Под колпаком «Веноны»
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Под колпаком «Веноны»
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
190
Под колпаком «Веноны»
Отправка техники по ленд-лизу из США в СССР

Сравнительно недавно стало известно о многих участниках и аспектах проекта «Венона» — секретной программы спецслужб США по перехвату и расшифровке советских шифрованных донесений, начатой 1 февраля 1943 года и закрытой лишь 1 октября 1980-го.

Эту программу затеял не доверявший Сталину и дипломатической миссии СССР в США начальник дешифровочного отдела американской военной разведки полковник Картер Кларк. Не уведомив свое начальство, он сформировал на базе уже существовавшего глубоко засекреченного подразделения «Служба разведки сигналов» маленькую группу математиков, лингвистов, криптографов и разведчиков. Вся затея получила кодовое название «Венона».

Первые сведения о проекте стали известны широкой публике лишь в 1987 году, когда вышли мемуары американского контрразведчика Роберта Лэмфера. Но только в 1995 году правительство США официально раскрыло историю «Веноны». Обо всех особенностях проекта мир узнал из вышедшей четыре года спустя почти 500-страничной книги «Венона: дешифровка советского шпионажа в Америке» заведующего отдела рукописей Библиотеки Конгресса, специалиста по политической истории Джона Хейнса и его соавтора Харви Клэра.

Через несколько лет после выхода этой книги Джон Хейнс в интервью радио «Свобода» рассказал следующее: «В 1942 году Советский Союз, Великобритания и США заключили союз для борьбы с Германией, и Советский Союз сразу стал получать от Америки помощь общей сложностью на 9 миллиардов долларов. Кроме того, был увеличен советский дипломатический штат и торговое представительство. Тысячи советских военных, инженеров, техников, дипломатов, переводчиков, журналистов хлынули в США. Советские суда грузили в американских портах оружие, технику, транспорт. Одних грузовиков в Россию было послано 400 000.

На каждом корабле и на каждом самолете из России в США прибывало от одного до трех агентов службы госбезопасности. А в посольстве в Вашингтоне с 1930-х годов их уже было около 50. В общем, у них было две задачи: ловить своих перебежчиков и вербовать шпионов из американцев. И за четыре года, с 1942-го по 1946-й, они создали в США такую шпионскую сеть, какую создают не в союзнической, а только во вражеской стране. До рассекречивания «Веноны» мы преуменьшали масштабы советской шпионской сети в Америке. Кроме того, мы никак не ожидали, что компартия была просто организационно подчинена советской разведке».

Начиная с 1939 года Служба армейской радиоразведки США (предшественник Агентства национальной безопасности) перехватывала сообщения, которыми обменивались дипломатические представительства СССР за рубежом с Москвой. Однако до расшифровки этих сообщений поначалу не доходили руки — дешифровальщики США были заняты расшифровкой немецких и японских кодов. В феврале 1943 года созданная полковником Кларком группа под руководством профессора лингвистики Меридита Гарднера приступила к изучению перехваченных радиограмм. Основу этой команды составляли женщины.

Женская группа, которая размещалась в бывшей школе для девочек «Арлигтон-Холл» (штат Вирджиния) и которой руководила Джин Грабил, довольно быстро разобралась в том, что существовало пять советских кодовых систем, каждая для своей административной сферы. Но ни одна не давала дешифровщикам никакого ключа для отмычки. Ведь в целях безопасности советские спецслужбы использовали одноразовые блокноты, которые до поры до времени никогда не повторялись. Однако зимой 1941–1942 годов для ускорения радиообмена советские спецслужбы допустили использование одних и тех же сочетаний цифр дважды. И это стало роковой ошибкой: американским криптографам удалось расшифровать часть текстов. Так, например, стало известно, что нью-йоркская резидентура передала в Москву список ученых, занятых в программе по разработке атомного оружия («Манхэттенский проект»).

Этой разгадке помогла также полусожженная книга советских шифров, захваченная финнами во время Зимней войны, которую они в 1944 году продали США. Еще один интересный факт: группа Гарднера располагала аудиозаписями стука клавиш шифровальных машин в советском посольстве в Вашингтоне.

В 1947 году в курс дела вводится ФБР, и оно на длительный срок прикомандировало к Мередиту Гарднеру упомянутого выше офицера Роберта Лэмфера. Лэмфер, работая иногда по 22 часа в сутки, неумолимо преследовал шпионов и обеспечивал Гарднеру оперативную поддержку.

