Слуга Антанты или агент большевиков?
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №17(533), 2019
Слуга Антанты или агент большевиков?
Александр Путятин
писатель-историк
Москва
905
Слуга Антанты или агент большевиков?
Максим Горький с приемным сыном Зиновием Пешковым (Свердловым)

27 ноября 1966 года в Париже состоялись похороны Зиновия Пешкова. Церемония была многолюдной, пышной и торжественной. Одних ветеранов войны – не меньше полка! Впрочем, удивляться нечему… Из жизни ушел видный французский дипломат, кавалер ордена Почетного легиона, четырехзвездный генерал, личный друг президента Шарля де Голля. Исполняя волю покойного, в гроб положили: его первую солдатскую медаль, Железный крест ордена Почетного легиона, православную иконку и портрет писателя Максима Горького… Довольно странный набор для человека, который в детстве был бедным еврейским мальчиком Залманом Свердловым.

История эта началась в Нижнем Новгороде на рубеже ХХ века. В граверную мастерскую Михаила Свердлова часто заходил по делам молодой, но уже известный журналист Иегудиил Хламида (он же Старик Собакин, или Максим Горький), в миру – нижегородский мещанин Алексей Пешков. Пока гравер вырезал штамп или печатал листовки на мимеографе, гость с удовольствием возился с хозяйскими детьми. Будущему классику нравился старший из сыновей Свердлова – шустрый рыжий пацан с девчачьим прозвищем Зинка. С ним гость особенно часто играл и рассказывал о своей работе. «Игры» эти становились все серьезнее, и вскоре ими заинтересовалась полиция.

В 1901 году Алексея Пешкова арестовали по обвинению «в использовании мимеографа в целях революционной пропаганды». С ним в тюрьму угодил и Зинка как «распространитель листовок». Малолетнего революционера вскоре отпустили, а его взрослого подельника сослали в Арзамас.

В 1902 году Горький закончил пьесу «На дне» и организовал ее «домашнюю читку» для приехавшего из Москвы Владимира Немировича-Данченко. Актера на роль Васьки Пепла в Арзамасе не нашлось, и ее исполнил гостивший у Горького Залман Свердлов.

Немирович-Данченко похвалил юношу и посоветовал ему поступить в Театральное императорское училище при МХАТе. Зинка стал собираться в Москву, но некрещеные евреи не имели права там жить. Исключения делались лишь для высокообразованных и богатых людей – врачей, адвокатов, купцов первой гильдии. Горький решил помочь юному другу. Зинку окрестили в Арзамасском соборе, о чем сохранилась запись в метрической книге. Крестный отец дал ему свою фамилию и отчество – так Залман Свердлов стал Зиновием Алексеевичем Пешковым.

Православие было государственной религией, и обычно переход в него властями приветствовался. Нередки были и подобные перемены фамилий, но в этом случае разразился скандал. Отец проклял сына-выкреста и сгоряча пожелал, чтобы у него отсохла правая рука. Власти потребовали отменить процедуру и вернуть «революционеру» прежнюю фамилию. Зиновия с позором выгнали из училища, предписав покинуть Москву. Однако у парня оказался железный характер. Он ничего менять не стал – порвал отношения с семьей и бежал из страны.

Несколько лет Зиновий странствовал по миру, как до того его крестный отец по Руси. Побывал во многих странах – от Канады до Новой Зеландии. Он не чуждался самой грязной работы, жил в трущобах, голодал и бедствовал, но денег ни у кого не просил. К 1906 году Зиновий перебрался в США. Здесь он устроился в мастерскую по обработке шкур – «делать енотов из собак». И тут судьба выкинула новый фортель…

Новая встреча с крестным

Из газет Зиновий узнал о скором прибытии в Америку крестного, к тому времени уже известного писателя. Горький, оставив в России жену и детей, отплыл в Америку с любовницей, актрисой Марией Андреевой. По просьбе Ленина они должны были добыть деньги для партии большевиков. К прибытию парохода Зинка был в порту. Крестного он встретил у трапа. Журналисты с недоумением смотрели, как мировая знаменитость нежно обнимает босяка. В Европу «отец» и «сын» вернулись вместе. Зиновий поселился на вилле Горького в Италии и стал его секретарем. Гости полюбили младшего Пешкова за остроумие и веселый нрав, а Горький – за умение создать условия для работы.

