Тяжелейшее преступление перед Родиной
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №10(526), 2019
Тяжелейшее преступление перед Родиной
Наталья Матвеева
журналист
Санкт-Петербург
450
Тяжелейшее преступление перед Родиной
Примерно так задерживали Павлова

Предатель Юрий Павлов, шпионивший на американские спецслужбы, в начале 90-х годов был реабилитирован новой российской властью и как «борец с режимом» досрочно отпущен на свободу.

20 июля 1983 года, в процессе оперативных мероприятий слежки за автомашиной сотрудника посольства США в Москве, была зафиксирована тайниковая операция. Молодой человек скрытно в кустах оставил какой-то предмет. В тот же день в этих кустах чекисты обнаружили закладку тайникового контейнера, закамуфлированного под кусок камня. В контейнере находилось шпионское снаряжение: специальная радиоаппаратура, инструкция по сбору секретной информации и передаче ее через тайники, копировальная бумага, средства тайнописи, шифрблокноты, коды, крупная сумма советских денег, а также набор почтовых марок с изображением бывшего президента США Джона Кеннеди.

Анализируя материалы, чекисты пришли к выводу, что контейнер предназначался американской разведкой для начальника радиохимического отряда на судах Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды Юрия Павлова. За ним было установлено наблюдение. Выяснилось, что в феврале 1984 года он написал обращение в американское дипломатическое представительство, в котором просил о помощи в связи с возможным разоблачением, указав свой агентурный псевдоним Рольф Даниэль. 

Предательство от ненависти

Юрий Павлов, находясь в заграничном плавании в составе научной экспедиции на теплоходе «Профессор Визе», в октябре 1981 года в норвежском порту Олесунн направил письмо в адрес местного консульства ФРГ, в котором заявил о своей ненависти к СССР и предложил западногерманским спецслужбам установить с ним на конспиративной основе контакт для передачи важной информации о советском Военно-морском флоте. За денежное вознаграждение, разумеется. 

В том же письме Павлов обусловил время и место возможных встреч с ним в зарубежных портах и описал свои приметы. К письму приложил отдельный документ, изложив в нем сведения об активных зонах советских атомных реакторов на кораблях и данные об исследованиях в области обнаружения подводных лодок по радиоактивному следу. Эти сведения составляли государственную и военную тайну. 

В феврале 1983 года в порту Монтевидео Уругвая на одной из встреч с представителем спецслужб ФРГ Павлов был извещен о том, что в дальнейшем он передается на агентурную связь американской разведке. Его лично представили американскому разведчику-агентуристу, прибывшему в Уругвай для встречи с ним. Иностранные разведки снабдили его паролем, подставными адресами и номером телефона американского разведцентра. 

Шпионские услуги Павлова оплачивались американцами из расчета 2000 долларов за каждый месяц сотрудничества и по 10 тысяч долларов за каждую «особо ценную информацию». Кроме того, предусматривалось ежегодное вознаграждение в размере 10 тысяч долларов. Всего, по подсчетам самого Павлова, за время его шпионской деятельности на лицевой счет в банке должно было быть начислено 104 тысячи долларов. Шпион купил жене шубу на валюту, привозил из-за границы бытовую технику и покупал для своей коллекции дорогостоящие марки, что не могло не вызвать зависть его коллег. И их естественное подозрение, так как выдаваемая на карманные расходы «командировочная» валюта никак не соответствовала запросам и приобретениям Павлова.

Вскоре Павлова взяли на контроль сотрудники КГБ. Но он почувствовал за собой слежку и стал писать своим американским хозяевам, умоляя помочь ему скрыться за границей. Но те помочь ему не успели – сотрудники УКГБ СССР по Ленинградской области под видом работников милиции задержали предателя в районе Генерального консульства США в Ленинграде – в связи с его подозрительным поведением. Дело в том, что Павлов крутился около консульских машин. 

При нем был обнаружен конверт с письмом, в котором Павлов сообщал о своих предыдущих попытках связаться с американцами, уверял их в своей непричастности к провалу шпиона Лона Аугустенборга, с которым был связан. На конверте имелась надпись на английском языке: «Преемнику господина Аугустенборга».

Между двух стульев

Павлов испытывал сложные психические нагрузки, связанные с длительным проведением тайной преступной деятельности и боязнью быть разоблаченным. Он привык глубоко и досконально анализировать каждую мелочь, «просчитывать» наихудшие для себя варианты и решил, как он заявил на суде «сесть между двух стульев». То есть частично раскрыться перед советскими властями, легендируя установление контактов с разведками противника желанием «содействовать органам КГБ». В феврале 1983 года он явился «с повинной» – обратился на судне к внештатному сотруднику органов КГБ и рассказал ему о своих контактах с иностранными разведчиками. При этом утаил наиболее существенные факты, касающиеся объема и содержания переданных им за границу сведений, характера реальной связи с представителями иностранных разведок, не сказал о полученном им денежном вознаграждении. 

