Разоблачители
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №18(378), 2013
Разоблачители
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
706
Разоблачители
Эдвард Сноуден

Самый громкий шпионский скандал разворачивался на наших глазах. Его герой – американец Эдвард Сноуден, бывший сотрудник ЦРУ и АНБ (Агентство национальной безопасности – самая засекреченная и наиболее финансируемая структура в разведсообществе США). В этих ведомствах, а также в консалтинговых фирмах, выполнявших их заказы, Сноуден проработал не менее девяти лет, все больше разочаровываясь в тех методах, которые практиковались его руководителями.

Особенно неприглядно, с его точки зрения, выглядела разработанная в недрах АНБ программа PRISM, нацеленная на массовую слежку за переговорами американцев и иностранных граждан посредством телефона и Интернета. PRISM позволяла АНБ тайно просматривать электронную почту, фотографии и видео, прослушивать голосовые и видеочаты, отслеживать пересылаемые файлы, выуживать из социальных сетей другие подробности.

Надо сказать, что Сноуден являлся вполне благополучным американцем: престижная работа, 200 000 долларов дохода в год, домик на Гавайях, любимая девушка. И все же он решил пожертвовать своим благополучием во имя высокой цели.

– Я не считаю себя героем, потому что я действую в собственных интересах: я не хочу жить в мире, где нет тайны частной жизни, и поэтому нет места для интеллектуальных исследований и творчества.

В начале 2013 года Сноуден установил связь с людьми, которым доверял, в частности, с журналистом английской газеты «Гардиан» Гленном Гринвальдом и постоянным автором «Вашингтон пост», публицистом Бартоном Геллманом. Общение происходило посредством зашифрованных e-mail сообщений. 

Во второй половине мая он начал передавать Гринвальду и Геллману ключевую информацию о программе PRISM, но просил не разглашать ее без его сигнала. Далее события развивались с кинематографической быстротой.

Хронология основных этапов дела Сноудена такова. 20 мая он оформил под предлогом лечения отпуск, попрощался со своей девушкой и улетел в Гонконг. Сняв номер в гостинице The Mira, продолжил электронную переписку с журналистами.

6 июня он сообщил Геллману: «Полиция сегодня утром посетила мой дом на Гавайях». В этот же день по условному сигналу Сноудена газеты «Вашингтон пост» и «Гардиан» опубликовали первые разоблачительные материалы касательно программы PRISM.

9 июня Сноуден принял решение раскрыть свою личность. Он устроил в гостинице пресс-конференцию, на которую собрались представители ведущих СМИ. На следующий день Сноуден покинул свой отель, перебравшись в заранее приготовленное убежище. 

22 июня Белый дом обратился к властям Гонконга с требованием задержать беглеца и выдать его США. Власти Гонконга ответили отказом, мотивируя свое решение некорректными формулировками в запросе.

Понимая, что оставаться далее в Гонконге, после того, как родная страна фактически объявила охоту на него, крайне опасно, Сноуден предпринял дерзкий ход.

23 июня он прибыл в московский аэропорт «Шереметьево» в сопровождении британской гражданки Сары Харрисон.

По одной из версий, самолет был направлен на дальнюю стоянку, после чего к трапу подъехал автомобиль с тонированными стеклами. Сноудена и Харрисон увезли в неизвестном направлении. Впрочем, вскоре стало ясно, что беглец и его спутница находятся в транзитной зоне аэровокзала, для пребывания в которой не требуется российская виза.

По слухам, Сноуден собирался в тот же день вылететь из Москвы через Гавану в Эквадор, власти которого якобы обещали ему политическое убежище и даже выдали некий временный документ. Но его место в самолете так и осталось незанятым. В момент, когда пишутся эти строки, Сноуден все еще пребывает на «нейтральной территории» московского аэропорта.

Надо сказать, что история разведки знает немало других разоблачителей – агентов спецслужб своей страны, взрывавших информационную бомбу.

