Большой праздник великой игры
СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №12(424), 2015
Большой праздник великой игры
Борис Ходоровский
журналист
Санкт-Петербург
864
Большой праздник великой игры
Сборная Уругвая — чемпионы мира 1930 года

Впервые о проведении чемпионатов мира по футболу заговорили в начале ХХ века. «Спорт все больше занимал умы европейцев и заставлял их по-новому воспринимать мир», — писал об этом времени Стефан Цвейг. После товарищеского матча сборных Бельгии и Франции представители футбольных федераций нескольких европейских стран договорились о создании ФИФА.

ИДЕЯ ОПЕРЕДИЛА ВРЕМЯ

Учредительный конгресс состоялся 21 мая 1904 года в Париже, и уже там голландский банкир Карл Хиршман, для которого футбол был таким же любимым детищем, как ныне для некоторых российских олигархов, впервые заговорил о международном турнире. Его судьба невольно наводит на аналогии с сегодняшним временем. В 1931 году банк Хиршмана, где хранились деньги ФИФА, обанкротился, и он подал в отставку.

Первым президентом ФИФА был избран француз Робер Герен, личность интереснейшая. Он получил техническое образование, но работа инженера месье Герена тяготила. Куда больше времени он уделял делам французской спортивной федерации, где возглавлял секцию футбола, и газете «Матэн», где вел спортивный раздел. Многие французские репортеры выросли на его репортажах. Именно Герен организовал тот самый товарищеский матч между бельгийской и французской сборными, который послужил толчком к образованию ФИФА.

Первый президент Международной федерации футбола горячо поддержал идею Хиршмана. Был разработан проект проведения футбольного чемпионата с участием пятнадцати европейских сборных. На межконтинентальный турнир поначалу не замахивались, да и в ФИФА входили тогда только федерации стран Старого Света. Лишь в 1909 году после принятия в ФИФА Ассоциации футбола ЮАР она перестала быть чисто европейской организацией.

В 1912-м в Международную федерацию футбола приняли Аргентину, а годом позже — США.

Спортивные функционеры начала ХХ века были людьми демократических взглядов. Они пригласили участвовать в чемпионате даже родоначальников футбола, хотя Великобритания поначалу к идее создания Международной федерации футбола отнеслась довольно скептически. Вступать в нее британцы не спешили. В Соединенном Королевстве было четыре независимые ассоциации, представлявшие Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию. Такая привилегия за британцами в мировом футболе сохранилась до сих пор, хотя никому и в голову не придет допустить к участию в чемпионате мира сборную Каталонии, Северо-Кавказского федерального округа или штата Сан-Паулу.

По замыслу авторов идеи проведения первого крупного международного турнира, четыре британские сборные должны были быть объединены в одну отборочную группу. Во вторую отрядили команды Бельгии, Франции, Нидерландов и Испании, в третью — Италии, Австрии, Швейцарии и Венгрии, в четвертую — Дании, Германии и Швеции. Последним днем для подачи заявки определили 31 августа 1905 года. Как вы думаете, сколько сборных изъявило желание участвовать в первом мировом чемпионате? Вы удивитесь, но ни одной.

Герен так болезненно воспринял провал своего с Хиршманом проекта, что на конгрессе ФИФА в июне 1906 года сложил с себя полномочия президента. Идея международного футбольного турнира явно опередила время.

ЧИСТО АНГЛИЙСКОЕ УБИЙСТВО

Благородный французский функционер решил, что для развития мирового футбола нужно уступить пост британцу. Ведь игра, которая в будущем завоюет мир, родилась именно в Соединенном Королевстве, и первый официальный матч между сборными Англии и Шотландии был сыгран еще в 1872 году. В континентальной Европе в это время многие и не слышали о подобном развлечении.

Именно в Великобритании появились первые профессиональные футбольные команды, хотя и любительские были сильны. Настолько, что в 1908 и 1912 годах без особых проблем выиграли Олимпийские игры, куда профессионалы не допускались. Дабы поучиться у родоначальников ведению футбольного хозяйства, Герен предложил в преемники англичанина Дениэла Вулфолла.

