Побег осужденного агента
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №20(328), 2011
Побег осужденного агента
Валерий Неонов
журналист
Санкт-Петербург
163
Побег осужденного агента
Конон Молодый

В один из весенних дней 1961 года во внутренний двор лондонской тюрьмы Уормвуд Скрабс вывели для обычной прогулки группу заключенных. Основная их масса двинулась по кругу, но несколько человек – особо опасные преступники, находившиеся под усиленным надзором, оставались стоять в центре. Двое из них были советскими агентами, осужденными совсем недавно.

БЕСЕДА В ТЮРЕМНОМ ДВОРЕ

Первого звали Конон Молодый. Он работал в Великобритании под видом преуспевающего канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла и был разоблачен в результате предательства. В феврале этого же, 1961 года суд приговорил его к 25-летнему тюремному заключению. Вторым был Джордж Блейк, британский гражданин, добровольно, в силу идейных убеждений, предложивший свои услуги советской разведке еще в начале 50-х, отказавшись при этом от денежного вознаграждения. Ценность Блейка как агента определялась еще и тем обстоятельством, что он являлся штатным сотрудником английской спецслужбы СИС, имея доступ к документам, касавшимся тайной войны против стран восточного блока. Блейк тоже стал жертвой предательства, причем всего на два месяца позже Молодого. Его арест настолько шокировал британский истэблишмент, что на волне политической истерии суд приговорил его к небывалому для местного правосудия сроку – 42 годам заключения!

Пресса писала, что Блейк получил по году тюрьмы за каждого из проваленных им западных агентов (много лет спустя сам Блейк признался, что в действительности он сообщил Москве имена примерно 400 натовских шпионов.)

До ареста Молодый и Блейк не были знакомы между собой. В тюрьме они содержались в одиночных камерах, однако из-за недосмотра начальства на прогулках оказывались вместе. Друг друга они узнали по фотографиям, которые публиковались во всех газетах по ходу соответствующих процессов, и, естественно, быстро нашли общий язык. Вот и сейчас они вступили в тихую беседу.

Молодый, окинув взором мрачный антураж, неожиданно произнес:

— У меня такое предчувствие, дружище, что 7 ноября 1967 года, день 50-летия Октября, мы с вами будем встречать на Красной площади в Москве.

— В таком случае, уместно поинтересоваться, какой напиток вы предпочитаете: русскую водку или шотландское виски? – в тон ответил Блейк.

— Решим по погоде…

Впрочем, подобные шутки на свежем воздухе вскоре прекратились. Конона Молодого перевели в другую тюрьму, более строгого режима. А спустя три года стало известно, что советского разведчика обменяли на британского агента, арестованного в Москве.

Блейк порадовался за коллегу, понимая при этом, что для него лично подобный вариант исключен. Какие бы выгодные условия обмена ни предлагала Москва, Лондон все равно ответит отказом. Бывшие сотрудники «своих» спецслужб шпионскому размену не подлежат… Для него, Блейка, существовала единственная возможность оказаться на свободе – побег. Но как бежать из такого узилища, как Уормвуд Скрабс?!

ГОЛУБАЯ ПОВЯЗКА

Эта тюрьма, возведенная в лондонском районе Хаммерсмит в конце XIX века, считалась одной из самых надежных. Ее корпуса были окружены внушительной шестиметровой стеной, система охраны постоянно совершенствовалась. Для подготовки успешного побега требовались надежные помощники, как внутри заведения, так и за его пределами. Но где же их найти?!

Джордж Блейк начал посещать занятия по английской литературе и класс музыки, организованные попечителем тюрьмы. Здесь разведчик сблизился с двумя заключенными – Пэтом Поттлом и Майклом Рэндлом. Члены группы радикальных активистов, они отбывали 18-месячное заключение за организацию демонстрации против размещения в Великобритании ядерного оружия. Оба располагали широкими связями в левых кругах и горели желанием «насолить» властям. Общительный Блейк без труда установил с ними доверительные отношения.

Хотя активисты и не одобряли саму идею шпионажа, но оба были искренне возмущены несправедливым, с их точки зрения, приговором в отношении Блейка. Накануне своего освобождения они заверили его, что в случае побега он может рассчитывать на их бескорыстную помощь.