Расскажем вкратце о некоторых из этих перебежчиков, о скандалах, вызванных их разоблачениями, а также о том, как складывались в последующем судьбы этих людей, а потом вернемся к герою сегодняшних «горячих» новостей.

ДВУЛИЧНЫЙ ЛЕЙТЕНАНТ

После того, как в 1942 году между СССР и Канадой были установлены дипломатические отношения, в столицу Страны кленового листа Оттаву прибыли советские дипломаты, а вместе с ними и военные разведчики.

Первый десант ГРУ был невелик: советский военный атташе полковник Заботин, он же «Грант», ставший резидентом нашей агентурной сети в Канаде, его помощник майор Романов и шифровальщик лейтенант Игорь Гузенко («Кларк»). Позднее эта команда пополнилась другими персонажами. 

Работы у наших разведчиков было много: атомные секреты, сведения о радарах, гидролокаторах, технологии производства взрывчатки, ракетного топлива...

Вся собранная информация замыкалась на Гузенко, которому резидент Заботин бесконечно доверял.

Учитывая, что вместе с Гузенко в Оттаве находились его жена и ребенок младенческого возраста,  Заботин разрешил шифровальщику поселиться на частной квартире, информировав об этом Москву. Центр категорически потребовал переселить Гузенко обратно в дом, где проживали советские специалисты. Однако Заботин всячески затягивал выполнение этого указания.

Между тем Гузенко давно уже замыслил побег.

Дабы явиться к новым хозяевам не с пустыми руками, он снимал копии с документов, требовавших хранения, а бумаги, подлежавшие уничтожению, прятал. Кроме того, он тайком открыл запечатанный конверт, в котором хранился запасной ключ от сейфа резидента. Риск стоил того: в сейфе находились дела на агентов и осведомителей, с указанием их имен, кодовых кличек и адресов. Все эти данные двуличный лейтенант аккуратно переписал в свой блокнот.

Тем временем из Центра поступила депеша с категорическим приказом отправить Гузенко с семьей в Москву. Расшифровав ее, лейтенант понял, что нужно торопиться.

5 сентября 1945 года он явился в редакцию газеты «Оттава Джорнэл», вкратце сообщил о своем секретном архиве, который собирал в течение двух лет, и попросил политическое убежище.

Надо напомнить, что канадцы хорошо знали о той роли, которую сыграл во Второй мировой войне СССР как на европейском театре военных действий, так и на Дальнем Востоке. Подавляющее число канадцев с искренней симпатией относились к Стране Советов. Гузенко сочли провокатором и попросту отказались с ним разговаривать. Такое же отношение он встретил в Королевской канадской конной полиции, в функции которой входила и контрразведка. Незадачливому предателю пришлось возвращаться на съемную квартиру.

Понимая, что кольцо вокруг него сжимается, он спрятался у сердобольных соседей. И вовремя, ибо вскоре в подъезде появились наши разведчики. Пытаясь проникнуть в квартиру беглеца, они учинили такой тарарам, что соседям пришлось обратиться в полицию.

На этот раз стражи порядка на законных основаниях взяли Гузенко под свою защиту. С этого момента начала раскручиваться пружина шпионского скандала, который не утихал много месяцев.

В общей сложности Гузенко выдал не менее 28 «агентов Москвы», включая трех американских резидентов. 20 человек из этого списка были привлечены к суду, 11 – осуждены на различные сроки тюремного заключения.

Кроме того, учитывая угрозу разоблачения, Канаду вынуждены были покинуть наши опытные нелегалы. Фактически вся агентурная сеть советской военной разведки в Канаде оказалась парализованной. Это дело получило столь колоссальный резонанс, что канадское правительство учредило специальную королевскую комиссию по вопросам шпионажа.

Не без влияния примера Гузенко через несколько месяцев американка Элизабет Бентли, которую позднее пресса окрестила «королевой красных шпионов», явилась с повинной в полицию. Ее показания, в частности, заявление о массовом внедрении в правительственные учреждения США «агентов Москвы» и лиц, сочувствовавших коммунистам, дали толчок оголтелой  пропагандистской антисоветской кампании, охватившей всю страну.

