Следствие по законам революции
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» № 24(514), 2018
Следствие по законам революции
Наталья Матвеева
журналист
Санкт-Петербург
863
Следствие по законам революции
Сотрудники Петроградской ЧК проверяют документы у задержанного. 1919 год

22 ноября 1918 года на заседании коллегии ВЧК было принято положение о юридически-следственном отделе, впоследствии переименованном в следственную часть при Президиуме ВЧК. В этой статье мы расскажем о первых следователях Петроградской ЧК.

Первые — не всегда лучшие

В Петроградскую ЧК, формировавшуюся в чрезвычайных условиях и в короткие сроки, набор производился по партийной линии: рабочие петроградских предприятий, члены партии с опытом подпольной работы с соответствующими рекомендациями направлялись партийными и рабочими коллективами. Личности кандидатов и их рекомендации рассматривались председателем Петроградской ЧК, который принимал решение о приеме кандидата.

Одним из первых следователей, работавших в комиссии с апреля 1918 года, был Фриц Кронберг. Латыш по национальности, он происходил из семьи безземельных крестьян Курляндской губернии, окончил гимназию. В личной карточке № 53 сотрудника ЧК от 6 февраля 1920 года указано, что «Ф. Ф. Кронберг вступил в партию 19 мая 1917 года по рекомендации товарищей по партийной работе дореволюционного времени». Партийный коллектив Петроградского патронного завода направил его на работу в Петроградскую ЧК, характеризуя как «честного и сознательного работника». В армии не служил, был оставлен на учете при Петроградской ЧК. С мая 1918 года Фриц Кронберг работал следователем по борьбе со спекуляцией, затем — помощником заведующего общим отделом, секретарем Петроградской ЧК. С 20 января 1920 года он был переведен из секретно-оперативного отдела на должность заведующего активной частью Особого отдела. В 1921 году откомандирован на учебу в Петроградский университет, по окончании которого до 1936 году занимался научной и преподавательской работой.

Следственную часть Петроградской ЧК возглавил Станислав Байковский, в мае 1918 года направленный в комиссию по партийной рекомендации Лесного районного комитета РКП(б). Он после февраля 1917 года работал делопроизводителем милиции Временного правительства, а после октября 1917 года продолжил работу в советской милиции. Происходил он из семьи мелкого торговца мясом, проживавшей в польском городе Август. Проходил военную службу в 1915–1917 годах рядовым. После февраля 1917 года поддерживал идеи меньшевиков, а в декабре вступил в ряды РСДРП(б). Станислав Байковский, входивший в тройку Моисея Урицкого, был причастен ко второму этапу расследования по делу «Каморры народной расправы». По этому делу было арестовано несколько видных деятелей монархического движения: кандидат в члены Главной палаты Русского народного союза Михаила Архангела Лука Злотников, основатель Общества русских патриотов, кандидат в члены Главного совета Союза русского народа (СРН) Леонид Бобров, член Совета монархических съездов Иосиф Ревенко и другие. Хотя в ходе следствия стало ясно, что вся «Каморра» состояла из одного Злотникова, что он единолично изготовил печать, составил текст прокламации, напечатал ее и разослал, все они были расстреляны.

Среди важнейших дел Петроградской ЧК было дело контрреволюционной организации доктора Владимира Ковалевского — статского советника, военного врача, санитарного врача Балтийского флота. В 1904 году, с началом Русско-японской войны, он был отправлен в Порт-Артур в составе миссии Красного Креста. После войны служил на крейсере «Аврора». Вышел в отставку в марте 1917 года. Пользуясь своими обширными связями среди моряков, создал вербовочно-осведомительную организацию, в руководство которой входили также английский военно-морской атташе капитан Френсис Аллен Кроми (с которым он был знаком еще с дореволюционных времен) и полковник Куроченков. Организация занималась сбором шпионских сведений для англичан, переправляла через Петроград в Архангельск и Вологду бывших офицеров, а также готовила возможное вооруженное восстание в Петрограде и Вологде. 13 декабря 1918 Ковалевский был расстрелян по обвинению в создании военной организации, связанной с английской миссией.