Правительственный чиновник из Блэкберна мало заботился о развитии футбола по другую сторону Ла-Манша. Вулфолл, как и все англичане, считал, что на континенте все хуже, от продуктов до футбола. Этот тезис он подкреплял результатами немногочисленных матчей с участием британских команд против соперников из других европейских стран. Они завершались убедительными победами англичан.

Идея о проведении международного чемпионата душилась Вулфоллом в зародыше. Сей джентльмен считал, что незачем организовывать какие-то соревнования, когда есть чемпионат Великобритании с участием четырех сборных. С 1884 года он проводился регулярно. Чужаки на стадионы Лондона, Глазго и Кардиффа не допускались.

Дело бы так и заглохло, но постепенно ФИФА обретала близкую к нынешней организационную структуру. В международной федерации появился пост генерального секретаря, который занял буквально одержимый идеей проведения международного чемпионата Хиршман. Для начала он добился того, чтобы таким чемпионатом (с оговоркой «для любителей») признали олимпийский турнир 1916 года, который должен был состояться в Берлине.

Увы, и здесь Хиршмана ждало горькое разочарование. Двумя годами ранее началась Первая мировая война, и в Старом Свете было уже не до футбола. Лишь после окончания бойни к идее вернулись. К этому времени ушел в мир иной и Вулфолл, а на пост президента ФИФА был избран француз Жюль Римэ.

Футбольный же мир к этому времени оказался расколот. Великобритания, победившая в Первой мировой войне, требовала распространить санкции в поверженных державах не только на экономику, но и на футбол. Эта идея не нашла поддержки, и тогда все четыре британские федерации вышли из состава ФИФА, куда их с большим трудом уговорили вступить.

ОТЕЦ МУНДИАЛЯ

Римэ пришел к руководству мировым футболом после двух с лишним лет безвластия в ФИФА. После смерти Вулфолла президента не могли выбрать в течение 29 месяцев. Лишь 1 апреля 1921 года сумели договориться и доверить бразды правления парижскому адвокату.

Римэ был одним из создателей парижского клуба «Ред Стар», который блистал в начале ХХ века, и главой Федерации футбола Франции. Он отлично зарекомендовал себя при подготовке и проведении футбольного турнира Олимпиады 1920 года в Антверпене. Именно третьему президенту ФИФА удалось воплотить в жизнь идею проведения чемпионатов мира и тем самым навечно вписать свое имя в историю.

В 20-е годы прошлого века главными событиями футбольной жизни стали олимпийские турниры. Дважды подряд в них побеждала сборная Уругвая, причем на Играх-1928 в Амстердаме в финале она победила команду Аргентины. Южноамериканские сборные добавили колорита и шарма в европейскую игру. Вот только Международный олимпийский комитет в ту пору очень строго следил за любительским статусом олимпийцев. Сейчас, зная о гонорарах чемпионов Игр, можно только удивляться строгости нравов того времени.

Между тем именно любительский статус олимпийских турниров создавал ФИФА большие проблемы. Англичане, которых в 1924 году с большим трудом уговорили вернуться в международную федерацию, запретили своим любителям играть на Олимпиадах. Случилось это после того, как в Антверпене уже в первом раунде британцы получили оплеуху, проиграв норвежцам.

Футбол между тем уже становился профессиональным. Появились боссы, которые были готовы платить умеющим обращаться с кожаным мячом ребятам больше, чем клеркам или водопроводчикам. Они уже не воспринимали футбол как забаву, которой можно было заниматься после трудового дня. Англичане в очередной раз вышли из состава ФИФА в 1929 году, считая, что их профессионалам нечего делать на одних соревнованиях с какими-то любителями. Которые к тому же их обыгрывают.

Профессиональные клубы стали появляться и в других странах. В Европе первопроходцами стали Чехословакия, Австрия и Венгрия, в Южной Америке — Аргентина, Бразилия и Уругвай. Первые международные турниры для профессионалов состоялись еще в начале ХХ века.

