревшими, с погибшими подводниками. Командование в отсеке на себя взял капитан-лейтенант Борис Поляков. В темноте, с ядовитым воздухом, без питьевой воды, еды, в помещении объемом всего 139 кубических метра эти 12 подводников продержались двадцать четыре дня — пока аварийную лодку в штормовых условиях не привели на базу. К сожалению, капитан-лейтенанту Полякову, который своей волей сумел в этих адских условиях сохранить двенадцать жизней, вместо представления к званию Героя Советского Союза тоже дали лишь орден Красной Звезды.

А пожар произошел из-за лопнувшего трубопровода гидравлики системы рулевого управления. Пятьсот литров этого гидравлического масла пролилось наружу и попало на электроприбор, раскаленный от работы до 200 градусов Цельсия.

Корабль был спасен ценой жизни тридцати подводников. Сам Петр Марцын тогда остался в живых, но все пережитое дало о себе знать, и вскоре он скоропостижно скончался.

СПАСЕНИЕ «АРКТИКИ»

Выпускник училища, мой боевой товарищ, сослуживец по атомной подводной ракетной лодке стратегического назначения 667-БД Р проекта К-424 и ее командир капитан 1-го ранга Николай Александрович Иванов навсегда вошел в историю нашего флота как человек, сумевший спасти мир от огромной экологической катастрофы. Лодка после многомесячного подледного плавания в Арктике возвращалась на базу. 18 января 1981 года в 12 часов 04 минуты появился запах гари в центральном отсеке, потом резко началось задымление. Была объявлена аварийная тревога. Ситуация складывалась очень опасная, центральный пост, где сосредоточены все командные узлы корабля, быстро заволокло дымом. Концентрация угарного газа резко увеличилась. Подводники по приказанию командира Николая Иванова включились в ИДА-59 (индивидуальные дыхательные аппараты), стали выявлять источник возгорания, но в сплошном дыму и темноте это не удавалось. Часть подводников начала терять сознание.

Командир принял решение — всплывать на перископную глубину и часть личного состава вывести из аварийного отсека. Для всплытия с большой глубины и спасения корабля нужен был ход. Офицеры дивизиона движения под командованием капитана 3-го ранга Морозова находились в тяжелейших условиях: запредельная температура, задымленность, темнота… Однако они на ощупь управляли реактором, обеспечивая ход корабля. Но тут стал главный вопрос: а есть ли полынья для всплытия в паковом льду? Повезло — всплыли в небольшой полынье, открыли верхний рабочий люк, стали выносить в рубки потерявших сознание подводников. Но пожар потушить все не удавалось. и тогда капитан Иванов принял единственно верное решение: дать в аварийный отсек лодочную объемную химическую защиту (ЛОХ) из смежных отсеков. Центральный отсек заполнился не только угарным газом, но и фреоном от ЛОХ. Командиру, чтобы давать команды по кораблю, приходилось снимать с лица шлем-маску, хватая этот опасный для жизни «воздух». Профессиональная интуиция его не подвела, с помощью системы ЛОХ пожар в отсеке был подавлен.

Причину появления пожара определили быстро, оказалось, один из матросов срочной службы закурил в гальюне, а горящий окурок сунул в угольный фильтр. И только правильные, грамотные действия командира капитана 1-го ранга Николая Иванова и всего экипажа спасли от гибели не только корабль, но и предотвратили гигантскую катастрофу в Арктике. Ведь на борту было не только два реактора, две торпеды с ядерными боеголовками, но и 16 баллистических ракет. Случись ее гибель, от экологической катастрофы в водах Арктики беда была бы страшная. Увы — потом экипаж никак не наградили за его подвиг, а жаль. И даже положенной по закону командирской пенсии Иванову не дали, чтобы скрыть от народа его подвиг…

ЛОХ НЕ ПОДВЕЛ

Мужество и отвагу проявил наш однокашник, командир АПЛ 675 капитан 1-го ранга Евгений Николаевич Селиванов. В июне 1984 года его экипаж после выполнения задач боевой службы возвращался на базу. 18 июня в 08.10, когда шли 61-е сутки плавания, в 8-м отсеке лодки возник пожар. Все находившиеся в нем подводники загорелись: на них пылала вся одежда и волосы. Двое горящих подводников ворвались в 7-й отсек, и там тоже стали вспыхивать люди. Отсеки загерметизировали, начали тушить пожар с помощью воздушно-пенной лодочной системы пожаротушения (ВПЛ), лодка аварийно всплыла. Затушить огонь в кормовых отсеках было тяжело, впечатление было такое, будто горел спирт или бензин. Включили ЛОХ и только с ее помощью справились с пожаром в отсеке.