В расследовании этого дела также участвовал Байковский. Он допрашивал хозяйку кафе-кондитерской на углу Кирочной и Знаменской улиц, которое использовалось как один из вербовочных пунктов участниками тайной организации. Женщина была арестована 24 августа, но первый ее допрос был проведен Байковским только 17 октября. Арестованная жаловалась на отсутствие медицинской помощи во время содержания под следствием, несмотря на то что у нее была язва. Приговор к расстрелу следователь Байковский выносил, как пишут эксперты, на основании «личных показаний подследственного, использовал лжесвидетелей, обещая освободить их из-под стражи, создавал такие условия, при которых арестованный «ломался». В Петроградской ЧК Байковский работал до октября 1919 года, когда из-за начавшейся чистки рядов комиссии был вынужден уехать из города. В дальнейшем он работал в Саратовской ЧК, в Витебске, затем — в Москве. После увольнения в 1924 году из рядов ГПУ вернулся в Ленинград, где работал «в народном хозяйстве» и дослужился до директора Госбанка. В 1935 году был исключен из партии в связи с участием в троцкистской оппозиции.

Полная реорганизация

Краткие сроки формирования комиссии, отсутствие квалифицированных кадров, классовый подход к ее составу и довольно простая процедура поступления на работу в первую местную ЧК, как отмечают исследователи, приводила к тому, что значительная часть ее сотрудников оказалась неподготовленной к следственной работе. Направленные в Петроградскую ЧК рабочие обычно не имели начального, а уж тем более юридического образования. Ситуация осложнялась еще и тем, что в условиях становления нового Советского государства и разворачивавшейся Гражданской войны юридическо-правовая база также находилась в стадии становления. Поэтому следователи зачастую при ведении дел руководствовались принципом «революционной целесообразности», зависевшим от конкретной ситуации.

В целях профессиональной подготовки чекистов еще 5 апреля 1918 года коллегия ВЧК обсудила вопрос о необходимости создания специальных курсов для разведчиков и комиссаров с привлечением к преподаванию в них опытных руководителей. 24 мая 1918 года было принято окончательное решение об организации в Москве специальных курсов для чекистов. На курсы принимались члены РКП(б) при наличии у них «по крайней мере начального образования». Обучение велось в течение трех недель по следующим направлениям: политическое, военное и специальное. Количество слушателей составляло 100–200 человек. Заведовал курсами один из первых чекистов Дмитрий Евсеев. Отмечая необходимость учета опыта работы политической полиции Российской империи, он так характеризовал работу ЧК: «Мы переняли от охранки все ее дурные стороны, совершенно не воспользовавшись хорошими. Нам предстоит полная реорганизация».

Первые месяцы работы Петроградской ЧК были крайне напряженными. Согласно «Отчету о деятельности Комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией с 1 марта по 6 июня 1918 г.» в Петроградскую ЧК поступило 196 дел, из которых 102 были спекулятивными, 18 — политическими, 14 — спекулятивно-уголовными, 61 — уголовным. Из общего числа дел 38 были возбуждены по заявлениям граждан. Всего было произведено 252 обыска, «из которых часть были безрезультатными».

Петроградская ЧК изначально находилась в двойном подчинении: Москве она подчинялась по ведомственной линии, в Петрограде действовала при Петроградском совете. Первоначально Петроградская ЧК работала исключительно как следственная комиссия — после окончания следствия дела направлялись в Революционный трибунал. Более того, с 16 апреля по 19 августа 1918 года она не имела права производить расстрелы. Было также принято решение о том, что для вынесения окончательного решения по наиболее важным делам комиссия будет отсылать их в Москву.

Ошибочные выводы

Одним из важнейших дел Петроградской ЧК осенью 1918 года стало расследование убийства первого председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. Он был застрелен утром 30 августа 1918 года в вестибюле Народного комиссариата внутренних дел Петрокоммуны на Дворцовой площади Леонидом Каннегисером. Убийца входил в подпольную антибольшевистскую группу, возглавляемую его двоюродным братом Максимилианом Филоненко, поддерживающим тесную связь с Борисом Савинковым, который и отдал приказ о ликвидации Моисея Урицкого. Леонид Каннегисер, по собственному признанию, решил отомстить Урицкому за смерть его друга, офицера Владимира Перельцвейга, расстрелянного Петроградской ЧК по делу о контрреволюционном заговоре в Михайловском артиллерийском училище.

Дело об убийстве Урицкого первоначально вели следователи Петроградской ЧК Эдуард Отто и Александр Рикс, оба эстонцы по национальности. Эдуард Отто происходил из семьи крестьян, получил среднее образование, первоначально был меньшевиком, имел, как и многие следователи, опыт подпольной революционной деятельности и с 1906 года вошел в боевую организацию. За революционную деятельность подвергался репрессиям. Следователем работал с 8 февраля 1918 года. Александр Рикс родился в семье столяра, получил высшее юридическое образование, был членом партии большевиков с 1905 года, а с мая 1918 года — уполномоченным Петроградской ЧК.