Шпион надеялся, что создал себе надежную «крышу», завоевав своей «откровенностью» доверие органов КГБ. Однако зря. Против него было собрано достаточное количество изобличающих материалов.

В итоге шпион рассказал, что еще в 70-х годах в силу трансформации политических взглядов стал тяготиться членством в КПСС, регулярно слушал передачи зарубежных радиостанций, вещавших на СССР, высказывал в своем окружении несогласие с отдельными мероприятиями КПСС и советского правительства. 

Но как бы Павлов ни старался увильнуть, говоря о случайности своего морального падения, у следствия имелись инструкции и задания иностранных разведок, предназначавшиеся для него. В этих материалах порой приводились прямые цитаты из его шпионских отчетов, были ссылки на представленные им ранее сведения, ставились уточняющие вопросы, из характера которых можно было определить, что именно было сообщено Павловым прежде. 

Более 25 лет Павлов имел допуск к совершенно секретным работам и документам в различных гражданских и военных режимных организациях Ленинграда. Именно там он почерпнул значительный объем информации о проектировании и строительстве в Советском Союзе атомного подводного флота, об атомных энергетических установках на судах Министерства морского флота СССР. Из всех организаций и учреждений, в которых работал Павлов, были затребованы документы. Из сравнительного анализа показаний свидетелей и с учетом других материалов дела стало ясно, что Павлов передал за границу сведения, которые стали ему известны по роду служебной деятельности.

Женщины знают все

Как выяснилось в ходе следствия, Павлов применял оригинальные приемы для того, чтобы обезопасить себя на случай фиксации его контактов с иностранными разведчиками. Обстановка увольнений в иностранных портах требовала от него особой изобретательности при проведении таких встреч, потому что длительный отрыв от попутчиков по группе мог вызвать подозрения, а всякое вступление в беседу с иностранцем на глазах у сослуживцев нуждалось в правдоподобном объяснении. 

Особые затруднения возникли у Павлова, когда в одной группе с ним стала увольняться на берег его «интимная связь», старший инженер Мухина, не отступавшая от него ни на шаг – по личным причинам. Павлов резонно предположил, что во время одной из очередных встреч Мухина может заметить его немотивированный контакт с иностранцем. Поэтому, пользуясь доверием любовницы, во время рейса он рассказал ей о своей неожиданной встрече в Гамбурге со старым знакомым – ученым из Франции, с которым якобы неоднократно встречался прежде на научных конгрессах и симпозиумах. 

Павлов сообщил Мухиной, что его приятель намеревается еще раз увидеться с ним в одном из портов при посещении судна «Профессор Визе». Так Павлов подготовил Мухину к тому, что в любом из очередных увольнений к нему может обратиться иностранный гражданин.

Мухина дважды случайно наблюдала за встречами Павлова с западногерманским разведчиком. Однако он легко убедил ее в том, что к нему обращался не кто иной, как его бывший коллега – «ученый-атомщик из Франции». О чем она подробно рассказала на суде. 

Совокупность собранных по делу доказательств позволила юридически правильно квалифицировать действия Павлова как измену Родине в форме шпионажа и предъявить ему обвинение по пункту «а» статьи 64 УК РСФСР. Он был приговорен к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества и к пяти годам ссылки.

Из последнего слова Юрия Павлова: «Я совершил тяжелейшее преступление перед Родиной... Глубоко раскаиваюсь в содеянном. Я потерял семью, которая бесконечно дорога мне. Я не достоин жить среди советских людей. Я не могу смотреть им в глаза».

В начале 90-х годов Юрий Павлов был реабилитирован новой властью и досрочно отпущен на свободу. Он выехал на постоянное место жительство в США, где его след и потерялся. Впрочем, никто этот след и не искал…


29 Апреля 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84078
Виктор Фишман
67352
Борис Ходоровский
59708
Богдан Виноградов
46816
Дмитрий Митюрин
32255
Сергей Леонов
31341
Роман Данилко
28875
Сергей Леонов
23526
Светлана Белоусова
14987
Дмитрий Митюрин
14753
Александр Путятин
13341
Татьяна Алексеева
13094
Наталья Матвеева
12829
Борис Кронер
12210
Наталья Матвеева
10846
Наталья Матвеева
10649
Алла Ткалич
10256
Светлана Белоусова
9779