В 1908 году в Турине встречались клубные команды из нескольких стран. Легионеров тогда еще ни у кого не было, и этот турнир некоторые даже считают предшественником чемпионатов мира. Точнее, не этот, а состоявшийся в следующем году с большим размахом. В том же Турине сэр Томас Липтон, которого всегда вспоминают, покупая чай, организовал турнир собственного имени. Первые спонсоры, оказывается, появились в футболе еще столетие назад!

Позже стали появляться и полноценные турниры для сборных. С 1917 года начал разыгрываться Кубок Америки, который в Аргентине, Бразилии и Уругвае вообще поначалу объявили чемпионатом мира. Отсутствие соперников из Европы южноамериканцев совершенно не смущало. В 1927 году команды из стран Центральной Европы провели Кубок Швехла. В те же 20-е годы впервые провели соревнования сборных на Балканах и в Прибалтике.

Ну и олимпийские турниры, несмотря на то что в них участвовали любители, завоевывали все большую популярность. Международная федерация футбола курировала их проведение и даже сумела воплотить в жизнь идею Хиршмана. Соревнования, проведенные в рамках Игр 1924 и 1928 годов, имели статус чемпионатов мира среди любителей.

Следующая Олимпиада должна была состояться в Лос-Анджелесе, и футбол исключили из ее программы. Одним из аргументов была низкая популярность «соккера» в США, где футболом называли совсем другую игру. Кроме того, ФИФА и МОК никак не могли прийти к консенсусу в вопросе о статусе игроков-любителей. Уже в 20-х годах футболистам приплачивали неплохие добавки к их основной зарплате за забитые голы и умелые действия в обороне. Римэ понимал, что ФИФА потеряет с трудом завоеванное влияние, если не проведет престижный турнир под собственной эгидой. Вот тут-то и проявились его дипломатические способности.

В 1925 году президент ФИФА провел в Женеве тайную встречу с послом Уругвая в Бельгии Энрике Буэро. Этот сеньор также являлся представителем Южной Америки в исполкоме ФИФА. Римэ ненавязчиво поинтересовался, не откажется ли Уругвай провести чемпионат мира, если к нему обратятся с такой просьбой. Выбор потенциальных хозяев первого мундиаля был обусловлен победой южноамериканцев на Олимпиаде 1924 года, где их игра произвела сильное впечатление.

В следующем году Римэ предпринял еще один шаг, который приблизил проведение чемпионата мира. Была создана комиссия по его организации во главе со швейцарцем Габриэлем Бонне. В нее вошли влиятельные футбольные функционеры, в том числе и француз Анри Делонэ. Тот самый, который уже в 50-е годы организует проведение чемпионата Европы и кубковых турниров для клубных команд Старого Света.

Обсудить нюансы организации международного турнира хотели на конгрессе в Хельсинки, но Интернета в ту пору не было, да и факсами в национальных федерациях футбола еще не обзавелись. Письма же, разосланные из штаб-квартиры ФИФА по всему свету, не успели дойти до адресатов. Прибывшие на конгресс в столицу Финляндии делегаты обсуждать организацию чемпионата мира не захотели. Мол, полномочий не получили.

Только маховик, запущенный энергичным президентом ФИФА, уже раскрутился вовсю. Римэ провел большую работу, в том числе и в кулуарах различных заседаний (при этом никто и никогда не обвинил его в коррупции), и добился принятия решения об организации в 1930 году Кубка мира при участии всех стран — членов ФИФА.

АМСТЕРДАМСКИЙ ВЕРДИКТ

Историческое решение о проведении ЧМ-1930 было принято на конгрессе в Амстердаме 29 мая 1928 года. «За» проголосовали 27 делегатов, «против» — всего 5. Этот квинтет составили представители северных стран Европы: Дании, Норвегии, Финляндии, Швеции и Эстонии. Свою позицию они обосновывали отсутствием в своих странах профессионального футбола, что не позволяло скомплектовать сильные сборные.