Отто и Рикс связали убийство председателя Петроградской ЧК с попыткой петербургских евреев повлиять на Урицкого. Якобы, когда это не удалось, Урицкий был убит. Однако руководство комиссии обвинило их в «антисемитизме и тенденциозном ведении дела». В дальнейшем следствие сосредоточилось на поиске преступников в среде правых эсеров. После очередного конфликта с руководством в 1922 году оба следователя были уволены из органов ГПУ.

Странная смерть следователя

Наступление в мае-июне 1919 года Северного корпуса генерал-майора Александра Родзянко на Петроград активизировало антибольшевистские силы в прифронтовой полосе. 12 июня на форте «Красная Горка» начался мятеж под руководством коменданта форта Николая Неклюдова, бывшего поручика царской армии. 13 июня к выступлению присоединились гарнизоны фортов «Серая Лошадь» и «Обручев». 16 июня мятеж был подавлен.

Для расследования восстания на кронштадтских фортах и недопущения подобного в Кронштадте в крепость были направлены следователи Петроградской ЧК Знаменский и Юдин под руководством прибывшего из Москвы заместителя начальника Особого отдела ВЧК Ивана Павлуновского. Уже 23 июня в крепости было проведено первое заседание Временного военно-революционного полевого суда Балтийского флота под председательством главы Петроградской ЧК Филиппа Медведя. Наиболее активные заговорщики были приговорены к расстрелу, другие — к тюремному заключению, а шестеро по требованию ВЧК были отправлены в Москву для выявления их связи с подпольной антибольшевистской организацией «Национальный центр».

Один из участников следствия в Кронштадте — Николай Юдин — считался одним из лучших следователей ЧК. Так же как и другие сотрудники комиссии, он имел опыт подпольной революционной деятельности, «за что царским правительством, после заключения в питерских тюрьмах, был в 1910 году сослан в ссылку». По отзывам опытных арестантов, это был один из «милостивых следователей».

Обстоятельства гибели Юдина были описаны в опубликованном «Петроградской правдой» некрологе так: «9 июля 1919 г. член коллегии Петроградской чрезвычайной комиссии тов. Михаил Васильевич Васильев совместно со следователем тов. Николаем Максимовичем Юдиным разбирал вещи, отобранные при обыске у белогвардейца, почувствовал себя дурно и через несколько часов скончался. После исследования оказалось, что Васильев и Юдин сделались жертвой удушливого газа, находившегося среди разбираемых ими вещей, в одной из склянок. В результате отравления пострадал и начальник Особого отдела Петроградской ЧК Н. П. Комаров, в кабинете которого в здании Петроградской ЧК произошло отравление. В момент, когда М. В. Васильев вскрыл бутылку с неизвестной жидкостью (как выяснилось позже, в ней был отравляющий газ хлорпикрин), Комаров, стоявший в отдалении от стола, сумел выбить стекло окна и, получив тяжелое отравление, все-таки остался жив».

Только цифры

По данным Глеба Бокия, председателя Петроградской ЧК, с 31 августа по октябрь 1918 года общее число дел комиссии с момента образования и до октября 1918 года составляло 5423 (из них закончены были только 2817). Общее число арестованных за время ее работы составило 6229 человек. В период красного террора в Петрограде было расстреляно около 800 человек (с 31 августа по 15 октября 1918 года). По фактам контрреволюционной деятельности с 15 августа по 15 октября 1918 года было открыто 1101 дело (закончено 364). Спекулятивных дел было открыто 1300, большинство из них было завершено. Всего отделу по спекуляции удалось «отобрать на 10 миллионов денег и золотых вещей и на такую же сумму продуктов и товаров».


26 Октября 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85133
Виктор Фишман
68521
Борис Ходоровский
60902
Богдан Виноградов
47826
Дмитрий Митюрин
33915
Сергей Леонов
31989
Сергей Леонов
30898
Роман Данилко
29864
Светлана Белоусова
16276
Дмитрий Митюрин
15925
Борис Кронер
15180
Татьяна Алексеева
14381
Наталья Матвеева
14096
Александр Путятин
13920
Наталья Матвеева
12259
Светлана Белоусова
11617
Алла Ткалич
11543