Еще одним посетителем кружка был ирландец Шон Бэрк, осужденный за то, что собирался с помощью самодельной бомбы отомстить полицейскому, смертельно оскорбившему его. Бомба взорвалась, но полицейский чудом не пострадал. Однако Бэрк получил свои семь лет и просто кипел от ненависти к правительству и английским судьям. При этом он считал, что его счеты с полицией еще не окончены.

Тем не менее, свои чувства он скрывал от тюремного начальства, добившись целого ряда привилегий, благодаря тому, что ежемесячно выпускал журнал для заключенных. У него имелась даже своя отдельная конторка, а главное, он добился права на ношение голубой повязки, что позволяло свободно передвигаться по всей тюремной территории без сопровождающих.

Блейк был в дружеских отношениях с ирландцем уже на протяжении ряда лет, но открыться ему решил лишь в тот день, когда до освобождения Бэрка оставалось 10 месяцев.

Дело в том, что при тюрьме, но уже в ее внешнем дворе, за стеной, имелось так называемое общежитие, куда направлялись «хорошие» заключенные за девять месяцев до их освобождения. Днем они работали на городских предприятиях, могли свободно перемещаться по Лондону, но к положенному часу обязаны были возвращаться к месту своей «приписки». Во внутренний двор они уже не допускались, тем не менее, между общежитием и корпусами тюрьмы существовала связь, на которую тюремное начальство смотрело сквозь пальцы. Но согласится ли Шон на опасную роль?

Выбрав удобный момент, Блейк откровенно посвятил товарища по несчастью в свой замысел. «Я считаю себя политическим заключенным, и значит, побег для меня, так же, как и для военнопленного, является долгом и делом чести», - добавил он. Ирландец согласился без колебаний. Теперь оставалось лишь продумать сам план побега, который, по убеждению Блейка, должен был отличаться простотой и, вместе с тем, дерзостью. За оставшийся месяц, который Шон провел еще в обычной камере, они обсудили множество вариантов.

В конце концов, согласились, что бежать надо во время одного из киносеансов, которые начинались по субботам в шесть часов вечера в комнате отдыха блока «Г». Через окно в коридоре Блейку предстояло выбраться на черепичную крышу перехода между корпусами, оттуда по желобу спуститься вниз и перебежать к стене-ограде.

Одновременно Шон, находясь по другую сторону стены, должен был перебросить через нее веревочную лестницу.

Выбравшись по ней за пределы тюрьмы, Блейк сел бы вместе с Шоном в приобретенный тем заранее автомобиль и отправился на квартиру, снятую на подставное имя с помощью Рэндла и Поттла. По подсчетам заговорщиков, все расходы должны были составить порядка 700 фунтов. Эти средства еще требовалось изыскать.

УОКИ-ТОКИ

В конце октября 1965 года Бэрка перевели в общежитие. Теперь сообщники не могли встречаться.

Но еще раньше они обзавелись надежным связником. Это был П. Мартин, отбывавший свой срок профессиональный взломщик. Имея право на ношение голубой повязки, он входил в бригаду, которая вела ремонтные работы в общежитии, и, таким образом, мог контактировать как с Бэрком, так и с Блейком.

Одного только не сказал Шон узнику-разведчику: в тюрьме у него был еще один приятель, которому он тоже слал записки через того же связника. И вот однажды случилось неизбежное: Мартин перепутал записки.

Надо сказать, что Шон отличался некоторой безалаберностью. В своих довольно пространных записках он называл вещи своими именами, не прибегая к правилам конспирации. Поэтому человек, получивший по ошибке записку, адресованную Блейку, сразу же понял, что речь идет о побеге. Этот заключенный отбывал срок за мошенничество. Он мог бы получить существенные льготы, открыв тайну тюремному начальству. Но, к его чести, улучив момент, он сам передал записку по назначению, посоветовав Блейку быть осторожнее.

Впрочем, в скором времени заговорщики нашли более удобный способ связи. Шон купил в магазине радиотоваров уоки-токи – миниатюрную японскую аппаратуру для двухсторонней связи.

Одну из раций он передал через того же связника Блейку, предварительно договорившись о позывных. Блейк получил кодовое имя «Пекарь Чарли», а Шон стал «Лис Майкл».