Только мнение скандинавов, а уж тем более эстонцев никак не повлияло на энтузиазм международного футбольного сообщества. На конгрессе в Амстердаме были приняты решения, которые с тех пор не претерпели изменений. Мировые чемпионаты проводятся раз в четыре года, победителю вручается трофей, который является собственностью ФИФА и передается той стране, сборная которой сумеет выиграть Кубок мира три раза.

Правда, кое-что с 1928 года в мировом футболе изменилось. В решении амстердамского конгресса было записано, что все игры чемпионата мира должны проводиться на территории одной федерации. Никто ведь не мог предположить, что при выборе места проведения ЧМ-2002, дабы не испортить отношения между Японией и Кореей, турнир отдадут обеим странам, после чего совместные заявки станут рассматриваться регулярно.

На амстердамском конгрессе зафиксировали и сроки проведения чемпионатов мира с 15 мая по 15 июня.

Опять-таки, никто не мог предположить, какими длинными будут сезоны в английской премьер-лиге или испанской примере. Как никто не мог даже подумать о том, что когда-нибудь чемпионат мира отдадут Катару, где в мае и июне столбик термометра поднимается до +50.

Наметив в общих чертах модель проведения чемпионата, руководители ФИФА решили отложить выбор места проведения турнира до мая 1929 года. В ту пору еще можно было дать стране-организатору всего год на создание необходимой инфраструктуры. Сейчас отводят семь, но и их зачастую не хватает.

Идея проведения чемпионатов мира уже настолько овладела умами и сердцами причастных к футболу людей, что желающих провести турнир оказалось предостаточно. Заявки подали сразу пять европейских стран — Венгрия, Испания, Италия, Нидерланды и… Швеция, проголосовавшая, напомним, против самой идеи турнира. Кроме того, поучаствовать в конкурсе решил и Уругвай.

ПОДАРОК К ЮБИЛЕЮ

Выборы стран-организаторов последних чемпионатов мира редко обходились без скандалов, обвинений в подкупе функционеров ФИФА и ведении закулисных игр.

В конце 1920-х годов все было чинно и благородно. Узнав о желании Уругвая провести первый в истории чемпионат мира, все его европейские конкуренты отозвали свои заявки. Как писала французская пресса, раздавшиеся после этого аплодисменты были слышны во всех концах Барселоны.

Решение, принятое на конгрессе ФИФА, выглядело вполне логичным. В пользу Уругвая было несколько доводов. Сборная этой маленькой страны, население которой в ту пору составляло около двух миллионов человек, произвела настоящий фурор на Олимпиадах в Париже и Амстердаме. Уругвайцы играли красиво, даже артистично. Именно они были законодателями моды в мировом футболе.

Южноамериканцы провели, выражаясь современным языком, и грамотную PR-кампанию.

В 1930 году должно было отмечаться столетие республики Уругвай, и футбольный турнир посвятили этой дате. Кроме того, организаторы первого мундиаля пообещали построить самый современный в ту пору стадион. Учитывая, что во всем мире уже начинался экономический кризис, а в Уругвае правительство за счет грамотной политики удерживало стабильность, лучшую кандидатуру отыскать было сложно.

В самом Уругвае весть о проведении чемпионата мира была воспринята с невиданным энтузиазмом. Все политические силы, от консерваторов до социалистов, поддержали проект. Хотя стране пришлось пойти на немалые жертвы. Получив право на проведение чемпионата мира, Уругвай взял на себя обязательство оплатить всем его участникам проезд и проживание. Сейчас, когда у ФИФА есть множество спонсоров, подобные расходы берет на себя международная федерация. Уругвайцам же пришлось затянуть пояса, но чего не сделаешь ради чемпионата мира по футболу!