Что касается Гузенко, то он обосновался в окрестностях Торонто под тщательной охраной полиции. Время от времени выступал перед журналистами, при этом всегда закрывал лицо.

Скончался беглец-разоблачитель в 1982 году, в окружении восьми своих детей и 16 внуков.

РАЗВЕДЧИК-ДОЛГОЖИТЕЛЬ

Англичанин Джордж Блейк, работавший на советскую разведку, поставил своеобразный рекорд, дважды став «виновником» громких скандалов международного уровня.

В британской разведке СИС он руководил агентурной сетью англичан в ГДР и Чехословакии. Информация, передаваемая им, отличалась первоклассной ценностью. При этом Блейк действовал так тонко, что на него не падало и тени подозрения.

Именно он передал сведения о хитроумной совместной операции ЦРУ и СИС, носившей кодовое название «Голд» («Золото»), или «Секундомер». Дело в том, что по территории Восточного Берлина, буквально вдоль границы с западным сектором, проходила секретная подземная линия советской правительственной и военной связи. Американцы проложили тайный тоннель, который как бы подныривал под советскую кабельную линию. Наверх, к кабелю, вел вертикальный ствол, закрытый люком. Через этот люк и было произведено подключение к советской линии связи. Установив подслушивающую аппаратуру, американские разведчики и их английские коллеги потирали руки в уверенности, что уж теперь-то они доберутся до всех секретов Восточного блока.

Однако, благодаря Блейку, советская сторона практически с самого начала была осведомлена обо всех подробностях операции «Голд». Какое-то время наши разведчики гнали по этой линии дезинформацию либо вели разговоры о миролюбивой политике Советского Союза.

Когда же настал час заканчивать затянувшуюся игру, был устроен шумный спектакль.

После сильного ливня советские и немецкие связисты двинулись по трассе, пытаясь определить участки, где якобы произошло короткое замыкание. Само собой, одно из таких мест располагалось в точности над англо-американским тоннелем. ЦРУ и СИС провели детальное расследование провала дорогостоящего проекта, придя к выводу, что имела место фатальная случайность. Блейк снова остался вне подозрений. 

Так продолжалось до 1961 года, когда в результате предательства Джордж Блейк был арестован. Это настолько шокировало британский истэблишмент, что на волне политической истерии суд приговорил его к небывалому для местного правосудия сроку – 42 годам заключения!

Пресса писала, что Блейк получил по году тюрьмы за каждого из проваленных им западных агентов. (Много лет спустя сам Блейк признался, что в действительности он сообщил Москве имена примерно 400 натовских шпионов.)

Наказание он отбывал в лондонской тюрьме Уорвуд-Скрабс, считавшейся одной из самых надежных. Для него существовала единственная возможность оказаться на свободе – побег. Сначала узник нашел себе помощников. Это были два английских борца против размещения в Великобритании ядерного оружия Пэт Поттл и Майкл Рэндл, а также ирландский «бунтарь» Шон Берг. Срок их освобождения был не за горами.

Подготовка к побегу заняла в общей сложности около двух лет. И хотя судьба этой дерзкой акции до последнего момента висела на волоске, она все же увенчалась полным успехом.  Побег Блейка стал в Англии сенсацией номер один. Газеты писали, что агенты КГБ уже доставили  беглеца в Москву на подводной лодке. Между тем Джордж по-прежнему находился в Лондоне.  Его друзья, обсудив множество вариантов, решили тайно вывезти беглеца в Берлин.

Рэндл приобрел старенький автофургон. В нем оборудовали тайник для Блейка. Для пущей маскировки Майкл взял в дорогу жену и двух малолетних сыновей.

Выехав из Лондона 17 декабря в Дувр, а оттуда на ночном пароме до Остенде, путешественники благополучно добрались через Бельгию и ФРГ до Берлина. Рэндл высадил беглеца на шоссе, возле контрольно-пропускного пункта ГДР. Спустя какое-то время тот уже был в Москве.