Пробный сеанс связи показал, что рации работают превосходно, слышимость была идеальной.

Теперь заговорщики обсуждали свои проблемы через эфир, не особенно опасаясь, что их подслушают. И снова едва не произошел провал.

Однажды утром к Блейку подошел заключенный – молодой мужчина и сообщил, что вчера вечером крутил ручку своего радиоприемника и случайно поймал какой-то странный диалог. Сначала подумал, что передают радиопьесу, но вдруг узнал знакомые голоса – Шона и его, Блейка, обсуждавшие план побега. Этот узник тоже оказался человеком достойным и не выдал чужого секрета. Удача снова оказалась на стороне заговорщиков. Однако отныне их переговоры в эфире стали более лаконичными.

НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ

И все же для того, чтобы совершить побег, требовалось запастись терпением. Надо было выждать, когда закончится 9-месячное пребывание Шона Бэрка в тюремном общежитии, и он выйдет на свободу. Но, даже формально оставаясь узником, Бэрк не терял времени даром. Он установил контакты с Поттлом и Рэндлом, которые подтвердили свою готовность во всем помогать беглецу.

Они же обещали раздобыть деньги.

Всё, вроде бы, шло по плану, но тут приключилась новая напасть. Из тюрьмы, где о таком явлении, как побег, администрация уже успела забыть, нежданно бежали две группы заключенных, хотя и неудачно. Особенно странным выглядел второй побег, в который пустились шестеро уголовников.

Парадоксально, но об их намерениях заранее знали чуть ли не все заключенные. Беглецы почти в точности повторили сценарий Блейка. Вот только у них ни было сообщников снаружи. Уголовники воспользовались веревкой с крюком, которым зацепились за верхнюю часть стены, а затем поочередно карабкались наверх, спрыгивая с высоты на улицу.

Все они были молодыми, сильными мужчинами, но даже для них подъем по веревке оказался весьма затруднительным упражнением. К тому моменту, когда на стену полез шестой беглец, уже подоспела охрана. Заключенные ожидали, что теперь внутренний режим будет ужесточен. Но ничего страшного не произошло. В камерах даже не произвели обыск.

Правда, во дворе, в том углу, где сходились северная и восточная стены, появился еще один пост.

Кроме того, окна в камерах начали затягивать металлической сеткой. Лишь много позднее Блейк узнал о том, что именно в эти дни директор тюрьмы направил в министерство внутренних дел уже второе письмо с ходатайством о переводе осужденного разведчика в тюрьму более строгого режима. Если бы этим письмам был дан ход, то о побеге пришлось бы забыть, по крайней мере, на длительное время.

Но Джордж Блейк по-прежнему оставался узником Уормвуд Скрабс.

ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ДАТА

Летом Шон стал, наконец, свободным человеком, и с этого момента операция вступила в практическую стадию. Еще раньше Рэндл и Поттл смогли найти нужную сумму денег. Шон снял квартиру в пяти минутах ходьбы от тюрьмы, приобрел подержанный автомобиль, экипировку для беглеца. Правда, возникли трудности с радиосвязью. На удалении от тюрьмы слышимость резко ухудшилась.

Теперь Шону приходилось ждать наступления темноты, затем пробираться к тюремной стене и вести переговоры непосредственно из-под нее. 12 августа вблизи тюрьмы были застрелены трое полицейских, после чего в районе в течение трех недель проводились розыскные мероприятия. Поневоле заговорщикам пришлось прекратить на этот период все контакты. Тем не менее, решающий час приближался. Было ясно, что после побега Блейка ирландец окажется одним из первых, кто будет включен в список возможных сообщников. Чтобы запутать следы хотя бы на время, Шон совершил краткую поездку в Ирландию, распространив слух, что останется там навсегда.

Но уже через несколько дней он тайно, под чужим именем, вернулся в Лондон. На «военном совете» были отработаны последние детали акции, в которой определенная роль отводилась связнику Мартину. Побег был назначен на субботу, 6 часов вечера, 22 октября 1966 года.

Несмотря на основательную подготовку, план содержал немало «белых пятен», и любая случайность могла привести к провалу.