Как только по кораблю была объявлена аварийная тревога, на центральный пост прибежал Евгений Селиванов и стал бороться за живучесть лодки. Он отправил в горящие отсеки аварийные партии, но дальше седьмого отсека они пройти не смогли. Тогда капитан дал команду на включение ЛОХ в кормовые отсеки. Оставшимся в живых подводникам тут же стали оказывать медицинскую помощь. К сожалению, после тушения пожара насчитали 13 погибших. 21 июня лодку на буксире доставили на базу. Как установила правительственная комиссия, причиной пожара могло стать высокое содержание кислорода — до 23–24 процентов и работа на оборудовании, которое и дало искру. К сожалению, вскоре от пережитого Евгений Селиванов скоропостижно скончался.

ОБЕ ТУРБИНЫ — РЕВЕРС!

Еще один наш однокашник, Борис Щегельский, своей служебной деятельностью доказал, что та флотская наука, которую нам давали прославленные герои-подводники войны, не пропала даром. Он служил на АПЛ 675 проекта К-1, на вооружении которой было тогда восемь крылатых ракет П-6.

Подводная лодка после двухмесячной боевой службы в Средиземном море зашла с дружеским визитом в порт Гавана на Кубу, после чего совершала переход в Сьенфуэгас на глубине 120 метров. Так вот, в два часа ночи 30 августа, когда капитан-лейтенант Борис Щегельский нес вахту, лодка на скорости 16 узлов около банки Хауа напоролась на коралловые рифы, которые не были обозначены на навигационной карте. Удар был такой силы, что всех выбросило из кресел, резко появился дифферент на нос, корабль весь дрожал, пропало освещение. Никто не мог понять причину такого страшного удара. Но Щегельский не растерялся и уверенным голосом дал команду: «Обе турбины — реверс!» Сыграл аварийную тревогу, доложил обстановку появившемуся в центральном посту командиру, капитану 1-го ранга Дмитриеву.

Но беда не приходит одна. После всплытия выяснилось, что от удара о рифы первый и третий торпедные аппараты сплющены в лепешку. А ведь там были торпеды с ядерным боезапасом… После долгих совещаний решили малым ходом возвращаться — теперь в надводном положении — через всю штормовую Атлантику на базу. Другого выхода не было. Риск был огромный, так как от удара могли быть повреждены датчики ступеней предохранителя ядерного боезапаса в торпедных аппаратах, в каком они состоянии, было неизвестно. Поэтому ход корабля по требованию конструкторов был только самый минимальный — 4–5 узлов. И это при жесточайшем атлантической шторме...

Подводникам сопутствовала удача, лодку привели на базу Западная Лица. Там поврежденные торпедные аппараты пришлось вместе с торпедами просто отрезать от корпуса. К сожалению, все это отразилось на мужественном офицере — ему пришлось покинуть службу на подводных лодках. А жаль, ведь из него вышел бы неплохой флотоводец!

СЛАВНЫЙ ПОДПЛАВ

Особенно хочется отметить тех выпускников училища, которые свою жизнь связали с самой трудной, опасной в жизни подводника работой, — это гидронавты, покоряющие многотысячные глубины Мирового океана. Одни из первых гидронавтов, за покорение этих глубин получившие звание Героя Советского Союза, были выпускниками училища: Барилович, Пыхтин, Филипьев и Шишкин. К сожалению, пока их героические подвиги остаются не открытыми: тема покорения глубин Мирового океана и сегодня находится под строжайшим запретом. Хотя кое-что было нами написано в статье, вышедшей в «СМ» за 2017 год.