Не случайно все-таки тайные переговоры о первом мундиале Римэ проводил с уругвайским дипломатом. Впрочем, президент ФИФА прекрасно понимал: именно эта маленькая страна играет судьбоносную роль в развитии мирового футбола. Если бы вслед за демаршем англичан из международной жизни выпали двукратные олимпийские чемпионы, на идее чемпионата мира можно было бы ставить крест.

«НИКА» И «СЕНТЕНАРИО»

Приняв решение о проведении чемпионата мира 1930 года в Уругвае, функционеры ФИФА приступили к ее реализации. Первым шагом стало изготовление трофея для победителя турнира. Заказ выполнил парижский ювелир Абель Лефлер. Он изготовил полностью золотую статуэтку, изображающую древнегреческую богиню победы Нику. Четырехкилограммовый трофей обошелся ФИФА в 50 тысяч франков, что в отсутствие спонсоров серьезно сказалось на бюджете организации. Только нельзя же экономить, начиная большое дело!

Золотая «Ника» прожила очень непростую жизнь. В годы Второй мировой войны ее прятали в Италии от фашистов, в 1966-м в Англии умудрились потерять и нашли лишь благодаря собачонке по кличке Шалопай, а в 1970-м вручили на вечное хранение бразильцам, выигравшим свой третий мундиаль. Лучше бы не вручали. Ведь из бразильского банка «Нику» похитили, и с тех пор ее никто не видел. Не помогли даже обращения с предложением обменять статуэтку на четыре килограмма золота.

Пока в Париже изготавливали почетный трофей, в Монтевидео во всю шла подготовка к первому в истории чемпионату мира. Федерацию футбола Уругвая возглавлял министр строительства Рауль Худе, который многое сделал для того, чтобы провинциальный даже по меркам Южной Америки город приобрел европейский лоск.

К чемпионату мира уругвайцы решили построить стадион «Сентенарио», в переводе — «Стадион столетия». Ну а как иначе назвать арену, которую строили в юбилейный для страны год?

На бюджете не экономили. На сооружение арены выделили 1,6 миллиона немецких марок. Гигантская по тем временам сумма, хотя несопоставимая, конечно, с затратами на строительство арены для ЧМ-2018 на Крестовском острове в Санкт-Петербурге. Уже на первом чемпионате мира столкнулись с теми же проблемами, которые приходится решать организаторам нынешних.

Первоначально планировалось, что трибуны «Сентенарио» будут вмещать 102 тысячи зрителей. По ходу строительства вместимость пришлось сократить до 70. Вот на чем не экономили, так это на безопасности. Учитывая горячий нрав южноамериканских болельщиков, в ожидании гостей из соседних стран трибуны отделили от поля заполненным водой рвом.

Хозяева первого чемпионата мира возводили главную арену турнира с любовью и даже трибунам дали собственные имена. Центральные назвали «Америка» и «Олимпия» в честь побед национальной сборной. Уругвайцы ведь были не только олимпийскими чемпионами, но и победителями Кубка Америки. Виражи за воротами также получили собственные имена. Один назвали «Амстердамом» в честь победы на Олимпиаде-1928, второй — «Коломбом» в честь победы на Играх-1924. Почему-то «Парижем» назвать не рискнули и ограничились названием арены, на которой уругвайцы впервые стали олимпийскими чемпионами.

Громадный стадион был построен всего за 11 месяцев. При этом уругвайские строители работали в крайне неблагоприятных погодных условиях. Словно испытывая рабочих на прочность, дожди шли непрерывно свыше ста дней. Из-за этого сроки строительства пришлось немного сдвинуть, и заканчивали его, когда первые матчи мундиаля уже состоялись на других стадионах Монтевидео.


29 ноября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90011
Сергей Леонов
72086
Виктор Фишман
72083
Борис Ходоровский
64105
Богдан Виноградов
51063
Дмитрий Митюрин
39145
Сергей Леонов
34982
Роман Данилко
32950
Борис Кронер
23636
Светлана Белоусова
22009
Наталья Матвеева
21768
Светлана Белоусова
21729
Александр Егоров
21324
Татьяна Алексеева
20907
Дмитрий Митюрин
19056