ДО ПОСЛЕДНЕЙ МИНУТЫ

Субботний вечер выдался дождливым, что играло на руку сообщникам. Однако началась череда каких-то нелепых осечек. Шон попал в дорожную пробку и подъехал к условленному месту у тюремной стены на семь минут позже. Неподалеку находилась Хаммерсмитская больницу, допуск посетителей в которую начинался в семь вечера. В конце улицы виднелась какая-то спортивная база, где сейчас не было ни души. Путь туда перегораживал шлагбаум.

Шон на всякий случай загримировался. На нем была широкополая шляпа, пол-лица закрывали большие очки. В руке он держал букет хризантем, внутри которого спрятал рацию.

Установив связь, ирландец дал команду связнику Мартину взламывать окно в коридоре. Через три минуты пришел ответ, что дело сделано. Для Блейка путь назад был теперь отрезан.

Шон уже собирался послать Блейку сигнал выбираться на крышу, как вдруг в конце улицы блеснул яркий свет фар. Автомобиль подъехал к шлагбауму спортивной базы и остановился. Наружу выбрался мужчина в кепке, куртке с капюшоном и в резиновых сапогах. Он осмотрел базу и навесил на шлагбаум замок. Очевидно, это был сторож или обходчик.

Но вот беда: он вдруг подогнал свой фургон вплотную к автомобилю Шона и остановился.

Затем снова выбрался наружу, да не один, а вместе с огромной овчаркой. Вид у обоих был достаточно агрессивный.

Запас времени катастрофически таял, но Шон решил сделать круг по кварталу, в надежде, что бдительный сторож тоже уедет после этого. Так и случилось, но что за наваждение, на том же месте стоял другой автомобиль! В салоне расположилась влюбленная парочка. Судя по всему, молодые люди собирались ворковать тут до утра.

А часы показывали уже 18.35. В этот момент заработала рация. Блейк сообщил, что находится в тюремном дворе, недалеко от стены, и ждет, когда Шон бросит ему веревку. Надо спешить, охрана в любой момент может поднять тревогу!

«Подожди еще немного», — попросил Шон. Он направил свет фар на влюбленных и принялся бесцеремонно разглядывать их. Через минуту те умчались прочь. Между тем, к больнице начали подъезжать автомобили с посетителями. Люди группами шагали к приемному покою. Блейк снова вышел на связь. Он сильно нервничал, сообщив, что киносеанс оказался укороченным, и он уже слышит голоса заключенных, возвращавшихся в свои камеры. Тянуть более было нельзя, стрелки часов приближались к 19.00.

Подтвердив свою готовность, Шон достал из багажника сложенную веревочную лестницу и натренированным движением швырнул ее через стену, с таким расчетом, чтобы та улеглась по верху своей серединой.

Удерживая руками свои концы, он тут же ощутил тяжесть. Значит, Блейк поднимался с той стороны! Вот его фигура появилась на гребне. Дождь лил, не переставая. Блейк повис на руках, затем спрыгнул вниз, неловко завалившись набок. Шон бросился к нему. Блейк поранил себе голову о гравий; притом, у него, кажется, было сломано запястье. Но сейчас всё это было второстепенным. Шон помог ему подняться, затолкал беглеца на заднее сидение, сам сел за руль и нажал на газ.

СБЫВШЕЕСЯ ПРЕДСКАЗАНИЕ

Побег Блейка стал в Англии сенсацией номер один. Газеты писали, что побег организован КГБ, что Блейка уже вывезли в Москву то ли на подводной лодке, то ли на вертолете. Впрочем, недостатка в версиях не было, включая самые фантастические. Между тем, беглец по-прежнему находился в Лондоне. С помощью Рэндла и Поттла конспиративную квартиру меняли несколько раз. Они же нашли врача, который наложил гипс на перелом. Любопытно, что процедура проводилась на столе, застеленном газетами с большими фотоснимками беглеца. Но врач сделал вид, что в упор их не замечает. Уходя, он даже не взял платы.

Постепенно Блейк шел на поправку, и его друзья задумались о его будущем. Обсудив множество вариантов, склонились к тому, что беглеца надо тайно вывезти в Берлин. Рэндл приобрел старенький автофургон. В нем оборудовали тайник для Блейка. Чтобы вызывать меньше подозрений, Майкл взял в дорогу жену и двух малолетних сыновей.