«Подплав» — это емкое энергичное слово сегодня знакомо каждому моряку. Тут сразу же веет романтическими рассказами о дерзких торпедных атаках наших подводников в годы войны; в освоении подледных океанских глубин, подводных кругосветках, пусках с глубин ракет, о героизме и мужестве, проявленным ими в борьбе со стихией глубин Мирового океана.

Училище подготовило более 10 тысяч офицеров-подводников, которые были участниками освоения атомной энергетики на подводных лодках, проводили первые старты баллистических ракет с подводного положения в 1950-х годах, осуществляли на атомоходах походы к Северному полюсу и совершали кругосветные плавания под водой. За это нашему выпускнику 1952 года Вячеславу Виноградову было присвоено звание Героя Советского Союза.

К сожалению, училище потеряло многих своих выпускников, погибших в водах Мирового океана со своими кораблями. Это экипажи подводных лодок К-8, К-129, К-429, «Комсомолец», «Курск». Но эти потери были не напрасны — они помогли учесть их опыт в борьбе за живучесть корабля, показали мужество и героизм выпускников училища в борьбе со стихией.

Только один пример из этого печального списка. Одному из первых выпускников училища (1955 года выпуска), капитану 2-го ранга Всеволоду Борисовичу Бессонову, было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно за его героизм и мужество, проявленные при выполнении задач боевой службы в 1970 году.

После окончания училища он проходил службу на Северном флоте, от командира торпедной группы до командира атомной подводной лодки К-8. Будучи еще командиром БЧ-3, в октябре 1957 года он принимал активное участие в стрельбе двумя торпедами с ядерной боевой частью на морском полигоне Новой Земли, за что был награжден орденом Красного Знамени.

17 февраля 1970 года АПЛ К-8 под его командованием вышла на боевую службу в Средиземное море. На 51-е сутки плавания на глубине 160 метров в Бискайском заливе неожиданно возник интенсивный пожар в центральном и других отсеках лодки. Создалась тяжелая обстановка: был потерян ход корабля, вышла из строя силовая электросеть, потеряна и радиосвязь с берегом. В этих сложных условиях командир сумел организовать борьбу за живучесть корабля и дал приказание на всплытие. На поверхности моря подводников ждало еще одно испытание — шторм, высота волн достигала восьми метров, скорость ветра — 27 метров в секунду, шли сплошные снежные заряды. В дыму, темноте офицеры Хаславский, Чудинов, Поликарпов и Чугунов ценой своей жизни сумели заглушить ядерный реактор. Многие подводники, надышавшись угарного газа, теряли сознание, появились первые потери. Стал нарастать дифферент на корму, вода стала поступать в прочный корпус. Только 10 и 11 апреля к аварийной лодке прибыли три советских судна, но в штормовых условиях завести буксир не представлялось возможным. Командир приказал части оставшихся в живых подводников перейти на надводные корабли, а сам с частью экипажа остался на борту аварийной лодки дожидаться подхода из Североморска других спасательных судов. Увы! Стихия есть стихия. В 6 часов 08 минут 12 апреля АПЛ К-8 погибла, унеся с собой жизни 52 человек.

Как потом установила комиссия, трагедия на АПЛ К-8 случилась из-за попадания на негерметичные патроны регенерации органических веществ, огнем были повреждены кабели, что привело к короткому замыканию, повреждению изоляции, а через выгоревшие сальники стала поступать вода в прочный корпус, что и привело к гибели АПЛ.

Сегодня российский ВМФ снова вышел далеко за пределы наших морей и стал чаще бывать на просторах Мирового океана. Основной его ударной силой являются новые подводные атомные лодки четвертого поколения «Ясень», «Борей» и дизельные лодки, вооруженные крылатыми ракетами «Колибр». Служба на них требует от офицера-подводника глубоких научных и инженерно-технических знаний, высокой военно-морской, тактической и физической подготовки. Именно таких офицеров готовило Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола, а теперь, после его ликвидации, готовит на его базе Морской корпус имени Петра Великого.


30 Августа 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713