Джордж Блейк сумел успешно адаптироваться к жизни в СССР, а затем и в новой России. Он много выступал с лекциями, женился на русской женщине. Кавалер многих советских орденов.

«ДЯДЯ ВАСЯ»

В 1960–1980 годах в Москве, на Лубянке, служил тихий архивариус. Но недаром говорят – «в тихом омуте черти водятся». Василий Митрохин, так звали нашего героя, когда-то в молодости пытался стать настоящим разведчиком и даже выезжал на спецзадания за рубеж. Нелегала, однако, из него не получилось, но и со службы его не прогнали, определив за усидчивость и бюрократическую жилку в архивный отдел Первого главного управления (внешняя разведка) КГБ.

В 1972 году для внешней разведки был построен новый комплекс в Ясенево, куда надлежало перевезти с Лубянки огромный массив секретной документации.

Митрохин руководил подготовкой к отправке папок-файлов, лично сопровождал их в пути и следил за их правильным распределением на новом месте.

В период переезда, растянувшегося по разным причинам более чем на десять лет, у «дяди Васи», как называли его сослуживцы, появилась уникальная возможность подолгу читать любой документ из архива, еще от времен ВЧК.

И тут наш скромный архивариус затеял рискованное дело: начал копировать для себя документы, составлявшие государственную тайну. На первых порах заучивал наизусть содержание той или иной бумаги с грифом «Совершенно секретно», а дома записывал его по памяти.

Но постепенно майор осмелел настолько, что стал выносить со службы листки-копии в карманах кителя и брюк. Эти записи он отвозил на свою подмосковную дачу, прятал их в алюминиевые кастрюли, которые закапывал в подполе.

До выхода на пенсию в 1984 году тихий архивариус вынес копии почти 300 тысяч документов! Став пенсионером, «дядя Вася» перепечатывал свои закорючки на машинке, систематизировал странички по периодам, странам, резидентурам…  По меркам того времени, он выполнял сизифов труд, не имея ни единого шанса передать, точнее, продать эти бумажные сокровища какой-либо из западных разведок. И вдруг все перевернулось с ног на голову!

Когда бывшие союзные республики стали независимыми государствами, в их столицах открылись дипломатические представительства западных стран. Весной 1992 года Митрохин совершил пробную поездку в Ригу, где направился прямо с вокзала в американское посольство.

Принявший его самоуверенный янки отнесся к рассказу визитера с прохладцей.

А вот в посольстве Великобритании отставного архивариуса выслушали внимательно. В ноябре того же года Митрохина и его семью тайно вывезли в Великобританию с предоставлением гражданства. МИ-6 (основная разведслужба Великобритании) провела операцию по изъятию митрохинского архива с его подмосковной дачи и доставке листочков-копий на берега Темзы. Подробности этой акции засекречены до сих пор.  

В течение шести лет побег Митрохина был окружен непроницаемым покровом тайны. Лишь на исходе 1990-х англичане решили обнародовать часть архива Митрохина.

Пухлый том с подзаголовком «КГБ в Европе и на Западе» увидел свет в 1999 году, став мировой сенсацией и вызвав крупный шпионский скандал. Одновременно книга вышла в США под названием «Щит и меч».

Мир узнал о том, что во Франции на КГБ работали как минимум 35 высокопоставленных политиков, что в Германии советские агенты проникли в руководящие органы всех партий, в суды и в полицию, что в США шпионы Кремля были внедрены практически в каждую крупную компанию, имевшую контракт с Пентагоном.

Митрохин выдал кодовые имена более 260 итальянских политиков, государственных чиновников, дипломатов, журналистов, ученых и предпринимателей, имевших регулярные контакты с представителями всесильной советской спецслужбы. Агенты Лубянки активно действовали и на берегах «туманного Альбиона». В книге приведен факт, вызвавший изумление англоязычного читателя: большинство западных агентов работали на советскую разведку не за деньги, а из идейных соображений! Но, по мнению экспертов, британская разведка рассекретила не более трех процентов содержимого архива Митрохина.