Считается, что американцам удалось расшифровать порядка трех тысяч шифрованных сообщений из переписки между Москвой и ее заграничными резидентами в США, а также в Англии, Австралии, Франции, даже в Швеции. Дешифровщики из «Арлигтон-Холл» установили наличие советской шпионской сети в Центре научных атомных исследований, личности целого ряда американских, канадских, австралийских и британских агентов советских спецслужб, а также разоблачить большую группу шпионов в Госдепартаменте США, Управлении стратегических служб (будущем ЦРУ) и даже в Белом доме. Но только 115 человек были идентифицированы американцами как агенты советской разведки. Несколько сот других псевдонимов не были никогда привязаны к конкретным лицам. А если и были привязаны, то это вовсе не означало, что люди были шпионами. Например, президент Рузвельт имел псевдоним Капитан. Но, конечно, президент США не был агентом советской разведки!

Из указанных выше пяти групп кодов первая относилась к торговым представительствам СССР и всем организациям, связанным с программой ленд-лиза. Вторая группа кодов использовалась для дипломатического и консульского радиообмена, третья — относилась к НКВД, четвертая и пятая касались военной и военно-морской разведки ГРУ.

Лишь в 1945 году американцы научились отличать сообщения НКВД от посланий дипломатических представительств. На советскую шпионскую сеть работали десятки американцев. Это были правительственные чиновники из среднего эшелона, через руки которых проходило огромное количество важной информации. Одни служили в министерстве финансов, другие в разведке. Всех их выдала одна женщина — Элизабет Бентли. Но ФБР не захотело раскрыть все секреты проекта «Венона», а свидетельства Бентли, естественно, оказались недостаточными для суда. Поэтому далеко не всем заподозренным лицам были предъявлены обвинения.

Избежал наказания из-за отсутствия веских доказательств и сотрудник ядерного проекта в Лос-Аламосе физик Теодор Холл. Единственной прямой уликой против него были перехваченные радиограммы из советского посольства в Вашингтоне в Москву. На допросе в ФБР Холл ни в чем не признавался, а поскольку ФБР не хотело раскрывать свои секреты, дело ничем не завершилось.

В указанном выше интервью Джон Хейнс уточнил: «Самой крупной фигурой, избежавшей наказания из-за отсутствия достаточных для суда доказательств, был Теодор Холл, работавший в Лос-Аламосе и создававший ядерное оружие. Как позже выяснилось, он был главным источником информации для Советского Союза. Прямых свидетельств его шпионской деятельности не было. Единственной уликой против него были перехваченные донесения из советского посольства в Москву. На допросе в ФБР Холл ни в чем не признался, и, поскольку ФБР не хотело раскрывать карты и предоставлять прокуратуре расшифрованные документы, судебного дела не получилось, Холл был отпущен на свободу».

Среди разоблаченных агентов советских спецслужб оказались, например, ответственный сотрудник Госдепартамента Элджер Хисс и известный экономист Гарри Уайт. Они, как и многие другие американцы, британцы и канадцы, были бескорыстными помощниками Кремля, свято верившими в правоту своего дела.

В 1948 году американцы с помощью проекта «Венона» выяснили, что на советские спецслужбы работает некий британец под кличкой Гомер. Он был достаточно информирован о ядерном проекте США и, скорее всего, проживал в США. После детального анализа перехваченных радиограмм и других документов удалось выяснить, что речь идет о секретаре британского посольства Дональде Маклейне, участнике легендарной «кембриджской пятерки». Знаменитый советский агент Ким Филби, работавший представителем британской разведки при ЦРУ и ФБР в Вашингтоне, успел предупредить Маклейна о падавшем на него и на еще одного советского агента — Гая Берджесса — подозрении. Их успели нелегально переправить в СССР.

В поле зрения сотрудников «Веноны» попал и сотрудник британского ядерного центра немецкий физик Клаус Фукс. Роберт Лэмфер сумел разговорить Клауса Фукса, и тот раскрыл личность связного по кличке Раймон. Им оказался Гарри Голд, который, в свою очередь, выдал Дэвида Грингласса, через последнего вышли и на супругов Розенбергов. Клаус Фукс признал свою вину и был осужден на 14 лет тюрьмы.

Единственными сурово наказанными агентами СССР были супруги Этель и Юлиус Розенберги. Юлиус Розенберг начал сотрудничать с советской разведкой с начала 1940-х годов. Он завербовал свою жену Этель, ее брата Дэвида Грингласса и его жену Рут. Но на суде Розенберги не признали себя виновными и отказались сотрудничать с ФБР. Более двух лет ожидали они в тюрьме Синг-Синг исполнения смертельного приговора. Прошение папы римского о помиловании президент США Дуайт Эйзенхауэр отклонил. Супруги были казнены на электрическом стуле 19 июня 1953 года.

И хотя до сегодняшнего дня широкой публике известны далеко не все фигуранты проекта «Венона», он считается среди специалистов триумфом контрразведывательной работы разведки США.


4 ноября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820