Все вместе они совершили увлекательное путешествие по Западной Европе, выехав из Лондона 17 декабря в Дувр, оттуда на ночном пароме до Остенде, затем через Бельгию и ФРГ в направлении Западного Берлина. Всё обошлось как нельзя лучше. Рэндл высадил беглеца на шоссе, недалеко от Берлина, возле контрольно-пропускного пункта ГДР. Спустя какое-то время тот уже был в Москве. Предсказание Конона Молодого сбылось в полной мере. 7 ноября 1967 года оба разведчика находились на Красной площади, а после официальных торжеств отметили встречу шампанским.

ТРИ ВЕРСИИ

Шону Бэрку тоже было опасно оставаться не только в Англии, но и в Ирландии. Поттл, печатник по профессии, подготовил для него поддельный паспорт. По нему Шон выехал экспрессом из Лондона в Париж, а оттуда самолетом вылетел в Берлин, где его гостеприимно встретили, после чего отправили в Москву.

В СССР Шон пробыл два года, в течении которых окончательно рассорился с Блейком. Вернувшись на родину, в Ирландию, Бэрк издал в 1970 году книгу «Побег Джорджа Блейка», в которой изложил свою версию событий.

В ней он вывел Рэндла и Поттла под вымышленными именами, но их все-таки вычислили. Не во всем согласившись с Бэрком, два активиста написали свою книгу, что было равносильно признанию в причастности к организации побега. В 1991 году борцов за мир снова арестовали, но суд присяжных оправдал их. Само собой, выпустил мемуары и главный герой. В этих трех книгах многие факты трактуются по-разному, появляются в них и новые персонажи, но все же авторы сходятся в одном – побег был осуществлен по их личной инициативе, КГБ не имел к нему ни малейшего отношения.

РУКА МОСКВЫ

Однако же специалисты отмечают много странностей в этой истории, странностей, которые трудно объяснить одним лишь стечением обстоятельств. Тюремное начальство неоднократно ходатайствовало о переводе Блейка в другое место, но никакой реакции со стороны властей так и не последовало, несмотря даже на летний побег уголовников. Металлическую сетку на окнах камер довольно быстро установили во всех блоках, кроме того, где содержался Блейк.

Из каких источников вдруг появились средства на побег? Сообщалось, например, что деньги на покупку автофургона Рэндлу вручила некая молодая женщина, социалистка по убеждениям, которая, в свою очередь, получила нежданное наследство. Она решила истратить его на благотворительные цели, и тут кто-то указал ей на Рэндла, мечтавшего покатать своих детишек по Европе. Такие вот чудеса!

Наконец, едва ли не первый человек, которого Блейк увидел в Восточном Берлине, был его куратор, будущий генерал-лейтенант Кондрашов, оказавшийся в этот же день в столице ГДР. Конечно же, по чистой случайности…

Да, но если КГБ действительно был причастен к побегу Блейка, то какой смысл скрывать этот достойный факт в наши дни? По одной из версий, прикрытие побега обеспечивала весьма влиятельная персона с британского политического олимпа, чье имя вряд ли когда-либо будет рассекречено. Как и связи с советской разведкой…

Джордж Блейк сумел успешно адаптироваться к жизни в СССР, а затем и в новой России.

Впрочем, в нашей стране разведчика зовут иначе – Георгий Иванович. Он полковник, орденоносец, почетный профессор Академии внешней разведки, много выступал с лекциями, женился на русской женщине. В 2010 году в России был снят двухсерийный фильм «Побег агента Блейка», где на экране появляется и сам 88-летний разведчик.


7 октября 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
120570
Владислав Фирсов
105721
Сергей Леонов
96065
Виктор Фишман
78125
Борис Ходоровский
69159
Богдан Виноградов
55559
Дмитрий Митюрин
45140
Татьяна Алексеева
41542
Сергей Леонов
39828
Роман Данилко
37857
Светлана Белоусова
36433
Александр Егоров
35356
Борис Кронер
35198
Наталья Дементьева
34192
Наталья Матвеева
34044
Борис Ходоровский
32669