Разоблачитель скончался в январе 2004-го в возрасте 81 года. В Великобритании он вел затворнический образ жизни, обитал под чужим именем в доме под круглосуточной охраной, боясь мести КГБ.

Список разоблачителей – сотрудников спецслужб весьма обширен. Показательно, однако, что ни в годы «холодной войны», ни в последующий период ни одна страна, чьим гражданином являлся до побега конкретный разоблачитель, не требовала его экстрадиции на родину. Таковы были правила шпионской игры. Что с возу упало, то пропало.

Однако после побега Сноудена Вашингтон ясно дал понять, что намерен играть по собственным правилам. Перебежчика обвинили в хищении государственной собственности, раскрытии сведений о национальной обороне и умышленной передаче секретной информации посторонним лицам, объявив его в международный розыск. По законам США возмутителю спокойствия грозит 30 лет тюрьмы и даже смертная казнь.

Наивный романтик Сноуден надеялся, что после разоблачений он получит поддержку миллионов людей по всей планете, что все «западные демократии», которые также подверглись тотальной слежке со стороны «Большого Брата», наперебой станут предлагать ему политическое убежище. Кое в чем он оказался прав. Огромное число людей, особенно среди пользователей Интернета, горячо одобрили его поступок. А член королевской академии наук Швеции Стефан Сваллфорс даже высказался за присуждение Сноудену Нобелевской премии мира.

Но что касается «западных демократий», то они не захотели, а может, и побоялись ссориться с разбушевавшимся «дядюшкой Сэмом».

Сноуден отправил в общей сложности более 20 заявлений властям разных стран с просьбой о политическом убежище. Принять правдолюбца согласились в конечном счете только власти Боливии, Венесуэлы и Никарагуа.

Но как добраться из Москвы до Латинской Америки?

Самолет президента Боливии Эво Моралеса, неустанно пекущегося о правах человека, европейцы посадили в Вене, а затем бесцеремонно обыскали, нарушив тем самым все общепринятые международные и дипломатические нормы.

После этого инцидента вряд ли кто-нибудь усомнится в том, что любой авиалайнер, держащий курс из Москвы в сторону Южной Америки, будет под благовидным предлогом принужден к промежуточной посадке, если у американских спецслужб возникнет подозрение, что среди его пассажиров находится разоблачитель.

Очевидно, Сноуден уже и сам осознал эту печальную истину.

Встретившись 12 июля с правозащитниками в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево», он еще раз объяснил мотивы своего поступка, а через несколько дней – 16 июля – подал заявление в Федеральную миграционную службу РФ с просьбой предоставить ему временное убежище в России.

По существующим нормам, такого рода обращение полагается рассматривать в течение трех месяцев. Скорее всего, ФМС не будет торопиться с ответом.

Тут важен фактор времени, дабы некоторые горячие головы в Вашингтоне слегка поостыли. А то уже сенатор Грэм призвал к бойкоту зимней Олимпиады-2014 в Сочи, если Москва не проявит должной покладистости. Старая песня! Нечто подобное мы уже слышали в 1980 году.

России, по большому счету, ни к чему навязанная извне проблема. Мы не зазывали к себе Сноудена. Он сам пришел.

Но уж коли загнанный в угол правдолюбец просит нашей защиты, то позволительно ли выдавать его стране, которая реально может отправить парня на электрический стул? Такой шаг, чем бы он ни был мотивирован, нанес бы колоссальный ущерб престижу России во всем мире. Надо полагать, в Кремле это хорошо осознают, хотя формально стрелки переведены на ФМС.

Строить прогнозы – задача неблагодарная. Но что-то подсказывает, что заявление Сноудена будет удовлетворено в той или иной форме. Американцам надо было раньше ловить своего беглеца. А сейчас этот поезд уже ушел. Впрочем, поживем – увидим, чем закончится попытка Вашингтона навязать мировому сообществу новые правила древней шпионской игры.


8 августа 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720