На вилле собирались активисты революционных партий, в основном большевики. Появлялся там и Ленин. Во многих книгах о вожде есть фотография 1908 года, где он играет в шахматы с Богдановым. Однако мало кому известно, что с этого снимка «счищена» фигура мужчины, стоящего слева от Горького. Это был «запрещенный» в СССР Зиновий Пешков.

Начав революционную деятельность в юном возрасте, к большевикам он так и не примкнул. Когда разразилась мировая война, Зиновий покинул Италию, оставив Горькому записку: «Дорогой отец! Враг топчет святую землю Франции…» – и уехал записываться добровольцем. Как гражданин другой страны, он попал в Иностранный легион.

Помощь де Голля

 С началом войны в это подразделение стали стекаться эмигранты-оборонцы, которые искренне желали победы России, но не могли вернуться домой, ведь там их ждали тюрьмы и ссылки. «Босяки», как называл свою роту Зиновий Пешков, отличались особой дерзостью и бесстрашием. Французы им неплохо платили, а немцы не брали в плен – «наемников» убивали на месте.

В 1915 году под Верденом Пешкова прошила пулеметная очередь. Правая рука была практически оторвана. Подбиравшие раненых санитары осмотрели его и двинулись дальше – посчитали безнадежным, но проходивший мимо офицер заставил их вернуться. Это был Шарль де Голль. Что привлекло французского аристократа в умирающем легионере, мы никогда не узнаем, но их дружба продолжалась всю жизнь. Каким-то чудом врачи спасли Зиновия от смерти, однако руку из-за гангрены пришлось ампутировать. Покалеченному эмигранту нужно было начинать жизнь заново.

И тут снова ему помог Шарль де Голль. Несмотря на инвалидность, Пешкова восстановили в армии, дали офицерский чин. За Верден он получил Военный крест с пальмовой ветвью и вскоре был направлен с дипмиссией в Италию, а затем в США, чтобы убедить их вступить в войну против Германии. Идея включить в состав делегации покалеченного героя оказалась на редкость удачной. Зиновий свободно говорил по-английски и по-итальянски, неплохо знал местные условия, обладал литературным и ораторским талантом, так что командировки завершились успешно.

Брат на брата

После Февральской революции Пешков прибыл в Россию как представитель французской военной миссии при Временном правительстве. Он смотрел вокруг и не узнавал страну, из которой уехал 15 лет назад. Бесконечные митинги дезертиров, голод, разруха… Младший брат стал большевиком, одним из ближайших соратников Ленина. Встретившись в официальной обстановке, Зиновий и Яков не узнали друг друга – или сделали вид, что не узнали. Борцу за свободу пролетариата не о чем было говорить с «агентом империализма».

События в России неслись вскачь: кадетов у руля власти сменили эсеры, а в октябре 1917 года – большевики. Развал армии, советизация губерний, Брестский мир, парад суверенитетов… В 1918 году началась Гражданская война: брат повернул оружие против брата, отец стрелял в сына. Так было и в семье Зиновия. Советскую Россию возглавил председатель ВЦИК Яков Свердлов, а его старший брат стал главным советником генерала Мориса Женена, командующего силами Антанты в Сибири.

Многие считают, что военно-дипломатическая миссия Женена состояла при штабе Колчака как Верховного правителя России, но в действительности все было иначе. Весной 1918 года Совет Антанты договорился о единоначалии. По взаимному соглашению оперативное руководство было отдано в руки французских генералов. Главнокомандующим стал маршал Фердинанд Фош. Советскую Россию после Брестского мира он считал союзницей Германии. Боевые действия против нее должен был вести Морис Женен как глава войск Антанты на востоке. Колчак зависел от французского генерала не только политически, но и в военном отношении… Ведь самое многочисленное и боеспособное из находящихся в Сибири соединений – Чехословацкий легион – подчинялось Женену напрямую.

Штаб французского генерала был в курсе всех планов колчаковской армии, и вскоре это ощутимо сказалось на их реализации. Неудачи стали следовать одна за другой. В советское время это объясняли гениальной прозорливостью «красных самородков» – Тухачевского и Фрунзе. Однако после разгрома Колчака обоих «гениев» перебросили с азиатского фронта на европейский, и там Фрунзе прозорливость сохранил, а Тухачевский утратил. Операции на юге против ВСЮР в СССР считали образцовыми, в отличие о провальной польской компании. А Зиновий Пешков в это время находился в штабе Врангеля.

Одновременно с борьбой за Крым и Дальний Восток советское правительство пыталось вернуть отпавшие от России окраины. Польше, Финляндии и Прибалтике отбиться удалось, а Закавказье не устояло. Надо ли говорить, куда направился Пешков после падения белого Крыма? Естественно, по заданию Антанты. Но действовал ли он на Кавказе в ее интересах или хотел вернуть этот регион в состав России?..

А может, мы зря наговариваем на человека? Ведь обладать информацией – мало, нужно еще иметь желание ею поделиться и, конечно, возможность это сделать! Хотя с последним у Пешкова было все в порядке. Для передачи секретов он мог использовать любые средства: почту, телефон, телеграф. Кто посмеет отказать представителю Антанты? Сохранилась телеграмма, которую Зиновий направил брату перед решающим наступлением Колчака весной 1919 года: «Яшка, когда мы возьмем Москву, то первым повесим Ленина, а вторым – тебя за то, что вы сделали с Россией!»

Все, кто смотрел «17 мгновений весны», знают, как много информации может содержаться в таком коротком на вид послании. Что же касается желания помочь красным, то к 1919 году стало ясно, что в руководстве большевиков верх взяли силы, стремящиеся восстановить территориальную целостность России. «Оборонец» Пешков мог это лишь приветствовать.

Из бойцов в разведчики

После окончания Гражданской войны он вернулся в Иностранный легион. Ведя бои в африканских колониях, Зиновий постепенно продвигался по службе. Вторая мировая война застала его в Марокко. Однорукий полковник попросился на фронт, но его не отпустили. Вскоре Франция капитулировала, однако Пешков отказался признать поражение и призвал соратников продолжить борьбу. «Смутьяна» приговорили к расстрелу. Узника спасли золотые часы с дарственной надписью «Сыну Зине Пешкову от отца Максима Горького». Тюремный охранник согласился обменять их на гранату.

Перед расстрелом однорукий полковник вырвал зубами чеку и взял в заложники генерала-вишиста, после чего потребовал самолет с пилотом и полным баком горючего – чтобы хватило до Гибралтара. Оттуда он перебрался в Англию, в штаб Шарля де Голля.

Офицеры свободной Франции пока не требовались, зато были нужны разведчики и дипломаты. Зиновий стал послом де Голля в Китае, а с 1946 года – в Японии. Советский резидент в Пекине Александр Панюшкин позже вспоминал, что в годы войны он получил от Пешкова много важной информации о силах и намерениях японцев.

В 1950 году Зиновий вышел в отставку, но продолжал выполнять разовые дипломатические поручения. Почувствовав приближение кончины, 82-летний ветеран отправился умирать в тот самый госпиталь, где ему спасли жизнь полвека назад. В соответствии с последней волей генерала его прах предали земле на русском кладбище, рядом с могилами Веры и Николая Оболенских – знаменитых героев французского Сопротивления.

«Зиновий Пешков, легионер», – написано на его надгробной плите… И ни слова о чинах и наградах.


5 Августа 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84303
Виктор Фишман
67411
Борис Ходоровский
59883
Богдан Виноградов
46981
Дмитрий Митюрин
32443
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28932
Сергей Леонов
24277
Светлана Белоусова
15235
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13158
Наталья Матвеева
13040
Борис Кронер
12568
Наталья Матвеева
11076
Наталья Матвеева
10755
Алла Ткалич
10337
Светлана Белоусова
10027